Артиллерийский комитет

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску

Артиллери́йский комите́т — совещательный орган при Главном артиллерийском управлении Русской императорской армии. Первоначально на него было возложено коллегиальное обсуждение теории и практики артиллерийского дела, образования и подготовки личного состава, разработки инструкций и программ[1]. Для этого комитет организовывал необходимые опыты и исследования, подвергал испытаниям все изделия и механизмы, предлагаемые коммерческими организациями для нужд артиллерии, рассматривал изобретения и предложения, утверждал рабочие чертежи и сметы, распространял новейшие технические и научные сведения между офицерами путём издания соответствующей литературы.

История создания[править | править код]

Датой основания этого совещательного органа «Военная энциклопедия» И. Сытина называет 1808 год, когда был окончательно утверждён состав «комитета для рассматривания гарнизонной артиллерии»[2]. Однако работа по его формированию была начата ранее, в 1804 году.

Начальник Олонецких горных заводов и Луганского литейного завода, российский оружейник шотландского происхождения Карл Гаскойн внёс проект изменения пропорций чугунных орудий гарнизонной артиллерии. Для рассмотрения этого вопроса на временной основе был сформирован комитет, в состав которого вошли: генерал И. Ф. Касперский, подполковник II Кадетского корпуса А. И. Маркевич, майор VI Артиллерийского полка[3] К. К. Плотто и ряд других специалистов.

По долгу службы генерал И. Касперский вынужден был покинуть комитет. Вместо него возглавил присутствие старший по званию, вновь введённый в 1806 году директор Пажеского корпуса, военный педагог, полковник И. Г. Гогель[4][5].

Не позднее июня 1808 года к работе комитета присоединился математик и физик, капитан П. А. Рахманов. После рассмотрения предложений К. Гаскойна, которое завершилось только в 1807 году, комитету было предложено провести исследовательские работы по усовершенствованию орудийных лафетов, выдать экспертные заключения на прицельные приспособления и так далее. Чрезвычайно широкий круг задач, которые был в состоянии решить Артиллерийский комитет, объясняется удачным назначением его участников. А. И. Маркевич и К. К. Плотто были известны своими успехами в части модернизации полевой артиллерии. Тот же А. И. Маркевич, как и А. Г. Гогель, имели не только военный опыт, но и стаж педагогической работы, гуманитарные знания, которые позволяли им свободно переводить зарубежную литературу, освещавшую новые исследования в области артиллерии. Совершенно знаковой фигурой для комитета стал П. А. Рахманов — офицер, совмещающий в себе учёного-физика, математика и энциклопедиста[6].

По итогам рассмотрения каждого запроса составлялось заключение, подписать которое должны были все члены комитета. Несогласные участники письменно добавляли своё мнение. Окончательное решение, в любом случае, принимал граф Аракчеев, выносивший административный вердикт. Такая система, порождавшая определённую конкуренцию между членами комитета, приводила иногда к личному их противостоянию. Высшего пика оно достигло во взаимоотношениях А. И. Маркевича — изобретателя, и А. Г. Гогеля — систематизатора знаний и популяризатора научных идей[6].

Первый состав Артиллерийского комитета перестал существовать в начале 1810 года: барон Плотто умер, капитан Рахманов ушёл в отставку ради издательской деятельности, полковник Маркевич предпочёл вернуться к практической работе по поверке орудий. В новую комиссию вошли: педагог и изобретатель, полковник Иван Иванович Фицтум и управляющий типографией комитета коллежский асессор Карл Карлович Гебгардт. Этот состав под руководством А. Г. Гогеля просуществовал до его упразднения в 1812 году, но стал основой вновь образованному Военно-учёному комитету. При этом главная задача Артиллерийского комитета начала XIX века — унификации отечественной артиллерии перед Отечественной войной 1812 года была успешно выполнена[7].

На протяжении XIX века Артиллерийский комитет претерпевал значительные реформации. В разные годы он именовался Учёный комитет по артиллерийской части, Артиллерийское отделение военно-учёного комитета, Технический комитет и так далее[2]. Окончательное наименование, которое существовало до 1917 года, было получено в 1869 году. На начало XX века комитет включал 8 отделов. Кроме штатных членов он мог привлекать в состав участников с совещательными голосами: помощника начальника Главного артиллерийского управления, начальника и (или) профессоров Михайловской артиллерийской академии, начальника главного артиллерийского полигона, начальника офицерской артиллерийской школы, редакторов «Артиллерийского журнала» и так далее[2].

Перед началом Первой мировой войны комиссия по обороне Государственной думы подвергла серьёзной критике работу Артиллерийского комитета, так как её деятельность «в деле снабжения армии новейшими боевыми средствами отличается медленностью и беспорядочностью. <…> большинство членов (комитета) состоит в нём от 10 до 40 и более лет, а деятельность его приобрела замкнутый и малоподвижный характер»[8]. В результате произведённой реорганизации была образована техническая часть Главного артиллерийского управления, которая состояла из канцелярии и Артиллерийского комитета, в состав которого вошли только главный артиллерийский полигон, лаборатории и чертёжная мастерская.

Известные руководители[править | править код]

  • с 1808 по 1810 год — главноприсутствующий в комитете по рассмотрению гарнизонной артиллерии, генерал от артиллерии Иван Григорьевич Гогель.
  • с 1847 по 1861 год — председатель Учёного комитета по артиллерийской части (преобразованного в 1859 году в Артиллерийский комитет), генерал от артиллерии Алексей Васильевич Дядин.

Примечания[править | править код]

  1. Барсуков Е. З., 1948, с. 11.
  2. 1 2 3 Сытин, 1911, с. 101.
  3. Все чины и звания здесь указаны по состоянию на 1808 год.
  4. Игошин К. Г., 2013, с. 245.
  5. Не следует путать с генералом А. Г. Гогелем — младшим братом И. Г. Гогеля, также возглавлявшим Пажеский корпус в 1802—1805 годах, и безвременно умершим в возрасте 34 лет.
  6. 1 2 Игошин К. Г., 2013, с. 246.
  7. Игошин К. Г., 2013, с. 249.
  8. Барсуков Е. З., 1948, с. 12.

Литература[править | править код]