Битва при Варшаве (1944)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Битва при Варшаве
Основной конфликт: Люблин-Брестская операция
Bundesarchiv Bild 101I-696-0427-03, Mittlere Ostfront (Polen), Panzer IV.jpg
Немецкий танк под Воломином
Дата

25 июля - 5 августа 1944 года

Место

на восток от Варшавы

Причина

Операция «Багратион»

Итог

тактическая победа Вермахта

Противники
СССРRed Army flag.svg СССР Вермахтborder-none Вермахт
Командующие
Алексей Иванович Радзиевский Дитрих фон Заукен
Силы сторон
2-я танковая армия
8-й гвардейский танковый корпус
3-й гвардейский танковый корпус
6-я кавалерийская дивизия
2-й гвардейский кавалерийский корпус
125-й стрелковый корпус
16-й танковый корпус
69-я армия
8-я гвардейская армия
XXXIX-й танковый корпус
4-й танковый корпус СС
9-я армия
Дивизия «Герман Геринг»
4-я танковая дивизия
19-я танковая дивизия
Танковая дивизия СС «Викинг»
Танковая дивизия СС «Мёртвая голова»
73-я пехотная дивизия
Потери
406 убитых
1271 раненых
589 пропавших без вести
284 танка и САУ[1][2]
потери в живой силе не известны
513 танков и САУ
Офицеры дивизии СС «Мертвая голова» на фоне подбитого танка Т-34
Схема столкновения под Радзимином 1-4 августа. XXX — корпус, ХХ — дивизия. Хорошо виден прорыв 3-го танкового корпуса в обход Варшавы и перехват его коммуникаций у Воломина и Радзимина.

Битва при Варшаве 1944 года (другие названия — битва под Радзимином, танковое сражение в предполье Варшавы, битва под Воломином, сражение под Окуневом) — встречное танковое сражение на восток от Варшавы в конце июля — начале августа 1944 года. Тактическое поражение советских войск в этом сражении привело к приостановке наступления на Варшаву и в конечном итоге к разгрому Варшавского восстания.

Сражение[править | править вики-текст]

Люблин-Брестская операция поставила под сомнение реальность планов Моделя по удержанию фронта вдоль Вислы. Парировать угрозу фельдмаршал мог при помощи резервов. 24 июля была воссоздана 9-я армия, ей были подчинены прибывающие на Вислу силы[3]. Правда, поначалу состав армии был крайне скудным. В конце июля 2-я танковая армия начала испытывать её на прочность. Армия Радзиевского имела конечной целью захват плацдарма за Наревом (приток Вислы) к северу от Варшавы, в районе Сероцка. По дороге армия была должна захватить Прагу, пригород Варшавы на восточном берегу Вислы.

После овладения районом Брест и Седлец правым крылом фронта развивать наступление в общем направлении на Варшаву с задачей не позже 5—8 августа овладеть Прагой и захватить плацдарм на западном берегу р. Нарев в районе Пултуск, Сероцк.(…) СВГК. Сталин, Антонов

ЦАМО РФ. Ф. 132-А. Оп. 2642. Д. 36. Л. 424..

К моменту выхода к окрестностям Варшавы Красная Армия, пройдя с 23 июня около 500 километров, растянула свои порядки и коммуникации. Отстали обозы с боеприпасами, обмундированием, продовольствием и горюче-смазочными материалами. К тому же войска фронта временно лишились воздушного прикрытия, так как приданная им 16-я воздушная армия ещё не успела перебазироваться на ближайшие к фронту аэродромы. Немцы же, со своей стороны, стянув к Варшаве 5 танковых дивизий, (в том числе дивизии СС), перешли в контрнаступление и заставили 31 июля советское командование перейти к обороне. 1 августа свежие немецкие части контратаковали 2-ю гвардейскую танковую армию, сильно вырвавшуюся вперёд и приближавшуюся к предместью Варшавы: Варшавской Праге, и заставили её отойти.

Вечером 26 июля мотоциклетный авангард армии столкнулся с немецкой 73-й пехотной дивизией у Гарволина, города на восточном берегу Вислы к северо-востоку от Магнушева. Это стало прелюдией сложного маневренного сражения. На Прагу нацеливались 3-й и 8-й гвардейский танковые корпуса 2-й танковой армии. 16-й танковый корпус остался под Демблином (между Магнушевским и Пулавским плацдармами), ожидая, пока его сменит пехота[4].

