Белков, Евгений Христофорович

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску

Евге́ний Христофо́рович Белко́в (13 (25) сентября 1882, Петрозаводск — 1 декабря 1930, Ленинград) — бывший священник Русской православной церкви, один из основателей обновленческого раскола в мае 1922 года. Основатель и глава маргинальной обновленческой группы «Союз религиозных трудовых общин» (1922—1925).

Биография[править | править код]

В 1894 году окончил первый класс Ставропольского духовного училища и, в связи с новым назначением отца, был принят во второй класс Симферопольского духовного училища, который окончил в 1897 году. В 1898 году окончил первый класс Таврической духовной семинарии и, в связи с новым назначением отца, был принят во второй класс Ярославской духовной семинарии, которую окончил в 1903 году. В 1904 году поступил в Демидовский юридический лицей в Ярославле[1].

В 1906 году переехал в Санкт-Петербург и перевелся на юридический факультет Санкт-Петербургского университета[2].

В 1906—1907 года вместе с отцом редактировал церковно-общественный журнал «Звонарь»[2].

Осенью 1907 года отчислен из Санкт-Петербургского университета за то, что не внёс плату за обучение[2].

В 1908 году — редактор-издатель еженедельного церковно-общественного журнала «Луч света»[3], в качестве приложений выходили журналы «Библиотека церковного реформатора», «Отдых», «Церковная реформа».

С осени 1909 по декабрь 1911 года вновь учился на юридическом факультете Санкт-Петербургского университета и вновь не окончил его[2].

В 1911 году вышел сборник рассказов Евгения Белкова «В мире рясы», содержавший резкие нападки на высшее духовенство и монашество. Выступает в печати под псевдонимами: Б—в; Евг. Б.; Толшемский, Х[2].

В 1915/1916 учебном году обучался на историко-филологическом факультете Санкт-Петербургского университета, но был призван в армию. Горячо приветствовал Февральскую революцию[2].

Являлся членом созданного в 1917 году общества «Соборный разум», был учеником и другом руководителя общества протоиерея Иоанна Егорова, одним из организаторов одноименного кооперативного издательства[2][4].

В конце 1917 года женился на Марии Владимировне Пирамидовой[5], был рукоположен в сан иерея и назначен третьим священником церкви святых Захария и Елисаветы на Фурштадтской улице[2], настоятелем которой был Александр Введенский[6].

В июне 1918 года при посещении Патриархом Тихоном Петрограда в составе делегации общества «Соборный Разум» вручил ему приветственный адрес[2][7].

Осенью 1918 года восстановлен как студент Санкт-Петербургского университета, в 1919 года вновь был призван на военную службу, в марте 1921 года подавал прошение о зачислении на факультет общественных наук[2].

Награждён бархатной фиолетовой скуфьёй. Награжден камилавкой[5].

29 марта 1922 года подписал декларацию о помощи голодающим «Петроградской группы прогрессивного духовенства», которая являлась первым программным документом данной группы[8].

9 мая 1922 года прибыл на поезде в Москву вместе с другими членами петроградской группы «прогрессивного духовенства»[9]. Признал справедливым обвинение приговоренных к расстрелу по делу московского духовенства и верующих. Одновременно Евгений Белков направил во ВЦИК ходатайства о замене высшей меры наказания — расстрела более мягкой мерой всем приговоренным кроме Сергия Тихомирова и Михаила Роханова[10].

12 мая 1922 года представители петроградского духовенства встретились с саратовскими священниками Сергием Ледовским и Николаем Русановым, согласившимся участвовать в церковном расколе. В тот же день они встретились с московским священником Сергием Калиновским, который сообщил, что в ближайшее время выйдет из печати первый номер основанного им журнала «Живая Церковь», по поводу которого он уже давно вел переписку с петроградцами. Тут же было решено, что новое движение будет называться «Живая церковь»[11].

В тот же день поздно вечером вместе с Александром Введенским, Владимиром Красницким, Сергием Калиновским и псаломщиком Стефаном Стадником прибыл к Троицкому подворью, где встретился с Патриархом Тихоном[11].

13 мая 1922 года он подписал воззвание «Верующим сынам Православной Церкви России», призывавшее к осуждению иерархов, «виновных в организации противодействия государственной власти». Это был первый документ, подписанный совместно московскими, петроградскими и саратовскими обновленцами и являющийся программным для «Живой Церкви»[12].

15 мая 1922 года Введенский, Белков и Стадник на основании отношения ЦК Помгол получили вознаграждение за работу по изъятию церковных ценностей[13]

18 мая вместе с другими участниками группы «прогрессивного духовенства» и епископом Леонидом (Скобеевым) создал Высшее цереовное управление[5].

