Бельведерский торс

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Бельведерский торс в Ватикане

Бельведе́рский торс (итал.  Il Torso del Belvedere ) — фрагмент античной скульптуры, мужской торс: часть изображения фигуры с утраченными головой, руками и ногами ниже колен. Изготовлен из мрамора. Имеет высоту 1,59 м. Название дано по первому месту хранения — террасе дворца Бельведер в Ватикане. В настоящее время скульптура экспонируется в Музее Пио-Клементино (Pio-Clementino) в Ватикане, в «Зале Муз» [1]

Судя по сохранившейся сигнатуре (подписи: «работа Аполлония, сына Нестора из Афин») скульптура выполнена древнегреческим мастером Аполлонием, сыном Нестора, вероятно, работавшим в I веке до н. э. В истории древнегреческой скульптуры известно одиннадцать мастеров по имени Аполлоний, из них четверо работали в Афинах [2]. Другая сохранившаяся работа, также имеющая сигнатуру Аполлония, — бронзовая сидящая фигура кулачного бойца, которая находится в Палаццо Массимо Национального музея Рима.

Происхождение Бельведерского торса, как и других прославленных ватиканских произведений — Аполлона Бельведерского, Лаокоона с сыновьями,— вызывает споры. Некоторые исследователи относят мастера Аполлония к неоаттической школе. Другие полагают, что скульптура может быть поздней римской репликой, изготовленной на основе греческого оригинала IV—III в. до н. э. [3].

Принято считать, что скульптура изображает отдыхающего Геркулеса, согласно другим предположениям это Дионис, Марсий, Полифем, Прометей, Арес, силен или Филоктета[3]. В 1998 году скульптуру атрибутировали в качестве изображения древнегреческого героя Аякса перед самоубийством [4][5].

История[править | править код]

Точное место обнаружения Бельведерского торса до настоящего времени неясно. Ранее считалось, что скульптура была найдена во времена понтификата Юлия II на Кампо деи Фиори или в Термах Каракаллы в Риме. Ныне это не подтверждается. Гипотетическим является происхождение из Терм Константина. Самое раннее упоминание о Бельведерском торсе относится к 1433 году: Сириако д'Анкона видел его во дворце кардинала Просперо Колонна в фамильном дворце рода Колонны: Палаццо Колонна аль Квиринале. Там Бельведерский торс находился до начала 1500-х годов [6]. Некоторое время произведение хранилось в собрании скульптора Андреа Бреньо. При Папе Клименте VII в 1520-х годах скульптура была перенесена в Ватикан, в Cortile del Belvedere. Там торс находился горизонтально, в «лежачем» положении, считалось, что именно так он составлял часть целой скульптуры (сохранился рисунок М. ван Хеемскерка, изображающий торс в подобном положении). В XVI веке было изготовлено несколько миниатюрных бронзовых копий скульптуры[7].

В 1798 году французы по условиям Толентинского мирного договора вывезли скульптуру в Париж вместе с другими шедеврами из собрания Ватикана. Торс был помещен на почётное место в Лувре. В Италию скульптура была возвращена после свержения Наполеона Бонапарта в 1815 году и после реставрации проведённой скульптором Антонио Кановой [8].

Художественные оценки[править | править код]

Скульптурой как «очень необычной фигурой» восхищались художники и знатоки уже в XVI веке. С неё делали множество рисунков и гравюр, пытались реконструировать целое. О Бельведерском торсе восторженно отзывался Микеланджело. Он восхищался скрытой мощью и рельефом мускулатуры. Легенда гласит, что папа Юлий II приказал Микеланджело завершить это произведение, добавив голову, руки и ноги. Художник якобы отклонил такое предложение, посчитав торс художественно завершённым и таким совершенным творением, чтобы его можно было как-то дополнить или изменить. Однако, безусловно, многие фигуры в росписи Сикстинской капеллы в Ватикане, созданные гением Микеланджело, возникли под влиянием могучей пластики Бельведерского торса[9].

Гений римского барокко Дж. Л. Бернини считал торс Бельведера «более совершенным, чем сам Лаокоон». Бельведерский торс был источником вдохновения для художников в периоды неоклассицизма и романтизма. На картине Эжена Делакруа «Ладья Данте» (1822) как минимум в четырёх фигурах грешников мы видим влияние мощной пластики Бельведерского торса. Иного мнения о скульптуре был Стендаль, считая её памятником уродству, ставшим известным только благодаря имени Микеланджело[9].

