Битва на реке Инчхе

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Битва на реке Инчхе
Основной конфликт: Персидский поход Петра I
Русско-кумыкские войны
Дата 30 августа 1722
Место Река Инчхе
Итог Победа русских войск
Противники

 Российская империя

Утамышский султанат
Кайтагское уцмийство
Акуша-Дарго[1]
Каба-Дарго[2]

Командующие

Пётр I

Султан-Махмуд Утамышский
Ахмед-хан Кайтагский

Силы сторон

неизвестно

от 5 до 16 тысяч

Потери

Неизвестно

по русским данным: 600 убитых, 30 плененных

Битва на реке Инчхе — сражение между русской армией под командованием императора Петра I и войском Султан-Махмуда Утамышского и кайтагского уцмия Ахмед-хана, произошедшее в августе 1722 года. Упорный бой закончился победой обладающих численным и технологическим превосходством русских войск и последующим сожжением столицы Утамышского султаната — Утамыша.

Предыстория[править | править код]

Дагестан начала XVIII века являлся объектом пристального внимания Российской империи, Ирана и Османской империи. Желая воспользоваться слабостью и смутами в Иране, российский император Пётр I выступил в поход с целью овладения побережьем Каспийского моря. Формальным поводом для начала военных действий было убийство российских купцов в Шемахе дагестанским феодалом имамом Хаджи-Давудом, которому незадолго до этого отказали в принятии в российское подданство. 29 (18) июля 1722 года российская флотилия численностью 274 корабля вышла в море под начальством генерал-адмирала графа Апраксина. 31 (20) июля флот вошёл в Каспий и неделю следовал вдоль западного берега. 7 августа (27 июля) пехота высадилась у Аграханского мыса, в 4-х верстах ниже устья реки Койсу (Сулак). Через несколько дней прибыла кавалерия и соединилась с главными силами. 16 (5) августа русская армия продолжила движение к Дербенту. 17 (6) августа на реке Сулак к армии присоединились со своими отрядами кабардинские князья Мурза Черкасский и Аслан-Бек. 19 (8) августа переправилась через реку Сулак. 26 (15) августа войска подошли к Таркам, местопребыванию шамхала[3].

Утамышский султанат — кумыкское феодальное образование со столицей в городе Утамыш, упоминаемое с конца XVI века. По сведениям Густава Гербера жители Утамышского султаната говорили по-татарски (то есть по-кумыкски). Население султаната составляли кумыки. Кайтагское уцмийство, одно из самых сильных государств Дагестана того времени, было населено кумыками, терекеменцами, горскими евреями[4](равнинная часть Уцмийства) и даргинцами (горная часть Уцмийства).

16 августа армия Петра I выступила из Тарков в сторону Дербента:

«При движении из Тарков в Дербент, — пишет В. Комаров, — войска наши понесли некоторый урон от неприязненных действий уцмия Каракайтагского и Султан-Махмуда Утемышского, которые, хотя оказывали всякое доброхотство коему, но в сие время поступили неприятельски».[5]

«Ибо когда монарх августа 18-го, прошед область Бойнак, прибыл на то место, где земля Утемыш соединяется с Хайтаками»[6]

«Каково селение, подчиняясь уцмию Ахмед-хану, зависело от непосредственного своего правителя по имени Султан-Махмуд. Этот правитель по приказанию уцмия, собрав из тех районов и округов до шести тысяч войска, приготовился сразиться с русскими».[7][8]

Дойдя до владений утамышского феодала, император послал одного офицера с тремя казаками с письмом к утамышскому султану, «чтобы он либо сам пришел, либо прислал депутатов в лагерь, для принятия повелений протекции от государя». Султан приказал изрубить казаков:

«бесчеловечным образом изрубить отправленного к нему с письмами казацкого есаула с тремя казаками, войско же его состоявшее из 10000 человек своих и из 6000 усмеевых, хотело нечаянно напасть на русские войска, но было разбито и преследовано до самого Утемыша, который превращен в пепел. То же самое учинено и с шестью другими его владения местами. Число убитых и раненных простиралось до 1000 человек. Скота взято 7000 быков и до 4000 баранов, не считая другого их имущества. Несколько подданных сего султана, взятых в плен казнены смертью за учиненные ими с есаулом казацким бесчеловечие».[9]

Силы сторон[править | править код]

Однозначных данных о количестве воинов, участвовавших в нападении на русское войско нет. Числа в источниках колеблются от 6[10] до 16 тысяч[11][6]. Как писал Я. А. Маркович, в 20-е годы XVIII века уцмий мог собрать «8000 татар, тавлинцов 6000, а его усменових 2000»[12].

