Бей жида-политрука, рожа просит кирпича!

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Двусторонняя агитационная немецкая листовка серии 150 RA с лозунгом «Бей жида-политрука, рожа просит кирпича!», обращением к красноармейцам и «пропуском в плен» с нацистской символикой

«Бей жида-политрука, рожа просит кирпича!» — лозунг на двусторонних агитационных листовках Третьего рейха, предназначенных для СССР, и обозначение самих этих листовок[1], широко[2] распространявшихся силами люфтваффе на территории Советского Союза в первые годы Великой Отечественной войны. Чаще всего с одной стороны[3][4] листовки располагался графический рисунок с призывами, а с другой[5][6] — преимущественно текстовая информация.

Содержание, предназначение и результат[править | править вики-текст]

В содержание листовок, кроме иллюстрированного слогана «Бей жида-политрука, рожа просит кирпича!», напоминающего комикс, входил «пропуск в плен» с изображением нацистской символики и обращение с заглавием: «Командиры и бойцы Красной Армии!». В «Пропуске» («Passierschein» или «Ausweis»), сопровождавшемся немецким переводом, перебежчикам гарантировался хороший прием, питание и трудоустройство[7], а обращение к красноармейцам, помимо политической агитации, порой обещало получение имущественных благ[8]. Русский текст большинства листовок изобиловал стилистическими и орфографическими ошибками.

Пропагандистское распространение этих листовок производилось Вермахтом с целью стимулирования бойцов Красной Армии к «спасительному» получению статуса советского военнопленного или дезертирству.

В начальный период военных действий расчет частично оправдался, так как советскому солдату, попавшему в трудную военную ситуацию, часто в «котёл», листовка становилась интересна в качестве сохраняющего жизнь документа («пропуск в плен»), иногда находили отклик мотивы антисемитизма («бей жида») и антисоветизма («бей политрука»). К 1943 году, в связи с переломом в ходе ВОВ и ставшим известным отношением немцев к советским военнопленным, такие листовки перестали давать немцам сколь-либо ощутимый результат, их идеологические диверсии стали более продуманными.

В разное время схожая ситуация отмечалась на фронтах союзников, там были распространены случаи сохранения «пропусков в плен» или покупки лишних, сохраняли советские листовки с «пропусками» и немецкие солдаты.

Версии о происхождении[править | править вики-текст]

Один из популярных авторов, пишущих на историческую тему, выдвинул версию, что использование в листовке жаргонного словосочетания «…рожа просит кирпича» является следствием неких немецких лингвистических исследований распространенных советских выражений[9]. В фильме «Кукрыниксы против Геббельса» сообщается, что подобные листовки составлялись прибалтийскими немцами, некоторые из которых состояли на службе у Адольфа Гитлера[10].

Версия историков[править | править вики-текст]

Историки считают, что листовка под реестровым номером 150 RA/1 была отпечатана в нацистской Германии, в середине сентября 1941 года, тиражом в 160 млн экз[11][12].

Некоторые историки полагают, что листовку «Бей жида-политрука…» по немецкому заказу составляли бывшие российские подданные или советские граждане. Так, в своей книге о немецкой пропаганде во время Второй мировой войны историк Александр Окороков[13] выдвинул версию о том, что содействие структурам Третьего рейха в составлении пропагандистского материала оказывали белоэмигранты, представление которых о советском народе мало отличалось от немецкой точки зрения, там же он отмечал, на примере листовки «Бей жида-политрука, рожа просит кирпича!», что «Нелепость такой продукции рождала в среде трезвомыслящей русской эмиграции и постсоветской интеллигенции мысль о влиянии на германские пропагандистские органы советской агентуры». Мнение о том, что эту листовку немцам помогали составлять российские эмигранты, сотрудничающие со службами агитации Вермахта и СС, высказывали историк Сергей Кудряшов[14] и военный историк Николай Аничкин[15]. Таким образом, многие профессиональные историки склонны «винить» в неграмотности немецкой листовки, в первую очередь, коллаборационистов.

Версия коллаборационистов[править | править вики-текст]

Сотрудничавшие с Вермахтом очевидцы утверждали, что подобный лозунг появился по причине недооценки немцами „антикоммунистического настроения народа“ и непонимания ими советского менталитета. Так, в эмигрантской газете „Наша страна“ были опубликованы[16] отрывки из переписки журналиста, бывшего редактора коллаборационистской газеты «За родину»[17] Анатолия Стенроса (наст. Макриди), в которых он объясняет писателю Дмитрию Панину-Сологдину, со слов немецкого генерала-прибалта, причины, по которым немцами был использован сомнительный лозунг «Бей жида-политрука, морда просит кирпича!»:

Вскоре после нашего бегства из Москвы мы сидели за столом в обществе немецкого генерала, из балтийцев, говорившего по-русски. Пользуясь тем, что меня посадили рядом с ним, после изрядного возлияния, я отважился его спросить — почему немцы так халтурно ведут антикоммунистическую пропаганду и поручают её всяким проходимцам (еще до перехода к немцам, под Москвой, я сам читал листовку, сброшенную с воздуха: «Бей жида-политрука, морда просит кирпича!»)? Почему антикоммунистическая пропаганда и антикоммунистическое настроение населения и пленных недооцениваются, не используются при наличии огромных возможностей? И вот что генерал мне ответил:

«Нами подробно разработан план кампании, в победном окончании которой не может быть никаких сомнений. А поэтому нет никакой необходимости в какой-либо импровизации и изменении плана, ни даже в его дополнении. То, о чём говорите вы, не продумано и не предусмотрено, а поэтому содержит в себе какой-то элемент риска, совершенно излишнего, мы и так победим».

