Битва на реке Калке

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Битва на реке Калке
Основной конфликт: Поход Джэбэ и Субэдэя
Mstislav Galitsky.jpg
Князь галицкий Мстислав на Днепре
Дата

31 мая 1223 года

Место

река Калка

Итог

победа монголов

Противники
Киевское княжество,
Галицко-Волынское княжество,
Черниговское княжество,
Смоленское княжество,
Половцы
Монгольская империя
Командующие
Мстислав Старый
Даниил Романович
Мстислав Удатный
Мстислав Святославич
Ярун
Субэдэй
Джэбэ
Силы сторон
40-100 тыс. 20-30 тыс.
Потери
9/10 русского войска нет данных
 
Битвы монгольского нашествия и золотоордынских походов на Русь
Калка (1223) — Воронеж (1237) — Рязань (1237) — Коломна (1238) — Владимир (1238) — Сить (1238) — Козельск (1238) — Чернигов (1239) — Киев (1240) — Неврюева рать (1252) — Туговая гора (1257) — Дюденева рать (1293) — Бортенево (1317) — Тверь (1327) — Синие Воды (1362) — Шишевский лес (1365) — Пьяна (1367) — Булгария (1376) — Пьяна (1377) — Вожа (1378) — Куликово поле (1380) — Москва (1382) — Ворскла (1399) — Киев (1416) — Суздаль (1445) — Москва (1451) — Угра (1480)

Би́тва на реке́ Ка́лке (31 мая 1223 года) — сражение между объединённым русско-половецким войском и монгольским корпусом, действовавшим в рамках похода Джэбэ и Субэдэя 12211224 годов. Сражение происходило на реке Калка, на территории современной Донецкой области. Половцы и основные русские силы были разбиты 31 мая 1223 года, через 3 дня сражение закончилось полной победой монголов. В бою погибло много князей и родовитых бояр южной и центральной Руси.

Предпосылки[править | править вики-текст]

После взятия Ургенча (конец 1221 года) Чингисхан дал поручение Джучи продолжить завоевания в Восточной Европе[1], где его войска должны были соединиться[2] с Джэбэ и Субэдэем, но тот уклонился от его выполнения. Половцы в 1222 году поддались на уговоры монголов и нарушили свой союз с аланами, после чего Джэбэ разбил аланов, а затем обрушился и на половцев. В 1222 году монгольское войско под предводительством Джэбэ и Субэдэя вторглось с Северного Кавказа в половецкие степи. Летопись сообщает о реакции Мстислава Киевского на это известие[3]:

Пока я нахожусь в Киеве — по эту сторону Яика, и Понтийского моря, и реки Дуная татарской сабле не махать.

Половецкий хан Котян Сутоевич обратился к своему зятю, галицкому князю Мстиславу Мстиславичу Удатному и к другим русским князьям, прося у них помощи против нового грозного врага [4]:

Сегодня они отняли нашу землю, завтра ваша взята будет.

Южнорусские князья собрались в Киев на совет под главенством трёх великих князей: Мстислава Романовича, Мстислава Мстиславича и Мстислава Святославича. Юрий Всеволодович Владимирский послал войско в помощь южным князьям, но оно не успело на киевский сбор (см.ниже). Одновременно росла опасность того, что половцы, оставленные один на один с монголами, перейдут на их сторону. После долгих уговоров Мстислава Удатного[4]:

Если мы им не поможем <…>, то половцы пристанут к врагам, и сила их станет больше.

и щедрых подарков половцев (второй половецкий хан Бастый даже крестился в православную веру) было решено, что[4]:

Лучше встретить врага на чужой земле, чем на своей.

Сбор был назначен на Зарубе, возле острова Варяжского (остров находился напротив устья реки Трубеж, ныне уничтожен Каневским водохранилищем), в 10-ти километрах от нынешнего Трахтемирова, Черкасской области. Составленное огромное войско не имело общего командующего: дружины удельных князей подчинялись лишь своим великим князьям. Половцы выступили под руководством воеводы Мстислава Удатного — Яруна. Узнав о сборах, монголы прислали своих послов с такими словами[4]:

Слыхали мы, что вы идёте против нас, послушавши половцев, а мы вашей земли не трогали, ни городов ваших, ни сёл ваших; не на вас пришли, но пришли по воле Божией на холопов и конюхов своих половцев. Вы возьмите с нами мир; коли побегут к вам, — гоните от себя и забирайте их имение; мы слышали, что и вам они наделали много зла; мы их и за это бьём.

Выслушав послов, русские князья приказали всех их убить, после чего соединённые силы двинулись дальше вниз по Днепру.

Убийство послов в историографии оценивается в основном как реакция на очередную попытку монголов разделить силы своих жертв и разбить их поодиночке[5][6] с возможным уточнением, что убийство послов произошло по инициативе наиболее близко связанного с половцами Мстислава Удатного, чтобы исключить возможность мирных переговоров с монголами для всех руководителей соединённых сил, включая киевского и черниговского князей[6]. Однако, существует и версия, что убийство послов показало дипломатическую безграмотность князей Киевской Руси, спровоцировав крайне враждебное отношение монголов ко всем русским[7].

Галицкое войско продвинулось вниз по Днестру в Чёрное море (летопись преувеличивает численность ладей, называя 1000). В устье Днепра вблизи Олешья галичан встретило второе монгольское посольство со следующей нотой:[4]

Вы послушали половцев и перебили послов наших; теперь идёте на нас, ну так идите; мы вас не трогали: над всеми нами Бог.

В отличие от первых, этих послов было решено отпустить с миром. Галицкое войско прошло вверх по Днепру до острова Хортица у порогов, где соединилось с остальными войсками. Перейдя на левый берег Днепра и обнаружив передовой отряд неприятеля, русские после короткого, но кровопролитного боя обратили монголов в бегство, командующий Ганибек был убит. Двигаясь на восток и не видя основных сил неприятеля, русские войска спустя две недели вышли на берег реки Калки, где разбили другой передовой отряд монголов.

Соотношение сил[править | править вики-текст]

Численность монгольского войска изначально (в начале погони за султаном Мухаммедом) составляла 30 тысяч человек[8], но затем тумен во главе с Тохучар-нойоном потерпел поражение в Иране, и Себастаци[9] определяет численность монголов при их первом появлении на Кавказе (1221 год) в 20 тысяч человек. В 1221 году основные силы монголов взяли Мерв, Ургенч и разбили наследника султана Хорезма, Джелал-ад-Дина, в битве на реке Инд, после чего Чингисхан отправил за ним в погоню 2 тумена, а Субэдэя и Джэбэ направил в обход Грузии в Восточную Европу.

