Бельмас, Александр Васильевич

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Александр Васильевич Бельмас
Дата рождения 23 июня 1899(1899-06-23)
Место рождения
Дата смерти 17 февраля 1974(1974-02-17) (74 года)
Место смерти
Принадлежность  СССР
Годы службы 19411945
Звание Майор
Сражения/войны Великая Отечественная война
Награды и премии
Орден Отечественной войны II степени Орден Красной Звезды Медаль «За боевые заслуги» Медаль «За оборону Москвы»
SU Medal For the Defence of Stalingrad ribbon.svg Медаль «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.» Медаль «За взятие Будапешта» SU Medal For the Capture of Vienna ribbon.svg

Александр Васильевич Бéльмас (23 июня 1899, Великий Самбор, Черниговская губерния17 февраля 1974, Москва) — сотрудник личной охраны В. И. Ленина с 1922 по 1924 год, помощник Управляющего делами Президиума Верховного Совета СССР по кадрам (1934—1959).

Биография[править | править код]

Родился в казацкой семье. Отец Бельмас Василий Михайлович (умер в 1903). Мать Нестеренко Лукерья (Лукия) Борисовна (1877—1919). В 1913 году окончил сельскую приходскую школу. После окончания школы работал батраком у зажиточных людей. В августе 1917 года был принят общим собранием Сосновской организации РСДРП(б) в члены большевистской партии. С октября 1917 года был в Сосновском отряде, затем в Конотопском отряде Красной гвардии. В июне 1918 года был пойман немецко-гайдамацким отрядом и после истязаний отправлен в Конотопскую тюрьму, где находился до 6 января 1919 года, когда был освобождён отрядом Красной армии. По информации родственников был освобождён из тюрьмы за мясо племенного быка, которого зарубил и отнёс начальнику полиции брат мамы — Нестеренко Лука Борисович (1875—1951). В Гражданскую войну воевал против деникинцев, петлюровцев, гайдамаков, белополяков, затем против украинских повстанцев (банд Ангела[1], Тютюнника, Струка[2]). Находясь в рядах Красной армии, не восстановил свой партийный стаж после перерыва, происшедшего по случаю пребывания под арестом, а вновь вступил в РКП(б) в феврале 1921 года.

В охране В. И. Ленина в Горках[править | править код]

В 1922 году был командирован в отряд особого назначения при Коллегии ОГПУ. Находился в охране Четвёртого конгресса Комминтерна, проходившего в Кремлёвском дворце. Во время работы Конгресса осенью 1922 года был вызван на Лубянку к Дзержинскому Ф. Э. По представлению начальника спецотделения при Коллегии ГПУ при НКВД РСФСР товарища Беленького А. Я. товарищу Дзержинскому Ф. Э. был назначен в личную охрану Ленина В. И., сначала в Кремле, затем в Горках.

В группу охраны в Горках, которая состояла примерно из 20 человек, кроме него, входили Пакалн Пётр Петрович — старший группы, Аликин Сергей Николаевич, Соколов Семён Петрович, Пидюра Макарий Яковлевич, Балтрушайтис Франц Иванович, Иванов Георгий Петрович, Казак Тимофей Исидорович, Борисов Александр Григорьевич, Кулик, Проценко, Пизин, Рыжов, Суслин, Тёркин, Богданов, Струнец Константин Назарович и другие.

Сотрудники охраны. 1923 г. Бельмас А. В. верхний ряд, второй справа

Из воспоминаний: «В мае 1923 года Ленин тяжело болел. Врачи не разрешали ему ни читать, ни говорить о работе. Однажды я нёс дежурство и, получив газеты, зачитался фельетоном из газеты „Беднота“ и не заметил, как В. И. Ленин, опираясь на плечо фельдшера Казимира Зорьки, подошёл к столу, глаза у него загорелись, увидев у меня газеты, которые надо было сразу убрать. Мария Ильинична с укоризной на меня взглянула. Но Надежда Константиновна с её изумительной выдержкой взяла все газеты и сказала: „Хорошо, Володя, сейчас всё прочитаем“. И стала читать газеты, умело обходя острые моменты в международной политике, кое-что она тут же сама сочиняла. Ленин был очень доволен прогулкой, был весел, немного возбуждён. Про мою оплошность все забыли и даже Мария Ильинична на меня весело взглянула. С этого момента Ленину стали читать понемногу газеты».

Не обходилось без других казусов.

Из воспоминаний: «Вся охрана смеялась над моей некультурностью. Мария Ильинична позвала меня и просит привести весь сброд. Какой сброд, думаю привести надо? А товарищи смеются и поправляют, мол, не весь сброд, а профессора Вейсброда, который тоже лечил Владимира Ильича».