73-я пехотная дивизия была поддержана отдельными частями «десантно-танковой» дивизии «Герман Геринг» (разведывательный батальон и часть артиллерии дивизии) и другими разрозненными частями пехоты. Все эти войска были объединены под руководством командира 73-й пд Фрица Франека в группу «Франек». 27 июля 3-й тк сокрушил разведбат «Германа Геринга», 8-й гв. тк также добился прорыва. Под угрозой охвата группа «Франек» откатилась к северу. В это время на помощь избиваемой пехотной дивизии начали прибывать танковые части — основные силы дивизии «Герман Геринг», 4 и 19 танк. дивизии, дивизии СС «Викинг» и «Мертвая голова» (в двух корпусах: 39-й танковый Дитриха фон Заукена и 4-й танковый корпус СС под началом Гилле). Всего эта группировка состояла из 51 тысячи человек при 600 танках и САУ[3]. 2-я танковая армия РККА располагала только 32 тысячами солдат и 425 танков и САУ[3] (советский танковый корпус примерно соответствовал по численности немецкой дивизии). Кроме того, быстрое продвижение 2-й ТА привело к отставанию тылов: горючее и боеприпасы подвозились с перебоями.

Однако пока основные силы немецкого танкового объединения не прибыли, пехота вермахта должна была вынести тяжкий удар 2-й ТА. 28 и 29 июля продолжались тяжёлые бои, корпуса Радзиевского (в том числе подошедший 16-й танковый) пытались перехватить шоссе Варшава-Седлец, но не смогли пробить оборону «Германа Геринга». Куда более успешными были удары по пехоте группы «Франек»: в районе Отвоцка было нащупано слабое место в её обороне, группу начали охватывать с запада, в результате чего 73-я дивизия начала неорганизованно отступать под ударами[4]. Генерал Франек был захвачен в плен не позднее 30 июля (именно 30 числом датируется рапорт Радзиевского о его пленении)[5]. Группа «Франек» оказалась разбита на отдельные части, понесла тяжёлые потери и быстро откатывалась на север.

2-я танковая армия вела наступление по правому берегу реки Висла в общем направлении на север после неудачной попытки 25 июля прорваться на западный берег Вислы с ходу по железнодорожному мосту у Демблина[6]. Она действовала при слабом прикрытии правого фланга 6-й кавалерийской дивизией, а вырвавшийся вперёд 3-й танковый корпус остался вообще без какого-либо пехотного или кавалерийского прикрытия. К 3 августа он попал в мешок и понёс большие потери[7][8].

3-й танковый корпус был нацелен глубоко на северо-запад с целью охвата Праги, через Воломин. Это был рискованный манёвр, и в последующие дни он едва не привел к катастрофе. Корпус прорывался через узкий зазор между немецкими силами, в условиях накопления неприятельских боевых групп на флангах. 3-й тк внезапно подвергся фланговой атаке у Радзымина. 1 августа Радзиевский приказывает армии перейти к обороне, но 3-й тк из прорыва не отводит[9].

1 августа части вермахта отсекли 3-й тк, отбив Радзымин и Воломин. Пути отхода 3-го тк были перехвачены в двух местах[4]. По некоторым данным, в боях за Воломин и Радзымин, в сотрудничестве с 3 тк действовали местные подразделения Армии Крайовой из подразделения «Райская птица», понесшие также потери (в бою в Воломине погибло 13 солдат АК)[10].