28 мая вместе с другими петроградскими священниками, создавшими ВЦУ, был отлучён от Церкви митрополитом Петроградским Вениамином (Казанским). В июне того же года временно управлявший Петроградской епархией епархией епископ Ямбургский Алексий (Симанский) восстановил общение отлученных с Церковью.

Занявший Троицкое подворье на Самотёке священник Владимир Красницкий[14] организовал там «Центральный комитет группы „Живая Церковь“», куда вошёл и Белков[15].

В июне того же года становится управляющим делами ВЦУ и редактором журнала «Живая Церковь», вместо отстранённого от этих должностей священника Сергия Калиновского[16]. 28 июня 1922 обновленческим ВЦУ был возведён в сан «протоиерея» с возложением палицы. 25 июля того же года награждён митрой. 26 июля 1922 года становится членом предсоборной комиссии при обновленческом ВЦУ[5].

Хотя Белков первоначально был «ярым сторонником» «Живой церкви»[14], но очень скоро разочаровался в «Живой церкви» и Красницком. Как указывается в книге «Очерки русской русской церковной смуты»: «деятельность Белкова в организации „Живой Церкви“ была незначительной: литератор и энтузиаст, он был на редкость сумбурный и беспорядочный человек, и, наконец, у него был ещё один крупный недостаток, который мешал ему играть выдающуюся роль в „Живой Церкви“: он был честным человеком — и ему претили методы Красницкого»[17].

В августе 1922 года из-за конфликтов с руководителем «Живой церкви» Владимиром Красницким был исключен из ВЦУ[5]. Как указывается в книге «Очерки по истории русской русской церковной смуты»: «Стоило ему выступить против всемогущего диктатора, как он был немедленно снят с поста управляющего делами и выведен из состава высшего управления; на его место был назначен никому дотоле не известный мирянин из Ярославля А. И. Новиков»[18].

В том же месяце он вернулся в Петроград и вошёл в обновленческое Петроградское епархиальное управление[19].

После того, как Антонин (Грановский) объявил о разрыве с Красницким и подверг сокрушительной критике «Живую Церковь», петроградская организация «Живой Церкви» во главе с Введенским, Боярским и Белковым о своей солидарности с Антонином объявила о солидарности с Антонином[20].

В сентябре 1922 года вышел из состава петроградской группы ЖЦ примкнул группировке митрополита Антонина (Грановского) «Союз церковного возрождения», организовав петроградский комитет СЦВ, и стал членом президиума СЦВ[5]. В ноябре 1922 года покинул СЦВ и присоединился к возглавляемому Александром Введенским Союзу общин древлеапостольской церкви.

В декабре 1922 года обвинил Введенского в предательстве, после чего создал и возглавил «Союз религиозно-трудовых общин»[21], состоявший преимущественно из прихожан Захарие-Елисаветинской церкви в Петрограде. В январе 1923 года новое объединение стало распространять следующие объявления, отпечатанные в типографии[22]

«Захариевская религиозно-трудовая община. (Фурштадтская у л., 38.)

1. Накануне воскресных и праздничных дней совершается всенощная на русском языке. Начало в 7 часов вечера.

2. По воскресеньям в 7 часов вечера — акафист Пресвятой Деве Марии на русском языке и после него — беседы на темы о жизни в Боге (Вера и жизнь).

3. По четвергам в 7 часов вечера — акафист Иисусу Христу на русском языке и после него — евангельские беседы (Евангелие в жизни). Совершает богослужение и ведет беседы о. Евгений Белков».

В январе 1923 года настоятелем Захарие-Елизаветинской церкви, Александром Введенским, уволен от должности священника храма. 20 апреля того же года становится настоятелем петроградской Троицкой церкви на Стремянной[5].

В мае 1923 года не признал постановлений обновленческого поместного собора, вышел из обновленческого Петроградского епархиального управления и 15 мая был уволен из клира Троицкой церкви и выведен за штат[5].

Краснов-Левитин и Шавров признавая за документами, выпущенными Белковым искренность и проникновенность, констатировали: «его течение не выходило из русла тогдашнего обновленчества, дискредитировавшего себя в глазах широких масс. Поэтому народные массы, которые толпами текли к самарскому дворнику Ивану Чурикову, не пошли за образованным, талантливым, культурным человеком, каким был о. Евгений Белков. И это предопределило печальный конец его группировки. Основатель „Союза религиозно-трудовых общин“ так и остался генералом без армии»[23].

18 июля 1923 он опубликовал в газете «Известия» декларацию «Союза религиозно-трудовых общин».

