Эта статья входит в число добротных статей

Безымянный (узник Кексгольма)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Безымянный
Имя при рождении Иван Пакарин (?)
Дата рождения 1750—1760-е (?)
Дата смерти 1810—1820-е (?)
Место смерти Кексгольм
Подданство Flag of Russia.svg Российская империя
Род деятельности самозванец, выдававший себя за сына Екатерины II или мужа её дочери (?)
Отец Никита Панин (?)
Мать Екатерина II (?)
Супруга дочь Екатерины II (?)

Безымянный (1750—1760-е (?) — 1810—1820-е (?), Кексгольм, Российская империя) — заключённый тюрьмы в Кексгольмской крепости, содержавшийся в атмосфере строгой тайны. Освобождён императором Александром I.

Биография[править | править код]

Деревянный дом в городе Кексгольм, где жил Безымянный после освобождения. Фотография конца XIX века[1]

Узник был привезён в крепость в правление Екатерины II. Содержался в Пороховом погребе крепости Кексгольм[2]. В документах проходил как «Безымянный». Павел I, взойдя на престол, отдал в отношении заключённого приказ «Оставить в нынешнем положении»[3]. Узника, который к тому времени почти ничего не видел, освободил Александр I, но ему было запрещено покидать Кексгольм. Бывшему узнику была назначена пенсия[4]. Он жил в деревянном доме в Кексгольме под полицейским надзором. Его похоронили на Православном кладбище, на надгробной доске была надпись — «Безымянный» (само надгробие не сохранилось)[3].

Местные жители с уважением относились к Безымянному, называли узника, который к этому времени утратил память и разум, но так и не открыл никому своё настоящее имя, Никифором Пантелеевичем[5]. В книге «Käkisalmen kaupungin ja maalaiskunnan vaiheita», изданной в Лахти на финском языке в 1958 году, содержится пересказ информации о «Безымянном». Авторы привели в книге фотографию конца XIX века деревянного дома, где, по их мнению, проживал узник[1].

Ранние сообщения об узнике[править | править код]

Пороховой погреб крепости Кексгольм, где содержался заключённый
Пороховой погреб крепости Кексгольм со стороны крепостной стены

Первым опубликовал короткую заметку об узнике в 1847 году профессор-филолог Гельсингфорсского университета Я. К. Грот:

«В начале царствования императора АЛЕКСАНДРА сидел в тёмном подвале шлота какой-то преступник, которого судьба для всех покрыта была совершенною тайною. Государь, в 1803 году находясь в Кексгольме, посетил темницу и милостиво осведомлялся об имени каждого из заключённых. Когда очередь дошла до таинственного узника, то он объявил, что не может в присутствии других сказать, кто он такой. Пробыв с ним несколько минут наедине, Государь вышел от него со слезами на глазах и повелел выпустить несчастного, с тем, чтоб он оставался в Кексгольме. Он жил ещё лет пятнадцать после того, получал от казны содержание и известен был в городе под названием Безыме́нного. Проведши в заключении более 30-ти лет, он по выходе из темницы долго не мог привыкнуть к свету и в последние годы жизни совершенно ослеп. Его любили жители, из которых он ко многим часто хаживал».

— Грот Я. К. 1847. Переезды по Финляндии (от Ладожского озера до р. Торнео)[6].

В отчёте финского общества «Древностей» позже было размещено краткое сообщение почтмейстера Гренквиста. В номере журнала «Русская Старина» за январь 1876 года была помещена маленькая заметка А. А. Чуминова под названием «Таинственный узник 1802 г.», которая являлась переводом сообщения Гренквиста:

«Таинственный узник.

В отчёте финляндского общества „Древностей“ нашли мы следующий загадочный случай, сообщённый почтмейстером Гренквистом. Император Александр I, посетив в августе 1802 г. Кексгольм, приказал упразднить в нём крепость и при этом сам лично освободил из неё какую-то личность, которая была заключена в ней около 30-ти лет и принадлежала к так называемым „безымянным“. Кто могла быть эта личность?

Сообщ. А. А. Чуминов».

