Белые ночи (повесть)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Белые ночи
Издание
Обложка первого отдельного издания (1865)
Жанр

повесть, сентиментальный роман

Автор

Фёдор Михайлович Достоевский

Язык оригинала

русский

Дата написания

1848

Дата первой публикации

1848

Логотип Викитеки Текст произведения в Викитеке

«Бе́лые но́чи» — повесть русского писателя XIX века Фёдора Михайловича Достоевского.

История создания[править | править код]

Повесть была написана Достоевским в сентябре-ноябре 1848 года. В это время Достоевский тесно сдружился с поэтом и писателем Алексеем Плещеевым, вместе с которым они состояли сначала в литературно-философском кружке Николая и Андрея Бекетовых, а позже и в кружке Михаила Петрашевского[1].

31 октября 1848 года было получено разрешение Петербургского цензурного комитета на публикацию повести. Впервые была напечатана в двенадцатом номере журнала «Отечественные записки» с посвящением Плещееву[2].

В дальнейшем повесть подверглась значительной переработке. В 1860 году при подготовке своего собрания сочинений Достоевский придал романтическим мотивам главного героя большую определённость путём переработки его монолога и включения в него пушкинских образов. Исследователи обращают внимание также на исключение вернувшимся с каторги писателем фразы: «Говорят, что близость наказания производит в преступнике настоящее раскаяние и зарождает иногда в самом зачерствелом сердце угрызения совести. Говорят, что это действие страха». Предполагается, что годы каторги Достоевский перестал верить в данное утверждение. Были убраны и некоторые сентиментально-романтические фразы, такие как: «и залилась слезами», «подавляя слезы, которые готовы были хлынуть из глаз моих». В издании 1860 года посвящение Плещееву ещё сохранилось, в издании 1865 года оно уже было снято[2].

Сюжет[править | править код]

Главный герой повести — мечтатель, одинокий и робкий человек. Белой ночью мечтатель случайно знакомится с девушкой Настенькой и влюбляется в неё, а она видит в нём родную душу, брата. Настенька рассказывает ему свою историю. Все свои ранние годы она прожила вместе со своей слепой бабушкой, попав к ней после смерти родителей. Бабушка не отпускала надолго от себя Настену и пришпиливала её за платье булавкой к своему платью. Жизнь Насти была однообразной и невесёлой. Но всё изменилось, когда к ним приехал постоялец, который пожалел девушку. Настя влюбилась и собиралась уехать вместе с ним, однако мужчина был очень беден и пообещал вернуться через год. Истёк срок, и он в городе, она знает об этом, она ждёт, а он всё не является к ней и не отвечает на её письмо. Решив, что возлюбленный её бросил, Настенька решает ответить чувствам мечтателя. Однако внезапно встретив возлюбленного, Настя убегает от мечтателя и извиняется за предательство в письме. Главный герой прощает её и всё равно продолжает любить. Настенька — самое яркое событие в его жизни! А он — всего лишь опора в трудные минуты. Его счастье не состоялось, он вновь одинок.

Главные герои[править | править код]

Главный герой повести — мечтатель. Тема мечтателя уже появлялась в творчестве Достоевского в его повестях «Хозяйка» и «Слабое сердце», а также в цикле фельетонов «Петербургская летопись», где газетная хроника «перерождалась в литературный жанр с характером исповеди»[3]. Достоевский считал появившийся тип мечтателя знамением его времени: «в характерах, жадных деятельности, жадных непосредственной жизни, жадных действительности, но слабых, женственных, нежных, мало-помалу зарождается то, что называют мечтательностию, и человек делается наконец не человеком, а каким-то странным существом среднего рода — мечтателем». Причиной появления подобного типа писатель считал отсутствие в России объединяющих общественных интересов и невозможность удовлетворить «жажду деятельности»[1].

Исследователи творчества Достоевского отмечали, что четвёртый фельетон «Петербургской летописи» стал черновой версией «Белых ночей». Уже в этом произведении, за полтора года до создания «Белых ночей», вырисовывается психологический портрет мечтателя. Там же писатель приводит схожее описание петербургской летней природы, впервые появившееся ранее в третьем фельетоне[1]. В дальнейшем мечтатель в творчестве Достоевского предстаёт результатом «разрыва с народом огромного большинства образованного нашего сословия». В героях его произведений 1860—1870-х годов можно разглядеть черты мечтателя, стремящегося найти действительную, живую жизнь[4].

Прототипом главного героя частично послужил сам Достоевский. В конце четвёртого фельетона «Петербургской летописи» писатель заметил: «…все мы более или менее мечтатели!». Позже он упоминал свои «золотые и воспаленные грезы», очищающие душу и необходимые художнику[1]. Также в облике Мечтателя заметны черты Алексея Плещеева, с которым во время написания повести сдружился Достоевский. В исповеди Мечтателя исследователи творчества Достоевского отмечали некоторые мотивы плещеевской лирики[1]. Среди литературных прототипов Мечтателя — гоголевский Пискарев из повести «Невский проспект», герои произведений Гофмана, с которыми Мечтателя объединяет неудовлетворенность окружающей жизнью и стремление уйти в идеальный мир[1].

Отзывы и рецензии[править | править код]

В январе 1849 года в «Современнике» появился отзыв Александра Дружинина, в котором критик писал, что «Белые ночи» «выше „Голядкина“, выше „Слабого сердца“, не говоря уже о „Хозяйке“ и некоторых других произведениях, тёмных, многословных и скучноватых». По мнению Дружинина, идея произведения «и замечательна, и верна», а «мечтательство» характерно не только для жителей Петербурга. Целая «порода молодых людей» становится мечтателями «от гордости, от скуки, от одиночества»[5]. Важным недостатком повести Дружинин назвал поставленного вне отчетливо обозначенного места и времени Мечтателя, занятия и привязанности которого остаются неизвестными читателю. Критик писал, что «ежели б личность Мечтателя „Белых ночей“ была яснее обозначена, если б порывы его были переданы понятнее, повесть много бы выиграла». Также Дружинин обратил внимание на поспешность написания повести, «следы которой попадаются на каждой странице»[6].