Однако коллапс окружённого корпуса не состоялся. 2 августа 8-й гв. танковый корпус ударом извне проломил узкий коридор навстречу окружённым[4]. Радоваться спасению окруженным пока было рано. Радзимин и Воломин были оставлены, а 8-й гв. танковый и 3-й танковый корпуса должны были обороняться от атакующих с нескольких сторон танковых дивизий противника. В ночь на 4 августа в расположение 8-го гв. тк вышли последние крупные группы окруженцев. В 3-м тк в котле погибли два командира бригад[11]. К 4 августа к месту сражения прибыла советская пехота в лице 125-го стрелкового корпуса и кавалерия (2-й гв. кавкорпус). Двух свежих соединений хватило для полной остановки противника 4 августа. Нужно отметить, что силами 47-й и 2-й танковой армий был осуществлён поиск оставшихся за линией фронта солдат окружённого 3-го тк, результатом этих мероприятий стало спасение нескольких сот окруженцев. В тот же день 19-я танковая дивизия и «Герман Геринг» после безуспешных атак на Окунев были выведены из-под Варшавы и начали перебрасываться к Магнушевскому плацдарму, имея целью его уничтожить. Безрезультатные атаки немцев на Окунев продолжались (силами 4 тд) и 5 августа, после чего силы атакующих иссякли.

Тяжёлые потери понёс 8-й гвардейский танковый корпус, значительные — 16-й танковый корпус. 5—6 августа 2-я танковая армия, потерявшая к тому времени 284 танка[1] (по немецким данным — 337[6]), была выведена из боя и отправлена на пополнение и переформирование. 2 августа были вынуждены остановить наступление и перейти к обороне 69-я и 8-я гвардейские армии, попав под немецкий контрудар из района Гарволин. Сражение продолжалось до 10 августа[12]. В результате немецкий контрудар был остановлен, предмостные укрепления в районах Магнушев и Пулавы остались в руках РККА, но 1-й Белорусский фронт на этом участке остался без подвижных соединений и был лишён возможности манёвренного наступления[12]. Немцы предприняли на этих участках ряд ожесточённых контратак с целью выбить отсюда русских; и хотя последние сумели удержать захваченные плацдармы в своих руках, у них не было достаточно сил, чтобы расширить их.

Немецкая (и шире, западная) историография оценивает битву у Радзимина как серьёзный успех вермахта по меркам 1944 года. Утверждается об уничтожении или, по крайней мере, разгроме 3-го танкового корпуса[8][4]. Однако информация о действительных потерях 2-й танковой армии заставляет усомниться в справедливости последнего утверждения. С 20 июля по 8 августа армия потеряла 1433 человека убитыми, пропавшими и пленными.[13] Из этого числа на контрудар под Воломином приходятся 799 человек[3]. При фактическом численном составе корпусов по 8—10 тысяч солдат, такие потери не позволяют говорить о гибели или разгроме 3-го тк в котле, даже если бы все их понёс он один. Следует признать, что директива на захват плацдарма за Наревом не была выполнена. Однако директива была выпущена в момент, когда сведений о наличии у немцев крупной группировки в районе Варшавы не было. Наличие массы танковых дивизий в районе Варшавы само по себе делало невозможным прорыв в Прагу, а тем более, за реку, сравнительно малочисленной 2-й танковой армии. С другой стороны, контрудар сильной группировки немцев при их численном превосходстве принёс скромные результаты. Потери немецкой стороны точно не могут быть выяснены, поскольку за десятидневку 21—31 июля 9 армия вермахта не предоставляла отчётов о понесённых потерях[14]. За следующую десятидневку армия сообщила о потере 2155 человек погибшими и пропавшими без вести[14].

После контрудара под Радзимином, 3-й тк был отведён к Минск-Мазовецкому для отдыха и пополнения, а 16-й и 8-й гв. танковые корпуса были переброшены на Магнушевский плацдарм. Их противниками там стали те же дивизии, «Герман Геринг» и 19-я танковая, что и под Радзимином.

Связь между поражением и не оказанием помощи восставшей Варшаве[править | править вики-текст]

До настоящего времени существуют две точки зрения по вопросу о причинах, по которым советские наступательные действия под Варшавой были прекращены. Согласно точке зрения эмигрантского польского правительства, главной причиной этого было желание Сталина, чтобы силы АК в Варшаве были разгромлены немцами, что однозначно решило бы вопрос о власти в Польше в пользу просоветского Люблинского комитета.