— Чуминов А. А. Таинственный узник[7]

В апрельском номере «Русской Старины» за 1904 год было опубликовано развёрнутое сообщение некоей Кл. Вл. З-ой под названием «Рассказ о „Безымянном“». Она вспомнила рассказ своего деда. Он ездил в Кексгольм под видом торговца навестить родственников в крепости, видел уже освобождённого узника, расспросил одного из служащих тюрьмы о нём. Это сообщение дополняет предшествующие большим количеством подробностей и называет другую дату встречи императора с узником. Привезли узника в правление Екатерины II в шинели, шапке и рубашке (лошади кареты были в мыле от быстрой непрерывной скачки), в тюремной книге он был записан как «Безымянный», содержался на хлебе и воде. Дверь в камеру, где находился заключённый, была замурована. Император Александр I посетил в августе 1802 года крепость Кексгольм. При этом он освободил из неё узника, который был там заключён уже около 30 лет. Александр беседовал с узником более часа, а после беседы выглядел заплаканным. Император приказал обмыть узника и отдал ему собственную запасную одежду, он обедал вместе с узником и подарил ему при расставании свою фуражку[8].

Научные версии и отождествления[править | править код]

Фрагмент экскурсии в Пороховом погребе, посвящённый Безымянному. Проводит главный хранитель музея-крепости Корела Л. В. Дмитриева

По версии старшего научного сотрудника музея-крепости Корела А. П. Дмитриева, загадочным узником был Иван Пакарин, переводчик Коллегии иностранных дел. Это был самозванец, называвший себя сыном Екатерины II и графа Никиты Ивановича Панина. Узник был внешне похож на Екатерину II. Он находился в крепости в заключении, по данным Дмитриева, с 24 июля 1785 по 4 апреля 1801 года[9]. К этой версии склоняются И. Курукин и Е. А. Никулина в книге «Повседневная жизнь тайной канцелярии»[10].

По версии О. Г. Усенко, Иван Пакарин выдавал себя не за сына, а за жениха никогда не существовавшей дочери Екатерины II. По мнению Усенко, Пакарин принадлежал к неславянской национальности. Усенко разделил самозванцев в правление Екатерины II на несколько категорий и относил Безымянного к особому разряду самозванцев — «блаженным». Для них самозванство было не средством достижения личной корыстной цели. Они не прятались от властей и не противопоставляли им себя, а напротив, пытались довести до властей информацию о себе, ожидали от власти официального признания и материального благополучия. Такие самозванцы верили, что займут место на троне рядом с Екатериной II. Эту группу (18 человек, или 33 % от всего количества самозванцев) составляли кроме Пакарина: Сергеев, Леонтьев, Дубровкин, Г. Васильев, Гришин, Фридрих, Мейбом, Шнидер, К. Васильев, Баташевский, Фоменко, Корсакова, Петров, Галушка, Шурыгин, Ушаков, Дьяконов[11].

См. также[править | править код]

Примечания[править | править код]

  1. 1 2 Erkki, Eino, Sarkanen, 1958.
  2. Дмитриев А. П. Старый арсенал и Пороховой погреб. Официальный сайт города Приозёрска (18 марта 2007). Проверено 5 августа 2016. Архивировано 5 августа 2016 года.
  3. 1 2 Прокошева С. Железная Маска Севера // Невское время. Архивировано 6 сентября 2016 года.
  4. Дмитриев, Лихая, Дмитриева, Дубовцева, 2014, с. 23.
  5. Анисимов, 2004, с. 55.
  6. Грот, 1898, с. 343—344.
  7. Чуминов А. А. Таинственный узник // Русская Старина : журнал. — 1876. — Январь (№ 1). — С. 218.
  8. Кл. Вл. З-а Таинственный узник // Русская Старина : журнал. — 1904. — Апрель (№ 4). — С. 93—109.
  9. Смолич А. Тюрьма в Кексгольмской крепости (24 июня 2013). Проверено 5 августа 2016.
  10. Курукин, Никулина, 2008, с. 774.
  11. Усенко O. Г. Матушкины самозванцы // Родина : журнал. — 2010. — Февраль (№ 2). — С. 113–116. Архивировано 5 октября 2016 года.

Литература[править | править код]