Багвалинский язык

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Багвалинский язык
Страны Россия
Регионы Дагестан
Общее число говорящих 4 000 — 12 000
Статус есть угроза исчезновения[1]
Классификация
Категория Языки Евразии

Северокавказская надсемья (необщепризнано)

Нахско-дагестанская семья
Аваро-андо-цезская ветвь
Аваро-андийская подветвь
Андийская подгруппа
Письменность бесписьменный
Языковые коды
ISO 639-1
ISO 639-2
ISO 639-3 kva
WALS bgv
Atlas of the World’s Languages in Danger 1040
Ethnologue kva
ELCat 1122
IETF kva
Glottolog bagv1239

Багвали́нский язы́к (также багулальский, кванадинский) — язык багвалинцев. Принадлежит аваро-андо-цезской ветви нахско-дагестанских языков[⇨]. Распространён в нескольких сёлах в Дагестане, общее число носителей достигает нескольких тысяч человек[⇨].

Название[править | править код]

Багвалинцы не имеют общего самоназвания. Свой язык жители каждого села, в котором распространён багвалинский, называют по этому селу[2][3]. Этноним «багвалинский» аварского происхождения. Этим словом обозначали жителей правого берега реки Андийское Койсу: собственно багвалинцев и тиндинцев[4]. Язык также называют кванадинским по названию села Кванада[5][1].

Распространение[править | править код]

Социолингвистическая ситуация[править | править код]

Ареал багвалинского языка

На багвалинском языке говорят в сёлах Кванада, Хуштада, Гимерсо и Тлондода Цумадинского района и сёлах Тлиси и Тлибишо Ахвахского района. Значительная часть этнических багвалинцев проживает за пределами багвалинского ареала, в равнинной части Дагестана — в переселенческих сёлах и кутанах в Хасавюртовском, Кизилюртовском и Кизлярском районах, а также в других регионах России. Большинство взрослых носителей также владеют аварским и русским языками. Багвалинский — бесписьменный язык, в школах багвалинского ареала преподавание ведётся на аварском языке, он же преподаётся в качестве родного. Багвалинский является в первую очередь языком бытового общения[2][3]. Несмотря на географическую близость с ареалами ахвахского и каратинского языков, немногие багвалинцы владеют ими; общение между людьми из сёл с разным языком происходит на аварском. Между тем развит пассивный билингвизм: так, многие багвалинцы из Тлибишо понимают каратинский язык, но не могут на нём говорить[6].

До установления в Дагестане советской власти багвалинцы использовали арабский язык для составления местных юридических документов. Сейчас знание арабского значительно менее распространено. Вплоть до 1950-х годов обучение в местных школах шло на аварском языке. После этого основным языком обучения стал русский, а аварский изучали только в старших классах[7].

Число носителей[править | править код]

Число носителей трудно установить в связи со сложностями в этнической и языковой самоидентификации. По данным переписи 1886 года, всего в багвалинских сёлах проживало 1989 человек[4]; по переписи 1926 года — 3301 человек[4]. С 1939 года багвалинцев при переписи записывали как аварцев. Кроме того, многие багвалинцы мигрировали из родных поселений[2]. Согласно переписи 1997 года, в багвалинских сёлах жило более 3400 человек[4]. В исследованиях 1990—2004 годов лингвисты оценивали число говорящих по-разному: около 4000[8], 5000—6000[9], 7000[3][4] или 12000 человек[2]. В статье о багвалинском в энциклопедии International Encyclopedia of Linguistics количество носителей оценивается в 2000 человек[5]. Около двух тысяч переселенцев из села Кванада проживают в равнинных районах Дагестана[4].

Классификация и диалекты[править | править код]

Багвалинский язык принадлежит к андийской подгруппе аваро-андо-цезской группы нахско-дагестанской семьи. Он наиболее близок к чамалинскому и особенно тиндинскому языкам, также входящим в число андийских языков[3], но они не взаимопонимаемы[5].

В каждом багвалинском селении распространён собственный говор, все они взаимопонимаемы. Многие исследователи выделяют три диалектные группы, объединяя идиомы селений Кванада и Гимерсо, Хуштада и Тлондода и Тлиси и Тлибишо[3][10][8].

Фонетика[править | править код]

Фонология[править | править код]

В багвалинском языке типичная для андийских языков система гласных, состоящая из пяти базовых фонем: /a/, /e/, /i/, /o/, /u/, все они могут подвергаться удлинению, все, кроме /o/, могут подвергаться назализации. Не определён статус дифтонгоидных сочетаний типа /aj/, /ew/[11].

