Археология Древней Руси

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску

Хронология[править | править код]

В «Повести временных лет» призвание варягов во главе с Рюриком датируется 862 годом, а проникновение в Приднепровье и захват Олегом Киева — ровно 20 годами позже, 882 годом. Современные археологические исследования, в настоящий момент, полностью подтверждают датировки летописных источников.

Вопрос о столице[править | править код]

В большинстве списков «Повести временных лет», включая ипатьевский, первоначальной столицей Рюрика названа Ладога[1]. «Срубиша» крепость в Ладоге, Рюрик через 2 года спускается вниз по Волхову к озеру Ильмень, где в истоке реки основывает «новый город» — Новгород. В традиции же новгородского летописания Рюрик изначально избирает своей резиденцией Новгород, сообщения о закладке им каких бы то ни было городов отсутствуют.

Вопрос о том, какая из двух версий является приоритетной, дискутируется со времён В. Н. Татищева[2]. Наиболее активно тезис о Ладоге как о «первой столице Руси» в новейшее время отстаивали Д. А. Мачинский и Н.А. Кирпичников[3]. В то же время авторы специальных текстологических исследований ПВЛ, А. А. Шахматов и А. А. Гиппиус (равно как Д. С. Лихачёв и В. О. Ключевский), убеждены в первичности новгородского варианта[1]. Сопоставление различных изводов летописи приводит Гиппиуса к выводу о том, что в Начальном своде XI века в качестве столицы Рюрика был указан Новгород, а данные о Ладоге вместе с другими свидетельствами об этом городе были внесены в 1117 г. после поездки летописца к ладожанам[2][4]. При этом нельзя исключать, что сведения о Рюриковой резиденции в Ладоге были почерпнуты летописцем из разговора с местным посадником из числа потомков Регнвальда Ульвсона и отражают древнюю местную традицию, заслуживающую не меньшего доверия, чем данные киевского Начального свода[2].

Данные археологии[править | править код]

Сопки Поволховья

В VII веке возникло славянское селище на реке Прость[5][6]. Оно было крупнейшим неукреплённым поселением и, возможно, центром словен в Приильменье в конце 1-го тысячелетия[7][8][9].

С археологической точки зрения Ладога выглядит более предпочтительным кандидатом на роль первой столицы Рюрика, чем названное в XIX веке его именем Городище[3][10]. Омельян Прицак разрешает спор однозначно в пользу Ладоги как древнейшего города на северо-востоке Европы; археологические свидетельства существования Новгорода (за пределами Городища) в рассматриваемый период отсутствуют[11].

Ладога возникла не позднее середины VIII века как поселение скандинавов[12][13]. Это было маленькое поселение которое не было торговым, в нём скорее всего проживал один род. Домостроение, металлообработка, всё указывает на скандинавский характер поселения. Но не позднее начала 770-х годов, скандинавское поселение полностью исчезает. Новое население с резко отличной техникой домостроения (дома с отапливаемыми печами-каменками расположенными в углу дома, планированием городов), заселяет данное место. Изменяется техника обработки металлов. Это новое население было славянским, одновременно, поселение становится торговым, ведущим торговлю с арабским Востоком и странами Балтики. Появляются первые клады серебряных монет, древнейший из которых относится к 786 году. Около 780-го года происходит первый пожар, уничтоживший предшествующие постройки, но никаких изменений он не приносит. Около 840 года поселение постигла катастрофа в результате вражеского вторжения. В период около 840 — около 865 годов, значительная часть поселения превращается в пустырь. Другая часть отстраивается в скандинавских традициях североевропейского халле. Норманнское население привносит свои традиции (молоточки Тора и др.). Не позднее 865-го года поселение вновь подвергается полнейшему разгрому. Население вновь становится славянским, но при этом четко видно присутствие иных коллективов. Поселение видимо сильно возрастает в размерах. Несмотря на археологическое фиксирование присутствия норманнов (по артефактам), не было найдено никаких признаков их компактного проживания на данной территории. После пожара около 950-го года (который связывают с приходом на север Руси княгини Ольги (в летописи под 947 г.)) никаких изменений не произошло. Ладога, как крупное поселение, временно прекращает своё существование в течение XI века, после того как там на границе X-XI веков происходит ряд крупных пожаров в результате набегов норвежских ярлов Эйрика (997 г.) и Свейна(1016 г.)[12].

