Артикль

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Артикли в европейских и арабском языках:      определённые и неопределённые артикли;      только определённые артикли;      неопределённые и постпозитивные артикли;      только определённые постпозитивные артикли;      артикли не используются

Арти́кль — в ряде естественных языков (т. н. артиклевых языках) одна из служебных частей речи, используемая в составе именной группы (словосочетания, в котором главное слово — существительное или его грамматический аналог) для выражения ряда языковых значений, в том числе категории определённости/неопределённости по отношению к полю знаний говорящего/пишущего и адресата речи (см. «референция»).

Значение[править | править вики-текст]

Артикли употребляются прежде всего с нарицательными существительными и могут указывать при различных типах референции к обозначаемому существительным предмету на уникальность или, наоборот, распространённость данного предмета в среде коммуникации. При распространённости, частой встречаемости предмета в каждой данной среде, он причисляется к ряду (классу) однородных предметов (классифицирующая функция артикля).

Ср. англ.:

This is the sun — «Это — (то самое, единственное над нашей планетой) Солнце», но:

This is a doctor — «Это — (какой-то) врач (то есть один из множества врачей)».

Референциальные значения, выражаемые в артиклевых языках артиклями, находят, по мнению современных учёных[1], выражение другими способами в безартиклевых языках, напр., в русском, с помощью других морфологических и синтаксических средств (системы склонения и падежные окончания, порядка слов, указательных и притяжательных местоимений).

Отсутствие артикля перед нарицательным существительным в речи на артиклевом языке, как и постановка его перед именем собственным, также является значимым.

Ср. англ.:

This is a doctor, not a hairdresser — «Это — врач, а не парикмахер (существительные конкретные исчисляемые, обозначают предметы (людей))».

This is water, not vodka — «Это — вода, а не водка (существительные конкретные, но неисчисляемые, обозначают вещества)».

Артикль обеспечивает связность текста (дискурса)[2]. Так, в первом предложении последовательного повествовательного текста, такого как тексты сказок (в них в начале даётся экспозиция с перечислением главных героев), в артиклевых языках описания героев будут снабжаться неопределёнными артиклями или их аналогами («Жил (один, некий) старик … у самого синего моря»)[3], что будет для читателя дополнительным сигналом начала, зачина, а при последующих упоминаниях нарицательные обозначения героев будут снабжаться определёнными артиклями, чтобы обозначить, что речь идёт об уже знакомом, упоминавшемся («(Тот самый) старик ловил (своим) неводом рыбу») и что фокус внимания вместе со сказуемым смещается с обозначения лица на обозначение его действий.

Артиклевые языки[править | править вики-текст]

К артиклевым языкам, то есть языкам, где артикли исторически представлены и используются чаще других средств или взаимозаменяемо с ними для выражения специфических значений, относятся западноевропейские — романские (напр., французский) и германские языки (напр., английский и немецкий).

Типы артиклей[править | править вики-текст]

Различают следующие типы артиклей:

  • определённый артикль (напр., англ. the, фр. le, la, нем. die, der, das) указывает, что данное слово обозначает конкретный (известный из контекста, уже упоминавшийся, единственный в своём роде) предмет, явление и т. д.
  • неопределённый артикль (напр., англ. a, an, фр. un, une, нем. ein(e)) указывает на то, что упомянутый предмет является новой информацией для собеседника и не выделяет его из массы других таких же предметов («один из», «какой-то», «любой»);
  • нулевой артикль в некоторых языках имеет тот же смысл, что и неопределённый артикль (например, в английском языке при употреблении существительных во множественном числе) или определённый артикль (как в турецком при отсутствии неопределённого артикля «bir»);
  • артикль частичного количества (напр., фр. du, de la, des) — используется с неисчисляемыми существительными для неопределённой части чего-то. Напр., во французском языке du / de la: Voulez-vous du café ? («Хотите ли Вы кофе?»). В русском языке для этой цели используют родительный падеж[4]: «Отрезать Вам хлеба?»; впрочем, иногда и в русском языке выделяют особый партитивный падеж: так, для многих существительных партитивная форма («Хотите чаю?») отчётливо отличается от формы родительного падежа («запах чая»).

В некоторых языках (например, в суахили) артикли используются редко, а упомянутые смысловые различия выражаются иначе или вовсе никак. Другие языки: русский, большинство других славянских языков (за исключением болгарского и македонского), санскрит, латинский, китайский, японский, тамильский, тайский- формально не имеют артиклей вовсе. Также есть языки, например, валлийский, арабский, исландский, иврит, армянский (а также искусственные языки эсперанто или идо), которые имеют только определённый артикль, но не имеют неопределённого. В некоторых языках, например, в турецком, есть только неопределённый артикль, а его отсутствие указывает на определённость объекта.