Согласно отчётам, подготовленным начальником оперативного управления Генштаба Красной армии генерал-лейтенантом Штеменко, 28-я армия 1-го Белорусского фронта на протяжении августа 1944 года вела наступательные бои, к 15 августа достигнув Ядува, Дзежанува, Вуювка (52—60 км северо-восточнее Варшавы) и наткнувшись на сильно укреплённые позиции противника, после нескольких неудачных попыток их прорвать остановилась и отражает контратаки противника, занимаясь укреплением достигнутых рубежей[15].

Как полагает историк Борис Соколов, окончательно судьба восстания была решена Сталиным 9 августа, когда Миколайчик отверг его предложение создать правительство совместно с Люблинским комитетом[16].

Согласно второй точке зрения, являвшейся официальной в СССР, но разделявшейся и западными историками[17], наступление советских войск замедлилось по чисто военным причинам. Растянутые вследствие быстрого продвижения коммуникации не позволяли наладить снабжение армий 1-го Белорусского фронта и подвести необходимые подкрепления. В свою очередь, сокращение коммуникаций вермахта позволило немцам перебросить с запада и северо-востока боеспособные танковые и стрелковые соединения, которые нанесли советским войскам серьёзное поражение в районе Радзымин—Воломин—Окунев, окружив и практически уничтожив 3-й танковый корпус Веденеева[7]. Красная армия подвергалась постоянным контрударам и с большими потерями смогла выйти к Варшаве лишь к середине сентября. К этому времени очаги восстания были локализованы, а мосты через Вислу — взорваны.

Командующий 1-м Белорусским фронтом Рокоссовский указывает на полную неожиданность восстания и несогласованность действий его руководства с командованием Красной армии, отмечая, что захват и удержание Варшавы был возможен лишь при начале восстания при непосредственном приближении войск Красной армии к городу[18].

Курт Типпельскирх отмечает, что в момент начала восстания «сила русского удара уже иссякла и русские отказались от намерения овладеть польской столицей с хода». Однако он считает, что, если бы сразу же после начала восстания русские «продолжали атаковать предмостное укрепление, положение немецких войск в городе стало бы безнадёжным»; лишь прекращение советских атак позволило немцам сосредоточить силы, необходимые для подавления восстания. В августе, отмечает Типпельскирх, РККА перенесла свою активность на юг от Варшавы — на плацдармы у Пулав и Варки, за расширение которых она вела длительные, но достаточно малоуспешные для неё бои. Эти малые успехи он объясняет как упорством немецких войск, так и «тем обстоятельством, что свои основные усилия русские сосредоточили на других участках фронта»[8].

Норман Дэвис полагает, что стоявшая против Варшавы советская группировка была ослаблена за счёт того, что резервы были переброшены на румынско-балканский фронт[19]. Однако, согласно Дэвиду Гланцу, 2-й Украинский фронт получил подкрепления от 1-го Белорусского фронта в виде механизированного корпуса Плиева только к началу Дебреценской операции — к 6 октября — то есть через 4 дня после поражения восстания. Остальные фронты, задействованные в Румынии и на Балканах, не получили ничего и, напротив, были вынуждены передавать свои соединения 2-му Украинскому фронту. Пополнение войск людьми осуществлялось за счёт призывников с освобождённых территорий Украины и Молдавии[12].

Лиддел Гарт считает, что в боях под Варшавой (равно как и под Инстербургом) советские войска впервые за всю операцию «Багратион» потерпели «серьёзную неудачу». В качестве причин такого хода событий он считает: а) «естественный» закон стратегического перенапряжения — немецкие коммуникации сократились, русские, напротив, оказались слишком растянутыми; б) советские наступательные действия приняли форму «прямых действий» — противник, ранее никогда не знавший достоверно, где будет нанесён главный удар (который мог перемещаться с одного пункта на другой во время самой операции), в случаях с Варшавой и Инстербургом мог абсолютно уверенно сказать, что явится целью наступления[17].

Тигр пополняет боезапас. Август 1944 г.

Сегодня установлено, что приказ о переходе к обороне прорвавшейся на пражском направлении 2-й танковой армии был отдан и. о. командующего армией 1 августа в 4:10 по московскому времени, то есть примерно за 12 часов до начала восстания и за полтора суток до того, как о восстании стало известно в Лондоне, а через Лондон в Москве[20].