Возможно, генерал думал иначе, но он выразил официальное немецкое понимание предмета.

— «Наша страна» № 2963 от 4 мая 2013

Известный антисоветчик, работник пропагандистской лаборатории Вермахта, Александр Казанцев, сетуя на то, что листовки Третьего рейха для СССР частенько сочинялись под руководством зондерфюреров[18] полевых отделов пропаганды, вспоминал следующее:

Во время моего первого визита в отдел пропаганды Вермахта я увидел в одной из проходных комнат во всю стену на транспаранте крупными буквами написанные слова: «Бей жида, политрука — рожа просит кирпича!»… После узнал, что этот «лозунг», оказывается, печатается самыми крупными буквами на каждой листовке, предназначенной для Красной Армии. По мысли немецких пропагандистов, этот несусветный и безграмотный бред должен был звучать как девиз, под которым культурная Европа идет в свой крестовый поход против коммунизма. Этот бред в качестве «руководящего лозунга» годами, чуть ли не до самого конца войны, перебрасывался на «ту» сторону.

— «Третья сила. Россия между нацизмом и коммунизмом».

Можно сделать вывод о том, что известные русские коллаборационисты не только приписывали немцам авторство неудачного лозунга, но и обвиняли их в пропагандистском провале листовки «Бей жида-политрука, рожа просит кирпича!».

Реакция советских людей[править | править вики-текст]

Точки зрения историков[править | править вики-текст]

Ряд российских историков склонялись к мнению, что листовка «Бей жида-политрука, рожа просит кирпича!», относительно всего периода Великой Отечественной войны, оказала незначительное агитационное влияние, как на военных, так и на гражданских лиц. Например, историк Борис Ковалев в своих публичных лекциях[19], ссылаясь на «Дневник коллаборантки» Л. Т. Осиповой[20][21], рассказывает о негативной реакции ожидающей избавления от советской власти части царской профессуры и интеллигенции на эту листовку[22]. Историк Сергей Кудряшов отмечал, что листовка с первых дней войны вызывала у красноармейцев негативную реакцию и смех[23], схожего мнения придерживался историк Олег Будницкий[24]. По мнению историка Александра Окорокова, эта листовка запомнилась бойцам Красной армии своей нелепостью[25], вызывала презрительное[26] непонимание основной массы советских граждан, однако он не исключал, что некоторая их часть могла с сочувствием отнестись к призыву «бить жида»[27], в том числе и по антисемитским мотивам[28]. Один из офицеров РОА утверждал, что немецкие листовки антисемитской направленности с надписями типа „Бей жида-политрука — морда просит кирпича“ в среде красноармейцев вызывали лишь омерзение[29].

Один из вариантов (лицевая и оборотная сторона) немецкой агитационной листовки. Основной мерой борьбы с подобными листовками на фронте был запрет на их чтение и сбор.

Мнения писателей и публицистов[править | править вики-текст]

У писателей и публицистов сложилось крайне противоречивое отношение к реакции советских людей на листовку про рожу «жида-политрука». Публицист Леонид Радзиховский, основываясь на книге Марка Солонина про 1941 год «22 июня»[30], сделал обобщающий вывод о том, что расчет немецкого командования на листовку «Бей жида-политрука…» оправдался[31], так как, по мнению публициста, подобные призывы находили понимание у советских солдат[32], имели у них немалый, порой колоссальный[33], успех и пользовались большим спросом не только на русско-германском фронте[34], но и среди гражданского населения СССР и Восточной Европы, по причине, в первую очередь, широко распространенного антисемитизма[35]. По мнению же политического журналиста Олега Кашина слоган про жида-политрука и его морду был крайне неудачными, потому малоэффективными[36]. Обозреватель газеты «Коммерсант» Михаил Трофименков, сравнивая эту местечковую листовку с глобальными пропагандистскими материалами союзников, отмечал преимущество американских листовок перед немецкими[37]. Писатель, географ Павел Полян считал, что айнзацгруппы, сформированные немцами из советских граждан, руководствовались именно принципом «избиения жидов»[38]. По утверждению писателя Владимира Богомолова, на участке танковых корпусов группы Гудериана были случаи, когда красноармейцы сдавались под гарантии листовок геббельсовской пропаганды «Бей жида-политрука, рожа просит кирпича!», обычно пленные расстреливались немцами[39].

Воспоминания очевидцев[править | править вики-текст]

По воспоминаниям очевидцев, эта листовка воспринималась индивидуально, а в некоторых случаях оказывала действие противоположное задуманному; к примеру, ефрейтор Борис Заманский, еврей по национальности, вспоминает, что не сдался в плен по той причине, что в последней момент вспомнил про содержание листовки о «жиде-политруке»[40]. Примером личностного восприятия листовки может служить дневниковая запись лета 1941 года известной антисоветчицы Лидии Осиповой (Олимпиада Полякова), опубликованная Олегом Будницким в сборнике «Свершилось. Пришли немцы!»: она утверждала, что, на первый взгляд, листовка имела вид малограмотной большевистской провокации, — это предположение выдвинул литературовед Р. Иванов-Разумник[41]. По воспоминаниям фронтовика Николая Никулина, впоследствии известного искусствоведа, в годы войны бывшего артиллеристом, «топорная пропаганда немцев не очень на нас действовала. Хотя на душе было достаточно скверно». При этом Никулин, цитируя как листовку про «жида-политрука», так и другой известный пример нацистской пропаганды — речёвку «Справа — молот, слева — серп…», задаётся вопросом: «Интересно, кто это сочинял, — немцы или перебежавшие к ним русские?», в итоге резюмируя: «Можно утверждать, что немецкая агитация подобного рода была организована очень плохо. И это не похоже на немцев, которые умели предусмотреть все мелочи»[42]. Однако, несмотря на примитивность языкового оборота лозунга[43], были советские люди, которые, по воспоминаниям писателя Льва Разумовского, причисляющего себя к очевидцам, восприняли призыв «Бей жида-политрука, рожа просит кирпича!» не критично[44], эту информацию подтверждали некоторые фронтовики, попавшие в такие тяжелейшие условия 1941 года, как паническое отступление[45] или зимнее окружение[46]. В 1942 году бойцы лишь ограничивались констатацией факта наличия таких листовок[47]. Позже большинство военнослужащих, в своих воспоминаниях, утверждали, что никакого впечатления эта листовка на них не производила[48]; так, редактор Артем Драбкин в одном из своих военных сборников приводит воспоминания советского лейтенанта Зельмана Ройзмана, который говорил о крайне редких случаях дезертирства во время боев за Сталинград, несмотря на то что по утрам «нередко вся наша оборона была усыпана немецкими листовками с призывами на сдачу в плен: „Бей жидов-комиссаров!“[49].

