Беспорядки в Косове (1981)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Беспорядки в Косове 1981 года
Основной конфликт: Сербско-албанский конфликт
Дата

11 марта3 апреля 1981

Место

Социалистический автономный край Косово

Причина

требования косовских албанцев о признании независимости САК Косова

Итог

демонстрация разогнана силами Югославской народной армии

Противники
Флаг Югославии (1945—1991) Социалистическая Федеративная Республика Югославия
Logo of the JNA.svg Югославская народная армия
Flag of SFR Yugoslav Albanian Minority.svg Албанское меньшинство Косова (албанские националисты)
Командующие
Флаг Югославии (1945—1991) Бранко Мамула
Флаг Югославии (1945—1991) Рахман Морина
Flag of SFR Yugoslav Albanian Minority.svg Аслан Пирева †
Силы сторон
полиция и гарнизон ЮНА в Косове около 200 тысяч протестующих
Потери
5 убитых (по данным ЮНА) 9 убитых, около 4200 задержанных (по данным ЮНА)
от 300 до 1000 человек (по данным Международной амнистии)

Беспорядки в Косове 1981 года — многочисленные межэтнические вооружённые столкновения между косовскими албанцами и силами ЮНА, которые происходили в марте-апреле 1981 года в автономном крае Косово и Метохия. Организованы они были албанскими националистами, которые требовали немедленного выхода Косова из состава СФРЮ. Выступления были разогнаны полицией и силами ЮНА, в результате столкновений были убиты около 12 человек, более 4200 были арестованы. Конфликт стал началом многочисленных антисербских и проалбанских выступлений в южной части СФРЮ, которые стали предпосылками к отделению Косово от Югославии. Этот конфликт получил в историографии и прессе имя «албанской весны»[1] и «косовской интифады».

Предыстория[править | править вики-текст]

После Второй мировой войны, несмотря на приход к власти коммунистов во главе с Иосипом Брозом Тито, в Косово постоянно возникали антисербские и антиюгославские беспорядки: причиной тому были сепаратистские настроения среди косовских албанцев. В период с 1971 по 1981 годы Косово вынуждены были покинуть около 50000 сербов из-за постоянных преследований со стороны албанцев (с 1961 года процент сербского населения там упал с 18,4% до 13,2%), и прекратить их не был способен даже Иосип Броз Тито, несмотря на предоставление широкой автономии Косову в качестве Социалистического автономного края[2].

Албанская интеллектуальная элита осознавала культурное отставание косовских албанцев от других народов Югославии и невозможность его преодоления в рамках существующего государства, что привело к созданию противоречий культурно-психологического и политического характера, а в дальнейшем и к росту сепаратистских настроений. Высокий процент безработицы и высокий уровень рождаемости приводил к многочисленным протестам и манифестациям, которые разгонялись силами Югославской народной армии (при подавлении выступлений использовалась и бронетехника)[3].

Хроника событий[править | править вики-текст]

Албанские националисты, которые были готовы к активным действиям, ожидали подходящего повода. Благоприятные условия начали складываться для албанцев уже после смерти Иосипа Броза Тито, который всё-таки мог сдерживать бунтующих. Ни один из его преемников не обладал достаточными морально-волевыми качествами и жёстким характером, чтобы предотвратить вооружённое восстание или бунт албанцев. Долгожданным поводом для демонстрации стал бунт студентов Приштинского университета: 11 марта 1981 группа студентов вышла на улицы Приштины с осуждениями качества жилья и обслуживания студентов в университете (по их словам, в общежитиях были ужасные условия, а в столовой кормили некачественной пищей). Митинг был разогнан милицией, что и спровоцировало албанцев на дальнейшие выступления.

Дальнейшие митинги открыто организовывались под лозунгами «Косово — это республика», «Косово для косовцев», «Мы албанцы, мы не югославы», «Свобода, равноправие и демократия», «В единстве с Албанией», «Да здравствует марксизм-ленинизм, долой ревизионизм» и другими[4]. В них принимали участие не только недовольные студенты, но и обычные рабочие, крестьяне, безработные, милиционеры, военные и даже члены компартии. Вскоре албанцы перешагнули запретную черту и де-факто начали устраивать сербские погромы: большая часть сёл в Косово, где проживали сербы, была сожжена дотла, а оттуда устремлялись в Социалистическую Республику Сербию потоки беженцев. С флагштоков в разных городах албанцы начали срывать флаги Югославии и поднимать флаги Албании. Де-факто поддержку сепаратистам оказывала Албания, чем был возмущён посол Бранко Коматина, открыто обвинявший руководство Албании в помощи бунтующим[5].