Ян Новак-Езиораньский сообщает, что после начала восстания советские танковые армии перестали получать топливо[21]. Однако уже 31 июля — за сутки до восстания — Рокоссовский докладывал, что его войска уже испытывали трудности из-за нехватки горючего, которую вызывал «постоянный отрыв войск от баз снабжения из-за отставания восстановления железных дорог»[22].

8 августа Г. К. Жуков и К. К. Рокоссовский предложили Сталину следующий план действий: после необходимой паузы в несколько дней для отдыха, подтягивания тылов и перегруппировки, с 10 по 20 августа провести ряд подготовительных операций (именно, правым крылом — выход на р. Нарев с захватом плацдарма в районе Пултуска, левым крылом — расширение Сандомирского плацдарма на Висле), и, после новой передышки в 5 дней, с 25 августа начать широкомасштабную операцию по освобождению Варшавы[23].

Борис Соколов и Э. Дручиньский считают, что никаких последствий этот доклад не имел: за ним не последовали соответствующие приказы, и варшавская операция так и не была осуществлена на практике[16][24].

Соколов утверждает, что в середине августа все пять немецких танковых дивизий, нанесшие контрудар по РККА под Варшавой, были сняты с варшавского фронта и отправлены на север, чтобы прорубить коридор и восстановить сухопутную связь между группами армий «Север» и «Центр». Соколов полагает, что эта операция теряла смысл в случае советского наступления на Варшаву, так как ослабленные немецкие силы не смогли бы его сдержать, а тем более удержать на севере фронт от Латвии до Одера. Однако войска 1-го Белорусского фронта на Висле не сдвинулись с места, пока немецкая 3-я танковая армия пробивалась к Балтийскому морю у Тукумса[16], который был взят немцами 20 августа[8].

Однако, вопреки мнению Б. Соколова, в Курляндию был переброшен только 39-й танковый корпус. 4-й танковый корпус СС, куда входили дивизии «Мёртвая голова» и «Викинг», остался под Варшавой[7].

По данным Курта Типпельскирха, в середине августа 1-й Белорусский фронт начал наступление севернее Варшавы, в междуречье Буга и Вислы, и к 18 числу отбросил 9-ю и 2-ю армии вермахта за Буг. 22 августа в наступление перешёл и 2-й Белорусский фронт. В результате к 31 августа советские войска вбили несколько глубоких клиньев в порядки немецких войск, но задуманного прорыва не вышло[8]. 3 сентября наступление возобновилось: немцев отбросили за Нарев и организовали несколько плацдармов возле Пултуска, как и предполагалось в докладе. К 16 сентября наступление выдохлось, и фронт стабилизировался по линии реки Вислы[17], при этом за немцами остался Модлин[8].

Южнее Варшавы продолжались упорные бои вокруг советских плацдармов в районе Пулавы и у реки Пилицы в районе Варка. Плацдармы были расширены РККА, но прорыв немецких порядков не удался[6][8].

47-я армия, остановленная возле варшавской Праги и растянувшая свои порядки на 80 км, до 20 августа оставалась в этом районе в полном одиночестве. 20 августа с ней соединилась 1-я польская армия генерала Берлинга[12].

В начале сентября советская фронтовая разведка обнаружила несколько германских частей, участвовавших в сражении со 2-й танковой армией, севернее Варшавы — в районе северных плацдармов на Висле[23]. Прежде всего речь шла о танковой дивизии «Викинг», незадолго до этого переброшенной в район Модлина для отдыха и пополнения, но вынужденной вступить в бой с наступающими частями РККА[7]. Полученные данные позволили принять решение об ударе в районе варшавской Праги, что было проделано совместно 47-й армией и 1-й польской армией 10 сентября. 14 сентября немцы очистили Прагу, переправив остатки своих войск на другой берег и взорвав мосты. Попытка советских войск высадить разведывательные соединения по ту сторону реки с ходу, на плечах отступающего противника, не удалась[23].