В большинстве языков определённый артикль развился из указательного местоимения или прилагательного. Например, из указательного местоимения «ille» в латинском языке (который сам не имел артиклей) в произошедших от него романских языках развились артикли «le» (французский), «el» (испанский), «il» (итальянский). Неопределённый же артикль происходит или даже совпадает с числительным «один» (нем. ein(e), нидерл. een, фр. un(e), исп. un(a), порт. um(a), тур. bir).

Языки, не имеющие артиклей, используют другие способы отделить старую, известную информацию от новой. Русский язык, например, среди прочего пользуется перестановкой слов в предложении, представляя обычно новую информацию в конце:

  1. «В комнату вошёл мальчик» (для сравнения в англ. «A boy came into the room")
  2. «Мальчик вошёл в комнату» (для сравнения в англ. «The boy came into the room»).

Другими способами являются использование родительного падежа вместо винительного в некоторых конструкциях («не вижу книгу» — «I don’t see the book», «не вижу книги» — «I don’t see a book»), использование множественного числа в случаях, когда языки с артиклями используют единственное число с неопределённым артиклем и т. д.

Грамматические функции артиклей[править | править вики-текст]

  • Первая грамматическая функция артикля — это «грамматическое обозначение своего сопровождаемого», то есть признак имени. Таков однозначный артикль арабского языка. Благодаря этому, во многих языках присоединение артикля к неименным словам и формам переводит их в существительное. Так возникает конверсия, когда данное слово переходит в другую категорию и попадает в иную парадигму без изменения своего морфологического состава. Так, в немецком языке «schreiben» — «писа́ть», а «das Schreiben» — «письмо» (то есть «писание»); во французском «dîner», «souper» — «обедать», «ужинать», а «le dîner», «le souper» — «обед», «ужин», в испанском «cantar» — «петь», «el cantar» — «песнь».
  • Вторая грамматическая функция артикля — это различение грамматической категории определённости и неопределённости, когда существуют парные артикли: «the» — «a» («an») — в английском; «der» — «ein», «die» — «eine», «das» — «ein» — в немецком; «le» — «un», «la» — «une» — во французском, «el» — «un», «la» — «una» — в испанском, «il» — «uno», «la» — «una» — в итальянском и т. п. Категория, сопровождающаяся определённым артиклем, как правило, выражает грамматически то, что уже известно собеседникам, либо то, что у собеседников во время разговора перед глазами, либо нечто, особо индивидуально выделяемое.
  • Третья грамматическая функция артикля — это различение рода в чистом виде, то есть при том же слове в той же форме, например, в немецком «der Hausa» — «мужчина из племени хауса» и «die Hausa» — «женщина из племени хауса», в испанском — «el árabe» — «араб», «la árabe» — «арабка».

Согласование с существительным[править | править вики-текст]

Во многих европейских языках артикль согласуется с существительными в числе, роде и падеже (при наличии в языке вышеупомянутых категорий). В некоторых случаях именно артикль позволяет различить род, число или падеж данного слова.

Так, во французском языке, где существительные во множественном числе произносятся зачастую так же, как в единственном, именно артикль служит для различения числа.

В некоторых языках имеются омонимы, которые различаются лишь родом, выражаемым с помощью артикля, напр., нем. «die Steuer» («налог»), «das Steuer» («штурвал», «руль»), швед. «en plan» («план»), «ett plan» («самолёт»), исп. «el pez» («рыба»), «la pez» («смола»).

Также в некоторых языках, в частности в немецком, артикль используется для различения падежа существительного, напр., «Wir gehen in die Schule» («мы идём в школу», вин. п.), «Wir lernen in der Schule» («мы учимся в школе», дат. п.)

Различия в использовании[править | править вики-текст]

Использование артиклей в различных языках неодинаково. Например, французский использует определённый артикль там, где английский обходится без артикля, например, с неисчисляемыми существительными или в обращении.

Как в древне-, так и в новогреческом языке артикль используется с именами собственными: «ὁ Ἰησοῦς» (Иисус), а также может использоваться перед существительным и каждым из его прилагательных («ὁ πατὴρ ὁ ἀγαθός» — «добрый отец»). В португальском имена собственные также используются с артиклем, кроме случаев, когда это официальный язык и перед именем отсутствует титул. Подобным же образом артикль перед именами может использоваться в разговорном немецком языке, напр., «Ich habe mit der Claudia gesprochen» («я разговаривал с (этой) Клаудией»), такие же формы встречаются и в разговорном итальянском и в каталонском (ср. в русском: «Да ты Петру-то скажи»).