Гласные фонемы[К 1][12]
передние средние задние
верхние iĩĩː uũũː
средние eẽː o
нижние aããː
Согласные фонемы[13]
губные зубные боковые свистящие шипящие палата-
льные
заднеязычные увулярные эмф.
лар.
ларингальные
неог. огуб. неог. огуб. неог. огуб. неог. огуб. неог. огуб. неог. огуб. неог. огуб.
взрывные
и аффрикаты
звонкие b d d͡ʒ g
глухие p t t͡s t͡sʷ t͡ʃ t͡ʃʷ k q
абруптивные tʼ tʷʼ tɬʼ tɬʷʼ t͡sʼ t͡sʷʼ t͡ʃʼ t͡ʃʷʼ kʷʼ qʷʼ ʔ
фрикативные звонкие z ʒ ʒʷ ʁ ʁʷ ʕ
глухие слабые ɬ s ʃ ʃʷ x χ χʷ ħ h
сильные ɬ̄ s̄ʷ ʃ̄ χ̄ χ̄ʷ
абруптивные sʷʼ ʃʼ ʃ̄ʷʼ
носовые m n
плавные r l
глайды w j

Фрикативные согласные, кроме заднеязычных, различаются по силе (например, /sim/ «губа» — /s̄im/ «желчь»). В аффрикатах противопоставление по силе утрачено. В отличие от других нахско-дагестанских языков, в багвалинском обычно хорошо различаются сильные согласные, произносимые более интенсивно, и геминированные, произносимые дольше (например /eʃ̄i/ «запер» — /eʃʃi/ «выткал»)[14]. Все согласные, кроме губных, также могут различаться по огубленности-неогубленности[15].

Особенностью багвалинского языка также является наличие абруптивных фрикативных согласных // и /ʃʼ/, а также огубленных согласных на конце слов[8]. Эти черты редко встречаются в языках мира. Пары по звонкости-глухости различаются также отсутствием и наличия придыхания соответственно. Звонкие согласные могут произноситься глухо в начале слова, но отсутствие придыхания позволяет отличать их от глухих[14].

Слоговая структура и морфонология[править | править код]

Допустимы слоги вида CV, CVC и CVRT[К 2]. Слова, состоящие из более чем трёх слогов, могут подвергаться упрощению: где возможно, выпадают гласные[16]. Стечения согласных редко встречаются на конце слов[12]. В случае образования на конце двух согласных, первый из которых шумный, между ними вставляется эпентетическая гласная /i/[16].

После назализованных гласных плавные согласные переходят в носовые, а гласная теряет назализацию (/r-itã/ «потерялись» + показатель деепричастия /r-o/ → /r-ita-n-o/ «потерявшиеся»). Таким же образом после огубленных согласных /i/ переходит в /u/, а согласный теряет огубленность (при образовании деепричастия от глагола /b-at͡ʃʷa/ «расстилаться» с помощью суффиксов /ira:-χ/ получается форма /b-at͡ʃ-ura:-χ/). [17].

Зияния гласных не встречаются[12]. Зияния, появляющиеся на границах морфем, разрешаются падением первой из двух гласных (например, при присоединении каузативного суффикса /e:/ к глаголу /b-ec'i/ «наполняться» образуется форма /b-ec'-e:/). Если первая гласная была долгой или назализованной, этот признак переносится на оставшуюся вторую гласную. Зияния, появляющиеся при присоединении клитик, разрешаются эпентезой /j/ (например, при присоединении вопросительной клитики /o:/ к слову /he-ɬa/ «для чего» получается форма /he-ɬa-jo:/). В редких случаях возможны оба варианта разрешения зияния[18].

Просодия[править | править код]

Слова багвалинского языка могут иметь «слабое» или «сильное» ударение, а также быть «безударными». Существуют минимальные пары, противопоставленные по типам ударения: например, слово /q'ani/ с «сильным» ударением на последнем слоге означает «съел», а без ударения — «еда». Подобные минимальные пары есть и для односложных слов (например, /huns'/ с «сильным» ударением означает «мёд», а без ударения — «дверь»). Интенсивность ударения коррелирует с классовой принадлежностью слов: в именах III класса ударение проявляется слабее. В глаголах акцентная схема может коррелировать с семантикой для некоторых семантических групп: так, глаголы еды и питья имеют «сильное» ударение, а все глаголы, связанные с речью, «безударные»[19].

Фразовая интонация развита слабо. Обычно в начале фразы интонация повышается, а в конце падает. Вопросительные предложения могут иметь дополнительное изменение интонации посреди фразы[20].

