Битва при Каннах

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Координаты: 41°18′07″ с. ш. 16°08′06″ в. д. / 41.302° с. ш. 16.135° в. д. / 41.302; 16.135 (G) (O) (Я)

Битва при Каннах
Основной конфликт: Вторая Пуническая война
Annibale a Canne.jpg
Ганнибал при Каннах
Дата

2 августа 216 год до н. э.

Место

Канны, Италия

Итог

Победа Карфагена

Противники
Carthage standard.svg Карфаген
союзные африканские, испанские и галльские племена
Spqrstone.jpg Римская республика
союзные италийские города
Командующие
Ганнибал,
Магарбал,
Магон
Луций Эмилий Павел†,
Гай Теренций Варрон
Силы сторон
50 000:
32 000 тяжеловооружённых,
8 000 легковооружённых,
10 000 всадников
87 000:
40 000 римской пехоты,
40 000 союзной пехоты,
2 400 римской кавалерии,
4 000 союзной кавалерии
Потери
5700 убитых,
10 000 раненых
70 000 убитых (Полибий)
50 000 убитых (Тит Ливий и Плутарх) 14000 пленных
Commons-logo.svg Аудио, фото, видео на Викискладе

Битва при Каннах — крупнейшее сражение Второй Пунической войны, произошедшее 2 августа 216 до н. э. около города Канны в Апулии на юго-востоке Италии.

Карфагенская армия Ганнибала нанесла сокрушительное поражение превосходящей её по численности римской армии под командованием консулов Луция Эмилия Павла и Гая Теренция Варрона. Приблизительно 60 000-70 000 римлян были убиты (включая консула Луция Эмилия Павла и восемьдесят римских сенаторов) или захвачены в плен в двух лагерях римской армии. Считается, что по числу жизней, потерянных в один день, Канны попадают в число тридцати самых кровопролитных сражений во всей человеческой истории, а также одновременно являются одним из наиболее известных примеров окружения численно превосходящих сил противника.

После битвы при Каннах Капуя и несколько других итальянских городов-государств откололись от Римской республики. Аналогично Пирру, а позднее Спартаку, Ганнибал не смог воспользоваться преимуществом победителя, но и сегодня сокрушительное поражение римлян при Каннах является одним из наиболее ярких примеров тактического мастерства в военной истории.

Предыстория[править | править вики-текст]

Поход Ганнибала в Италию

Вскоре после начала второй пунической войны, карфагенский полководец Ганнибал вторгся в Италию благодаря переходу через Альпы в течение лета и ранней осени. Он одержал победы над римлянами в сражениях у Требии и Тразименском озере. После этих поражений Фабий Максим был назначен диктатором центуриатными комициями, а не консулами (один из которых был убит в Тразименской битве, а второй — отрезан от города[1]). Он начал войну на истощение, уничтожая снабжение и избегая генеральных сражений. Эти военные действия были непопулярны среди римлян, отошедших от шока из-за побед Ганнибала и недоумевавших, почему Фабиева тактика дала Карфагену шанс на перегруппировку войск.[2]

Ганнибал был намерен лишить Римскую республику имевшихся союзников в Италии среди местных племён, общин и городов под лозунгами освобождения от римского господства[3], а также возвратить землю. После победы при Требии, иноземному полководцу удалось заручиться поддержкой племён Цизальпийской галлии[4] (кроме ценоманов и венетов[1]).

