Эта статья входит в число добротных статей

Безымянный (узник Кексгольма)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Безымянный
Имя при рождении:

Иван Пакарин (?)

Дата рождения:

1750—1760-е (?)

Дата смерти:

1810—1820-е (?)

Место смерти:

Кексгольм

Подданство:

Flag of Russia.svg Российская империя

Род деятельности:

самозванец, выдававший себя за сына Екатерины II или мужа её дочери (?)

Отец:

Никита Панин (?)

Мать:

Екатерина II (?)

Супруга:

дочь Екатерины II (?)

Безымянный (1750—1760-е (?) — 1810—1820-е (?), Кексгольм, Российская империя) — заключённый тюрьмы в Кексгольмской крепости, содержавшийся в атмосфере строгой тайны. Освобождён императором Александром I.

Биография[править | править код]

Деревянный дом в городе Кексгольм, где жил Безымянный после освобождения. Фотография конца XIX века[1]

Узник был привезён в крепость в правление Екатерины II. Содержался в Пороховом погребе крепости Кексгольм[2]. В документах проходил как «Безымянный». Павел I, взойдя на престол, отдал в отношении заключённого приказ «Оставить в нынешнем положении»[3]. Узника, который к тому времени почти ничего не видел, освободил Александр I, но ему было запрещено покидать Кексгольм. Бывшему узнику была назначена пенсия[4]. Он жил в деревянном доме в Кексгольме под полицейским надзором. Его похоронили на Православном кладбище, на надгробной доске была надпись — «Безымянный» (само надгробие не сохранилось)[3].

Местные жители с уважением относились к Безымянному, называли узника, который к этому времени утратил память и разум, но так и не открыл никому своё настоящее имя, Никифором Пантелеевичем[5]. В книге «Käkisalmen kaupungin ja maalaiskunnan vaiheita», изданной в Лахти на финском языке в 1958 году, содержится пересказ информации о «Безымянном». Авторы привели в книге фотографию конца XIX века деревянного дома, где, по их мнению, проживал узник[1].

Ранние сообщения об узнике[править | править код]

Пороховой погреб крепости Кексгольм, где содержался заключённый
Пороховой погреб крепости Кексгольм со стороны крепостной стены

Первым опубликовал короткую заметку об узнике в 1847 году профессор-филолог Гельсингфорсского университета Я. К. Грот:

«В начале царствования императора АЛЕКСАНДРА сидел в тёмном подвале шлота какой-то преступник, которого судьба для всех покрыта была совершенною тайною. Государь, в 1803 году находясь в Кексгольме, посетил темницу и милостиво осведомлялся об имени каждого из заключённых. Когда очередь дошла до таинственного узника, то он объявил, что не может в присутствии других сказать, кто он такой. Пробыв с ним несколько минут наедине, Государь вышел от него со слезами на глазах и повелел выпустить несчастного, с тем, чтоб он оставался в Кексгольме. Он жил ещё лет пятнадцать после того, получал от казны содержание и известен был в городе под названием Безыме́нного. Проведши в заключении более 30-ти лет, он по выходе из темницы долго не мог привыкнуть к свету и в последние годы жизни совершенно ослеп. Его любили жители, из которых он ко многим часто хаживал».

— Грот Я. К. 1847. Переезды по Финляндии (от Ладожского озера до р. Торнео)[6].

В отчёте финского общества «Древностей» позже было размещено краткое сообщение почтмейстера Гренквиста. В номере журнала «Русская Старина» за январь 1876 года была помещена маленькая заметка А. А. Чуминова под названием «Таинственный узник 1802 г.», которая являлась переводом сообщения Гренквиста (с сохранением орфографии оригинала):

«Таинственный узник.

В отчете финляндскаго общества „Древностей“ нашли мы следующий загадочный случай, сообщённый почтмейстером Гренквистом. Император Александр I, посетив в августе 1802 г. Кексгольм, приказал упразднить в нём крепость и при этом сам лично освободил из неё какую-то личность, которая была заключена в ней около 30-ти лет и принадлежала к так называемым „безымянным“. Кто могла быть эта личность?

Сообщ. А. А. Чуминов».