Морфология[править | править код]

Морфология багвалинского языка — агглютинативная с элементами аналитизма[7].

Имя существительное[править | править код]

Существительные имеют четыре основы, от которых образуются различные формы: прямая и косвенная основы единственного числа и прямая и косвенная основы множественного числа. Исходной (немаркированной) является прямая основа единственного числа, остальные основы образуются от неё с помощью суффиксов[21]. У около 30% имён прямая и косвенная основы единственного числа совпадают[22]. Около 9% имён имеют несколько вариантов образования формы множественного числа[23].

Падеж[править | править код]

Имена багвалинского языка склоняются по падежам, которые условно делятся на «грамматические» и «локативные» (выражающие значения места). Грамматические падежи включают в себя номинатив, эргатив, генитив, датив, аффектив и субститутив[К 3]. Они образуются присоединением аффиксов, в том числе классно-числовых показателей[25]. «Локативные» показатели выражают локализацию (значение места) или направление движения. Параметр локализации может принимать следующие значения: субэссив[en] («под X-ом»), суперэссив[en] («на поверхности X-а»), адессив («около X-а»), контэссив («в контакте с X-ом»), локативный посессив («дома у X-а» или «на теле у X-а»), интерэссив и инессив («в X-е, внутри X-а»)[26]. К «двигательным» падежам относятся эссив («в X-е»), элатив («из X-а») и латив[en] («к X-у»). Транслатив («через X») выражается нерегулярно и обычно факультативен. Эссив, выражающий отсутствие направления, не выражается отдельной морфемой и считается «стандартным» значением. В других случаях показатели «двигательных» падежей присоединяются к показателям локализации, образуя комбинации двух параметров[27].

Именной класс[править | править код]

В багвалинском языке каждое существительное принадлежит к определённому именному классу[К 4]. Всего классов три: мужской, женский и неличный, или средний. Существительные, обозначающие людей мужского и женского гендеров, имеют соответственно мужской и женский класс, средний класс соответствует всем остальным объектам и понятиям. Класс обычно не маркируется на самом существительном, но выражается в согласовании прилагательных, глаголов и числительных (реже — наречий, частиц и послелогов). Эти слова обычно имеют классно-числовой показатель, который указывает на принадлежность существительного к определённому классу[28].

Имя прилагательное[править | править код]

В основах большинства прилагательных есть классно-числовой показатель. Он находится в конце основы; в редких случаях он повторяется также в начале основы. Значительное число прилагательных имеет, помимо основы, словообразовательные суффиксы, стоящие перед классно-числовым показателем. Наиболее распространены суффиксы /a/, /ja/, /ija/, /u/ (например, /ʕabdal-u-w/ «глупый»)[29]. Прилагательное в позиции определения при имени согласуется с именем по классу и числу, но не по падежам и локализации. Падеж и локализация выражаются, только если прилагательное субстантивируется и становится главой именной группы. При образовании форм косвенных падежей перед окончанием падежа ставится суффикс косвенного падежа, различающийся для разных классов и чисел[30]. У небольшого числа прилагательных, заимствованных из аварского языка, различаются формы при атрибутивном и предикативном употреблении: в последнем случае у них могут отпадать словообразовательный суффикс и показатель класса[31].

Числительное[править | править код]

Для счёта в багвалинском языке используется десятеричная система счисления. Простые числительные состоят из корня и специального суффикса (например, /inʃ̄tu-ra/ «пять»). Составные числительные образуются сложением простых корней с использованием специальных «связующих» аффиксов[32]. Багвалинский имеет две серии порядковых числительных, образующихся от количественных двумя разными суффиксами (например, «пятитысячный» может выражаться как /inʃ̄tuʔ-azaru-da-la-ɬo-b/ или как /inʃ̄tuʔ-azaru-da-la-la/). Есть также серии распределительных числительных, которые образуются с помощью редупликации (например, /inʃ̄tu-inʃ̄tu-ra/ «по пять»), и кратных числительных (/inʃ̄tʷ-ac'is̄/ «пять раз»)[33].

Местоимение[править | править код]

В багвалинском есть личные, указательные, вопросительные, неопределённые и универсальные, а также логофорическое и возвратное местоимения. Личные местоимения есть только у 1-го и 2-го лица. Есть два местоимения 1-го лица множественного числа («мы»): инклюзивное и эксклюзивное. Личные местоимения склоняются по падежам[34]. Указательные местоимения образуются от нескольких основ, которые различаются степенью удалённости объекта от говорящего. Логофорическое местоимение /e-b/ «он» заменяет личное местоимение 3-го лица. От него суффиксально образуется возвратное местоимение[35].