По данным дендрохронологии в 881 году[14] строится так называемый «большой дом», данный дом (как и ряд других таких же домов) как таковым большим домом в североевропейском и скандинавском смысле не является, это просто усадьба крупнее всех остальных, являющаяся одной из первых построек подобного типа типичных для всей древней Новгородской земли (Псков, Белоозеро и т. д.)[12][15]. Подобные дома строились и значительно ранее, один из самых ранних в 811 году (по дендрохронологической дате)[12]. Примерно с 850 года по 950 год в урочище Плакун функционировало небольшое обособленное кладбище (по счёту 1940 г. 13 курганов) норманнских пришельцев с нехарактерном для скандинавов бедным погребальным обрядом[13][14]. С норманнской деятельностью также связывают погребальную камеру сопковидного некрополя Плакун под Ладогой (ок. 900 г.)[16], или, как выразился А. Н. Кирпичников, «стража и двор конунга»[14]. На вершине сопки захоронен воин в корабле с конём — ближайшие аналоги такого могильника происходят из Ютландии (район Хедебю)[17].

Некоторые центры Поволховья середины IX века в этот период вовсе не возрождаются (Любшанская крепость, Холопий Городок), другие возрождаются в гораздо более скромном виде (Новые Дубовики). Появляются новые центры вроде Гнёздова, возобновляется активная торговля с Востоком, прерванная межплеменными волнениями 840-х — 865-х годов, когда количество арабских монетных кладов упало до 10 (за 840—859 годы) с 21 (за 820—839 годы) и далее выросло до 23 (за 860—879 годы)[18][19][20]. В Ладоге, ставшей, по выражению А. Н. Кирпичникова, «кратковременной столицей Верхней или Внешней Руси», на рубеже IX—X веков строится каменная крепость (открыта раскопками 1974—1975 годов)[21]:

Постройка эта претендует считаться самым древним каменным сооружением первых веков русской истории. Начало отечественного каменного дела получило, таким образом, новую, можно сказать удивительную по давности, дату своего отсчета. Ведь ничего подобного не было в то время ни в славянской Восточной Европе, ни в странах Балтийского бассейна.

Среди многочисленных подобных центров Поволховья-Поладожья Ладога выделяется присутствием норманнского элемента. Основным конкурентом Ладоги долго была Любшанская крепость, на которой не отмечено присутствия скандинавского элемента. Она была возведена на рубеже VIVII веков, как острог финно-угорских племён на месте более древнего поселения, около 700 года перестроена на каменном основании и прекратила своё существование к X веку вследствие изменения гидрологического рельефа местности[22]. Ближайшие аналоги Любшанской крепости находятся в Центральной Европе, в ареале расселения западных славян — от Дуная до Польского Поморья. На рубеже VIVII веков на месте древней стоянки появляется деревянный острог на валу. Примерно к началу VIII века острог сожжён, предположительно славянами. В начале VIII века на месте финского острога строится каменно-земляная Любшанская крепость, характер сооружения которой позволяет отнести её к постройке западно-славянского типа. Во 2-й половине IX века, ещё до образования Киевской Руси, Любшанская крепость прекращает существование. По одной из версий, её оставили из-за изменения гидрологического режима в регионе — Ладожское озеро понижает уровень и отступает к северу, речка Любша мелеет. В результате крепость потеряла своё значение сторожевого поста на Волхове, которое переходит к Ладоге.

Рюриково Городище возникает не позднее конца 860-х годов[23]. В Городище строится хлебопекарная печь, дендрохронологически датируемая по забору 889—896 годами, имеющая полные аналоги в Гданьске и Щецине. Что непосредственно свидетельствует об прямых связях со славянским южнобалтийским регионом[23]. Представлены (около 0,5—1 % от всех находок) и скандинавские вещи, одновременно присутствует ещё большее количество керамики и наконечников стрел имеющие корни в западнославянских культурах[23][24].

VIII веком датируется появление на Веряже в Приильменье укреплённых поселений Георгий и Сергов Городок, имевших аналогии по характеру своего устройства и топографии с поселениями западных славян[25].