В русском языке роль артикля могут выполнять различные структуры, формально относящиеся к другим частям речи. Роль артикля выполняет часто используемое определительное местоимение «это», также склоняющееся по родам и числам. Русский язык и в особенности разговорная речь пронизаны подобными структурами, служащими для определения предмета. Эти части речи активно используются и в литературном языке. Благодаря флективности русского языка артикли во многих случаях необязательны. Они могут иметь тонкое, порой эстетическое значение.

Расположение артикля[править | править вики-текст]

В большинстве языков артикль ставится перед относящимся к нему существительным (препозитивный артикль). В скандинавских языках артикль может ставиться в конце слова (постпозитивный артикль). Так, в шведском языке planen «план», planet «самолёт», возможен также случай двойного определённого артикля, когда используется и отдельный артикль и артикль в конце слова (det stora huset «большой дом»). Несколько балканских языков также используют постпозитивный артикль, например, в румынском consulul «консул», аналогично в македонском и болгарском, например, дърво «дерево», дървото «(это) дерево».

В отличие от падежных форм русского языка, в болгарском и македонском языках, при наличии определяемых слов перед существительным (прилагательных или числительных), определённый артикль ставится только в конце первого слова, остальные согласуются только по роду и числу: в болгарском топка «мяч» → зад топката «за мячом», бяла топка «белый мяч» → към бялата топка «к белому мячу», голяма бяла топка «большой белый мяч» → за голямата бяла топка «о большом белом мяче»; аналогично в македонском први филм «первый фильм» → на првиот филм «первого фильма». Неопределённость выражается отсутствием артикля или употреблением слова един/една/едно («один»/«одна»/«одно»), которые ставятся перед группой слов: една жена «некая женщина». При необходимости подчеркнуть неопределённость, используются неопределённые местоимения някой «кто-то», някакъв «какой-то», нечий «чей-то», кой да е «кто-нибудь».

Местоименные прилагательные[править | править вики-текст]

В некоторых языках, происходящих от гипотетического балтославянского языка, напр., в литовском, старославянском, имеется такое явление, как местоименные прилагательные (определённые, членные прилагательные). Такие прилагательные образуются путём добавления к обычным, простым прилагательным, личных местоимений третьего лица, которые составляют с этими прилагательными единое слово; при этом при склонении склоняются обычно обе части, как само прилагательное, так и местоимение. Такие прилагательные употребляются, чтобы выделить предмет из среды себе подобных, подчеркнуть определённость данного предмета, таким образом, их употребление примерно аналогично употреблению определённого артикля. Ср. литовск.:

  • «geras mokytojas» — «a good teacher», «gerasis (geras+jis) mokytojas» — «the good teacher»;
  • «aukšta mokykla» («высокая школа», то есть здание школы), «aukštoji (aukšta+ji) mokykla» («высшая школа», то есть вуз).

По подобному принципу образуются местоименные прилагательные в старо- и церковнославянском языках:

  • «высокъ домъ» — «высокій (высокъ+и) домъ»;
  • «глубока река» — «глубокая (глубока+я) река»;

(В этих примерах «и» и «я» — старинные славянские местоимения, соответствующие нынешним «он», «она».)

Подобным же было и употребление прилагательных. В частности, при переводе на славянский язык с греческого Библии и богослужебных книг греческие обороты, где прилагательное употребляются с членом (то есть артиклем) передавались обычно местоименными прилагательными. Впрочем, уже в церковнославянском это соотношение выдерживается не всегда. В современном же русском языке данные формы хотя и сохранились (краткие и полные прилагательные), однако в значительной мере утратили значение определённости-неопределённости и различаются больше с точки зрения стилистики.

Постпозитивная частица в русском языке[править | править вики-текст]

Для говоров русского языка, распространённых на северо-восточной части территории раннего формирования, характерно наличие склоняемой постпозитивной частицы -то (происходящей от формы указательного местоимения *тъ), которая может изменяться по родам, числам и в отдельном случае по падежам (стол-от, крыша-та, окно-то, крышу-ту, столы-те, крыши-те, окна-те, или столы-ти, столы-ты и т. п.) и сочетаться при этом со всеми частями речи. Основной функцией данной частицы, близкой к функции просодических средств русского литературного языка, является подчёркивание, выделение того или иного слова (или слов) в высказывании[5].

Ранее среди исследователей русских диалектов (М. Г. Халанский, А. И. Соболевский, А. А. Шахматов, П. Я. Черных, В. А. Богородицкий и других) была распространённой точка зрения о близости русской частицы -то по функциональным свойствам к постпозитивным артиклям в болгарском языке. Этот вывод был сделан прежде всего по сходству фонетического облика и позиции частицы после определяемого слова в обоих языках. Такая точка зрения сохраняется и в настоящее время среди некоторых диалектологов (Leinonen M., Stadnik-Holzer E. и других), которые пытаются объединить оба взгляда на постпозитивную частицу — она представляется как артикль с экспрессивным значением, объединяющим одновременно функции и определённости, и экспрессивности.