Детские воспоминания очевидцев[править | править вики-текст]

По детским воспоминаниям, а ощущения подростков от листовки почти всегда соответствовали взрослым и порой были оригинальными, никакого особого впечатления они не производили. Так, переживший ребёнком немецкую оккупацию, писатель Анатолий Кузнецов в поздних редакциях своего романа-документа «Бабий Яр» отмечал, что на молодое поколение производили впечатление разве что обещания сытой жизни с обратной стороны этих листовок, разумеется при условии сдачи в плен. Художник Илья Глазунов, тоже в юности, обращал внимание на запоминающуюся карикатурную графику листовок про «жида-политрука»[50]. Писатель Виталий Сёмин так вспоминал свои детские ощущения от листовки:

На жёлтой, как сахар-сырец, бумаге было изображено носатое, ушастое лицо в пилотке со звездой, а подпись гласила: «Бей жида-политрука, морда просит кирпича». Меня поразила мелкость злобы, не сопоставимая, казалось бы, с результатами, достигнутыми немецкой армией. И ещё поразила какая-то запущенная, давняя и непечатная малограмотность, какая-то старинная уличная глупость, какое-то безобразие, заключенное в самой конструкции этой фразы. А я ведь и ожидал прочесть что-то угрожающее, враждебное себе.

— «Нагрудный знак «OST».

Блокадник Александр Траугот, брат художника Валерия Траугота, вспоминает, что содержание разбрасываемых осенью 1941 года немецкими самолетами розовых бумажек «поражает глупостью даже нас, мальчишек: «Бей жида-политрука, рожа просит кирпича» и т.п. По радио регулярно передают списки расстрелянных за хранение этих листовок»[51].

Современные оценки[править | править вики-текст]

Одна из сторон двухцветной листовки «Бей жида-политрука, рожа просит кирпича!»

Некоторые современные исследователи, изучая листовки Третьего рейха, обращают внимание преимущественно на «комикс» со словами «Бей жида-политрука, рожа просит кирпича!», но игнорируют такую его часть, как «Пропуск в плен» или к «Командирам и бойцам Красной Армии!». Например, литературный критик Лев Аннинский, вспоминая удивление писателя Юрия Трифонова низким уровнем агитационной листовки про «жида-политрука…», допускает, что немцы могли разглядеть единственную «главную педаль»[52]: «Тут главное — „жида“ найти. Мне не дает покоя мысль: неужели же в нас все-таки что-то такое было, что позволяло им надеяться уловить нас на этом уровне?»[53].

Сторонники версии, что Великая Отечественная война началась и велась, в первую очередь, как война Третьего рейха против советских евреев, видят в немецких листовках подтверждение своим догадкам. Так, автор книг на военную тему Марк Солонин писал, что в главной[54] немецкой листовке «Бей жида-политрука…» отражалась истинная аргументация антисемитских целей вторжения Германии на территорию СССР[55], кроме того, по его мнению, для советской пропаганды антисемитское содержание немецкой листовки стало неожиданностью[56]. Схожие Марку Солонину мысли высказывал Павел Полян, защищая свою концепцию рождения Холокоста 22 июня 1941 года[57], он апеллирует к нацистскому призыву «Бей жида-политрука…»[58].

В защиту ротных политруков «с листовки» выступал обозреватель «Литературной газеты» Арсений Замостьянов, утверждая, что как раз они-то почти все погибли на войне[59]; член Союза писателей России Виктор Кузнецов вспоминал, что в детстве ему были непонятны эти листовки, так как его отец-политрук ушел на фронт, где и погиб осенью 41-го, причем, по утверждению автора, никаким «жидом» он не был[60]. Владимир Мединский, отметив, что в листовке отразились политические и исторические мифы о России[61], не считал её безвредной, так как видел в листовке продуманную геббельсовскую пропаганду в стиле «Иди, камарад, сдавайся, бей жида-политрука. Это война не твоей родины с Германией, а так — нацистско-советская. Чисто идеологическая. Ничего личного»[62]. Философ Александр Никифоров листовкой с лозунгом «Бей жида-политрука, рожа просит кирпича!» иллюстрировал отношение немцев к советскому народу как к недочеловекам, а низкое качество агитационного материала объяснял неверным расчетом немцев, сравнив его с современными политтехнологиями: «Пипл схавает!»[63]. Современные исследователи считают, что изменение литературного стиля нацистских листовок и их художественного оформления наметилось уже в 1942 году, так как вульгарно-прямолинейный[64] слоган «Бей жида-политрука, рожа просит кирпича!» практически перестал находить понимание у солдат Красной армии[65], на смену ему пришли более продуманные призывы[66].