Точные данные о численности объединенного русско-половецкого войска отсутствуют. По оценкам некоторых историков, она составляла 80—100[10][11] тыс.чел. По другим оценкам, 40-45 тыс. человек[12]. По мнению В. Н. Татищева, численность русских войск составляла 103 тыс. человек и 50 тыс. половецких всадников.[13]. Однако по оценке Хрусталёва А.Г. численность русских войск составляла около 10 тысяч ратников плюс 5—8 тысяч половцев.[14]. Составить более точное представление о численности русских войск в начале XIII века могут помочь известия об участии в походах на Орден меченосцев русских войск численностью 12—20 тыс.чел. в период 12191223 годов, о численности половецких — известия об уходе Котяна с 40 тысячами своего народа в 1238 году в Венгрию, о поражении двух половецких ханов (Юрия Кончаковича и Данилы Кобяковича) в 1222 году и о союзе двух половецких ханов (Котяна Сутоевича и Бастыя) с русскими князьями в 1223 году, а также о 10-тысячном русско-половецком войске по сведениям Ибн аль Биби[15], в 1221 году потерпевшим поражение от сельджуков под Судаком.

В походе также участвовали смоленские войска. По одной из версий[16], в битве на Калке участвовал и старший сын Мстислава Старого, Святослав, занимавший с 1222 года полоцкий престол.

По мнению Е.Н. Тарасенко [17]:

Определить общую численность русско-половецкого войска, противостоявшего монголам в событиях на Калке, крайне затруднительно. Известные оценки строятся на летописных сообщениях о потерях и доле уцелевших после битвы. Сообщения эти путаны и противоречивы. Говорится, что уцелел каждый десятый. Число погибших воинов-киевлян варьирует от 10000 в Лаврентьевской летописи, до 30000 в Тверской летописи. Сколько взрослых мужчин по всему, не очень обширному тогда Киевскому княжеству, пожалуй, и не наскрести … Как уже говорилось выше, все оценки численности русско-половецкого войска весьма зыбки, по мнению Р.П. Храпачевского [19] (нам оно представляется более или менее обоснованным) все войско не превышало 40-50 тыс. воинов (20-25 тысяч русских с Черными Клобуками и галицийскими выгонцами, не более 20 тысяч половцев). О численности монголов можно говорить более определенно, по мнению большинства историков, она составляла 20-30 тысяч всадников.

В своем составе объединенная русско-половецкая рать должна была иметь не только много конницы, но и существенную долю пеших воинов, о чем говорит большое количество судов, использованных для доставки войска в район Днепровских порогов (конница, как правило, в ладьях не перевозилась).

Ход битвы[править | править вики-текст]

Схема битвы на Калке 31 мая 1223 года[18][6]:
1) половцы (Ярун);
2) Даниил Волынский;
3) Мстислав Удатный;
4) Олег Курский;
5) Мстислав Черниговский;
6) Мстислав Старый;
7) Субэдэй и Джэбэ.

Мстислав Удатный первый перешёл Калку и лично выехал на разведку. Оглядев расположение противника, князь приказал своему войску и половцам готовиться к бою. Битва началась утром 31 мая.

Вперёд Мстислав Удатный послал половецкую сторожу под водительством старого сподвижника по походам и Липицкой битве Яруна. Дружина Мстислава Удатного сдвинулась вправо и заняла позицию вдоль реки, дружина Мстислава Черниговского встала у переправы по оба берега Калки, дружина Даниила Романовича выдвинулась вперёд как ударная сила. Мстислав Киевский встал за переправой на каменистом кряже и обносил стан частоколом, огораживая его повозками[6].

Вначале сражение развивалось удачно для русских. Даниил Романович, первым вступивший в битву, рубился с беспримерной храбростью, не обращая внимания на полученную рану. Монгольский авангард начал отступление, русские бросились в погоню, потеряли строй и столкнулись с главными силами монголов. Ипатьевская летопись подробно повествует лишь о событиях в центре сражения, где действовал Даниил, его двоюродный дядя, князь луцкий Мстислав Ярославич Немой, и Олег Курский, судя по всему, первым переправившийся через реку из черниговского полка, и связывает последующее бегство с ударом новых монгольских сил. Новгородская первая летопись называет причиной поражения бегство половцев, а Суздальская летопись (по Академическому списку) связывает бегство половцев именно с вводом монголами в бой дополнительных сил. Быстрее других добилось успеха монгольское правое крыло, крыло атаки. Половцы побежали к переправе, смяв и расстроив полки Мстислава Черниговского, уже готовые к выступлению.

Одна часть монголов гнала бегущих до берегов Днепра. Мстислав Удатный и Даниил Романович первыми смогли достичь Днепра и перед отплытием оттолкнули от берега оставшиеся свободными ладьи, опасаясь погони.

Вторая часть монгольского войска (летопись называет двух монгольских военачальников, ранг которых остаётся неопределённым) осадила стан киевского князя. Он храбро отбивался три дня и сдался лишь после того, как посланный на переговоры атаман бродников Плоскыня, в итоге предавший князя, поклялся на кресте, что если русские сложат оружие — никто из них не будет убит, а князей и воевод отпустят домой. Монголы, мстя за смерть своих послов, своего обещания не сдержали: все русские князья и военачальники были положены под доски и задавлены победителями, усевшимися сверху пировать. Простых воинов увели в рабство. По другим источникам,[19] в договоре было

Не прольется ни одна капля крови князей

так как у монголов считалось позорным умереть не в бою, пролив кровь, и формально обещание было сдержано. С этой битвой народный эпос связывает и гибель 70 русских богатырей: в летописи среди убитых названы имена Александра Ростовского[20] и Добрыни Рязанца.

Место битвы[править | править вики-текст]

Существует несколько основных предположений о месте битвы при Калке. Каменные Могилы (южнее Розовки) [1] , курган Могила-Серединовка [2] и район северо-восточнее села Гранитного [3].

Наиболее тщательное исследование на эту тему провел Е.Н. Тарасенко.[17]

По его мнению, на основании имеющихся фактов, вероятнее всего битва произошла в районе кургана Могила-Серединовка.[4], [5], хотя " ... ни письменные источники, ни скудный археологический материал не позволяют сегодня сделать окончательный выбор".

