Беспредел (фильм, 1989)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Беспредел
Постер фильма
Жанр криминальная драма
Режиссёр Игорь Гостев
Автор
сценария
Леонид Никитинский
В главных
ролях
Андрей Ташков
Антон Андросов
Лев Дуров
Сергей Гармаш
Виктор Павлов
Оператор Григорий Беленький
Композитор Андрей Петров
Кинокомпания ГТПО «Мосфильм», Студия «Ритм»
Длительность 102 мин.
Страна  СССР
Язык русский
Год 1989
IMDb ID 0286502

«Беспредел» — советский художественный фильм 1989 года Игоря Гостева в жанре криминальной драмы.

Основной темой фильма является конфликт между большинством заключённых, находящимся на положении бесправных рабов и не желающим больше мириться с таким положением, с одной стороны, и «чёрными» (блатными, ворами в законе), их «шестёрками», а также администрацией зоны, с другой стороны.

Сюжет[править | править код]

В «зону» (ИТК), где царят свои порядки, попадает новый заключённый «Калган» (Юрий Колганов), осуждённый на 4 года за нанесение побоев новому ухажёру своей девушки. Калгана зачисляют в десятый отряд, за которым смотрит авторитет Могол со своей бандой «чёрных». Спустя определённое время, в десятом отряде также появляется юный арестант Виктор Мошкин, несправедливо осуждённый на 1 год якобы за спекуляцию почтовыми марками, за что Мошкин получает прозвище «Филателист».

Однажды Калгану надоедает шить телогрейки, и он отказывается выполнять работу. В наказание «шестёрки» Могола избивают Калгана. Чуть позже он попадает на 15 суток в ШИЗО, где знакомится с главным авторитетом Князем, смотрящим за зоной, и его подручными. Последние тщательно проверяют Калгана на «вшивость», но Калган выдерживает эту проверку. В это время Филателист получает с воли передачу, которая содержит продукты питания, а также шерстяные носки. Друг Филателиста, заключённый-еврей Вениамин Гендельман, носящий прозвища «Абрашка», «Пархатый», советует Филателисту отдать часть продовольствия Моголу на общак. Вернувшись от Могола, Филателист обнаруживает, что его носки пропали. Абрашка обвиняет в краже носков молодого заключённого по кличке Окунь, который предвзято ненавидит Филателиста за то, что тот на воле был свидетелем против него в суде. Но когда Окунь на глазах у всех перетряхивает свою постель, носков у него не обнаруживается. Могол советует Абрашке извиниться, но тот отказывается, оскорбляя при этом Окуня, за что получает от него оплеуху.

Увидев независимый характер Калгана и его нежелание становиться «как все», «чёрные» решили приблизить Калгана к себе, и предлагают ему стать «бугром», то есть бригадиром, в обязанности которого входит заполнять наряды о выполнении плана. Калган принимает это предложение, желая таким образом освободиться от надоевшего шитья телогреек. Вскоре после возвращения Калгана из ШИЗО от болезни умирает «Толич», близкий ему заключённый, который раньше просил его «не борзеть» и оставаться человеком. Глядя на своего покойного друга, Калган обещает исполнить его волю.

Один из офицеров колонии — старший лейтенант Касимов, бывший футболист «Динамо», относится к заключённым по-человечески, и даже играет с ними в футбол. За это Касимова недолюбливает начальство, особенно начальник оперчасти майор Маркелов по прозвищу «кум», который с одинаковым презрением относится ко всем заключённым. Однажды «кум» устраивает Калгану свидание с его бывшей девушкой, Леной. Во время свидания она пытается вымолить прощения у Калгана, но тот насилует её. После ухода Лены Калган обзывает «кума» сволочью за то, что он вмешивается в чужую личную жизнь. Тот же в ответ грозит Калгану «намотать срок» за изнасилование, если он не перестанет важничать.

Филателист, несмотря на то, что через 3 месяца ему предстоит выйти по УДО за хорошее поведение, терпеть не может рабское положение большинства заключённых и начинает восставать против уголовных порядков, рассказывая другим заключённым о рабах и восстаниях, тем самым подбивая их восстать против «чёрных». Вскоре заключённые барака прекращают работу, устроив забастовку. Приходит начальник колонии, человек новый, не знающий о воровских понятиях. От имени всех выступает Филателист, который рассказывает о том, что табеля «липовые», несколько заключённых («чёрные») не работают, хотя вырабатывают по табелю 120 процентов нормы. Начальник колонии приказывает работать всем заключённым как положено, за отказ от работы — ШИЗО, обещает, что «липовых» нарядов не будет. Калган замечает ему, что он ничего не сделает на зоне, ибо «чёрная масть неистребима как вши в бараке». Самому Калгану к этому времени надоедает, будучи бригадиром, заставлять «мужиков» работать через силу и отнимать по несколько процентов их выработки в пользу «чёрных». Вскоре Калган получает письмо, в котором Лена сообщает, что ждёт ребёнка от него. Тогда Калган решает, что ему непременно нужно выйти на свободу живым, а потому не принимает всерьёз слова Филателиста о том, что пора готовить бунт против «чёрных».