Глагол[править | править код]

Багвалинский глагол обладает богатой словоизменительной системой. От одного корня могут образовываться 54 синтетические формы. Это пять временных форм в изъявительном наклонении, девять других наклонений (три формы императива, четыре формы оптатива, прохибитив и ирреалис), а также разные виды инфинитивов, масдаров, причастий, деепричастий и других форм. Формы различаются по финитности[36]. Формы одного глагола образуются от исходной основы, которая, помимо корня, может содержать классно-числовой показатель для согласования и суффикс каузатива[37]. Каждая форма характеризуется собственным набором суффиксов (например, разными суффиксами от основы /aʃti/ «слушать» образуются императив /aʃt-a:/, будущее синтетическое время /aʃt-a:-s:/, причастие будущего времени /aʃt-a:-ɬ-o-b/ и многие другие формы)[38]. Некоторые глагольные суффиксы встречаются в других андийских языках, другие являются собственно багвалинскими инновациями[39]. Глаголы имеют пять спряжений[40].

Используются также аналитические глагольные формы, состоящие из основного и вспомогательного глаголов. Основной глагол выражает лексическое значение, а вспомогательный — грамматические значения (например, форма имперфекта глагола /hec'i/ «вставать»: /hec'i-ra-χ b-uk'a/). Вспомогательными могут служить глаголы /ek'ʷa/ «быть», /b-uk'a/ «быть»[К 5] и, реже, /b-isã/ «находить». Встречаются аналитические конструкции второй степени: такие, в которых вспомогательный глагол также выражен аналитически (например, форма заглазного имперфекта: /hec'i-ra-χ b-uk'a-b-o ek'ʷa/)[41].

Финитные формы настоящего временихабитуалис и презенс, который может выражать как актуально-длительное, так и хабитуальное значение. Будущее синтетическое и будущее аналитическое почти не отличаются в значении. Будущее время также выражается интенционалом — формой, указывающей на намерение совершения действия, и проспективом — формой, обозначающей, что событие вероятно. Формы будущего времени имеют соответствия в прошедшем времени («будущее-в-прошедшем»). Система прошедшего времени включает в себя формы претерита и перфекта, противопоставленные по наличию/отсутствию эвиденциальности. Есть также формы относительного времени, описывающие отношение одной ситуации к другой во времени: плюсквамперфект и его аналог в будущем («преждебудущее»)[42]. Существуют специальные «заглазные» формы, которые обозначают действия, свидетелем которых говорящий не являлся[43].

Если в глагольной основе есть классно-числовой показатель, то глагол согласуется по классу и числу с существительным в именительном падеже. Классно-числовой показатель в большинстве случаев выражен одной согласной фонемой. У примерно 30% глаголов он расположен в начале основы как приставка (например, /b-iʁi/ «останавливаться»). В двух глаголах показатель выражается инфиксом. После корня в разных глагольных формах могут иметься также суффиксальные слоты для класса, но их может занимать только показатель неличного класса /r/. Таким образом класс может выражаться в глагольной форме до трёх раз (например, в форме отрицательного деепричастия: /b-iʁi-r-t͡ʃ'i-ra-r-o/)[44].

Багвалинский располагает большой системой причастий и деепричастий. Встречаются лексикализованные конструкции с деепричастными оборотами. В таких конструкциях один глагол «модифицирует» значение другого, например, /hur r-ukã r-uɬu/ (дрова NPL-загораться NPL-кончаться) означает «дрова догорели»[45].

Местоимения[править | править код]

Личное местоимение 1-го лица множественного числа («мы») имеет инклюзивный и эксклюзивный варианты[43].

Синтаксис[править | править код]

В простом предложении различаются абсолютная, эргативная, дативная и аффективная конструкции. Сочинение клауз часто выражается сочетанием финитных и нефинитных форм глагола[43].

Лексика[править | править код]

Большое влияние на багвалинскую лексику оказал аварский язык. Посредством аварского в багвалинский проникают и заимствования: арабизмы, тюркизмы, иранизмы и с недавнего времени русизмы[43].

Изучение[править | править код]

Первые сведения об устройстве багвалинского языка были опубликованы в работах немецких лингвистов Родрига Эркерта[46] и Адольфа Дирра[47]. Основополагающие труды были написаны советскими лингвистами Того Гудавой[48] и Загидат Магомедбековой[49]. Наиболее подробное описание грамматики выполнено группой лингвистов Отделения структурной и прикладной лингвистики МГУ под руководством Александра Кибрика, изданное в 2001 году[50][43].