«Я думаю, что найти место битвы не так уж и сложно …»
«Это одна из самых хорошо описанных битв русского средневековья. Мы знаем о ней очень много. Кроме одной «малости» - где именно она происходила …»

Приведенные в эпиграфе мнения хорошо иллюстрируют известную поговорку, утверждающую, что каждый пессимист – это хорошо информированный оптимист. Крайний оптимизм в вопросе о поисках места битвы на Калке высказывают, увы, чаще всего дилетанты. По мере углубления в проблему их оптимизм проходит, как детская болезнь, на смену ему идет понимание сложности вопроса и крайняя осторожность в высказываниях и оценках. Увы, задача локализации места битвы чрезвычайно сложна и, как я считаю, на сегодняшний день, она не имеет единственного неоспоримого решения.[17]

Русские летописи, использованные Е.Н. Тарасенко для локализации места битвы на Калке.[править | править вики-текст]

№ п/п Наименование летописи, свода, cписка Время создания, список Характер сообщения Наименование реки

(год упоминания)

Число дневных переходов до битвы Примечание
1 Лаврентьевская летопись [13] конец XIII века, список 1377 г. краткое нет нет  
2 Ипатьевская летопись [16] конец XIII - начало XIV века подробное, версия 1 Калка, прочая Калка (1223), на Калках (1236) 8 от места успешного боя и захвата добычи до реки Калки Нет эпизода с Гемябеком, есть о захвате добычи, лагерь Мстислава Киевского лишь упомянут
3 Новгородская I старшего извода, Синодальный список [17] конец XIII - начало XIV века подробное, версия 2 За Калак реку, над рекою над Калком (1223) 9 после переправы через Днепр, зашли за Калак реку Есть эпизод с Гемябеком, нет захвата добычи в первой стычке, подробно о гибели лагеря Мстислава Киевского
4 Новгородская I младшего извода, Комиссионный список [17] середина XV века подробное, версия 2 За Калок реку, над рекою над Калком (1223) 9 после переправы через Днепр, зашли за Калок реку  
5 Новгородская IV летопись [29] конец XVI века Краткое На Калках (1223), на Калках (1380) нет 17 дней от казни 1 посольства до второго появления послов
6 Псковская I летопись [29] конец XV века Краткое На Калках, до Калков, от Калков (1223) нет Бились суздальцы с татарами на Калках
7 Псковская II летопись [60] конец XV века Краткое На Калках (1223) нет Бились суздальцы с татарами на Калках
8 Псковская III летопись [60] конец XVI – XVII век Краткое На Калках, до Калков, от Калков (1223) нет Бились суздальцы с татарами на Калках
9 Тверская летопись [47] Середина XV века очень подробное, синтез версий 1 и 2 О Калкацком побоище, до реки Калка, над рекою Калкою (1223), ежи на Калкы, на Калках, от Калок (1236) 8 от места успешного боя и захвата добычи до реки Калка Есть эпизод с Гемябеком, есть о захвате добычи в первой стычке, подробно о гибели лагеря Мстислава Киевского, гибель Алеши Поповича
10 Летописец Рогожский [18] список середины XV века краткое На Калке (1226)? нет 17 дней от казни 1 посольства до второго появления послов, гибель Алеши Поповича
11 Троицкая летопись [61] 1408 г. краткое Нет (1223), на Калках (1380) нет Текст одинаков с Лавреньевской летописью
12 Патриаршия или Никоновская летопись [36] середина XVI века очень подробное, синтез версий 1 и 2 О Калках, о Кальском побоище, на Калке, до реки до Калки, над рекою Калкою (1223) 8 от места успешного боя и захвата добычи до реки Калки Есть эпизод с Гемябеком, есть о захвате добычи в первой стычке, подробно о гибели лагеря Мстислава Киевского, гибель Алеши Поповича
13 Софийская I летопись [37] списки XV - XVII века очень подробное, синтез версий 1 и 2 До реки Калки, на прочне реце Калеце, реку Калку, над рекою Калкою (1223) 8 от места успешного боя и захвата добычи до реки Калки Есть эпизод с Гемябеком, есть о захвате добычи в первой стычке, подробно о гибели лагеря Мстислава Киевского, гибель Алеши Поповича
14 Летопись по Воскресенскому списку [48] середина XV века очень подробное, синтез версий 1 и 2 до рекы Калкы, на прежереченней реце Калце, реку Калку, зашедше за реку за Калку, над рекою Калкою (1223), на Калках (1380) 8 от места успешного боя и захвата добычи до реки Калки Есть эпизод с Гемябеком, есть о захвате добычи в первой стычке, подробно о гибели лагеря Мстислава Киевского, гибель Алеши Поповича
15 Летопись Авраамки [30] конец XV -начало XVI века Два кратких сообщения, под 6731 и 6732 гг. На Калках, на реце Калке (1223), Калках (1380) нет 17 дней от казни 1 посольства до второго появления послов
16 Волынская краткая летопись [62] начало XVI века краткое Бои на Колках (1223) нет гибель Алеши Поповича
17 Вологодско-пермская летопись. Кирило-Белозерский список [63] середина XVI века очень подробное, синтез версий 1 и 2 Кальское побоище, до реки Калки, на прочне реце Калце, реке Калке, заидоша за реку за Калку, над рекою Калкою (1223), Калках (1380) 8 от места успешного боя и захвата добычи до реки Калка Есть эпизод с Гемябеком, есть о захвате добычи в первой стычке, подробно о гибели лагеря Мстислава Киевского, гибель Алеши Поповича
18 Софийский временник [64] начало XVI века очень подробное, синтез версий 1 и 2 До рекы Калкы, на прочнее реце Калце, реку Калку, заидоша за реку за Калку, над рекою Калкою (1223), на Калках (1380) 8 от места успешного боя и захвата добычи до реки Калка Есть эпизод с Гемябеком, есть о захвате добычи в первой стычке, подробно о гибели лагеря Мстислава Киевского, гибель Алеши Поповича
19 Вологодская летопись [65] конец XVII – начало XVIII века краткое На Калках (1223) нет Битва русских князей с погаными половцами (!), гибель Алеши Поповича
20 Пискаревский летописец [66] конец первой четверти XVII века подробное, оборвано на Калках (1223), на Калках (1380) нет Есть эпизод с Гемябеком
21 Устюжская летопись[65]. Список Мациевича и Архангело-городский летописец первая четверть XVI века краткое На Калках (1223) нет Битва русских с половцами, половцы победили и утопили в реке русских князей и много силы (войска) (?!)
22 Холмогорская летопись [67] середина XVI века очень подробное, синтез версий 1 и 2 Калский бой, до реки Калки, на порочнее реце Калке, реку Калку, над рекою Калкою (1223) 8 от места успешного боя и захвата добычи до реки Калка Есть эпизод с Гемябеком, есть о захвате добычи в первой стычке, подробно о гибели лагеря Мстислава Киевского, гибель Алеши Поповича

