Архетип (психология)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Архети́п (др.-греч. ἀρχέτυπον — первообраз) — в аналитической психологии, основанной Карлом Юнгом, — универсальные базовые врождённые психические структуры, составляющие содержание коллективного бессознательного, распознаваемые в нашем опыте и являемые, как правило, в образах и мотивах сновидений. Те же структуры лежат в основе общечеловеческой символики мифов, волшебных сказок[1], сюжетов художественных произведений. Выделяется приблизительно около 30 архетипов, связанных с мифическими и сказочными образами, которые порождаются архетипами ситуативно, как правило, в течение веков, в соответствии с изменившимися обстоятельствами общего характера, требующими нового психологического представления и осмысления. Выделяется также неопределенное множество архетипов, выражающих ситуации. Особое место занимают те архетипы, которые выражают цель или цели развития личности.[2]

Архетип — класс психических содержаний, события которого не имеют своего источника в отдельном индивиде. Специфика этих содержаний заключается в их принадлежности к типу, несущему в себе свойства всего человечества как некоего целого. Эти типы, или «архаические остатки», Юнг назвал архетипами, используя выражение Блаженного Августина[1].

Архетипы — непредставимые сами по себе, они проявляются в сознании следствиями самих себя, в качестве архетипических образов и идей. Это коллективные универсальные паттерны (модели), или мотивы, возникающие из коллективного бессознательного и являющиеся основным содержанием религий, мифологий, легенд и сказок. У индивида архетипы появляются в сновидениях и грезах[3].

Черты архетипа[править | править вики-текст]

Для более полного понимания архетипа стоит описать его важнейшие черты, иначе говоря, критерии определения.[источник не указан 1969 дней]

  • Архетип по определению является архаическим феноменом, поэтому должен иметь проявления в мифах, фольклоре и т. п.
  • Архетип, являясь структурой коллективного бессознательного, должен проявляться у всех народов и во все эпохи (разумеется, в различной степени).
  • Можно предположить, что архетипы суть многократно повторяющиеся отпечатки субъективных реакций. Они охватывают период, предшествующий детству, то есть то, что осталось от жизни предков.[2]
  • Можно предполагать, что некоторые архетипы встречаются уже у животных и что они, следовательно, основываются на специфике живой системы вообще и, таким образом, суть лишь выражение жизни, чей статус уже не поддается дальнейшему объяснению.[2]
  • Архетипы — это не только отпечатки постоянно повторяющихся типичных опытов, но и вместе с тем они эмпирически выступают как силы или тенденции к повторению тех же самых опытов.[2]
  • Архетип должен восприниматься доосознанно (а не вследствие научения).
  • Архетип, отраженный в сознательном, должен иметь как концепт, так и символ (возможно, не один).
  • Архетип является цельной, амбивалентной структурой, имеет позитивный и негативный аспекты. Односторонний образ (к примеру, обладающий только светлой или только темной стороной) не может быть архетипом.
  • Архетип, претендующий на самостоятельное существование как объект, должен иметь достаточное количество собственных элементов, не принадлежащих другим известным архетипам.
  • Архетип представляет опасность самоотождествления с ним в ущерб самости, «затопления бессознательным».
  • Архетип, как структура, могущая соответствовать самости, должен иметь объединяющую силу для некоторого количества индивидов, которые имеют проработанное цельное мировоззрение.
  • Архетипы в равной мере представляют собой как чувство, так и мысль; они даже имеют нечто подобное собственной, самостоятельной жизни, вроде жизни частичных душ.[2]
  • Архетип всегда несет в себе некоторое особое «влияние» или силу, благодаря которой воздействие его обладает нуминозностью, то есть априорной эмоциональной ценностью, зачаровывающего либо побуждающего к действию характера[2].
  • Архетипы обладают собственной инициативой, они заключают в себе определённый способ реагирования. В благоприятной для его проявления ситуации архетип способен порождать мысли и импульсы, таким образом вмешиваясь в неё, возможно, искажая сознательные намерения человека.
  • Архетип — автономная, самостоятельная, активная часть психики.
  • Архетип репрезентирует или олицетворяет определённые инстинктивные данные о темной, примитивной душе — реальные, но невидимые корни сознания.[4]
  • Архетипы тесно сплетены в психе, попытка вырвать отдельный архетип из её живой ткани почти безнадежное предприятие, но тем не менее они действительно формируют единицы значения, которые могут быть постигнуты интуитивно.[4] Архетипы действуют одновременно, взаимосвязанно, с той или иной степенью интенсивности, формируя образы и другие психические содержания.
  • В архетипах заключена специфическая собственная энергетика.