Одним из первых взгляд на постпозитивную частицу как на артикль ещё в 1930-х годах XX века опроверг А. М. Селищев. Позднее к подобным выводам пришли В. К. Чичагов, И. Б. Кузьмина, Е. В. Немченко и другие. А. М. Селищев, в частности, писал, что «частицы [от, та, ти, ту, те] не имеют значения членных элементов, значения, свойственного болгарским -ът, -та, -ту, -те; русские — -от, -та, -то имеют эмфатическое значение, а не значение определения называемого предмета… Роль этих частиц та же, что и частицы -то…С этими частицами употребляются не только имена нарицательные, но и собственные, не только прилагательные и местоимения, но и наречия»[6]. Тем не менее, диалектологи И. А. Букринская и О. Е. Кармакова отмечают, что в северо-восточных и восточных русских диалектах развитие сочетаний имён с частицей тъ пошло в том же направлении, что и в болгарском языке — от частицы к артиклю, выполняя ту же функцию: сочетаются со словами, обозначающими факты и события, уже известные говорящему и слушающему или просто общеизвестные[7].

Отличие употребления частицы -то в русском литературном языке и в говорах севера и северо-востока заключаются в том, что в литературном языке подчёркивание, выделение определённого фрагмента высказывания может быть произведено при помощи не только частицы, но и тона или одновременно при помощи частицы и тона; в говорах — только при помощи постпозитивной частицы. Кроме того, в говорах севера и северо-востока частотность употребления частицы выше, чем в литературном языке, и в отличие от этих говоров в литературном языке частица -то неизменяемая. В остальных русских говорах употребление частицы -то характеризуется уменьшением частотности и регулярности в направлении с северо-востока на юго-запад. В западной части ареалов севернорусских и восточных среднерусских говоров распространение согласуемых частиц становится нерегулярным, сменяется обобщённой частицей -то; в западных среднерусских говорах, в говорах окрестностей Москвы и в центральных южнорусских говорах употребляется несклоняемая частица -то, как и в литературном языке. В остальных южнорусских говорах, особенно тех, что распространены на смежных территориях с ареалами белорусского и украинского языков, частица -то полностью отсутствует[8].

Примечания[править | править вики-текст]

  1. Гладров В., Шмелев А. Д. Определённость / неопределённость.// Теория функциональной грамматики: Субъектность. Объектность. Коммуникативная перспектива высказывания. Определённость / неопределённость / Отв. ред. А. В. Бондарко. СПб.: «Наука», 1992. 304 с. 800 экз. ISBN 5-02-028058-5. (С сайта Института лингвистических исследований РАН — http://iling.spb.ru/grammatikon/tfg_4_ogl.html).
  2. Добеева М. Ю. Дискурсивный аспект нулевого артикля в текстах прессы современного французского языка. Научная библиотека диссертаций и авторефератов disserCat http://www.dissercat.com/content/diskursivnyi-aspekt-nulevogo-artiklya-v-tekstakh-pressy-sovremennogo-frantsuzskogo-yazyka#ixzz2h9mAO3t2
  3. Пушкин А. С. «Сказка о рыбаке и рыбке»
  4. Зализняк А. А. Грамматический словарь русского языка: Словоизменение. — 4-е изд. — М.: «Русские словари», 2003, стр. 71
  5. Бромлей С. В., Булатова Л. Н., Гецова О. Г. и др. Русская диалектология / Под ред. Л. Л. Касаткина. — М.: Издательский центр «Академия», 2005. — С. 196. — ISBN 5-7695-2007-8.
  6. Касаткина Р. Ф. Ещё раз о статусе изменяемой частицы -то в русских говорах // Исследования по славянской диалектологии. №13. Славянские диалекты в ситуации языкового контакта (в прошлом и настоящем) / Отв. ред. Л. Э. Калнынь. — М.: Институт славяноведения РАН, 2008. — С. 18—19. — ISBN 978-5-7576-0217-2.
  7. Букринская И. А, Кармакова О. Е. и другие. Карта 25. Изменяемая частица -то в русских говорах. Язык русской деревни. Диалектологический атлас. Архивировано 1 февраля 2012 года. (Проверено 24 января 2014)
  8. Касаткина Р. Ф. Ещё раз о статусе изменяемой частицы -то в русских говорах // Исследования по славянской диалектологии. №13. Славянские диалекты в ситуации языкового контакта (в прошлом и настоящем) / Отв. ред. Л. Э. Калнынь. — М.: Институт славяноведения РАН, 2008. — С. 22. — ISBN 978-5-7576-0217-2.

Ссылки[править | править вики-текст]

Логотип Викисловаря
В Викисловаре есть статья «артикль»