Характерно, что в 17 из 22 анализируемых летописных источников название реки приводится во множественном числе: Калки, на Калках и т.д. Это не может быть случайностью, и филологи, занимающиеся топонимикой (географическими названиями), уже давно обратили на это внимание [69-72]. Практически едины они в том, что Калка – это не одна река, а несколько рек, расположенных недалеко друг от друга и, возможно, входящих в одно речную систему (основной водоток и боковые притоки). В 1976 году донецкий филолог Е.С. Отин указал на еще одно веское доказательство множественности Калок, долго остававшееся незамеченным. Вот любопытный отрывок из Ипатьевской летописи: «… идоша <…> до рекъи Калкъи, стретоша и сторожьеве Татарьскъии, сторожемъ же бившимъся с ними и оубьенъ бъи Иванъ Дмитреевичь инае два с нимъ. Татаром же, отехавшимъ на прочьне реце Калъке...» [16].

Русская рать идет до реки Калки, здесь происходит ее столкновение с татарской «сторожей» и татары отъезжают на «прочъне» (т.е. прочую, другую [40]) Калку. Кроме той Калки, к которой русские шли 8 дней, говорится о какой-то другой, прочей Калке! О прочей Калке есть упоминания также в Софийской I [37], Вологодско-пермской [63] и Холмогорской [67] летописях, в Софийском временнике [64].

Множественность Калок - для филологов давно уже надежно установленный факт, который обязательно необходимо учитывать всем, кто так или иначе занимается битвой 1223 года.

У специалистов по топонимике можно вычитать о Калках еще много других интересных частностей (правда, к определению места битвы касательства не имеющих). По их мнению [70-72], Калки первоначально именовались Калами (множественное число мужского рода), отсюда и уменьшительные формы мужского рода Калок, Калец, Кальчик.

Главный письменный источник, позволяющий надежно локализовать Калки (Калы), как речную систему – это «Книга Большому Чертежу» (КБЧ) [74], составленная в 1627 году в Москве, в Разрядном приказе. Географическая информация о Поле (областях южнее Тулы, вплоть до Крыма и Азовского моря), содержащаяся в ней, относится ко второй половине XVI века, почерпнута она из материалов русских посольств в Крым, из росписи сторож, оберегающих южные рубежи от татарских набегов. Сведения о речной сети и местностях на Левобережье Днепра мог дать и православный магнат князь Дмитрий Иванович Вишневецкий (Байда) [75], который в 1556-1561 годах «отъехал от короля» польского и служил царю Ивану IV (Грозному) [76].

В «Книге Большому Чертежу», в росписи (описании) Калмиюской дороги читаем:

«А от верх речки Миюса к верх речки Елкуваты; а верх речки Елкуваты курган высок, а на нем 3 человека каменных. А от речки Елкуваты к верху речкам к Калам. А те речки все по левой стороне тое дороги пали в море.А по правой стороне тое дороги река Тор.А от речек от Кал к речке к Каратошу и речка Каратош перелести.А от речки Коратоша к речке к Берлу …» [74].

...Последовательно, с востока на запад, перечисляются верховья основных рек Северного Приазовья, встречающиеся при движении Кальмиусской дорогой. Речки Калы преречислены между Миусом и бассейном Берды (Берла), так как Каратош (Каратыш) – это левый приток Берды, начинающийся у Каменных Могил, южнее Розовки. На современных картах между бассейнами Миуса и Берды есть только одна речная система – Кальмиус с притоками! Следовательно, летописные реки Калы – это реки бассейна Кальмиуса (сам Кальмиус, Кальчик, Калец и их многочисленные притоки).

Второй важный вывод (увы, весьма печальный для меня) состоит в том, что Каратыш, протекающий у Каменных Могил, к речкам Калам, скорее всего, причислен быть не может, так как он упомянут отдельно, наряду с Калами. Акции Каменных Могил, как места битвы 1223 года, явно падают! Обидно, понимаешь, для Розовского района …

Поэтому место битвы следует локализовать, вероятно, бассейном Кальмиуса и Кальчика.

Речки Калы при описании Северного Приазовья упоминаются в "Истории Скифской" Андрея Лызлова (1692 год): «… идущи ис Перекопи ко Азову недалеко древняго потока, его же татарове называют Агарлиберт, и при реках названных Беин, то есть Большой Кал, и Мал Кал, и Муз,— суть поля тако жизненны и обилны травою, яко едва верить тому мощно. Ибо тамо трава в высоту яко тростие морское и мягка зело» [77]. Названия интересующих нас рек снова употреблены в мужском роде, при этом Лызлов в описании Приазовья ссылается на известную работу итальянца Александро Гваньини («яко пишет Гвагнин»), опубликованную в 1578 году на латинском языке в Кракове, которую обычно кратко именуют «Описанием Московии» [78]. К сожалению, эта работа Гваньини до настоящего времени полностью с латыни на русский язык не переведена, и мне не удалось убедиться в том, что Лызлов точно ее цитирует при описании рек в Приазовье. Перечисление рек у Лызлова идет с запада на восток (от Перекопа к Азову). Если Агарлиберт – это современная Берда, а Муз – это Миус, то Большой Кал и Малый Кал, указанные между ними – это реки системы Кальмиуса. И снова мы приходим к выводу, что средневековые Калы – это Кальмиус с притоками!

Новым и интересным для нас здесь является то, что Калы, по сообщению Лызлова (Гваньини), объединяются еще и общим названием Беин. Отметим, что на карте Крыма (Tavrica) и прилегающих местностей работы Г. Меркатора из атласа Вильяма Блау (1635 год), на северном берегу Азовского моря, между реками Агателиберт (Agatelibert) и Миус (Muss), на месте современного Кальмиуса, показана река Бинкаель (Binkael). Возможно, что эта карта как-то связана с сочинением Гваньини.[17]

Расстояния от Кичкасской переправы по маршруту вдоль реки Конки по Е.Н. Тарасенко.[править | править вики-текст]

Средняя скорость движения такого смешанного войска по степи была определена еще во второй половине XIX века историками Н. Аристовым и Н. Барсовым [22] при анализе похода В. Мономаха в 1103 году на реку Молочную, она составила 25 верст (26,8 километра) в сутки. Уже в наши дни, рассмотрев движение смешанной рати Дмитрия Донского перед Куликовской битвой от Коломны до устья реки Непрядвы, историки получили средний размер суточного перехода 22-23 километра [12]. Эти две независимых оценки дали близкие результаты, поэтому далее мы будем считать протяженность суточного перехода смешанного русско-половецкого войска в среднем около 25 километров.[17]