В целом, за редким исключением, современные источники соответствуют мнению историков и очевидцев. Таким образом, большинство независимых исследователей склонны видеть в антисемитской и антисоветской части листовки «Бей жида-политрука, рожа просит кирпича!» непродуманную попытку вражеской пропаганды, совпавшую с тяжелейшим начальным периодом военных действий. Однако, из этого не следует вывод, что все немецкие листовки первых военных лет были настолько неубедительными, к примеру, немецкие листовки с Яковом Джугашвили, пленным сыном Сталина, часто оказывали, с точки зрения Вермахта, должное психологическое влияние на советских людей.

Вариации[править | править вики-текст]

Стихи[править | править вики-текст]

Распространялись и стихи с этим или схожим лозунгом, например:

«Бей ты жида и парторга

Их морды просят кирпича,

Спасайся к нам от их нагана

„Сталин капут“ во всю крича».

— «Особый фронт»[67].

Проза[править | править вики-текст]

В целом, лозунги с содержанием «Бей политруков! Бей жидов!», особенно в начальный период войны, являлись основой немецкой печатной пропаганды, распространялись они чаще всего на листовках, посредством сбрасывания с самолетов или через агитационные боеприпасы[68]. Периодические издания на оккупированной территории СССР в годы Великой Отечественной войны наполнялись материалом схожей направленности с аналогичными призывами.

Историк Борис Соколов утверждал, что схожий лозунг «Бей жида-большевика, морда просит кирпича» активно использовался нацистской пропагандой при обработке мирного населения и, по словам историка, часто «падал на благодатную почву»[69]. Журналист Максим Соколов отмечал, что чем хуже было состояние дел на фронте, тем больше готовность была бить «жида-большевика» и наоборот[70], при этом обратив внимание, что и первые советские агитационные листовки были стилистически схожими с немецкими.

В искусстве[править | править вики-текст]

  • В фильме «Ленинград» артистка Василевская показывает Гафту листовку «Бей жида-политрука, рожа просит кирпича».
  • В фильме «Иди и смотри» один из героев критически оценивает лозунг «Бей жида-большевика, морда просит кирпича».
  • В повести Константина Воробьёва «Убиты под Москвой» советские солдаты иронизируют над нескладным слогом лозунга.
  • Этот же эпизод присутствует и в экранизации повести — фильме «Это мы, Господи!..».
  • Роман Юрия Слепухина «Тьма в полдень».
  • Писатель Михаил Алексеев в романе «Мой Сталинград» изобразил шесть бойцов-новичков, которые начитавшись вражеских листовок «Бей жида-большевика: Морда просит кирпича», закопали в землю винтовочные штыки и собрались было сдаваться.

См. также[править | править вики-текст]

Примечания[править | править вики-текст]