Последнее дежурство нёс 19—21 января 1924 года у комнаты В. И. Ленина. 19 января 1924 года по просьбе Марии Ильиничны ездил в Солдатёнковскую больницу (ныне Городская клиническая больница имени С. П. Боткина) за профессором Фёрстером.

Из воспоминаний: " Подошла Мария Ильинична, сказала: «Вы поезжайте в Москву в Солдатёнковскую больницу на машине Горохова и привезите сюда профессора Фёрстера. Я тут же выехал в больницу. В вестибюле обратился к администратору, что профессора просят в Горки к Ильичу. Мне ответили, что не знают как быть, профессор находится на операции. Всё же ему доложили. Профессор Фёрстер буквально выбежал из операционной и что-то стал говорить по-немецки… По дороге в машине всё о чём-то меня с тревогой спрашивал. В горки приехали к часу дня. В большом Доме были уже все врачи, лечащие Ленина — Семашко, Обух[3], Кожевников и др.».

Из воспоминаний: « Подходит ко мне Пакалн Пётр Петрович, говорит „Пойди на кухню, там стоит посуда обёрнутая белым платком, возьми, отнеси в машину товарища Гиля. Смотри, чтобы Мария Ильинична не видела“. Я пошёл, взял в руки и всё понял: это мозг Ильича. Я отнёс, а товарищ Гиль сразу же увёз его в Институт мозга».

В декабре 1924 года демобилизовался из органов ОГПУ.

Так как многих работавших с Лениным в 30-е годы арестовывали и расстреливали (старшего группы охранников в Горках Пакална П. П.[4] в 1937 году, начальника спецотделения при Коллегии ГПУ-ОГПУ Беленького А. Я. в 1941 году), в том числе и рядовых сотрудников охраны, до смерти Сталина И. В. в 1953 году, дома (а жила тогда семья в комнате на Никитском бульваре, а затем в комнате на Малой Никитской улице) всегда стоял узелок с вещами «на всякий случай», который не разрешали трогать сыну Анатолию и дочери Светлане, не понимавшим зачем этот узелок у дверей комнаты.

Зрелые годы[править | править код]

В 1928 году поступил в Московский финансово-экономический институт, который закончил в 1931 году. В 30-е годы работал заведующим общей частью ЦК ВКП(б). С 1938 года в Президиуме Верховного Совета СССР на должности помощника Управляющего делами по кадрам. В 1940 году был командирован в Монгольскую народную республику для награждения наших солдат орденами и медалями за Халхин-Гол.
Воевал в Великую Отечественную войну с ноября 1941 г. по 1945 г. В мае 1942 г. было присвоен звание старший политрук. Дошёл с войсками 2 и 3-го Украинских фронтов до Вены. Закончил войну в звании гвардии-майор.
В апреле 1946 г. вернулся на работу в аппарат Президиума Верховного Совета СССР. Непосредственным начальником с 1957 года у него был Секретарь Президиума Верховного Совета СССР Георгадзе Михаил Порфирьевич.

Последние годы жизни много ездил по стране с выступлениями и воспоминаниями о В. И. Ленине в воинских частях, в школах. До конца своей жизни общался с некоторыми из тех с кем служил в Горках — Аликиным Сергеем, проживавшем в Свердловске, Соколовым Семёном, проживавшем в Краснодаре, Балтрушайтисом Францем, проживавшем в Москве. Обожал свою единственную внучку Галину.

Будучи пенсионером жалел, что не восстановил ранее свой партийный стаж с 1917 года, так как в таком случае не мог себя относить к «старым большевикам», поскольку таковыми считались только те, кто были приняты в ряды партии до 1918 года. Пытался восстановить партийный стаж с 1917 года уже в 1960-е годы, обращаясь к Председателю комитета партийного контроля при ЦК КПСС Швернику Н. М., а затем к Пельше А. Я.

Являлся персональным пенсионером союзного значения. Похоронен вместе с женой на Новодевичьем кладбище.

Семья[править | править код]

Находясь на службе в Горках, в июне 1923 года женился на Карвялис Анастасии Станиславовне (1897—1967). В 1921 г. Карвялис Анастасия (Настазия) приехала из города Рига в Москву к старшей сестре Марцеле и в июне 1922 г. устроилась работать поваром в Горки. Там они и познакомились. Сын Анатолий (1925—1988), дочь Светлана (1927), внучка Гудкова Галина (1963), правнуки Антонычева Наталия (1990), Антонычева Анна (1995), Антонычев Владимир (2005).