Находки учёных, сделанные на реках и озёрах северо-запада России, не подтверждают норманнскую теорию возникновения Руси. Найденные лодки скорее похожи на древнегерманские, при этом учёные не нашли ни одного скандинавского килевого судна. Среди 500 обнаруженных затонувших кораблей большинство составляют струги — выдолбленные лодки с наращенными бортами, а также два вида плоскодонных судов типа «река-море»[26].

Клады арабских и византийских монет[править | править код]

В 780-х начинается Волжский торговый путь: первые находки арабских серебряных дирхемов датируются этим десятилетием (древнейший клад в Ладоге датируется 786 годом). Число ранних кладов (до 833 г.) на территории будущей Новгородской земли сильно превышает количество аналогичных кладов в Скандинавии, то есть изначально Волго-Балтийский путь обслуживал местные потребности. А основные потоки арабских дирхемов через бассейн Дона, Верхнего Днепра, Немана и Западной Двины поступали в Пруссию и Южную Балтику, а также на острова Рюген, Борнхольм и Готланд, где обнаружены самые богатые в регионе клады того времени[27][28].

В середине IX века через Ладогу арабское серебро стало поступать также в Среднюю Швецию. После пожара Ладоги около 860-го года примерно на десятилетие прерывается поступление серебра в Швецию и на остров Готланд[29].

Согласно исследованиям Т. Нунана во 2-й половине IX века количество кладов восточных монет на Готланде и в Швеции возросло в 8 раз по сравнению с 1-й половиной, что свидетельствует об установлении и стабильном функционировании торгового пути из Северной Руси в Скандинавию[30]. Клады того времени найдены в Новгородской земле (водный путь ВолховНева), по Западной Двине, по Оке и верхней Волге[29].

В исследовании Т. Нунана учитывались 82 клада VIII—IX вв. (1992 г.)[31], А. Н. Кирпичникова (2002 г.) — 7 кладов VIII в. (1156 монет) и 75 кладов IX в. (22551 монета)[32], В. Н. Седых (2003 г.) — 4 клада 780—799 гг. (986 монет) и 72 клада 800—899 гг. (24636 монет)[33], И. В. Петрова (2011 г.) — 179 кладов (в том числе 135 восточноевропейских) и 34017 монет до 900 г.[34]

Волжский торговый путь связывал северную Русь с Волжской Булгарией и Каспием.

Один из ранних кладов, найденных в Петергофе (младшая монета датируется 805 годом), содержит большое число надписей-граффити на монетах, по которым стало возможным определить этнический состав их владельцев. Среди граффити единственная надпись на греческом языке (имя Захариас), скандинавские руны и рунические надписи (скандинавские имена и магические знаки), тюркские (хазарские) руны и собственно арабские граффити[29].

В лесостепи между Доном и Днепром в 780-е — 830-е годы чеканились местные монеты — т. н. «подражания дирхемам», имевшие хождение среди славян волынцевской культуры (позднее роменская и боршевская) и алан салтовско-маяцкой культуры верховий Северского Донца. Через эту же территорию проходил наиболее интенсивный поток дирхемов раннего периода (до 833 года). Здесь по мнению ряда историков располагался центр Русского каганата в первой половине IX века. В середине IX века чеканка местных монет прекратилась после разгрома этого центра венграми, по версии Е. С. Галкиной[35], относящей к этому времени и приход венгров под Киев. Другие исследователи[36] связывают конец салтово-маяцкой культуры (как и уход венгров на запад) с вторжением печенегов на рубеже IX-X веков.

Датировка кладов по-разному трактуется исследователями. Одни (Янин В. Л.[37], Цукерман К.[38]) считают увеличение количества монет в кладах признаком активизации торговли на соответствующем направлении, а сокращение — признаком упадка торговли, в том числе по причине блокирования торговых путей. Противоположная версия (Седых В. Н.[29], Толочко П. П.[39]) заключается в том, что клады «в период экономического упадка помещались в землю „до лучших времён“». В частности, первая точка зрения лежит в основе версии о том, что торговый «путь из варяг в греки» в IX веке ещё не функционировал, будучи перекрыт кочевниками-венграми, и в основе сдвига датировки межплеменной войны на севере Руси и последующего призвания Рюрика на несколько десятилетий вперёд относительно датировки «Повести временных лет». Между тем Седых В. Н. связывает северные клады 860—870-х годов именно с межплеменной войной, указывая, что большинство содержащихся в них монет попали на Русь в предшествующий период. Кроме того, функционирование торгового пути Днепр—Чёрное море (и далее Дон—нижняя Волга—Каспий) подтверждается первоисточниками уже для IX века (Ибн Хордадбех, «Книга путей и стран»[40]).