№ участка Участок пути Длина участка, км Длина участка в дневных переходах
1 Кичкас - Юльевка 30 1,20
2 Юльевка – Орехов 30 1,20
3 Орехов - Пологи 38 1,52
4 Пологи - Конские Раздоры 16 0,64
5 Конские Раздоры - Камыш-Заря 24 0,96
6 а Камыш-Заря - Розовка (Каменные Могилы) 30 1,2
6 б Камыш-Заря - могила Серединовка 60 2,4
6 в Камыш-Заря - Гранитное 88 3,52
Итого: Кичкас - Розовка (Каменные Могилы) 168 6,72
Итого: Кичкас - могила Серединовка 198 7,92
Итого: Кичкас - Гранитное 226 9,04


Пройдя вдоль Конки, войско, преследуя монголов, должно было выйти к водораздельным высотам в районе современной Камыш-Зари, отделяющим бассейн Берды (с юга) от верховий Гайчура, Янчура и Кобыльной (с севера). Дальше неопределенность в оценке возможного пути становится еще больше. По существу, маршрут выбирали отступавшие монголы, русским и половцам оставалось лишь следовать за ними. Как говорит старая пословица: «Перед зайцем в поле сто дорог, а перед преследующим его волком - только одна» (за уместную пословицу – спасибо одному мариупольскому коллеге, он подсказал). Более поздние кочевники (татары и ногаи во времена Крымского ханства) предпочитали в наших степных местах движение по водоразделам. Именно так прокладывались их маршруты (сакмы), судя по описаниям Боплана [82], Тунманна [83] и современных авторов [84]. От Камыш-Зари путь по водоразделам ведет к Розовке, именно так была проложена в первые годы ХХ века от Волновахи вторая Екатерининская железная дорога [85], существующая и сегодня. Из окрестностей Розовки возможны два пути по водоразделам. Первый путь - на восток, он приводит через окрестности Волновахи в междуречье Кальчика и Кальмиуса. Второй путь – на юго-восток, мимо верховий Кальчика к его нижнему течению (рис. 6.1). Здесь мы уже не можем сделать выбор, обоснованный даже в самой минимальной степени. После прохождения по водоразделу участка между Камыш-Зарей и Розовкой невозможно сказать ничего определенного о дальнейшем маршруте движения русско-половецкого войска к месту битвы на Калке.

Чтобы четко определиться, что мы понимаем под термином «место битвы на Калке», вернемся к описанию самого события в летописях (см. раздел 6.3 «Прелюдия, битва и поражение»). Перипетии битвы растянуты как во времени, та и в пространстве. Многодневное отступление монголов завершается тем, что они наносят мощнейший удар по передовому отряду русско-половецкого войска, перешедшему под предводительством Мстислава Удатного через Калку. Монголы сходу опрокинули передовую половецкую «сторожу», смятые бегущими в беспорядке половцами, русские полки были разгромлены в скоротечном бою. Началось их беспорядочное бегство, в которое были вовлечены и князья, в том числе Мстислав Удатный и Даниил Галицкий. Этот разгром и определил все дальнейшее течение событий. Как мы знаем из летописей, «сеча зла и люта» состоялась после перехода через одну из Калок (о множественности Калок уже говорилось выше). С учетом общего направления движения русско-половецкой рати на восток (или юго-восток) и преимущественно меридионального (с севера на юг) течения рек бассейна Кальмиуса, можно предполагать, что разгром сил Мстислава Удатного имел место в нескольких километрах к востоку (или юго-востоку) от одной из Калок (Калов). Не очень конкретный вывод, но ничего более определенного о месте разгрома отряда Мстислава Удатного сказать пока нельзя.

Мстислав Романович Киевский, с другой частью русского войска, находился в это время в укрепленном лагере и в битве не участвовал: «Князь же Мьстиславъ Кыевьскыи, видящи таковое зло, не поступи ни камо с места того, нь сталъ бе на горе над рекою надъ Калкомъ; бе бо место то каменисто, и ту угоши город около себе в кольих, и бися с ними из города того по 3 дни» [17]. На каком берегу Калки стоял этот лагерь, непонятно (о переходе отряда Мстислава Киевского через реку в летописях не говорится, в противном случае мы могли бы определенно указать на восточный берег). Неясно также, та ли это Калка, через которую перешел Мстислав Удатный перед его разгромом. Очень может быть, что речь идет о двух протекающих недалеко друг от друга «Калах», причем одна речка находилась западнее (на ее берегу стоял лагерь киевского князя), а другая – восточнее (именно после ее перехода и был разгромлен отряд Мстислава Удатного).

Нанеся поражение Мстиславу Удатному, монголы разделились. Часть их начала преследование и уничтожение отступавших к Днепру русских и половцев. Такое преследование неизбежно распадается на множество локальных стычек, которые происходили на большом пространстве к западу от места разгрома до самых берегов Днепра.

Другая часть монголов, под руководством воевод «Цьгырканъ и Тешюканъ» [17], начала осаду лагеря Мстислава Киевского, завершившуюся через три дня пленом и гибелью князей. Место, где располагался этот лагерь, было каменистым (см. цитату выше), и высказано уже немало гипотез о его расположении. Следует отметить, что во многих работах под местом битвы на Калке «по умолчанию» понимают именно лагерь Мстислава Киевского. Хорошо еще, если авторы вспоминают о ключевом предыдущем эпизоде битвы – разгроме отряда Мстислава Удатного. Место разгрома помещают обычно восточнее лагеря киевского князя.

Таким образом, нам необходимо найти в Северном Приазовье, западнее Мокрого Еланчика, где-то в бассейне Кальмиуса или вблизи него каменистое место над речкой, где стоял, по летописным известиям, лагерь Мстислава Киевского. Проблема в том, что мест таких можно указать много. Не имея возможности изложить здесь историю поисков, ограничимся тем, что, в настоящее время, на наш взгляд, имеется три наиболее перспективных места.

Рассмотрим подробно все эти места, сопоставив имеющиеся аргументы «за» и «против» каждого их них.

Начнем с Каменных Могил, находящихся в 6-7 километрах к югу от Розовки, где имеются обширные выходы на поверхность древних скальных пород, образовавших здесь целую горную систему в миниатюре, отдельные вершины которой поднимаются на 50-70 метров над окружающей степью. Наличие столь впечатляющего «места каменистого» в сочетании с расположенными всего в нескольких километрах к северо-востоку верховьями Кальчика (см. рис. 6.2) не могло не привлечь внимания историков в их поисках места битвы на Калке.