В своей рецензии в «Отечественных записках» Степан Дудышкин отнёс «Белые ночи» к лучшим произведениями 1848 года, отметив ведущую роль психологического анализа в творчестве Достоевского. Дудышкин писал: «Автора не раз упрекали в особенной любви часто повторять одни и те же слова, выводить характеры, которые дышат часто неуместной экзальтацией, слишком много анатомировать бедное человеческое сердце. В „Белых ночах“ автор почти безукоризнен в этом отношении. Рассказ лёгок, игрив, и, не будь сам герой повести немного оригинален, это произведение было бы художественно прекрасно»[6].

В 1859 году в статье «И. С. Тургенев и его деятельность» Аполлон Григорьев упомянул и «Белые ночи», назвав повесть одним из лучших произведений школы «сентиментального натурализма». Тем не менее, по мнению критика, даже такое произведение не спасло жанр от кризиса[6].

После переиздания повести в 1860 году появились новые отзывы. В 1861 году Николай Добролюбов в статье «Забитые люди» высказал мнение, что в Мечтателе предвосхищены черты героя романа «Униженные и оскорблённые» — Ивана Петровича. Критик стремился пробудить в читателе сознание «человеческого права на жизнь и счастье», для чего дал ироничное толкование персонажей: «Я признаюсь — все эти господа, доводящие своё душевное величие до того, чтобы зазнамо целоваться с любовником своей невесты и быть у него на побегушках, мне вовсе не нравятся. Они или вовсе не любили, или любили головою только. Если же эти романтические самоотверженцы точно любили, то какие же должны быть у них тряпичные сердца, какие куричьи чувства!»[6]. В том же году краткие положительные отзывы о повести появились в «Сыне отечества» и «Северной пчеле»[6].

Высоко оценила повесть писательница Евгения Тур в статье для «Русской речи» в 1861 году, назвав произведение «одним из самых поэтических» в русской литературе, «оригинальным по мысли и совершенно изящным по исполнению»[6]. В начале 1880-х годов художественные достоинства повести были отмечены Николаем Михайловским[7].

Художественные особенности[править | править код]

В повести заметны пушкинские мотивы, особенно после переработки произведения в 1860-х годах. Так, главный герой в своей исповеди упоминает «Египетские ночи» и «Домик в Коломне». В начале 1860-х годов Достоевский тщательно изучал роль Пушкина в русской культуре, называя его «могущественным олицетворением русского духа и русского смысла», а «Египетские ночи» — «величайшим художественным произведением в русской литературе», «самым полным, самым законченным произведением нашей поэзии». Атмосфера «Медного всадника» и «Домика в Коломне» прослеживается в самом образе одинокого интеллигентного героя, чужого в большом шумном городе, в рассказе Настеньки, в описании Петербурга[4].

Адаптации[править | править код]

Музыка[править | править код]

Театр[править | править код]

  • 1994 — «Белые ночи» (по мотивам повести Ф. Достоевского и произведений Гофмана), реж. Григорий Дитятковский, ТЮЗ им. Брянцева
  • 2003 — «Белые ночи», реж. Николай Дручек, Мастерская Петра Фоменко[9]
  • 2006 — «Белые ночи», реж. Наталья Мильченко, Лаборатория драматического искусства им. Михаила Чехова (Екатеринбург)
  • 2006 — «Белая ночь», реж. Олег Куликов, Молодёжный театр на Фонтанке[10]
  • 2007 — «Белые ночи», реж. Марина Брусникина, Школа-студия МХАТ им. Чехова[11]
  • 2008 — «Белые ночи», реж. Никита Кобелев, Театр-студия «Ключ» (Набережные Челны)[12]
  • 2009 — «Мечтатель, или Черные комедии белых ночей» (по мотивам произведений Ф. Достоевского), реж. Владимир Воробьев, Камерный театр Владимира Малыщицкого[13]
  • 2011 — «Белые ночи», реж. Иван Гертнер, Дайрин Экзю, Театр-студия «Пилигрим» (Германия)[14]
  • 2011 — «Белые ночи», реж. Ксения Раввина, Высшая школа музыки и сценических искусств (Франкфурт-на-Майне)
  • 2011 — «Белые ночи», реж. Дидье Вэй, Театр Эпилога (Франция)[15]
  • 2016 — «Белые ночи», реж. Наталья Николаева, Рыбинский драматический театр

Кино[править | править код]

Фильм «Белые ночи» (1985) режиссёра Тейлора Хекфорда к повести Достоевского отношения не имеет.

Радио[править | править код]

В разные годы повесть исполняли на радио Мария Петрова, Николай Персиянинов, Георгий Тараторкин

Примечания[править | править код]

Литература[править | править код]

  • Семёнов Е. И., Соломина Н. Н. Примечания // Ф. М. Достоевский. Полное собрание сочинений в 15 томах / под ред. Н. Ф. Будановой. — Ленинград: Наука, 1988. — Т. 2. — С. 558-562. — 592 с. — 500 000 экз.
  • Соломина Н. Н. Примечания // Ф. М. Достоевский. Полное собрание сочинений в тридцати томах / под ред. А. С. Долинина и Е. И. Кийко. — Ленинград: Наука, 1972. — Т. 2. — 528 с. — 200 000 экз.

Ссылки[править | править код]