Примечания[править | править код]

  1. 1 2 Ostrowski, Donald. Where Was Riurik’s First Seat according to the Povest' vremennykh let? // Древняя Русь. Вопросы медиевистики. — 2008. — № 3 (сентябрь). — С. 47-48.
  2. 1 2 3 Гиппиус А. А. Новгород и Ладога в Повести временных лет. // У истоков русской государственности: историко-археологический сборник (под ред. Е. Н. Носова). — СПб., 2007. — С. 213—218.
  3. 1 2 Мачинский Д. А. Почему и в каком смысле Ладогу следует считать первой столицей Руси // Ладога и Северная Евразия от Байкала до Ла-Манша. Связующие пути и организующие центры. — СПб., 2002. — С. 5-35.
  4. Под 6222 г.: «сему же ми есть послухъ посадник Павелъ Ладожкъэи и вси Ладожане».
  5. Лебедев Г. С. Эпоха викингов в Северной Европе и на Руси. СПб., 2005, С. 515.
  6. Алексеев С. В. Словене на Волхове // Славянская Европа VII—VIII веков. М., 2007. 480 с.
  7. Носов Е. Н., Плохов А. В., Хвощинская Н. В. Рюриково городище. Новые этапы исследований. СПб.: Дмитрий Буланин, 2017. (Труды ИИМК РАН. Т. XLIX)
  8. Носов Е. Н., Горюнова В. М., Плохов А. В. Городище под Новгородом и поселения Северного Приильменья (Новые материалы и исследования). СПб., 2005, С. 122–154 (Тр. ИИМК РАН; Т. XVIII)
  9. Богуславский О. И. Комплекс памятников у деревни Городище на реке Сяси в системе синхронных древностей (вопросы анализа керамического комплекса)
  10. Лебедев Г. С.. Русь Рюрика как объект археологического изучения // Скифы. Сарматы. Славяне. Русь (Сборник археологических статей в честь 56-летия Дмитрия Алексеевича Мачинского). — СПб., 1993. — С.105-110.
  11. Pritsak O. The Invitation of the Varagians. // Harvard Ukrainian Studies. — 1977. — № 1. — P. 7-22.
  12. 1 2 3 4 Кузьмин С. Л. Ладога в эпоху раннего средневековья(середина VIII — начало XII в.). 2008 г.
  13. 1 2 Кирпичников А. Н. Ладога и Ладожская земля VIII—XIII вв.
  14. 1 2 3 4 Кирпичников А. Н. Раннесредневековая Ладога (итоги археологических исследований). // Средневековая Ладога. Новые археологические открытия и исследования. — Л., 1985.
  15. Рябинин Е. А., Черных Н. Б. Стратиграфия, застройка и хронология нижнего слоя староладожского Земляного городища в свете новых исследований // Советская археология. — 1988. Вып. 1. — С. 72-10.
  16. Назаренко В. А. Могильник в урочище Плакун. // Средневековая Ладога. — Л., 1985. — С. 156—169.
  17. Михайлов К. А. Южноскандинавские черты в погребальном обряде Плакунского могильника. // Новгород и Новгородская земля. / вып. 10. — Новгород, 1996. Михайлов К. А. Захоронение воина с конями на вершине плакунской сопковидной насыпи в свете погребальных традиций эпохи викингов. // Новгород и Новгородская Земля. / вып. 9. — Новгород, 1995.
  18. Седых В. Н. Клады эпохи Рюрика: археолого-нумизматический аспект. // 13-я Всероссийская нумизматическая конференция: Москва, 11-15 апреля 2005 г.: Тез. докл. и сообщений. — М.:"Альфа-Принт", 2005. — С.106-107
  19. Седых В. Н. Русь эпохи Рюрика: археолого-нумизматический аспект. // Ладога — первая столица Руси. 1250 лет непрерывной жизни. Сборник статей. — СПб., 2003. — С. 68-72
  20. Седых В. Н. Северная Русь в эпоху Рюрика по данным археологии и нумизматики // Ладога и истоки российской государственности и культуры. — СПб., 2003. — С. 84-96