  1. «Идейный коллаборационизм в годы Великой Отечественной Войны» (продолжение) «Эхо Москвы», передача «Не так» от 11.06.2011, историк Олег Будницкий: «Листовка („Бей жида-политрука, рожа просит кирпича!“) была совершенно аутентична, её выпускали самые настоящие немцы, никакие не большевики. Это был их уровень представлений о том, как нужно разговаривать с русским народом».
  2. «Трагедия Бабьего Яра: преступление и равнодушие» «Русская служба BBC» от 29 сентября 2011, Артем Кречетников: "Самым распространенным лозунгом на листовках, которые они разбрасывали с самолетов над отступающими колоннами Красной Армии, был лозунг «Бей жида-политрука!».
  3. «Державна архівна служба України» Государственная архивная служба Украины, листовка 150 RA, сторона с рисунком и лозунгом.
  4. «Державна архівна служба України» Государственная архивная служба Украины, вариант антисемитской листовки-пропуска, сторона с рисунком, «пропуском в плен» и символикой «Третьего рейха».
  5. «Державна архівна служба України» Государственная архивная служба Украины, листовка 150 RA, сторона с пропагандистским текстом и символикой «Третьего рейха».
  6. «Державна архівна служба України» Государственная архивная служба Украины, сторона немецкой листовки с пропагандистским текстом.
  7. См. листовку «Бей жида-политрука, рожа просит кирпича!», пропуск (passierschrin): «Немецкие офицеры и солдаты окажут перешедшему хороший прием, накормят его и устроят на работу».
  8. См. листовку «Бей жида-политрука, рожа просит кирпича!», серия 150 RA, обращение «Командиры и бойцы Красной Армии!»: «Торопитесь! Немцы в занятых ими областях уже приступили к разрешению земельного вопроса. Красноармейцы, не опоздайте, иначе вы останетесь без земли!»
  9. «Повседневная жизнь Москвы в сталинскую эпоху, 1930—1940 годы», автор Георгий Андреевский: "Кстати, в октябре 1941 года в одной из немецких газет был опубликован очерк некоего Шварца фон Берка, в котором утверждалось, что немцы основательно изучили все русские ругательства и установили, что чаще всего русские повторяют фразу: «Рожа просит кирпича». Поэтому-то, наверное, немцы и стали использовать её в своих листовках: «Бей жида-политрука — рожа просит кирпича». На наших плакатах политрук выглядел по-другому, и слова на плакате были другие: «Военный комиссар — отец и душа своей части».
  10. «Кукрыниксы против Геббельса» "Государственный интернет-канал «Россия».
  11. Ломагин Н.А. Неизвестная блокада. Кн. 1. — Изд. 2-е. — СПб.: Издательский Дом «Нева», 2004. — С. 196. — 576 с. — ISBN 5-7654-3417-7.
  12. Жуков, 2015, с. 90.
  13. Окороков А. В. Особый фронт. Немецкая пропаганда на Восточном фронте в годы Второй мировой войны. — 2007. — С. 29—32. — ISBN 978-5-85887-237-5., историк Александр Окороков: «В некоторых случаях в составлении таких („Бей жида-политрука, рожа просит кирпича!“) пропагандистских материалов принимали участие русские белоэмигранты. Вероятно, их представление о советских (именно советских, а не русских) людях мало отличалось от немецкой точки зрения».
  14. «Гитлеровская пропаганда 1941-го: фальшивый сын Молотова», радио «Свобода» от 05.12.2009
  15. Армен Гаспарян, книга «Неизвестные страницы Великой Отечественной войны»
  16. „Наша страна“ от 4 мая 2013 № 2963 Рубрика „Из архива редактора“. Статья „Миф о героической работе верхушки НТС“, Письма редактора газеты „За Родину“ А. Г. Макриди-Стенроса писателю Д. М. Панину-Сологдину — из Канберры в Париж».
  17. «Периодическая печать на оккупированной территории Северо-Запада РСФСР, 1941—1944» Санкт-Петербургский государственный университет С. К. Бернев: «Газета „За родину“. Ежедневная газета, которая выходила с 11 сентября 1942 г. до лета 1944 г. Издательство и редакция находились во Пскове по адресу ул. Башенная, дом № 46. Главным редактор был Анатолий Петров (Ф. Т. Лебедев), а с 1944 г. — Анатолий Стенрос (Макриди)».
  18. «Третья сила. Россия между нацизмом и коммунизмом», Александр Степанович Казанцев: «Вместе с соблазнами котелком, папиросой и деньгами, зондерфюреры — руководители отделений пропаганды на фронте уделяли внимание в листовках и политическим вопросам… Все это писалось таким невозможным русским языком, что искажало даже несложный смысл, превращая листовку в определенно антинемецкий документ».
  19. «Борис Ковалев. Культура в коричневых тонах». См. с (06:00)
  20. «Свершилось. Пришли немцы!» Идейный коллаборационизм в СССР в период Великой Отечественной войны". ISBN 978-5-8243-1704-6; 2012 г.
  21. «Дневник либерала» Лидия Осипова: «Немецкие самолеты сбрасывали пропагандные листовки. Мы одну подобрали. Какое убожество, глупость и подлость. А, главное, бездарность. „Морда просит кирпича“. „Бей жида-политрука“ и пр. И какой вульгарный и исковерканый язык. И не только на нас, интеллигентов, они произвели кошмарное впечатление. У всех настроение как перед смертью. Неужели же мы и здесь ошиблись, и немцы то же самое, что о них говорит советская пропаганда…»
  22. Публичная лекция «Культура в коричневых тонах». 29.01.13, Нижний Новгород, Кремль. Борис Ковалев: "Вот стоят эти самые питерские интеллигенты, смотрят в этот самый текст («Бей жида-политрука, рожа просит кирпича!») и говорят: «Неужели эта та самая цивилизованная Европа, которую мы столько лет ждали?!».
  23. «Гитлеровская пропаганда 1941-го: фальшивый сын Молотова», радио «Свобода» от 05.12.2009, историк Сергей Кудряшов: "Потому что когда они наступали в июне-июле и даже августе 1941 года, часто пропаганда, скажем так, мягко выражаясь, не отличалась особым изяществом, и над ней смеялись красноармейцы. Ну, известная листовка «Бей жида-политрука! Рожа просит кирпича». Они сохранились, эти листовки, — ну, глупость неимоверная. Поэтому в армии над ними, конечно же, смеялись.