Первые археологические исследования в окрестностях Розовки были проведены генерал-лейтенантом Н.Е. Бранденбургом в 1889 году, а привела его в наши места именно надежда найти вещественные следы битвы на Калке [86]. Как известно, надежда эта не оправдалась, обследованные им курганы северо-восточнее современной Розовки, у немецкой колонии №1 Киршвальд Мариупольского уезда, содержали захоронения бронзового века.

В планах Мариупольского краеведческого музея (МКМ) на 1927-1928 годы числилось изучение в археологическом отношении только что образованного (5 апреля 1927 г.) заповедника «Каменные Могилы» и местности вокруг него «радиусом 7-8 верст в поисках предполагаемого места битвы на Калке» [87]. Патриарх мариупольского краеведения П.М. Пиневич, в своем отчете за 1928 год о раскопках и археологических обследованиях на Мариупольщине [88], упоминает Каменные Могилы, и вообще местность в треугольнике между Розовкой, Кальчиновкой и селом Темрюк (современное Старченково), как возможное место битвы на Калке.

В сентябрьском номере журнала «Вопросы истории» за 1954 год появилась статья [81] известного специалиста в области исторической географии К.В. Кудряшова, представлявшая собой его ответ школьным учителям А.С. Пшеничному и И.Г. Сарбаш из Сталинской области, просившим «осветить вопрос о месте битвы на Калке». Каменные Могилы однозначно названы в статье местом расположения лагеря Мстислава Киевского, а разгром Мстислава Удатного, по мнению К.В. Кудряшова, состоялся у истоков Кальчика. После этой публикации взгляд на Каменные Могилы, как место битвы на Калке, становится преобладающим в СМИ Запорожской и Донецкой (тогда – Сталинской) областей, в кругах местных краеведов и историков, эта точка зрения представлена и в известной «Истории городов и сел Украинской ССР».

Лагерь Мстислава Киевского был расположен, по К.В. Кудряшову, в одном из понижений Восточной гряды Каменных Могил (см. рис 6.3) и прикрыт с востока речкой Каратыш [81]. В конце 60-х годов ХХ века ее течение перегородили южнее 200-метровой плотиной, вследствие чего верховье Каратыша у Восточной гряды было затоплено образовавшимся искусственным озером площадью 20 га с глубинами до 6-7 метров [89].

В 90-е годы ХХ века усилиями директора заповедника В.А. Сиренко и других местных энтузиастов-краеведов, при поддержке районных администраций Розовского и Володарского районов, общественных организаций предпринимаются усилия по увековечению памяти о сражении на Калке. В 1999 году на территории «Каменных Могил» был установлен поклонный крест из темного камня (рис. 6.4), заменивший поставленный годом ранее деревянный крест. К 777-й годовщине битвы близь усадьбы заповедника появилась часовня в честь покровителя казачества Ильи Муромца (открыта 27 мая 2000 года), построенная Союзом казаков Юго-Восточной Украины «Войско Запорожское» и Союзом казаков Донбасса «Вольность» [89]. Эти усилия по увековечению памяти достойны уважения и всяческой поддержки, но надо смотреть правде в глаза. Конечно, даже сейчас, полвека спустя, аргументы К.В. Кудряшова в пользу Каменных Могил и верховьев Кальчика, как места битвы на Калке, выглядят достаточно весомо и разделяются многими краеведами и историками [27, 86, 90]. Но не надо забывать, что существуют и аргументы «против», от которых так просто не отмахнешься. Вот первый аргумент. Расчет расстояний по предполагаемому маршруту движения русско-половецкой рати (см. табл. 6.4) дает от переправы на территории современного Запорожья до Каменных Могил менее 7 дневных переходов (точнее – 6,72). Даже с учетом возможных погрешностей при выборе маршрута (о чем мы уже говорили выше), слишком велико все же отклонение от 9 дневных переходов (по новгородским известиям) … Можно, конечно утешать себя тем, что маршрут выбран не очень точно, но сомнений моих это не снимает. Ведь иного, более обоснованного маршрута, так никто до сих пор и не предложил…Второй аргумент против Каменных Могил, как места расположения лагеря Мстислава Киевского, известен уже давно. Странно, что К.В. Кудряшов в своей известной статье 1954 года не счел нужным упомянуть о нем, хотя бы ради объективности. По летописным известиям, которые цитируются в этой статье [81], каменистое место лагеря было расположено на горе «над рЂкою надъ Калкомъ» [17]. Восточная гряда Каменных Могил возвышается, как известно, над речкой Каратышом. Из «Книги Большому чертежу» (КБЧ) [74], на которую Кудряшов так же ссылается, неопровержимо следует, что Каратыш (Каратош) к Калкам (Калам) отношения не имеет. Согласно КБЧ, Каратыш – это не Калка! К.В. Кудряшов не мог этого не понимать, и писал в другой своей книге, что «заключенные между Миусом и Каратышом реки Калы или Калки - это нынешние Кальмиус с притоком Кальчик» [22, с. 70]. Располагая лагерь Мстислава Киевского над Каратышом, мы вступаем в противоречие либо с «Книгой Большому Чертежу», либо с новгородскими летописными известиями [17], т.е. двумя важнейшими письменними источниками, на которых основаны все серьезные попытки локализации места битвы на Калке. Стремясь преодолеть это противоречие, иногда предполагают, что в КБЧ зафиксированы названия наших рек в конце XVI - начале XVII века, почти через 400 лет после битвы, а в 1223 году названия могли быть другими, и Каратыш тогда все же являлся одной из Калок. Выглядит такое предположение не очень убедительно, никаких доказательств принадлежности Каратыша к Калкам в настоящее время не представлено.

Вот те аргументы, которые говорят против расположения лагеря Мстислава Киевского на Каменных Могилах. Но прохождение русско-половецкого войска через территорию современного Розовского района, или даже через ближайшие окрестности Розовки, в свете всего, что мы знаем сейчас о битве на Калке, следует считать очень и очень вероятным.

Конечно, самым веским и неопровержимым доказательством связи Каменных Могил и верховьев Кальчика с известной битвой 1223 года могли бы быть ее вещественные свидетельства, но как раз с этим дело здесь обстоит плохо (как и во всех прочих перспективных местах). В виду важности вопроса, возможные материальные следы Калкинского побоища рассмотрим более обстоятельно в конце раздела.