Примечания[править | править вики-текст]

  1. 1 2 Радзиевский Алексей Иванович. Танковый удар: танковая армия в наступательной операции фронта по опыту Великой Отечественной войны / ред. А. Д. Синяев. — М.: Воениздат, 1977. — 272 с. — ISBN 5-РАИ-ТУ ББК 63.3(2)722.
  2. Архив МО СССР. Ф. 307. Оп. 4148. Д. 238. 174-183 л.
  3. 1 2 3 4 Михаил Мельтюхов Операция «Багратион» и Варшавское восстание. (рус.) // Вопросы истории. — 2004. — № 11.
  4. 1 2 3 4 5 Norbert Bączyk Bitwa pancerna pod Okuniewem (28 lipca-5 sierpnia 1944r.) (польск.) // Nowa Technika Wojskowa : журнал. — 2007. — № Numer Specjalny 1.
  5. ЦАМО РФ. Ф. 233. Оп. 2307. Д. 29. 53-54 л.
  6. 1 2 3 Гудериан Гейнц. Воспоминания солдата. — Смоленск: Русич, 1999. — 656 с. — ISBN 5-8138-0313-0.
  7. 1 2 3 4 Warsaw battles (англ.). The 5th SS Panzer Division Wiking. Wiking Division. Проверено 17 октября 2014.
  8. 1 2 3 4 5 6 7 Курт Типпельскирх. История Второй мировой войны. — СПб. М.: Полигон; АСТ, 1999. — 796 с. — ISBN 5-89173-022-7.
  9. ЦАМО РФ. Ф. 307. Оп. 4148. Д. 196. 46, 47 л.
  10. Wojciech Dąbrowski. Wołomin 1944 - zapomniana, choć największa bitwa pancerna. (польск.). Portal Historii Ożywionej dobroni.pl (27 января 2011). Проверено 17 октября 2014.
  11. ЦАМО РФ. Ф. 307. Оп. 4148. Д. 247. Л. 67.
  12. 1 2 3 4 Гланц, Дэвид. Битва титанов. Как Красная армия остановила Гитлера.. — М.: АСТ; Астрель, 2007. — 364 с. — ISBN 978-5-17-046417-3.
  13. ЦАМО РФ. Ф. 307. Оп. 4148. Д. 226. Л. 105.
  14. 1 2 Heeresarzt 10-Day Casualty Reports per Army/Army Group, 1944 (англ.). Wehrmacht losses. ww2stats.com. Проверено 17 октября 2014.
  15. В. Черногор, О. Саксонов, А. Кольтюков, В. Греджев, Виталий Жилин. Операция «Багратион». Освобождение Белоруссии. — М.: ОЛМА-ПРЕСС, 2004. — 644 с. — ISBN 5-224-04603-3.
  16. 1 2 3 Борис Соколов. Стоп-приказ (рус.). Политический журнал. Проверено 17 октября 2014.
  17. 1 2 3 Лиддел Гарт Б.Г. Стратегия непрямых действий. — М.: Эксмо, 2008. — 221 с. — ISBN 978-5-699-25418-7.
  18. Рокоссовский К.К. Солдатский долг. — М.: Воениздат, 1988. — 367 с. — ISBN 5—203—00489—7.
  19. Davies, Norman. Rising '44. The Battle for Warsaw.. — London: Pan Books, 2004. — ISBN 0-330-48863-5.
  20. Э. Дручиньский Варшавское восстание (рус.) // Другая война. 1939—1945 : сборник / под общ. ред. акад. Ю. Афанасьева. — М.: изд-во РГГУ, 1996. — С. 346. — ISBN 5-7281-0053-8.
  21. Jan Nowak-Jeziorański (польск.) Białe plamy wokół Powstania (польск.) // Gazeta Wyborcza : газета. — 1993. — № 177 (31 июля). — С. 13.
  22. Русский архив: Великая Отечественная.. — М.: ТЕРРА, 1994. — Т. 14 (3-1). СССР и Польша. — 492 с. — ISBN 585255426X.
  23. 1 2 3 С.М. Штеменко. Генеральный Штаб в годы войны. — М.: Воениздат, 1989. — ISBN 5-203-00491-9.
  24. Э. Дручиньский Варшавское восстание (рус.) // Другая война. 1939—1945 : сборник / под общ. ред. акад. Ю. Афанасьева. — М.: изд-во РГГУ, 1996. — С. 348-349. — ISBN 5-7281-0053-8.

Литература[править | править вики-текст]

Ссылки[править | править вики-текст]