Из допросов пленных стало известно, что среди противников российских войск были не только подданные султана и уцмия, но и других владений: Акуша, Гапшима, Кубачи[13], а также Казикумух[14]. Один из пленных сообщал, что в нападении на российские войска участвовали и табасараны[14].

Вместе с уцмием также выступили верхнедаргинские союзы Акуша-Дарго и Каба-Дарго[1][2].

Ход битвы[править | править код]

Романтизированный портрет Петра I

Войска Султан-Махмуда Утамышского появились в горах неподалеку от русских войск. По свидетельству Петра Брюса, такое расположение войск противника не позволяло использовать артиллерию. Завязалась перестрелка, после которой Пётр I лично повел в атаку 8-ой драгунский полк и казаков. Рассказы о дальнейших событиях сильно разнятся у разных участников того сражения. Походный журнал сообщает о кавалерийской схватке и последующем вступлении в бой русской пехоты, предрешившем исход сражения. П. Брюс сообщает о том, что утамышцы не выдержали кавалерийской атаки. Сражение продолжалось в горных ущельях, где драгуны вынуждены были спешиться и принять рукопашный бой. В скором времени русские войска смогли отбросить Султан-Махмуда и с боем взять столицу султаната — Утамыш, который был предан огню. Император сообщил в письме Сенату:

«…для увеселения их сделали изо всего его владения фейерверк для утехи им (а именно сожжено в одном его местечке, где он жил, с 500 дворов, кроме других деревень, которых по сторонам сожгли 6».

Персидский поход Петра Великого: Низовой корпус на берегах Каспия (1722—1735) / И. В. Курукин; Науч. ред. к.и.н. Т. А. Коняшкина; МГУ им. М.В. Ломоносова, Институт стран Азии и Африки. — М.: Квадрига, Объединенная редакция МВД России, 2010

Как отмечает И. В. Курукин, петровским солдатам, недавно противостоявшим шведам, теперь пришлось познакомиться с иным противником и другими приемами ведения войны:

«Зело удивительно сии варвары бились: в обществе нимало не держались, не побежали, а партикулярно десператно бились, так что, покинув ружье, якобы отдаваясь в полон, кинжалами резались, и один во фрунт с саблею бросился, которого драгуны наши приняли на штыки»

Персидский поход Петра Великого: Низовой корпус на берегах Каспия (1722—1735) / И. В. Курукин; Науч. ред. к.и.н. Т. А. Коняшкина; МГУ им. М.В. Ломоносова, Институт стран Азии и Африки. — М.: Квадрига, Объединенная редакция МВД России, 2010

Главной причиной нападения на петровскую армию пленники называли сожжение другого крупного кумыкского центра — Эндирея, взятого и разрушенного русскими войсками в начале похода:

По поводу убийства посланных к султану казаков один из пленных "ответил решительно, что он поступил бы точно так же со всяким из наших людей, которого он бы получил в свою власть, чтобы отомстить нам за наши действия при Андрееве (при взятии Эндери. — И. к.) с его друзьями и союзниками. Главное и превыше всего остального они считаются свободной нацией, и никогда не будут поклоняться чужому князю. Адмирал (Ф. М. Апраксин. — И. к.) спросил у него, как смели они атаковать правильно обученную и многочисленную армию, которая превосходила все силы, которые они могли выставить, и всю возможную помощь, которую они могли бы ожидать от всех своих соседей. Священник ответил, что они совершенно не боятся нашей пехоты, не особенно высоко ценят способности казаков и лишь драгуны смутили их своей доселе не виданными в здешних краях дисциплиной и военным талантом. После этих слов священник отказался о чём-либо ещё отвечать.