Обратимся теперь к следующему перспективному месту битвы на Калке, к кургану Могила-Серединовка в окрестностях Володарского (рис. 6.5). В километре к югу от современного села Шевченко, на правобережье Кальчика, долина которого заполнена сейчас одноименным водохранилищем, имеются несколько куполообразных выходов розового гранита на поверхность. Два из них совсем незначительны, а третье, более масштабное, и есть Могила-Серединовка (отметка 154,9), обследованная П.М. Пиневичем в июле 1928 года в поисках следов битвы на Калке [88]. Этот каменистый купол ни по высоте, ни по площади гранитных обнажений, ни по крутизне склонов не идет ни в какое сравнение с Каменными Могилами. В конце июня 2009 года я побывал в этом «месте каменистом» и тщательно его осмотрел. Большая часть Серединовки задернована и покрыта травой. Северные ее склоны более круты, к востоку (к Кальчику) могила опускается более полого. Западные и южные склоны также пологи, в паре сотен метров к югу находится россыпь массивных заглаженных гранитных глыб, имеющих характерный облик «бараньих лбов». Привлеченный слухами о наличии здесь древних рисунков и надписей (о них упоминает и Пиневич), я несколько часов тщательно обследовал их поверхность, но все поиски оказалось безрезультатными (если не считать результатом основательно ободранные локти и колени). Причудливый рельеф поверхности глыб является, скорее всего, результатом многолетней работы ветра, воды и солнца, а не творением рук человеческих. Могла ли Могила-Серединовка быть лагерем Мстислава Киевского? Похоже, что для такого предположения есть веские основания. Возвышается она над долиной Кальчика, всего в 2 километрах к западу от речки. Разгром передового отряда Мстислава Удатного монголами мог состояться восточнее Кальчика, на его левобережье. Расчет движения русско-половецкого войска от переправы на Днепре до Серединовки дает почти 8 дневных переходов (см. табл. 6.4), это ближе летописным известиям, чем в случае Каменных Могил. Следует отметить, что склоны Серединовки недостаточно круты, чтобы создать препятствия для штурма. Однако главной защитой осажденного лагеря от монголов могли быть ограждавшие его телеги, а не крутизна каменистых склонов.

Посещение Могилы-Серединовки позволило ответить еще на один давно мучивший меня вопрос. Я полагал, что с ее вершины, расположенной всего в 20 километрах к северу от Мариуполя, участники битвы не могли не заметить море. Почему же тогда о важном факте близости Калкинского побоища к берегу Азовского моря молчат летописи? Так вот: c вершины Могилы-Серединовки, в ясный летний день, в условиях прекрасной видимости, моря я не усмотрел! На востоке, у самой линии горизонта, виден элеватор станции Кальчик, на юге хорошо заметны дымящие трубы мариупольских заводов и микрорайоны города, о вот море отсюда невооруженным взглядом увидеть действительно невозможно. Поэтому молчание летописей о близости места битвы к Азовскому морю вполне объяснимо.

По моему мнению, Могила-Серединовка и прилегающая к ней местность к востоку по праву считается одним из возможных мест битвы 1223 года с монголами.

Известный мариупольский историк-краевед, научный сотрудник Мариупольского краеведческого музея Р.И. Саенко считала наиболее вероятным местом сражения на Калке долину реки Кальмиус между селами Гранитное и Староласпа (Тельмановский район). Чуть севернее Гранитного в долину Кальмиуса выходят здесь балки Дубовая (по ней расположены села Новогригоровка и Староигнатовка) и Хан-тарама (см. рис. 6.7). Выше этих мест по течению русло Кальмиуса образует несколько изгибов. В районе балки Максимова река образовала выступ в юго-восточном направлении, на западном (правом) берегу Кальмиуса в этом месте возвышается крутой, каменистый обрыв. Здесь и находился, по мнению Р.И. Саенко, укрепленный лагерь Мстислава Киевского [91]. Передовой отряд Мстислава Удатного, с его союзниками-половцами, потерпел поражение, по ее предположению, на равнине, примыкающей к восточному берегу Кальмиуса, где находятся балки Корнеева и Максимова. Сейчас это окрестности сел Новая Марьевка, Первомайское, Красный Октябрь (рис. 6.7). О довольно спорных взглядах Р.И. Саенко на датировку битвы мы уже говорили выше, не совсем понятными остаются и причины выбора ею именно этого участка Кальмиуса, как места расположения лагеря Мстислава Киевского. Чуть выше по течению, на том же правом берегу, ближе к Старой Ласпе, южнее отметки 195,4 имеется не менее впечатляющее «место каменистое». Рядом есть такое место и на левом (восточном) берегу Кальмиуса (см. рис. 6.8, фото любезно предоставлено мариупольским краеведом LV). Непонятно, почему Р.И. Саенко определила место лагеря именно на правом берегу, ведь летописи не говорят, переходил ли киевский князь с соратниками Калку, и лагерь его мог стоять и на левобережье. Все эти «места каменистые» на Кальмиусе между Гранитным и Староласпой имеют одну общую особенность: это не гористые возвышения, а просто крутые прибрежные обрывы (см. рис. 6.8). Круговую оборону осажденного лагеря в этом случае можно было организовать, только отгородив такой мыс с крутыми берегами от степи рядом телег.

Расчет расстояний от Кичкасской переправы (Запорожья) до Кальмиуса у Гранитного дает почти точно 9 дневных переходов (см. табл. 6.4), как в новгородских летописных известиях [17]. Это впечатляет, но неопровержимым (как говорится, 100%-ым) доказательством расположения именно здесь лагеря Мстислава служить не может. Напомним, что сам маршрут движения точно неизвестен, выбран он исходя из самых общих предположений, о чем уже говорилось выше.

По устной местной традиции, сложившейся в среде приазовских греков, битву на Калке связывают с балкой Хан-Тарама, переводя ее название, как «Кровавая балка». Об этом упоминает в своей статье Р.И. Саенко [91], ссылаясь на некую военную карту конца XIX века. Насколько мне известно, общественность Тельмановского района предпринимает определенные усилия по увековечению в районе Гранитного памяти о битве на Калке. По сообщению сотрудников Мариупольского краеведческого музея, существует даже видеофильм о событиях 1223 года на Кальмиусе, снятый трудами местных энтузиастов.

С «вещественными доказательствами» битвы в Тельмановском районе дела обстоят так же, как и во всех прочих предполагаемых местах (т.е., очень плохо).