Апогеем возмущения стал поджог албанцами 16 марта 1981 года монастыря Печской патриархии[6], в результате которого пострадало 30 человек (к счастью, никто не погиб). Пожар охватил три комнаты на крыше, общая площадь возгорания составила 10 квадратных метров. Огнём были охвачены часовня, покои патриарха, сестринские покои и несколько церковных лавок. Пожарная служба из Печа не смогла справиться с огнём, поскольку воды в каких-либо сосудах для тушения не было обнаружено. Только к вечеру пожар был полностью потушен (к тому моменту монастырь сгорел дотла)[7].

26 марта 1981 года состоялась самая крупная акция протеста в рамках этих событий под названием «Эстафета молодёжи». Демонстранты вышли на улицы Приштины, выкрикивая различные политические и социальные лозунги антиюгославского характера. Милиция СФРЮ отреагировала жёстко на эти действия и разогнала митингующих, ранив более 30 человек. В течение следующих трёх дней по всему краю Косово прокатилась волна арестов, однако 30 марта к протестам присоединились студенты трёх крупнейших факультетов Приштинского университета. 1 апреля 1981 протесты возобновились, и албанцы начали устраивать сербские погромы, истребляя косовских сербов. К протестам и погромам вскоре присоединились и рабочие почти всех промышленных предприятий САК Косово. Поскольку милиция уже не была в состоянии остановить эти беспорядки, было принято экстренное решение привлечь вооружённые силы СФРЮ к операции усмирения бунтующих. Милиция всех шести федеративных республик и автономного края Воеводины была приведена в повышенную боеготовность во избежание аналогичных протестов албанских общин. Албанцы же безнаказанно сжигали сербские сёла, истребляли мирное население и даже брали сербов в заложники в Приштине.

Силы ЮНА отправили несколько бронетанковых подразделений в Приштину, и танкисты даже открыли огонь по протестующим. Стрельба по протестующим вызвала столько шума и паники, что по стране мгновенно разлетелась фраза «Приштина горит!»[8]. Несмотря на усилия ЮНА, только привлечение дополнительных милицейских отрядов позволило подавить албанские выступления и освободить почти всех взятых в заложники сербов. Фраза о Приштине, которая оказалась в буквальном смысле в огне, была близка к истине: во всех крупных городах Косово были разбиты витрины, сожжены автомобили и повреждены разнообразные здания. Президиум СФРЮ и ЦК Компартии Югославии собрались на экстренное совещание в Белграде. По итогам совещания в Косово объявили чрезвычайное положение и привели армию в полную боеготовность, мобилизовав резервистов.

3 апреля 1981 аналогичные акции протеста прошли в Вучитрне, Косовской Митровице и Урошеваце. Однако там силы милиции при помощи федеральных, государственных и провинциальных сил правопорядка решительно подавили эти выступления. Таким образом, попытка отделения Косово в 1981 году потерпела крах. В результате беспорядков были убиты по крайней мере 8 человек, среди которых были студенты-организаторы мартовской демонстрации и мирные жители[9]. Около 2000 человек были задержаны. Большинству были предъявлены обвинения по статье 133 Уголовного кодекса СФРЮ, и примерно 250 человек были приговорены к различным тюремным срокам (от года до 15 лет тюрьмы). Ещё столько же были приговорены к штрафам и двухмесячным арестам за публичные оскорбления и призывы к свержению власти. По некоторым слухам, жертвы среди мирного населения возникли из-за беспорядочной стрельбы протестующих, которые по неосторожности застрелили несколько своих единомышленников.

Дальнейшие события[править | править вики-текст]

После окончания беспорядков подразделения ЮНА, задействованные в Косове и Метохии, вернулись к прежней организационно-штатной структуре. Сербский военный исследователь Боян Димитриевич писал, что события в Косове заставили югославское военное руководство задуматься о возможности применения армии на своей территории с целью поддержания порядка и предотвращения возможных мятежей[10].