Примеры[править | править вики-текст]

  • Анима и анимус — «жизненное начало» или «душа» в женском и мужском родах, соответственно.
  • Божество — первообразная идея сверхмогущественного, божественного существа наличествующая повсюду, если не осознанно, то по крайней мере бессознательно, ибо она есть некоторый архетип.[2]
  • Возрождение — архетип (понимания) перемещения и преобразования души. Формы: метемпсихоз, или переселение душ — нет четкого понятия о том, сохраняется ли при этом непрерывность личности, или имеется лишь непрерывность кармы; перевоплощение — предполагает непрерывность личности и способность помнить, припоминать предыдущие жизни, как правило перевоплощение означает возрождение в человеческом теле; воскрешение — восстановление человеческой жизни после смерти; обновление (реновация) — возобновление, даже улучшение, усовершенствование, заживление отдельных функций или частей; переносное возрождение — участие в процессе, ритуале трансформации, происходящем вне личности.[4]
  • Дева (Кора) — архетип, отражающий и регулирующий общий жизненный путь женщины, от девичества до старости, который идёт одновременно по двум путям (измерениям): семейному и социальному, включая профессиональную часть. Семейный жизненный путь это: жизнь дочери — девы, которая есть то же, что жизнь её матери, отношения дочери — матери, тема насильственного замужества; взаимодействие с миром; связь живого и мертвого мира, рождений, жизни и смерти. Порождением этого архетипа, например, являются мифы о Персефоне и её матери Деметре (семейный путь), а также Гекате, которые отражают и регулируют социальную жизнь, как это выглядело в древности.[4]

Архетип Девы регулирует трехсторонние взаимоотношения матери (Деметры), дочери (Персефоны), мужа дочери (Аида, зятя), в частях, относящихся к каждой из сторон. Мать (Деметра, теща), в той, или иной степени, воспринимает замужество дочери (Персефоны), как её похищение властелином царства мертвых (Аидом), как попадание её дочери в ад. Возникает проблема возвращения дочери, хотя бы как-то в «мир живых», которая решается делением, в той, или иной пропорции, времени дочери между мужем и матерью. Чтобы жена (Персефона) вернулась, Аид (муж) воздействует на её, в древнегреческом мифе вынуждает её съесть зерна граната. Возникшее в результате взаимодействия архетипов Девы участников напряжение компенсируют Трикстеры сторон, порождая весь спектр историй таких взаимоотношений, от самых легких, до самых тяжких, активизируя при этом архетип Духа, который придает этим историям приемлемую, в определённом смысле, форму. Учитывая, что под наибольшим давлением оказывается Аид, Трикстер зятя порождает такие истории в виде бесчисленного количества анекдотов о теще. В крайних вариантах архетип Девы, активизируя другие архетипы, приводит к более тяжким способам решения коллизий взаимоотношений матери, дочери и её мужа.

Миф о Персефоне и Деметре возник при переходе человеческого общества от матриархата к патриархату, когда дочь оставалась не с матерью, а переходила к мужу, в его семью. Процесс компенсации напряженности такого перехода, привел к порождению этого мифа.

  • Дух — незримая сущность, но может являться в форме человека, домового или животного в ситуации, когда возникает необходимость в проницательности, понимании, добром совете, решительности, умении планировать, а своих собственных ресурсов для этого не хватает. Архетип компенсирует это состояние духовного дефицита содержанием, которое восполняет пробел.[4]С одной стороны архетип включает "дух" знаний, премудрости, творчества. Но как любой архетип не является безусловно позитивным, имеет как светлые, так и темные стороны: "злых духов".
  • Зверь[2] — символы архетипа: дракон, змея, слон, лев, медведь и другие могучие звери[4]. Это архетип отражает и регулирует жизнь людей на животном уровне, обеспечивает понимание других людей, как живых существ, регулирует взаимодействие людей на этом уровне, позволяет понимать поведение живых существ, общаться и взаимодействовать с ними.
  • «Колдовской демон» — с образом этого архетипа, производящем по большей части жуткое впечатление, почти регулярно сталкиваются в проекциях коллективно-бессознательных содержаний. Образ этого демона относится, пожалуй, к одной из самых низких и самых древних ступеней в развитии понятии бога. Тип колдуна, встречается в «Заратустре», в «Фаусте» — это сам герой. Это — тип первобытного племенного колдуна или врачевателя, личности особо одаренной, несущей в себе магическую силу. Несет некоторый негативный и, даже опасный аспект. Порой её можно лишь с большим трудом или почти нельзя отличить от Тени; но чем больше преобладает магическая черта, тем скорей она может быть отделена от Тени, что немаловажно, поскольку она может иметь также и позитивный аспект мудрого старого человека.[2]
  • Мана-личность — существо, проявляющие оккультные, колдовские качества (мана), наделенное магическими знаниями и силами. Доминанта коллективного бессознательного, архетип сильного мужчины в виде героя, вождя, колдуна, знахаря и святого, властелина людей и духов, друга божьего.[2]
  • Мать — является полнейшим воплощением женского порождающего, творческого начала, включающем такие аспекты, как Великая мать, Добрая мать, Грозная мать и др. Архетип матери находит воплощение в образе богини-матери главном женском божестве большинства мифологий.