  24. «Холокост на советской территории: Беседа с профессором Олегом Будницким» Радио «Свобода» от 21.03.2010, историк Олег Будницкий: «И одна из самых тупых и широко распространенных немецких листовок звучала примерно так: „Бей жида политрука, морда просит кирпича“. Это буквальный текст. На самых темных красноармейцев такая пропаганда, конечно, не действовала, но была и более тонкая пропаганда».
  25. «Особый фронт : Немецкая пропаганда на Восточном фронте в годы Второй мировой войны», ISBN 978-5-85887-237-5, Александр Окороков: «Примитивность листовок, по высказываниям советских ветеранов войны, вызывала не только смех, но и недоуменный вопрос: неужели немцы идиоты?».
  26. «Особый фронт : Немецкая пропаганда на Восточном фронте в годы Второй мировой войны», ISBN 978-5-85887-237-5, Александр Окороков: «Такие листовки („Бей жида-политрука, рожа просит кирпича!“) мы, конечно, с презрением выбрасывали».
  27. «Особый фронт : Немецкая пропаганда на Восточном фронте в годы Второй мировой войны», ISBN 978-5-85887-237-5, Александр Окороков: «В то же время не следует забывать, что такая продукция (так называемая чёрная пропаганда) была направлена на массового потребителя, не отличавшегося особым образованием и знанием политических тонкостей. Для многих из них грубо начертанного образа врага — жида-политрука было достаточно для подпитки своего неудовлетворения жизнью и действиями властей».
  28. «Особый фронт : Немецкая пропаганда на Восточном фронте в годы Второй мировой войны», ISBN 978-5-85887-237-5, Александр Окороков: «Следует также сказать, что антиеврейские настроения на бытовом уровне были широко распространены не только в массах простого люда, но и в среде старшего и высшего командного состава РККА».
  29. Игорь Ермолов. § 1. Политический коллаборационизм // Три года без Сталина. Оккупация: советские граждане между нацистами и большевиками. 1941-1944. — Litres, 2013. — 945 с. — ISBN 9785457035249.
  30. "Л. Радзиховский. «Разгром» Сайт Марка Солонина, копия статьи из «Ежедневного журнала» от 22 июня 2005, Леонид Радзиховский (о книге Марка Солонина «22 июня»): «В итоге Солонин не голословно, а доказательно утверждает…», «Дотошный Солонин…», «Г-н Солонин, не связанный „омертой“ (заговор молчания — М. С.) касты профессиональных военных историков» и т. д. до в том числе «Бей жида-политрука, рожа просит кирпича!»
  31. «Разгром» «Ежедневный журнал», 22 июня 2005, Леонид Радзиховский: «Эта ставка сработала в июне 1941-го: знаменитая листовка „Бей жида-политрука, просит морда кирпича!“ в сочетании с демонстрацией немецкой мощи и растерянности советского начальства била красноармейца наповал».
  32. «Леонид Радзиховский: Последняя война» Деловая газета «Взгляд» от 21 июня 2006, Леонид Радзиховский: «Немецкие листовки „Бей жида-политрука, просит морда кирпича!“, „Слева молот, справа — серп. Это ваш советский герб. Хочешь жни, а хочешь куй, все равно получишь — … !“ неплохо ложились на душу простому солдату. Потому что он — по жизни — видел, что за этим стоит какая-то правда. Паршиво он жил за „жидами-политруками“ (а кто они там по „этническим признакам“, его не слишком-то волновало, — „жиды“, одно слово!) и не много получал на трудодни от своего серпа-молота …».
  33. Программа «Особое мнение» «Эхо Москвы» от 09.05.2008, Леонид Радзиховский: «Естественно, на сладкое всегда антисемитские лозунги, немецкие войска разбрасывали листовку: бей жида-политрука, просит морда кирпича. Эта листовка имела колоссальный успех».
  34. Программа «Особое мнение» «Эхо Москвы» от 19.09.2008, Леонид Радзиховский: «Это („Бей жида-политрука…“) абсолютно исторический документ, разбрасывали их миллионами на русско-германском фронте. Имели немалый, говорят, успех… Да, пользовалась спросом».
  35. «Последний этап» «Еврейское слово», № 22 (440), 2009, Леонид Радзиховский: «Именно эта — и только эта! — идея (22 июня германская армия начала свой крестовый поход „против евреев“) в миллионах листовок внушалась и солдатам Красной армии („бей жида-политрука, просит морда кирпича!“), и населению СССР и других стран Восточной Европы. Немцы отлично знали, что, во-первых, такие семена падают на идеально взрыхленную почву — на традиционную юдофобию в Прибалтике, Украине, Белоруссии, России, Польше, Румынии, везде, где жили большие массы евреев».
  36. «Относительность правды. Как немцы агитировали советских людей» «Русская жизнь» от 22 июня 2007, журналист Олег Кашин: «Даже на тех советских граждан, которые были настроены по отношению к немцам вполне лояльно, идиотский слоган про жида-политрука и его морду, которая просит кирпича, совсем не действовал».
  37. «Оформление ада. Михаил Трофименков о выставке „Искусство влияния. Азиатская пропаганда. 1900—1976“ в Лондоне» Журнал «Коммерсантъ Weekend» № 22 от 14.06.2013, стр. 10: «Немцы писали „Бей жида-политрука, // Морда просит кирпича“ и проиграли. Янки, агитируя за экономию горючего, рисовали — „Если ты едешь один, ты везешь Гитлера“ — призрачного фюрера рядом с водителем кабриолета и выиграли».
  38. «Воспоминания еврея-красноармейца», ISBN 978-5-9533-5705-0; 2011, Павел Маркович Полян: "На своих штандартах айнзатцкоммандо вполне могли бы начертать и следующий шедевр геббельсовской пропаганды: «Бей жида-политрука, морда просит кирпича!».
  39. «Срам имут и живые, и мертвые, и Россия», Владимир Осипович Богомолов: «В листовке, распространяемой в те месяцы ротами пропаганды 24-го, 46-го и 47-го танковых корпусов группы Гудериана, геббельсовской листовки, получившей известность по набранному крупным шрифтом лозунгу „Бей жида-политрука, рожа просит кирпича!“, сообщалось: „Все командиры и бойцы Красной Армии, которые перейдут к нам, будут хорошо приняты и по окончании войны отпущены на родину“; однако, когда советские военнослужащие попадали в плен к танкистам Гудериана, их расстреливали».