Тем временем, «Кум» узнав о том, что Филателист подбивает «мужиков» к восстанию, вызывает его к себе. Сперва он пытается действовать по-хорошему, пытаясь переубедить Филателиста, но это ему не удаётся. Тогда этот человек решает подставить Филателиста перед другими заключёнными и отдаёт Филателисту пропавшие у него носки. Князь, который в это время сидит около оперчасти, приказывает Моголу «опустить» Филателиста за то, что он якобы в сговоре с «кумом». Этим же вечером один из «чёрных» по кличке Поп вызывает Филателиста на переговоры в телевизорную комнату, и Филателист отправляется туда вместе с Калганом и Абрашкой. Поп ничего не сообщает о цели вызова, но Филателист и его друзья думают, что «чёрные» хотят переговорить о нарядах. Однако едва Филателист входит в телевизорную комнату, где сидят Могол с «чёрными», а также Окунь, то обнаруживает, что это ловушка: его вызвали вовсе не для того, чтобы переговорить о нарядах, а с целью выпытать, откуда у него взялись носки, которые якобы украли. Филателист не может сказать правду и рассчитывает на помощь со стороны Калгана и Абрашки. Но когда «чёрные» и Окунь допрашивают Абрашку, тот нервно отнекивается, что ничего не знает про носки, и тогда Могол прогоняет Абрашку. Калган же не догадывается, что Филателиста специально «разводят» и серьёзно спрашивает, как к нему попали носки. Поняв, что защиты ждать бессмысленно, Филателист признаётся, что получил носки от «Кума». Услышав об этом, Окунь и «чёрные» набрасываются на Филателиста, даже не попытавшись разобраться до конца. Только тут до Калгана доходит, что Филателиста подставляют, и он пытается за него заступиться. Но «чёрные» выталкивают Калгана в коридор и запирают дверь. Пока Калган безуспешно пытается выломать дверь, Филателиста опускают путём изнасилования.

После ухода «чёрных» и Окуня, Калган и другие «мужики» обнаружив, что Филателист повесился, тут же загораются желанием отомстить за его смерть. Калган, на глазах у всех, убивает одного из приспешников Могола по кличке Пистон (именно он изнасиловал Филателиста), нанеся ему три удара в живот его же собственным ножом. Затем заключённые жестоко избивают «чёрных» и Окуня. В барак приходит охрана во главе с Касимовым и останавливает драку, а избитых «чёрных» уводят в медсанчасть. Тем временем Окунь, который сумел ещё во время драки выбежать на улицу, кидает по зоне клич: «На помощь, мужики! Петухи взбунтовались! Бей петухов! Все к десятому!». Зеки собираются возле барака и требуют выходить на разбор к Князю. После отказа Калгана, они забрасывают барак кирпичами (один из которых попадает в голову Касимову, пытающемуся остановить заключённых) и горящими предметами. В колонии начинается бунт и пожар, и туда стягивается сводный отряд милиции. В это время Абрашка, чувствуя себя виноватым, в том, что не заступился за Филателиста, открыто обвиняет «Кума» в его гибели, а один из заключённых, будучи уверен, что у ментов холостые патроны, кричит: «Бей ментов!» Отряд вынужден открыть огонь, в результате которого Абрашка погибает. Милиция жестко подавляет бунт.

На другой день заключённых отправляют по этапу. Перед отправкой к Калгану подходит «Кум» и даёт Калгану понять, что он знает о том, что произошло у них в отряде, и обещает Калгану, что постарается упрятать его надолго. Когда Калгана сажают в машину, появляется раненый Касимов и кричит Калгану, чтобы тот держался, а сам он сделает всё, что в его силах, чтобы ему помочь. Калган слышит его и показывает очки Филателиста, как символ борьбы за свободу, которые тот передал ему перед последним разговором с «чёрными».