События в крае вызвали серьезное беспокойство среди югославского руководства. В апреле 1981 года на заседании Президиума СФРЮ и Союзного совета по защите конституционного порядка, Л. Колишевский заявил[11]:

« Мы должны до конца осознавать ошибочность и крайнюю реакционность тезиса – чем слабее Сербия, тем сильнее Косово (или какая-либо другая наша республика). Также как и тезис – чем меньше автономность Косово в составе Сербии, тем сильнее Сербия. Это можно сказать и о тезисе – слабая Сербия – сильная Югославия »
Милошевич стал первым главой сербских коммунистов, открыто поддержавшим сербов Косова и Метохии

По мнению К. В. Никифорова, беспорядки в Косове стали основной причиной изменения настроений в среде сербской оппозиционной интеллигенции. Если раньше она придерживалась общеюгославских демократических идей и считала югославскую федерацию лучшим решением сербского вопроса, то после событий в Косове она начала все больше ориентироваться на национальные идеи и видеть в Югославии механизм для подавления всего сербского[12].

Напряженность в Косове негативно сказывалась на югославской экономике и подпитывала политико-идеологический кризис. Кроме албанских выступлений внимание привлекали также косовские сербы, чье положение в крае постепенно ухудшалось. Для того, чтобы обратить на себя внимание, представители живущих в Косове сербов начали инициировать коллективные петиции в вышестоящие органы власти и организовывать марши протеста на Белград. Спустя некоторое время югославские власти сформировали рабочую группу во главе с представителем Словении в Президиуме ЦК СКЮ Миланом Кучаном. В апреле 1986 года край также посетил Иван Стамболич, глава Президиума СР Сербии. Он отметил, что протесты местных сербов оправданы, но в то же время предостерег их от связи с теми, кто ими манипулирует[12].

24 апреля 1987 года край посетил новый глава Центрального комитета Союза коммунистов Сербии Слободан Милошевич. Во время его встречи с краевым руководством в Косово-Поле близ здания, где шли переговоры, произошла стычка между сербскими демонстрантами и состоящей из албанцев милицией, охранявшей встречу. Милошевич вышел к демонстрантам и произнес ставшую впоследствии знаменитой фразу: «Никто не смеет вас бить». Выступая перед сербскими демонстрантами, Милошевич критиковал как албанский, так и сербский национализм, однако с того момента в глазах многих сербов он стал выглядеть главным защитником сербских интересов в Югославии и в Косове в частности. По мнению К. В. Никифорова, встречи Милошевича с косовскими сербами оказали на него значительное влияние, с этого момента он встал во главе массового национального движения сербов[13][14].

Осенью 1988 — зимой 1989 года благодаря в значительной степени инспирированных акций протеста против местной бюрократии поменял руководство Воеводины, Косова и Черногории на своих ставленников. В конце марта 1989 года новые краевые скупщины приняли поправки к конституциям своих автономных краев. 28 марта их одобрила Скупщина СР Сербии. Согласно принятым поправкам, автономные края Воеводина и Косово и Метохия потеряли атрибуты государственности, были сужены полномочия их органов власти. Фактически, произошел возврат к нормам югославской конституции 1963 года. Изменение положения Косова спровоцировало усилений непрекращающихся волнений албанского населения края. 1989 год ознаменовался самыми значительными беспорядками в крае с 1945 года[15]. По данным Human Rights Watch, жертвами столкновений с полицией стали 24 человека[14].

Бутрос Бутрос-Гали так описывал последствия поправок к конституциям СР Сербии и ее автономных краев[16]:

« Большое число государственных служащих из числа албанцев в Ковосе подали в отставку, а другие были уволены и заменены лицами из других частей Сербии. Как утверждают, таким образом до 100 тысяч человек были сняты со своих должностей в государственных и краевых административных органах, школах и государственных предприятиях »

Примечания[править | править вики-текст]

Литература[править | править вики-текст]

  • Гуськова Е. Ю. История югославского кризиса (1990—2000). — М.: Русское право / Русский Национальный Фонд, 2001. — 720 с. — ISBN 5-9419-1003-7.
  • Никифоров К.В. Карделевская Югославия (1974—1990) // Югославия в XX веке: очерки политической истории / К. В. Никифоров (отв. ред.), А. И. Филимонова, А. Л. Шемякин и др. — М.: Индрик, 2011. — 888 с. — ISBN 9785916741216.
  • Никифоров К. В. Сербия на Балканах. XX век. — М.: Индрик, 2012. — 176 с. — ISBN 978-5-91674-209-1.
  • Чиркович Сима. История сербов. — М.: Весь мир, 2009. — 448 с. — ISBN 978-5-7777-0431-3.
  • Dimitrijević B. Modernizacija i intervencija: jugoslovenske oklopne jedinice. — Beograd: Institut za savremenu istoriju, 2010. — 406 с. — 400 экз. — ISBN 978-86-7403-138-4.

Ссылки[править | править вики-текст]