15 июля 1923 освобожденный из-под ареста Патриарх Тихон отлучил обновленцев от Церкви. В Послании Патриарха Тихона говорится: Введенский, Красницкий, Калиновский и Белков «овладели церковной властью путем захвата, самовольно, без всяких установленных правилами Нашей Церкви законных полномочий… Все действия и таинства, совершенные отпавшими от Церкви епископами и священниками, безблагодатны, а верующие, участвующие с ними в молитве и таинствах, не только не получают освящения, но подвергаются осуждению за участие в их грехе».

С 7 июля 1923 по сентябрь 1924 года был настоятелем Преображенского собора Петрограда (Ленинграда)[5].

«Чего-чего только не делал о. Белков, чтобы расширить деятельность своего Союза: добился передачи его в ведение Спасо-Преображенского собора (на Литейном), объявил себя осенью 1923 г. епископом, какие-то случайные архиереи совершали хиротонию, сблизился с Антонином, под конец даже признал патриарха Тихона — ничто не помогало: массы к нему не шли. Один, с небольшой кучкой своих сторонниц (интеллигентных женщин), служил он в холодном и пустом соборе»[24].

В марте 1925 Евгений Белков вышел из «Союза религиозно-трудовых общин», который вскоре распался[24]. Спасо-Преображенский собор на Литейном проспекте перешёл в ведение Союза церковного возрождения[25].

О последнем периоде его жизни в книге «Очерки по истории русской церковной смуты» написано так: «В течение нескольких лет затем проживал о. Евгений Белков в Петрограде, на квартире у одной из своих сторонниц. Древний русский недуг — запой — поразил его под влиянием неудач. Оборванный, опустившийся, бродил он по Петрограду, изредка заходил в церковь (большею частью в Вознесенский собор). Здесь молился он жарко и мучительно. „Душа моя скорбит смертельно“, — вырывались у него иной раз слова…»[24].

Скончался 1 декабря 1930 года от травмы головы, полученной в результате удара. Похоронен на Серафимовском кладбище Санкт-Петербурга[5].

Примечания[править | править код]

  1. Лавринов, 2016, с. 239.
  2. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 М. В. Шкаровский. БЕЛКОВ // Православная энциклопедия. — М. : Церковно-научный центр «Православная энциклопедия», 2002. — Т. IV. — С. 525-526. — 752 с. — 39 000 экз. — ISBN 5-89572-009-9.
  3. Луч света // Библиография периодических изданий России, 1901—1916: В 3-х т / Беляева Л. Н., Зиновьева М. К., Никифоров М. М.. — Л.: ГПБ, 1959. — Т. 2. — С. 286.
  4. Краснов-Левитин, Шавров, 1996, с. 36.
  5. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 Лавринов, 2016, с. 240.
  6. Краснов-Левитин, Шавров, 1996, с. 243.
  7. Краснов-Левитин, Шавров, 1996, с. 46—47.
  8. Краснов-Левитин, Шавров, 1996, с. 56.
  9. Краснов-Левитин, Шавров, 1996, с. 66.
  10. Белков Евгений. Ходатайство во ВЦИК о помиловании приговоренных к расстрелу по делу московского духовенства и верующих // Политбюро и Церковь 1922—1925 гг.: В 2-х тт. Т. 1. Новосибирск, М.: Сибирский хронограф, РОССПЭН, 1997. С. 219
  11. 1 2 Краснов-Левитин, Шавров, 1996, с. 67.
  12. Краснов-Левитин, Шавров, 1996, с. 69.
  13. https://cyberleninka.ru/article/n/hronologiya-obnovlencheskogo-perevorota-v-russkoy-tserkvi-po-novym-arhivnym-dokumentam
  14. 1 2 Краснов-Левитин, Шавров, 1996, с. 98.
  15. Краснов-Левитин, Шавров, 1996, с. 73.
  16. Лавринов, 2016, с. 590.
  17. Краснов-Левитин, Шавров, 1996, с. 102.
  18. Краснов-Левитин, Шавров, 1996, с. 111.
  19. Краснов-Левитин, Шавров, 1996, с. 146.
  20. Краснов-Левитин, Шавров, 1996, с. 130.
  21. Краснов-Левитин, Шавров, 1996, с. 242—243.
  22. Краснов-Левитин, Шавров, 1996, с. 242.
  23. Краснов-Левитин, Шавров, 1996, с. 245.
  24. 1 2 3 Краснов-Левитин, Шавров, 1996, с. 246.
  25. Краснов-Левитин, Шавров, 1996, с. 543.

Литература[править | править код]