Примечания[править | править код]

Комментарии[править | править код]

  1. В каждой ячейке слева направо: краткий неназализованный, долгий неназализованный, краткий назализованный, долгий назализованный.
  2. C — любая согласная, V — любая гласная фонема; R — любая сонорная согласная, T — любая шумная согласная фонема[12].
  3. Аффективом здесь называется форма, используемая при некоторых глаголах для выражения семантической роли экспериенцера. Субститутив выражает значение «вместо X-a»[24].
  4. Эта категория похожа на категорию грамматического рода, но применительно к языкам нахско-дагестанской семьи, в которых классов может быть больше трёх, часто употребляют именно термин «именной класс».
  5. В багвалинском две разные глагольные основы выражают значение «быть».

Источники[править | править код]

  1. 1 2 Багвалинский язык. Атлас языков мира, находящихся под угрозой исчезновения. Дата обращения: 28 июля 2021.
  2. 1 2 3 4 Магомедова, 2004, с. 15.
  3. 1 2 3 4 5 Кибрик, 2001, с. 21.
  4. 1 2 3 4 5 6 Алексеев, 2002, с. 40.
  5. 1 2 3 William Frawley. International Encyclopedia of Linguistics: 4-Volume Set. — Oxford University Press, USA, 2003-05. — С. 97. — 2198 с. — ISBN 978-0-19-513977-8. Архивная копия от 5 октября 2021 на Wayback Machine
  6. Добрушина Н. Р., Закирова А. Н. Аварский язык как лингва франка: исследование в каратинской зоне // Томский журнал лингвистических и антропологических исследований. — 2019. — Вып. 1, № 23. — С. 51. — ISSN 2307-6119. — doi:10.23951/2307-6119-2019-1-44-55.
  7. 1 2 Алексеев, 2002, с. 41.
  8. 1 2 3 Алексеев М. Е. Багвалинский язык // Лингвистический энциклопедический словарь / Ярцева В. Н.. — М.: Советская энциклопедия, 1990. Архивировано 5 октября 2021 года.
  9. Магомедова, 1997.
  10. Магомедова, 2004, с. 16.
  11. Кибрик, 2001, с. 40.
  12. 1 2 3 4 Кибрик, 2001, с. 43.
  13. Кибрик, 2001, с. 41.
  14. 1 2 Кибрик, 2001, с. 36—37.
  15. Кибрик, 2001, с. 38—39.
  16. 1 2 Кибрик, 2001, с. 54—55.
  17. Кибрик, 2001, с. 52—53.
  18. Кибрик, 2001, с. 49—52.
  19. Кибрик, 2001, с. 44—45.
  20. Кибрик, 2001, с. 47—48.
  21. Кибрик, 2001, с. 127.
  22. Кибрик, 2001, с. 130.
  23. Кибрик, 2001, с. 146.
  24. Кибрик, 2001, с. 140.
  25. Кибрик, 2001, с. 139.
  26. Кибрик, 2001, с. 141—142.
  27. Кибрик, 2001, с. 142—143.
  28. Кибрик, 2001, с. 64—65.
  29. Кибрик, 2001, с. 151.
  30. Кибрик, 2001, с. 152—153.
  31. Кибрик, 2001, с. 154.
  32. Кибрик, 2001, с. 155.
  33. Кибрик, 2001, с. 157—159.
  34. Кибрик, 2001, с. 160—161.
  35. Кибрик, 2001, с. 161—167.
  36. Кибрик, 2001, с. 67.
  37. Кибрик, 2001, с. 70.
  38. Кибрик, 2001, с. 76—77.
  39. Кибрик, 2001, с. 81.
  40. Кибрик, 2001, с. 82.
  41. Кибрик, 2001, с. 105—106.
  42. Кибрик, 2001, с. 116—118.
  43. 1 2 3 4 5 Алексеев, 2002, с. 42.
  44. Кибрик, 2001, с. 98—99.
  45. Кибрик, 2001, с. 119—120.
  46. Eckert, R. von. Die Sprachen des Kaukasischen Stammes: Mit einer lithographirten Sprachenkarte. — Alfred Holder, 1895. — 204 с.
  47. Дирр, Адольф. Материалы для изучения языков и наречий андо-дидойской группы // Сборник материалов для описания местностей и племен Кавказа. — Тифлис, 1909. — Вып. 40.
  48. Гудава, 1971.
  49. Магомедбекова З. М. Багвалинский язык. Предварительное сообщение // Вопросы изучения иберийско-кавказских языков. — М.: Издательство Академий наук СССР, 1961.
  50. Кибрик, 2001.

Литература[править | править код]

Ссылки[править | править код]