По утверждению Э. Нойманна у огромного количества писателей и художников доминирующее положение занимает архетип Матери, превалирование которого является символом определяющего значения архетипического мира, как целого, влияние, которого может доставать до биопсихического уровня. При этом определяющим фактором доминирования архетипа Матери являются отношения с Матерью, в котором находится эго ребенка, а не взрослого человека. [5]

  • Младенец — включая образ героя-младенца, «Мотив младенца представляет предсознательный, младенческий аспект коллективной души».[4]
  • Неопределенность (случайность).
  • Отец.
  • Персона (маска, личина) — представляет собой основу социальной роли, которую играет человек, выполняя требования со стороны общества, публичное лицо личности, воспринимаемое окружающими, скрывающее истинную суть личности человека.
  • Представление о враждебном существе.[1]
  • Представление о герое-спасителе, погибшем, но чудесным образом возникающем вновь.[6]
  • Ребёнок.[2]
  • Самость — определяет, лежит в основе единства, уникальности, целости человека, его психики, отграничивает его от остального мира. Обнаруживается в сновидениях, мифах и сказках в образах «высокопоставленных личностей», таких, как царь, герой, пророк, спаситель и т. д., а также в символах целостности: круг, квадрат, квадратура круга, крест и т. д.[7]
  • Солнце - обнаруживается в мифах о солнечном герое во всех его вариациях. Этот миф, а не физический процесс есть реальность, образующая архетип Солнца.[2]
  • Тень — часть психики, содержащей подавленные, вытесненные или отчужденные свойства личности, не принимаемые её (супер-эго) из-за несовместимости с сознательным представлением о себе.
  • Трикстер — архетип, формирующий образы демонически-комических персонажей, совершающих противоправные действия или, во всяком случае, не подчиняющихся общим правилам поведения. Назван по имени литературного архетипа -Трикстера, представленного многочисленными персонажами в мифологии, фольклоре и религии. Как базовая психологическая структура, является архетипом лукавства, шутовства, шалостей, проказ, часто достаточно злобных, реализуется в образах обманщика, шута, двойника[4], это с одной стороны. В целом же это базовая психологическая структура, формирующая новые представления, ментальные модели, включая научного плана, когда имеющиеся перестают отвечать изменившимся обстоятельствам, в том числе внутреннего характера, теряют свою сбалансированность. Так, Трикстер активизируется, непредсказуемо используя различного рода ассоциации, изобретательно порождает пародию, компенсирующую давление обязательного к исполнению чрезвычайно серьезного, в той или иной степени официального действия, ритуала, встраивая в неё нерекомендуемые, порицаемые, запрещаемые слова, действия, образы. Таким образом Трикстер реализует защитный механизм психики сублима́ции, обеспечивающий перенаправление энергии внутреннего психического напряжения на формирование некоторого творческого, нарушающего существующие каноны, результата, не всегда социально приемлемого характера, по-крайней мере, на момент формирования этого результата.

В русских сказках одним из основных образов, формируемых Трикстером и олицетворяющих его, является образ Ивана-дурака.

Характеристикой Трикстера с точки зрения формировании нового результата, в виде новых физических теорий, могут служить слова Нильса Бора "Эта теория недостаточно безумна, чтобы быть верной".

Характеристика поэтического творчества, как деятельности, выходящей за пределы общих норм и правил, как действий Трикстера, выражена в стихотворении Анны Ахматовой "Тайны ремесла. Творчество":

Мне ни к чему одические рати

И прелесть элегических затей.

По мне, в стихах все быть должно некстати,

Не так, как у людей.

В своеобразной, 'трикстеровской' форме роль архетипа Трикстера в творчестве выражена во фразе-восклицании Пушкина А.С. "Ай да Пушкин! ай да сукин сын!" в письме к своему другу поэту Петру Вяземскому (около 7 ноября 1825 г.) («Поздравляю тебя, моя радость, с романтическою трагедиею, в ней же первая персона Борис Годунов! Трагедия моя кончена; я перечел ее вслух, один, и бил в ладоши, и кричал, ай да Пушкин! ай да сукин сын!»).