  40. «Воспоминания ветеранов войн» Заманский Борис Наумович: «Я уже был наслышан о том, что немцы уничтожают евреев, но мне было тяжело поверить в эти слухи, слишком ужасными, дикими и неправдоподобными они мне показались. Но в этот момент вспомнил, как подобрал в окружении немецкую листовку с текстом — „Бей жида-политрука“. Это стало для меня последней каплей. К лодкам я не пошел… Немцы ещё раз „проверили“ островок из минометов».
  41. «Свершилось. Пришли немцы!» Идейный коллаборационизм в СССР в период Великой Отечественной войны", ISBN 978-5-8243-1704-6; 2012 г. Лидия Осипова (Олимпиада Полякова): «Иванов-Разумник высказал предположение, что это большевики, чтобы скомпрометировать немцев, под их марку выпустили листовки („Морда просит кирпича“. „Бей жида-политрука“ и пр.). Мы вздохнули с облегчением и опять стали надеяться на лучшее…»
  42. Никулин, Николай Николаевич. Воспоминания о войне. 2-е издание. СПб. Издательство Гос. Эрмитажа.. belousenko.com. Проверено 5 июля 2013. Архивировано из первоисточника 10 июля 2013.
  43. «Пропаганда для разложения Красной Армии» «Независимая газета» («Военное обозрение») от 17.06.2005: «Здесь использовались различные приемы и средства идеологического разложения советских солдат — от примитивных лозунгов типа „Бей жида-политрука, рожа просит кирпича!“ до пламенных воззваний начать новую, на этот раз антибольшевистскую-антиеврейскую революцию».
  44. Журнал «Нева», № 11 и 12, 1995, «Нас время учило», Лев Разумовский, часть вторая. Фронт. Прифронтовой лес: «Я слушаю, притаясь. Листовка прочтена и прячется за пазуху. — Верно написано, — говорит Шаромов оглядываясь. — Вся война-то из-за явреев… Известное дело».
  45. «Е. А. Гольбрайх. Я знал, что нужен». рядовой Е. А. Гольбрайх: «Нам на головы немцы листовки с воздуха сыпали. Мол, Москва взята, Красная Армия разбита. Бей жидов-комиссаров и так далее. Многие начали верить написанному в листовках».
  46. «Я помню. Воспоминания ветеранов ВОВ» Шер Арон Лазаревич: «Тысячи листовок летели на наши головы с текстом „Бей жидов-комиссаров, сдавайся в плен!“. Люди молча вставали с земли и уходили из леса сдаваться к немцам».
  47. «Я помню. Воспоминания ветеранов ВОВ» Топтыгин Александр Николаевич: "Потом, в 1942 году, когда воевал на Волховском фронте, видел листовку, на которой был изображен красноармеец, бьющий по лицу политрука, у которого из глаз летели искры. Под рисунком была подпись: «Бей жида-политрука, морда просит кирпича». На обороте был пропуск в плен и написано что-то вроде: «надевайте эту листовку на штык и идите к нам!»
  48. «Я помню. Воспоминания ветеранов ВОВ» Овсянников Николай Петрович: «Потом дальше нарисована голова, какой-то лейтенант, два кубика в петлицах, хочу сразу сказать, такие глупейшие, малограмотные надписи. Даже нескладные. Такое лицо в нас — вверху: Бей жида, политрука! Дальше. Морда просит кирпича. Глупо же!»
  49. , Драбкин Артем Владимирович, книга „Я дрался в Сталинграде. Откровения выживших“, лейтенант Зельман Ройзман: „Были ли в роте случаи перехода на сторону врага? Достоверных таких случаев не было, но один раз у нас исчез боец из окопа боевого охранения, но сам ли он перешел к немцам, или его немецкая разведка сцапала — я не знаю“. До начала нашего наступления немцы очень часто сбрасывали листовки с самолетов на наши головы и вели пропаганду через громкоговорительные установки. По утрам нередко вся наша оборона была усыпана немецкими листовками с призывами на сдачу в плен: „Бей жидов-комиссаров!“. Листовки были из лощеной бумаги, в центре красочный рисунок — Сталинград, охваченный огненным кольцом, а со всех сторон немецкие танки. Бойцы не боялись поднять такую листовку с земли, так как политрука в роте у нас уже не было, а бригадные особисты на передний край нос не совали, у нас же убивают, зачем им это… Самострелов в роте тоже не припомню…».
  50. «Россия распятая», Илья Глазунов: «…и однажды, проснувшись утром, мы увидели на дороге гонимые ветром листовки. Запомнился на одной из них рисунок — карикатура, изображающая, как красноармейцы бьют ногами корчащегося на земле носатого комиссара, и надпись под ней: „Бей жида-политрука, морда просит кирпича“…».
  51. «Ничто не забыто: 320 страниц о 900 днях блокады Ленинграда», воспоминания Александра Траугота «Квартира № 6». ISBN 5-8452-0332-5
  52. Статья «Рус, сдавайся» Газета префектуры ЦАО г. Москвы «Москва-центр», № 8-9, 4-10 мая, автор Лев Аннинский: "А вот главная педаль: «Бей жида-политрука! Рожа просит кирпича!» И это все. Это — крупным шрифтом — через всю «флюг-блатерию».
  53. Книга «Русские плюс…», Аннинский Лев Александрович
  54. «Цена Победы : Русский Холокост» «Эхо Москвы» от 02.10.2006, программа «Цена Победы» Виталия Дымарского, публицист Марк Солонин: «То есть самая главная немецкая листовка, наши слушатели-ветераны подтвердят, которые сыпались с неба, это: „Бей жида-политрука, просит рожа кирпича“. Так просто, без рифмы, без ритма, но доходчиво. То есть это был стержень, это был основной стержень всей немецкой пропаганды, всей аргументации того, для чего они пришли. Ну, не могли же они прийти и сразу сказать, для чего они пришли в Россию. Главный был аргумент — освободить вас от жидовской власти, которая засела в Кремле».
  55. Книга «22 июня. Анатомия катастрофы», Солонин Марк Семёнович: «На Восточном фронте все было совершенно по-другому. „Бей жида-политрука, рожа просит кирпича“. Текст этой знаменитой листовки, в огромных количествах сыпавшейся с неба на колонны отступающих советских войск, в простой, доступной, запоминающейся форме выразил самую суть дела. Не просто „жида“ и не просто „политрука“, а именно „жида-политрука“».