В ролях[править | править код]

Актёр Роль
Андрей Ташков «Калган» (Юрий Колганов) «Калган» (Юрий Колганов)
Антон Андросов «Филателист» (Виктор Мошкин) «Филателист» (Виктор Мошкин)
Александр Мохов «Абрашка», он же «Пархатый» (Вениамин Гендельман) «Абрашка», он же «Пархатый» (Вениамин Гендельман)
Лев Дуров «Кум» (начальник оперчасти ИТК майор Маркелов) «Кум» (начальник оперчасти ИТК майор Маркелов)
Александр Кузнецов старший лейтенант Касимов старший лейтенант Касимов
Виктор Павлов Михаил Иванович, начальник колонии, подполковник Михаил Иванович, начальник колонии, подполковник
Сергей Гармаш «Могол», главарь "чёрных" в десятом отряде «Могол», главарь "чёрных" в десятом отряде
Алексей Аблепихин «Окунь» «Окунь»
Наиль Идрисов «Пистон», "чёрный" «Пистон», "чёрный"
Михаил Жигалов авторитет «Князь» авторитет «Князь»
Александр Боровиков «Поп» (Попов), "чёрный" «Поп» (Попов), "чёрный"
Андрей Щербович-Вечер «законник чёрной масти» «Калач» «законник чёрной масти» «Калач»
Ирина Аверина Лена, бывшая девушка «Калгана» Лена, бывшая девушка «Калгана»
Актёр Роль
Алексей Спирин «Глиста» «Глиста»
Лев Поляков «Хрипатый», петух «Хрипатый», петух
Александр Числов «Мойдодыр», петух «Мойдодыр», петух
Борис Юрченко «Артист» «Артист»
Геннадий Козырь «Гудок» «Гудок»
Александр Коданев «Толич» (Анатолий Голованов) «Толич» (Анатолий Голованов)
Пётр Кононыхин «Туз» «Туз»
Олег Рогачёв «Валдас» «Валдас»
Татьяна Агафонова музыкантша-флейтистка музыкантша-флейтистка
Виктор Косых заключённый заключённый
Михаил Чигарёв майор с мегафоном майор с мегафоном
Андрей Гусев подручный «Князя» в изоляторе подручный «Князя» в изоляторе
Юрий Зеленин «Макака», подручный «Князя» «Макака», подручный «Князя»
Михаил Матюшевский бригадир бригадир

В эпизодах: Борис Руднев, Л. Лазарев, А. Плешаков.

Съёмочная группа[править | править код]

Режиссёр Игорь Гостев
Сценарист Игорь Гостев
Оператор Григорий Беленький
Художник Иван Пластинкин
Композитор Андрей Петров
Звукооператор Владимир Курганский
Редактор Роза Буданцева
Музыкальный редактор Раиса Лукина
Дирижёр Сергей Скрипка
Запись музыки Владимир Виноградов
Текст песни «Кандальный рок» Юрий Ряшенцев

Создание фильма[править | править код]

Съёмки проходили в исправительной колонии строгого режима ИК-10 в пригороде Твери (посёлок Металлистов). Массовку в фильме играли настоящие заключённые колонии[1].

Фильм основан на материалах одноимённого очерка Леонида Никитинского, выпущенного в журнале «Огонёк»[2]. В поисках места съёмок режиссёр побывал в двадцати колониях. Он встречался с заключёнными и после этих встреч переписал многие сцены и диалоги, чтобы «не сделать липу»[1].

Критика[править | править код]

Поэт Евгений Евтушенко оценил фильм как выдающееся явление и сравнил с такими фильмами, как «Покаяние», «Поля смерти», «Сальвадор» и «Взвод». С точки зрения Евтушенко, фильм поднимает самые главные вопросы: свобода, насилие, национальные конфликты, мафиозность[3].

Кандидат философских наук, сотрудник ВНИИ киноискусства Игорь Лукшин, рассматривая «чёрную волну» в перестроечном кинематографе, поставил «Беспредел» в ряд фильмов на тюремную тематику («А в России опять окаянные дни», «Кому на Руси жить…»), в которых герой даже в заключении сохраняет верность принципам[4].

Критик А. Егоров в обзоре читательских писем о фильмах «Беспредел» и «Гу-га», пришедших в журнал «Экран», пишет, что читатели заметили в этих фильмах только жестокость, «чернуху», но не поняли, что жестокость в них — не самоцель. Главная тема «Беспредела», по мнению критика, — утверждение собственного достоинства[5].

Примечания[править | править код]

Литература[править | править код]

  • Гостев Ю. Беспредел // Советский экран. — 1990. — № 4. — С. 8—9.
  • Евтушенко Е. «Беспредел» и беспредельность // Советский экран. — 1990. — № 6. — С. 5.
  • Егоров А. За гранью обычного // Экран. — 1991. — № 3. — С. 14.
  • Лукшин И. Мифология «чёрной волны» // Искусство кино. — 1991. — № 3. — С. 12—15.