Персидский поход Петра Великого: Низовой корпус на берегах Каспия (1722—1735) / И. В. Курукин; Науч. ред. к.и.н. Т. А. Коняшкина; МГУ им. М.В. Ломоносова, Институт стран Азии и Африки. — М.: Квадрига, Объединенная редакция МВД России, 2010

Император Пётр I был восхищен храбростью воинов Султан-Махмуда. Мемуары Петра Брюса сохранили следующие слова императора о них:

Если б этот народ имел понятие о военном искусстве, тогда бы ни одна нация не могла бы взяться за оружие с ними

Персидский поход Петра Великого: Низовой корпус на берегах Каспия (1722—1735) / И. В. Курукин; Науч. ред. к.и.н. Т. А. Коняшкина; МГУ им. М.В. Ломоносова, Институт стран Азии и Африки. — М.: Квадрига, Объединенная редакция МВД России, 2010

Последствия[править | править код]

Пётр Брюс писал:

«горцы на поле сражения оставили от шестисот до семисот человек убитыми, 40 человек было взято в плен. Между ними находилось несколько сановников, а также магометанский священник, который был одним из их предводителей и который не только не отклонил жестокое убийство трех казаков, но и сам участвовал в этом. Их тела нашли впоследствии драгуны вблизи султанского дворца, насаженными на кол, когда они их преследовали до ворот, и убивали всех, кто им попадался и они бежали перед тремя тысячами человек, а своих жен и дочерей они отослали в горы, прежде чем пошли в эту экспедицию; после этого были сожжены султанская резиденция и 6 других деревень совершенно опустошены. Драгуны и казаки вернулись с богатой добычей. Был повешен 21 пленник в возмездие за жестокую смерть трех казаков. Священника четвертовали».

Петр I в своем письме сенату писал, что после завершения всех боевых действий его люди насчитывали около 600 убитых неприятелей, в плен попало 30 человек. Это показывает упорное сопротивление оборонявшихся.

Победа на реке Инчхе позволила Петру I впоследствии овладеть Дербентом, а также предотвратило на некоторое время выступление против русских кайтагского уцмия Ахмед-хана, который не предпринимал враждебных действий в своих владениях. Однако уже 1 октября (20 сентября) 1722 года комендант Дербента Андрей Юнгер доложил, что воины утемышского султана Махмуда захватили русский редут на реке Орта-Буган (в шестидесяти верстах от Дербента) «и люди караулные от неприятеля побиты». По сведениям дербентского наиба, трехдневный штурм обошелся нападавшим в 400 погибших, но из гарнизона в 128 солдат и шесть казаков спаслись в камышах лишь три человека[15] . 30(19) сентября и 2 октября горцы штурмовали «транжамент» уреки Рубаса; нападение было отбито, но в укреплении обвалилась стена, и гарнизон пришлось вывести в город. Генерал-майор Кропотов доложил, что воины Султан Махмуда и уцмия напали на его арьергард под Бойнаком. Дороги стали настолько опасными, что командир аграханского укрепления полковник Маслов получил 8 сентября приказ не посылать никого к армии, поскольку «проехать землею от горских народов невозможно»; в его «транжаменте» скопились курьеры с бумагами из Сената, Коллегии иностранных дел и других учреждений. Султан-Махмуд в союзе с уцмием, собрав 20 тысяч человек войска, последовали за отступающими русскими войсками, но не вступили с ними в крупное сражение[15]. Утамышское владение было вторично разорено калмыками и казаками в ходе неожиданного набега.

Для Утамышского султаната боевые действия закончились плачевно. Владения сразу же после битвы при Инчхе были переданы во владение союзника Российской империи — шамхала Адиль-Гирея. В 1725 году последний восстал против России, Тарковское шамхальство было разгромлено и упразднено. После окончания военных действий против русских войск Султан-Махмуд Утамышский участвовал в войнах дагестанцев против Надир-Шаха, одержав ряд крупных побед над персидскими отрядами[16]. После смерти энергичного Султан-Махмуда Утамышское султанство сходит с политической арены как независимое владение. В регионе усиливается власть Кайтагского уцмийства.