  56. Солонин Марк Семёнович, «Фальшивая история Великой войны»: «В первые же дни войны советская пропаганда растерялась перед градом немецких листовок с коротким, но выразительным лозунгом: „Бей жида-политрука, рожа просит кирпича“. Ничего лучше, чем поза перепуганного страуса, придумано не было. Всякие упоминания о геноциде евреев начали старательно вычеркиваться из газетных полос».
  57. Материалы научных конференций центра «Сэфер» по иудаике «Проблемы еврейской истории», Павел Маркович Полян: «Моя личная позиция и моя датировка таковы: Холокост как целенаправленное и систематическое уничтожение еврейского на рода силами немецкого государства начался на рассвете 22 июня 1941 г., в миг нападения Германии на Советский Союз».
  58. Материалы научных конференций центра «Сэфер» по иудаике «Проблемы еврейской истории» (ISBN 978-5-9953-0019-9), Павел Маркович Полян: «Слабым местом в системе моей аргументации является на первый взгляд „Приказ о комиссарах“: ведь евреи там прямо не упоминаются. Вся моя контраргументация в этом вопросе базируется на трех тезисах: 1)расстрелы комиссаров, и среди них евреев, начались уже в первый день войны; 2) имело место пропагандистское отождествление еврейства и комиссарства (большевизма) — „бей жида-политрука“; 3)конечная эффективность этой пропаганды: есть ряд свидетельств того, что в некоторых соединениях приказ „поняли“ и евреев не щадили».
  59. «Почему они ненавидят Победу?» «Литературная газета» № 18 (6320) от 04.05.11, журналист Арсений Замостьянов: «Кажется, они (демократическая общественность) готовы повторить клише гитлеровской пропаганды: „Бей жида-политрука…“ А ротные политруки 1941-го — такие, как Долгих, — почти все полегли, защищая Родину».
  60. «Русская Голгофа» писатель Виктор Кузнецов: «Другая листовка была для меня ещё непонятнее: „Бей жида-политрука, рожа просит кирпича!“ Мой папа, о котором мы ничего не знали около трех месяцев, ушел с ополчением на фронт. Он был политруком, так как в этой же должности служил в городской пожарной команде. Родился он в деревне Заречье в Костромской области, никаким „жидом“ не был. Ни единой строчки от него с фронта мы так и не получили. Осенью 41-го он погиб…»
  61. Книга «О русском пьянстве, лени и жестокости», Мединский Владимир Ростиславович: "Гитлеровская Германия породила свои политические и исторические мифы о России. Эти мифы, в частности, выразились в знаменитом «пропуске в плен»: советским солдатам советовали идти сдаваться со словами: «Бей жида-политрука, морда просит кирпича».
  62. Мединский Владимир Ростиславович, книга «Война. Мифы СССР. 1939—1945».
  63. «Хочу Вождя! Почему все неправы, а я за Сталина». профессор Александр Леонидович Никифоров: «Рассматривая советских людей как представителей низшей расы, немецкие пропагандисты не особенно заботились о качестве своих пропагандистских материалов, полагая, что для глупых недочеловеков и этого достаточно. Как, впрочем, и сейчас говорят современные политтехнологи: „Пипл схавает!“ Приходи сдаваться и произнеси слова: „Бей жида-политрука, рожа просит кирпича!“ — говорилось в одной из листовок, они послужат тебе паролем. У немецкой пропаганды времён войны ничего не вышло, народы СССР, отбросив обиды и недовольство, сплотились вокруг своего правительства».
  64. Нацистская война на уничтожение на северо-западе СССР: региональный аспект. Материалы международной научной конференции (Псков, 10 — 11 декабря 2009 года), «Творческий коллаборационизм и Холокост», историк Борис Ковалев:«Они могли быть вульгарно прямолинейными, как, например, в иллюстрированной листовке 1941 года „Бей жида-политрука, рожа просит кирпича!“, так и достаточно завуалированными: придание семитских черт „лесным бандитам“ в антипартизанских плакатах 1942-43 гг».
  65. «Русская Национальная Народная Армия» «Военное обозрение» от 10 февраля 2011: «Они пришли к пониманию того, что одними листовками с девизом „Бей жида-политрука, рожа просит кирпича!“ много сторонников на свою сторону не привлечешь».
  66. «Дорога на Голгофу-II» «Тихоокеанская звезда» от 07.02.2013, журналист Александр Чернявский: «Уже в начале 1942-го лица, курировавшие немецкую военную пропаганду на Восточном фронте, заметили, что эффективность их агитации от месяца к месяцу падает: уменьшается число перебежчиков, проникновенные строки популярного слогана „Бей жида-политрука, морда просит кирпича“ все реже находят дорогу к очерствевшему сердцу красноармейца. Поэтому было решено сделать, говоря современным языком, перезапуск пропагандистской кампании».
  67. «Особый фронт. Немецкая пропаганда на Восточном фронте в годы Второй мировой войны» ISBN 978-5-85887-237-5; 2007 г.
  68. «Вермахт против евреев. Война на уничтожение». Историк Александр Ермаков: "Они (пропагандистские роты) были оснащены машинами с громкоговорителями, а для распространения изготовленных ими листовок предполагалось использовать самолеты или специально сконструированные снаряды для гаубиц. Главными лозунгами были: «Бей политруков! Бей жидов!», «За освобождение от кровавого сталинского гнета и жидовской эксплуатации»
  69. 2. «Немецкая пропаганда на оккупированной территории (из цикла „Как у Дюма…“).» «Радио Свобода» от 29.06.13
  70. «Изобретатель Пулитцеровского велосипеда» «Известия» от 7 февраля 2013.

Литература[править | править вики-текст]

  • Жуков Д. А., Ковтун И. И. Антисемитская пропаганда на оккупированных территориях РСФСР. — М.: РЕК, НПЦ "Холокост", 2015. — 351 с. — (Российская библиотека Холокоста). — ISBN 978-5-222-25580-3.