— Чуминов А. А. Таинственный узник[7]

В апрельском номере «Русской Старины» за 1904 год было опубликовано развёрнутое сообщение некоей Кл. Вл. З-ой под названием «Рассказ о „Безымянном“». Она вспомнила рассказ своего деда. Он ездил в Кексгольм под видом торговца навестить родственников в крепости, видел уже освобожденного узника, расспросил одного из служащих тюрьмы о нём. Это сообщение дополняет предшествующие большим количеством подробностей и называет другую дату встречи императора с узником. Привезли узника в правление Екатерины II в шинели, шапке и рубашке (лошади кареты были в мыле от быстрой непрерывной скачки), в тюремной книге он был записан как «Безымянный», содержался на хлебе и воде. Дверь в камеру, где находился заключённый, была замурована. Император Александр I посетил в августе 1802 года крепость Кексгольм. При этом он освободил из неё узника, который был там заключён уже около 30 лет. Александр беседовал с узником более часа, а после беседы выглядел заплаканным. Император приказал обмыть узника и отдал ему собственную запасную одежду, он обедал вместе с узником и подарил ему при расставании свою фуражку[8].

Научные версии и отождествления[править | править код]

Фрагмент экскурсии в Пороховом погребе, посвящённый Безымянному. Проводит главный хранитель музея-крепости Корела Л. В. Дмитриева

По версии старшего научного сотрудника музея-крепости Корела А. П. Дмитриева, загадочным узником был Иван Пакарин, переводчик Коллегии иностранных дел. Это был самозванец, называвший себя сыном Екатерины II и графа Никиты Ивановича Панина. Узник был внешне похож на Екатерину II. Он находился в крепости в заключении, по данным Дмитриева, с 24 июля 1785 по 4 апреля 1801 года[9]. К этой версии склоняются И. Курукин и Е. А. Никулина в книге «Повседневная жизнь тайной канцелярии»[10].

По версии О. Г. Усенко, Иван Пакарин выдавал себя не за сына, а за жениха никогда не существовавшей дочери Екатерины II. По мнению Усенко, Пакарин принадлежал к неславянской национальности. Усенко разделил самозванцев в правление Екатерины II на несколько категорий и относил Безымянного к особому разряду самозванцев — «блаженным». Для них самозванство было не средством достижения личной корыстной цели. Они не прятались от властей и не противопоставляли им себя, а напротив, пытались довести до властей информацию о себе, ожидали от власти официального признания и материального благополучия. Такие самозванцы верили, что займут место на троне рядом с Екатериной II. Эту группу (18 человек, или 33 % от всего количества самозванцев) составляли кроме Пакарина: Сергеев, Леонтьев, Дубровкин, Г. Васильев, Гришин, Фридрих, Мейбом, Шнидер, К. Васильев, Баташевский, Фоменко, Корсакова, Петров, Галушка, Шурыгин, Ушаков, Дьяконов[11].

См. также[править | править код]

Примечания[править | править код]

  1. 1 2 Erkki, Eino, Sarkanen, 1958.
  2. Дмитриев А. П. Старый арсенал и Пороховой погреб. Официальный сайт города Приозёрска (18 марта 2007). Проверено 5 августа 2016. Архивировано 5 августа 2016 года.
  3. 1 2 Прокошева С. Железная Маска Севера // Невское время. Архивировано 6 сентября 2016 года.
  4. Дмитриев, Лихая, Дмитриева, Дубовцева, 2014, с. 23.
  5. Анисимов, 2004, с. 55.
  6. Грот, 1898, с. 343—344.
  7. Чуминов А. А. Таинственный узник // Русская Старина : журнал. — 1876. — Январь (№ 1). — С. 218.
  8. Кл. Вл. З-а Таинственный узник // Русская Старина : журнал. — 1904. — Апрель (№ 4). — С. 93—109.
  9. Смолич А. Тюрьма в Кексгольмской крепости (24 июня 2013). Проверено 5 августа 2016.
  10. Курукин, Никулина, 2008, с. 774.
  11. Усенко O. Г. Матушкины самозванцы // Родина : журнал. — 2010. — Февраль (№ 2). — С. 113–116. Архивировано 5 октября 2016 года.

Литература[править | править код]