П.М. Пиневич, в своем отчете 1928 года, среди возможных мест битвы на Калке называет и «… взгорье между р. Кальмиусом и р. Кальчиком возле г. Мариуполя» [88]. Насколько мне известно, серьезной оценкой и обследованием этого места так никто и не занимался. Одно только можно сказать: оказавшись так близко от моря, участники событий не могли его не заметить, Азовское море обязательно упомянул бы летописец, рассказывая о злосчастной битве. Но, как мы уже говорили выше, нет ни слова о близости моря ни в одном из 22 летописных источников, повествующих о событиях на Калке. [17]

Потери[править | править вики-текст]

О монгольских и половецких потерях данные отсутствуют.

В побоище уцелела только одна десятая часть русского войска («Повесть о битве на Калке»). Единственный автор, который называет русские потери в численном выражении (правда, очень приблизительные, о чём сам же и говорит), — Генрих Латвийский. В «Хронике Ливонии», написанной около 1225 года, он упоминает:

[1222] В тот год в земле вальвов язычников были татары. Вальвов некоторые называют партами. Они не едят хлеба, а питаются сырым мясом своего скота. И бились с ними татары, и победили их, и истребляли всех мечом, а иные бежали к русским, прося помощи. И прошёл по всей Руссии призыв биться с татарами, и выступили короли со всей Руссии против татар, но не хватило у них сил для битвы и бежали они пред врагами. И пал великий король Мстислав из Киева с сорока тысячами воинов, что были при нём. Другой же король, Мстислав галицкий, спасся бегством. Из остальных королей пало в этой битве около пятидесяти. И гнались за ними татары шесть дней и перебили у них более ста тысяч человек (а точное число их знает один Бог), прочие же бежали[21]

Интересный факт[править | править вики-текст]

В 1195 году Мстислав Старый, тогда ещё смоленский княжич, был послан своим дядей Давыдом смоленским во главе войска против Ольговичей, в союзе с которыми в Смоленское княжество вторглись полочане. На первом этапе сражения Мстислав нанёс поражение черниговцам и начал преследование, но затем в тыл смолянам ударило полоцкое войско. Смоляне были разбиты, Мстислав попал в плен (затем отпущен при заключении мира).

Последствия[править | править вики-текст]

После победы на Калке монголы вторглись на Русь (Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона называет это первым нашествием монголов на Россию[22]) и дошли до города Святополч южнее Киева. Узнав о приходе в Чернигов владимирских войск во главе с 14-летним Васильком Константиновичем Ростовским, монголы отказались от плана похода на Киев и пошли на Волгу, где у Самарской Луки потерпели сокрушительное поражение от волжских булгар (согласно Ибн ал-Асиру, уцелело всего 4 тыс. чел.[23]), и возвратились в Среднюю Азию. Новое масштабное вторжение в Европу монголы начали лишь спустя 13 лет.

Список русских князей — участников битвы[править | править вики-текст]

Курсивом выделена реконструкция по версии Л.Войтовича.

Погибшие Вернувшиеся из похода живыми
  1. Александр Глебович дубровицкий;
  2. Андрей Иванович туровский,
    зять киевского князя;
  3. Василий Мстиславич козельский,
    сын черниговского князя;
  4. Изяслав Владимирович путивльский;
  5. Изяслав Ингваревич дорогобужский;
  6. Мстислав Романович Старый киевский;
  7. Мстислав Святославич черниговский;
  8. Святослав Ингваревич шумский;
  9. Святослав Ярославич каневский;
  10. Святослав Ярославич яновицкий;
  11. Юрий Ярополкович несвижский;
  12. Ярослав Юрьевич неговорский.

См. также[править | править вики-текст]

Примечания[править | править вики-текст]

  1. РАШИД АД-ДИН. СБОРНИК ЛЕТОПИСЕЙ. Сокращенное повествование о делах Джучи-хана
  2. Gabriel, Subotai The Valiant: Genghis Khan's Greatest General, p. 98.
  3. Тверская летопись
  4. 1 2 3 4 5 Н. И.  Костомаров. Русская история в жизнеописаниях её главнейших деятелей. Книга I. Выпуски 1–4. — М.: Сварог, 1995. — С. 97—98. — 768 с. — ISBN 5-85791-012-9.
  5. Боханов А.Н., Горинов М.М. История России с древнейших времен до конца XX века
  6. 1 2 3 4 Греков И. Б., Шахмагонов Ф. Ф. «Мир истории. Русские земли в XIII—XV веках». М.: «Молодая гвардия», 1988. ISBN 5-235-00702-6
  7. Ю. Г. Алексеев, «К Москве хотим»: Закат боярской республики в Новгороде. — Л.Лениздат, 1991. — 158 с. ISBN 5-289-01067-X
  8. Рашид-Ад-Дин. Сборник летописей
  9. Себастаци. Летопись
  10. Гумилёв Л. Н. Древняя Русь и Великая Степь
  11. И. Голыженков. Битва на Калке 31 мая 1223 г. — М.: Изограф, 1994. — С. 27. — 47 с. — ISBN 5-87113-010-0.
  12. Р. П. Храпачевский. Военная держава Чингисхана. — М.: АСТ, Люкс, 2005. — С. 331. — 560 с. — ISBN 5-17-027916-7, 5-9660-0959-7.
  13. В. Н. Татищев История Российская. — М.: АСТ, 2003. — С. 860. — ISBN 5-17-018209-0, 5-17-013378-2.
  14. Д.Г. Хрусталёв Русь и монгольское нашествие (20 — 50-е гг. XIII в.). — СПб: Евразия, 2013. — С. 85 — 86. — 416 с. — ISBN 978-5-91852-057-4.
  15. В. В. Мавродин Очерки истории левобережной Украины
  16. Генрих Латвийский. Хроника Ливонии. прим. 234, 243
  17. 1 2 3 4 5 6 Е.Н.Тарасенко. Е.Н.Тарасенко. Битва на Калке. ПАПАКОМА. Забытые страницы Северного Приазовья..
  18. По данным Ипатьевской летописи. По данным Новгородской летописи все войска союзников перешли реку.
  19. Гумилёв Л. Н. От Руси к России
  20. Тверская летопись приводит подробности перехода части ростовских бояр на службу к великому князю Киевскому после смерти Константина Всеволодовича в 1218 году, опасаясь преследований со стороны проигравшего в 1216 году Липицкую битву Юрия Всеволодовича.
  21. Генрих Латвийский. Хроника Ливонии. Двадцать четвёртый год епископства Альберта
  22. Золотая орда // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона: В 86 томах (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  23. ИБН АЛ-АСИР. ПОЛНЫЙ СВОД ВСЕОБЩЕЙ ИСТОРИИ
  24. По версии ЭСБЕ

Ссылки[править | править вики-текст]