  • Фазы Луны - архетип, репродуцирующий одинаковые или сходные мифические представления, запечатленные в бессознательном исключительно субъективные представления фантазий, вызванные физическим процессом.[2]
  • Ценности — «'Ценность' есть некоторая возможность, посредством которой энергия может получить развитие».[2] При этом «в человеческой душе … присутствует нечто подобное некоторой высшей власти, и если это не идея бога, то тогда это — чрево, говоря вслед за Павлом. … всегда какой-либо инстинкт или комплекс представлений концентрирует на себе максимальную сумму психической энергии, посредством чего он принуждает 'Я' служить ему».[2]

Архетип «Ценности» — содержит иерархическую систему (приоритеты, веса) ценностей, управляющих потоками энергии в психики, образуя тем самым систему мотивации деятельности человека.

Архетипы задают общую структуру личности. При пробуждении творческой активности в сознании человека они продуцируют архетипические образы.[8]

Концепция К. Г. Юнга[править | править вики-текст]

Теория архетипов Юнга претерпела три стадии развития. В 1912 году он описал исконные образы, сходные с общеисторическими культурными мотивами, представленными повсеместно на протяжении истории; их основные свойства — сила, глубина и автономность. Исконные образы предоставили Юнгу эмпирический материал для построения теории коллективного бессознательного. В 1917 году он описал доминанты — узловые структуры психики, управляющие психической энергией и влияющие тем самым на функционирование личности. Термин «архетип» был применен Юнгом лишь в 1919 году. Этим термином он хотел избежать любого намека на то, что речь идет о содержании, а не о наследственной, непредставимой фундаментальной структуре.

Другие концепции[править | править вики-текст]

В архетипической психологии Джеймса Хиллмана в роли множества богов выступают образы, рождаемые бессознательным.

См. также[править | править вики-текст]

Примечания[править | править вики-текст]

  1. 1 2 3 Архетип // Зеленский В. А. Словарь аналитической психологии
  2. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 Юнг К. Г. Собрание сочинений. Психология бессознательного /Пер. с нем. — М.: Канон, 1994. — 320 с. — (История психологической мысли в памятниках). ISBN 5-88373-002-7
  3. К. Г. Юнг. Человек и его символы — Санкт-Петербург: Б. С. К., 1996. — С.451
  4. 1 2 3 4 5 6 7 8 Юнг К. Г. Душа и миф: шесть архетипов. Пер. с англ. — К.: Государственная библиотека Украины для юношества, 1996.-384 с. ISBN 5-7707-8958-1, ISBN 5-7707-8958-I (ошибоч.)
  5. Нойманн Э. Творческий человек и трансформация. В кн.:  Юнг К. Г., Нойманн Э. Психоанализ и искусство. Пер. с англ. - М.: REFL-book, К.: Ваклер, 1996. -304 с. Стр.206-249.
  6. К. Г. Юнг. Человек и его символы — Санкт-Петербург: Б. С. К., 1996. — С.79
  7. Юнг К. Г. Психологические типы /Пер. с нем. Софии Лорне / Под общей ред. Зеленского В. -СПб.: «Ювента»; -М.: Издательская фирма «Прогресс-Универс», 1995. — 718 с.
  8. Краткий психологический словарь / Под общей ред. А. В. Петровского и М. Г. Ярошевского; ред.-составитель Л. А. Карпенко.— 2-е изд., расширенное, испр. и доп.— Ростов-на-Дону: «ФЕНИКС», 1998.

Литература[править | править вики-текст]

Логотип Викисловаря
В Викисловаре есть статья «архетип»
  • Архетипы: Психологический словарь Статья Архетипы
  • Мифы народов мира: Энциклопедия. М., 1980. Т. 1. [1]. Статья «Архетипы»
  • Советский энциклопедический словарь. — М.: «Советская Энциклопедия», 1983.
  • Юнг К.-Г. О природе психе
  • К. Г. Юнг. Человек и его символы. М., 1997
  • К. Г. Юнг., Подход к бессознательному // Архетип и символ. — М., Ренессанс, 1991. — С.65
  • Психоаналитические термины и понятия, под ред. Б. Э. Мура и Б. Д. Файна. — М.: Класс, 2000. — С.32-33
  • Маленко С. А. Феноменология архетипа в системе социокультурного освоения коллективного бессознательного (на материалах творчества К. Г. Юнга): дис. … кандидата философских наук по специальности 09.00.03. [Текст] / С. А. Маленко. — Киев, 1998. — 179 с. (на укр. яз.)
  • Маленко С. А. Архетипические сценарии социального взаимодействия: дис. … доктора философских наук по специальности 09.00.11. [Текст] / С. А. Маленко. — Великий Новгород, 2010. — 451 с.
  • Некита А. Г. Механизмы бессознательного социального извращения феноменологии архетипа : дис. … кандидата философских наук по специальности 09.00.03. [Текст] / А. Г. Некита. — Киев, 2001. — 179 с. (на укр. яз.)