Основоположник искусствознания И. И. Винкельман был убеждён, что торс изображает отдыхающего Геркулеса. Свою первую письменную работу в Италии Винкельман озаглавил «Описание Бельведерского торса в Риме» (1759). Это один из его самых восторженных текстов: «Я не могу созерцать то немногое, что ещё осталось от плечей, без того, чтобы не вспомнить, что на их простёртой мощи, как на двух горных вершинах, покоилась вся тяжесть небесной сферы. С каким величием вырастает грудь и как великолепна подымающаяся округлость её свода!.. Спросите тех, которым знакомо самое прекрасное в природе смертных, видели ли они бок, сравнимый с левым боком торса? Действие и противодействие его мускулов поразительно уравновешено мудрой мерой сменяющегося движения и быстрой силы… Подобно возникающему на море движению, когда неподвижная до того гладь в туманном непокое нарастает играющими волнами и одна поглощает другую и снова из неё выкатывается, — так же мягко вздымаясь и постепенно напрягаясь, вливается один мускул в другой, третий же, который поднимается между ними и как бы усиливает их движение, теряется в нём, а с ним вместе как бы поглощается и наш взор… Я вижу здесь благороднейшее строение костяка этого тела… и всё это развёртывается как видимый с высоты ландшафт, на котором природа раскинула многообразные богатства своих красот» [10].

Однако «Бельведерский торс» постигла та же участь, что и ещё более знаменитого «Аполлона Бельведерского». Слава этих произведений заметна померкла после того, как была открыта и осознана ценность немногих сохранившихся оригиналов древнегреческой классики середины V в. до н. э., в частности «Мраморов Элгина» (скульптур и рельефов Парфенона Афинского акрополя). Ныне хорошо известно, что древнегреческие и неоаттические скульпторы работали с натурщиков, иногда даже используя гипсовые слепки с отдельных частей фигур[11]. В наилучшие периоды классического искусства и этот метод давал прекрасные результаты, в поздние, кризисные эпохи — приводил к натурализму. Однако могучая пластика даже излишне натуралистически выполненной мускулатуры Бельведерского торса и сейчас производит сильное впечатление[12].

Мраморные копии и гипсовые слепки Бельведерского торса, представленные во многих музеях мира, по традиции используются в академической системе обучения рисунку, но не начальной стадии.

Примечания[править | править код]

  1. The Belvedere Torso - Vatican Museums
  2. Чубова А. П., Конькова Г. И., Давыдова Л. И. Античные мастера. Скульпторы и живописцы. — Л.: Искусство, 1986. — С. 114—115
  3. 1 2 Muzea Watykanu (неопр.). — Warszawa: Arkady, 1983. — С. 22—24. — ISBN 83-213-3144-0.
  4. Musei Vaticani. — Roma: Ats Italia Editrice, 1997. — P. 62
  5. Torso del Belvedere // Enciclopedia dell'Arte Antica. Roma: Istituto dell'Enciclopedia italiana Treccani, 1966. On line: http://www.treccani.it/enciclopedia/torso-del-belvedere_%28Enciclopedia-dell%27-Arte-Antica%29/
  6. Haskell F., Penny N. Pour l'amour de l'antique. La Statuaire gréco-romaine et le goût européen [« Taste and the Antique. The Lure of Classical Sculpture, 1500 –1900 »]. — Paris: Hachette, Bibliothèque d'archéologie, 1988 (edizione originale: 1981). — Р. 344—346
  7. Arvid Andrén, "«Il torso del Belvedere», Opuscula Archaeologica, 7 (Lund, 1952)
  8. Chilvers, Ian. The Oxford Dictionary of Art and Artists (англ.). — Oxford: Oxford University Press, 2009. — P. 56. — ISBN 978-0-19-953294-0.
  9. 1 2 Muzea Watykańskie, Rzym (неопр.). — Warszawa: HPS/Rzeczpospolita, 2007. — С. 16. — (Wielkie muzea). — ISBN 978-83-60688-25-0.
  10. Винкельман И.-И. Избранные произведения и письма. М.: ACADEMIA, 1935 — Ладомир, 1996. — С. 182—183
  11. Виппер Б. Р. Статьи об искусстве. — М.: Искусство, 1970. — С. 167
  12. Полевой В. М. Искусство Греции. В 3-х т. —Т. 1. Древний Мир. — М.: Искусство, 1970. — Т. 1. — С. 227—231