Интересные факты[править | править код]

В 1969 году Родионом Щедриным была написана кантата для солистов, хора и оркестра на народные слова «Ленин в сердце народном» (произведение получило Государственную премию СССР в 1972), основанная на рассказе красногвардейца Бельмаса, который нёс дежурство в Горках в день смерти Ленина и работницы Наторовой, которая пришила к пальто Ленина свою пуговицу[5].

Из интервью Родиона Щедрина 02.12.2002 Gzt.Ru: «…я не стыжусь ни одной ноты. Я использовал там народный подлинный текст. Его же не Долматовский сочинил, не Матусовский. Это воспоминания реально существовавших людей, например, красноармейца Бельмаса. Он мне потом звонил, когда прочел в газетах о кантате. Позвонил и старческим дребезжащим голосом сказал: 'Это я написал, вы там детали опустили, я вам могу потом рассказать, что еще было’. Я говорю: 'Приходите на концерт, тогда-то и там-то’. А он мне: 'Я уже из дома не выхожу, ноги болят’. Это в 1969 году было. А этот Бельмас был охранником Ленина. И в своих воспоминаниях он описывает день дежурства у телефона, когда Ленин умер. Коллизия ведь очень драматичная. Он там описывает, как вбежала Мария Ильинична и закричала в трубку: 'Ленин умер!’. Дальше он пишет: 'Тихонько кладу трубку на рычаг. Не верится! Не может этого быть, чтобы Ленин умер. Всем, кто звонит, говорю: 'Ленин жив! Это неправда, что умер!’. Живой человек, живой персонаж… Он был из латышских стрелков, тех самых, чьими штыками удержались у власти большевики. Для 1969 года трактовка ленинской темы в таком неожиданном ракурсе была новацией. И я совершенно не стыжусь этого сочинения. Его потом играли и в Лондоне, и в Берлине, и в Париже. И везде с большим успехом. Выпустили компакт-диски; чтобы заполучить права на это сочинение, боролись несколько издательств.»

Из книги «Апология памяти»[6] Льва Лещенко: «…Для зачисления же в штат мне нужно было положительно зарекомендовать себя в качестве исполнителя какой-либо монументальной, крупной вещи. И такого именно рода музыкальное произведение уже было. Это — только что написанная композитором Родионом Щедриным оратория „Ленин в сердце народном“. Создана она, понятно, в честь 100-летия со дня рождения В. И. Ленина. Музыка оратории представляет собой невероятной сложности партитуру, основанную на документальных свидетельствах людей, знавших и видевших Ленина. Это, к примеру, рассказ красногвардейца Бельмаса, который нёс дежурство в Горках в день смерти Ленина. Это рассказ работницы Наторовой, которая, увидев во время пребывания Ленина на заводе Михельсона, что на пальто у вождя почти оторвалась пуговица, пришила её тут же на месте… Ну, „рассказ“ в данном случае — весьма условное определение той вокальной партии, которая под силу только высокопрофессиональному исполнителю. Скажем, партия Наторовой была доверена Людмиле Белобрагиной, солистке радио, а входящая в зенит своей славы Людмила Зыкина пела „Народный плач“. А вот одна из главных мужских партий — то есть партия Бельмаса — предназначалась для очень популярного тогда певца Артура Эйзена. Но так как Эйзен был слишком загружен в Большом театре, партию Бельмаса поручили мне. Две недели я как проклятый учу эту партию с таким примерно текстом: „Я, бывший батрак, в семнадцатом году бросил работать у кулака и вступил в ряды большевистской партии…“. Привычных тактов здесь нет, чистейший образец атональной, аритмической музыки. И если бы не жёсткая камерная школа Понтрягина, мне бы такое нипочём не потянуть. Необычайно помог и Геннадий Рождественский, который сказал мне просто: „Лёва, следите за моей рукой, я каждый раз буду давать для вас вступление“. Надо ли говорить, что у нас у всех — и даже у Люси Зыкиной — мандраж невероятный! Особенно запомнился тот момент, когда, по оратории, Бельмас узнаёт о смерти Ленина: „Не верится, не верится, не может этого быть! Ленин жив, жив Ленин!..“ Сажусь после этого на стул, а меня всего аж трясёт — и от премьерного волнения, и от нервного перенапряжения, пережитого в партии Бельмаса».

Награды[править | править код]

Литература[править | править код]

  • «Ленин в воспоминаниях чекистов», 1969 г., Библиотечка журнала «Пограничник».
  • «Воспоминания о В. И. Ленине», 1958 г., Академия наук СССР.
  • «Они встречались с Ильичём», 1960 г., изд. Московский рабочий.
  • «Воспоминания о В. И. Ленине», том 4, Политиздат, 1969 г.

Примечания[править | править код]

Ссылки[править | править код]