Примечания[править | править код]

  1. 1 2 Б. Г. Алиев. Характер сведений И.А. Гильденштендта и Я. Рейнеггса о даргинцах. — Махачкала: Институт ИАЭ ДНЦ РАН. — С. 4. Архивная копия от 27 ноября 2021 на Wayback Machine

    Когда войска Петра I из Тарки двигались в Дербент, уцмий Кайтага выступил вместе с утамышским султаном против русских войск. К этому выступлению он привлек и верхнедаргинцев.

  2. 1 2 Б. Г. Алиев М. -С. К. Умаханов. Историческая география Дагестана XVII-нач. XIX в/ (Книга I) / А. И. Османов (ответ, редактор), М. М. Гусаев, А. Р. Шихсаидов. — Махачкала: Издательство типографии ДНЦ РАН, 1999. — С. 297. — 370 с. Архивная копия от 3 января 2022 на Wayback Machine

    На стороне уцмия Кайтага Ахмед-хана находились отряды не только собственно кайтагских союзов сельских общин, но и Акуша-Дарго и Каба-Дарго. Они выступили на стороне уцмия и утемышского Султан Махмуда

  3. Голиков И. И. Деяния Петра Великого, мудрого преобразителя России, собранные из достоверных источников. — Изд. 2-е, М.: Типография Н. Степанова, 1838.
  4. Гаджиев В.Г. Сочинение И. Гербера «Описание стран и народов между Астраханью и рекой Курой, находящихся» как исторический источник по истории народов Кавказа. — Махачкала: Наука, 1979. — С. 119.
  5. Комаров В. Персидские войска 1722-1724 гг. Оттиск из «Русского вестника».. — С. 14.
  6. 1 2 Соймонов Ф.И. Описание Каспийского моря и чиненных на оном российских завоеваний яко часть истории Государя императора Петра Великого. — С. 90.
  7. Под редакцией проф. В.Г. Гаджиева. Алкадари Г.-Э, Асари Дагестан. — Махачкала: Дагкнигиздат, 1994. — С. 76. — 223 с.
  8. Дагестан в известиях русских и западноевропейских авторов XIII—XVIII вв. — Махачкала, 1992. — С. 200.
  9. О персидском походе при государе Петре Великом бывшем. Оттиск из журнала «Русский архив», № 12. — 1899. — С. 484.
  10. Бутков П.Г. Материалы для новой истории Кавказа с 1722 по 1803 год. — С. 25.
  11. Бакиханов А.К. Гюлистан-Ирам. — Баку, 1926. — С. 105.
  12. Дагестан в известиях западноевропейских авторов XIII—XVIII вв. — Махачкала, 1992. — С. 184.

    (По Я. А. Марковичу) в 20-е годы XVIII в. уцмий мог собрать «8000 татар, тавлинцов 6000, а его усменових 2000»

  13. Эпиграфические памятники Северного Кавказа на арабском, персидском и турецком языках. Ч.1. Надписи X - XII вв / Тексты, пер., коммент. введ. и прилож. Л.И. Лаврова. — 1966. — С. 111. Архивная копия от 21 января 2022 на Wayback Machine
  14. 1 2 А.О. Муртазаев. Кайтаг в VIII - первой половине XIX в.. — С. 309. Архивная копия от 16 марта 2022 на Wayback Machine
  15. 1 2 Персидский поход Петра Великого: Низовой корпус на берегах Каспия (1722—1735) / И. В. Курукин; Науч. ред. к.и.н. Т. А. Коняшкина; МГУ им. М. В. Ломоносова, Институт стран Азии и Африки. — М.: Квадрига, Объединённая редакция МВД России, 2010
  16. Сапиюлла Багаутдинов — Ахмед-Хан Дженгутаевский — забытый герой Кавказа. Краеведческое общество «Анжи-Кала» — Махачкала, 2013. — 128 с.