  21. Кирпичников А. Н. Новооткрытая Ладожская каменная крепость IX—X вв. // Памятники культуры. Новые открытия. — Л., 1980. — С. 452, 453.
  22. Чернов А. Любша и Ладога.хронология по материалам раскопок Е. А. Рябинина 1973—2001 гг.
  23. 1 2 3 Носов Е. Н. Новгородское (Рюриково) Городище. — Л., 1990. — С. 53, 60, 147—150.
  24. Удельный вес керамики южнобалтийского облика (фельдбергской и фрезендорфской), среди других керамических типов и прежде всего «в древнейших горизонтах культурного слоя» многих памятников Северо-Западной Руси (Старой Ладоги, Изборска, Рюрикова Городища, Новгорода, Луки, Городка на Ловати, Городка под Лугой, неукрепленных поселений — селища Золотое Колено, Новые Дубовики, сопки на средней Мсте, Белом озере и других). Так, на посаде Пскова она составляет более 81 % (Белецкий С. В. Культурная стратиграфия Пскова (археологические данные к проблеме происхождения города) // КСИА. Вып. 160. М., 1980. С. 7-8
  25. Новгородская земля: Северное Приильменье и Поволховье (Е. Н. Носов) // Н. А. Макаров (отв.ред.) — Русь в IX—X веках. Археологическая панорама — 2012
  26. Подводные археологи опровергли норманнскую теорию возникновения Российского государства
  27. глава «Летописные варяги — выходцы с берегов Южной Балтики». в кн. Фомин В. В. "Варяги и Варяжская Русь: К итогам дискуссии по варяжскому вопросу. М., «Русская панорама», 2005
  28. Е. С. Галкина. Тайны Русского каганата, 14
  29. 1 2 3 4 В. Н. Седых, Северо-запад России в эпоху викингов по нумизматическим данным: доклад на 5-й ежегодной научной конференции в Петербурге: «Санкт-Петербург и страны Западной Европы» (23-25 апреля 2003 г.)
  30. Noonan T.S. The Vikings in the East: Coins and Commerce // Birka Studies. Vol. 3. Stockholm, 1994. P. 225—226
  31. Noonan T.S. Fluctuations in Islamic Trade with Eastern Europe during the Viking Age // Harvard Ukrainian Studies. Vol. 16. Harvard, 1992
  32. Кирпичников А. Н. Великий Волжский путь и евразийские торговые связи в эпоху раннего средневековья // Ладога и её соседи в эпоху средневековья. СПб., 2002. С. 48
  33. Седых В. Н. Северная Русь в эпоху Рюрика по данным археологии и нумизматики // Ладога и истоки российской государственности и культуры. СПб.: ИПК «Вести», 2003. С. 89
  34. Петров И. В. Торговые правоотношения и формы расчётов Древней Руси (VIII—X вв.). СПб.: Изд-во НУ «Центр стратегических исследований», 2011; Петров И. В. Торговое право Древней Руси (VIII — начало XI в.). Торговые правоотношения и обращение Восточного монетного серебра на территории Древней Руси. LAMBERT Academic Publishing, 2011
  35. Е. С. Галкина, Тайны Русского каганата, 12 — 13
  36. Салтово-маяцкая культура — статья из Большой советской энциклопедии
  37. Янин В. Л. Денежно-весовые системы домонгольской Руси и очерки истории денежной системы средневекового Новгорода
  38. Цукерман К.ДВА ЭТАПА ФОРМИРОВАНИЯ ДРЕВНЕРУССКОГО ГОСУДАРСТВА
  39. Толочко П. П. РУСЬ ИЗНАЧАЛЬНАЯ
  40. Написана в двух редакциях: около 847 года и до 886 года, текст о русах есть в обеих.

См. также[править | править код]

Ссылки[править | править код]