Когда срок диктаторских полномочий Фабия подошёл к концу, Сенат решил их не продлевать. Взамен командование было передано консулам Гнею Сервилию Гемину и Марк Атилий Регул. В 216 году до н. э., после окончания выборов, под их руководство для борьбы с Ганнибалом была передана свежая армия невероятного размера. Полибий писал:

« Решено было вести войну восемью легионами, чего раньше никогда не было у римлян; при этом в каждом легионе числилось без союзников до пяти тысяч человек. ...Для большей части войн употребляются один консул и два легиона, а также вышеупомянутое число союзников: лишь в редких случаях римляне пользуются единовременно для одной войны всеми военными силами. В описываемое нами время римляне находились в такой тревоге и в таком страхе за будущее, что решили употребить на войну единовременно не четыре только, но восемь легионов.
Полибий, Всеобщая история[5]
»

В восемь легионов входило 40 000 римских солдат и 2 400 всадников, составлявших основу новой армии. Каждый легион сопровождался сопоставимым числом союзных отрядов, и, исходя из размера союзной кавалерии в 4 000 человек, размер всех сил не мог превышать 90 000 человек.[6] Однако некоторые историки отмечают невозможность уничтожения армии такой величины, по их оценкам римское войско состояло из 48 000 пехоты и 6 000 кавалерии против 35 000 и 10 000 у карфагенян.[7] Ливий цитировал один источник, по которому Рим прибавил к своей стандартной армии 10 000 солдат.[8]:22.36 Несмотря на разные подсчёты, все источники сходятся в численном превосходстве противников Ганнибала. Обычно каждый из двух консулов командовал собственной частью армии, но из-за объединения им пришлось следовать обычаю, передавая командование друг другу каждый новый день[9][9].

Кампания 216 года до н. э.[править | править вики-текст]

Современный памятный монумент рядом с местом битвы.

Весной 216 г. Ганнибал выдвинулся из северной Апулии и захватил город Канны на реке Ауфид, являвшийся крупным продовольственным складом[1]. Оба консула согласно инструкциям Сената выдвинулись к имевшимся в Апулии четырём легионам[1], и спустя двухдневного марша они обнаружили противника на берегу реки Ауфид. После этого они расположились лагерем в 10 км от них.

Взгляды консулов на дальнейшие действия расходились: Эмилий Павел предлагал передвинуться на юг к холмам (что лишало Ганнибала преимущества в коннице), а Варрон не желал действовать методами Фабия, намереваясь начать сражение. При приближении к городу римские войска попали в засаду небольшого отряда карфагенян, который был ими разбит. Эта победа повысила боевой дух войска и Варрона, сам Павел разместил 2/3 войска в лагере к востоку от реки, оставшуюся часть отправив для укрепления других позиций. Целью второго лагеря было прикрытие фуражиров основного лагеря и атаки на фуражиров вражеских.[10]

Армии оставались на своих позициях два дня. 1 августа Ганнибал, осознавая получение Варроном на следующий день командования над римским войском, оставил лагерь и предложить дать бой, от которого Павел отказался. После этого он направил всадников во второй римский лагерь для атаки на вражеских солдат, занимавшихся сбором воды за его стенами[5][11]

Силы противников[править | править вики-текст]

Балеарский пращник — современный рисунок

Размер войск, участвовавших в сражениях во времена античности, очень часто трудно подсчитать, что относится и к Каннам (особенно — к карфагенским силам).

Общий размер римской армии составлял 79 000 человек: 63 000 пехоты и 6 000 кавалерии, также в двух укреплённых лагерях находилось ещё 7 400 лёгкой и 2 600 тяжёлой пехоты[12]. Войско было вооружено типичным вооружением республики: пилумом (тяжёлым дротиком) и гастой (тяжёлым копьём) в качестве оружия, а также шлемами, щитами и нательной бронёй.

Армия Карфагена представляла собой комбинацию военных отрядов из различных регионов, её размер варьировался между 40 000 и 50 000[1]. Наряду с ядром[1] из 8 000 ливийцев, также было 8 000 иберийцев, 16 000 галлов (из которых 8 000 в день битвы было в лагере) и около 5 500 гетулов. Кавалерия включала в себя 4 000 нумидийцев, 2,000 иберийцев, 4 000 галлов и 450 всадников из Ливии и Карфагена. Кроме того, в войске было 8000 застрельщиков, состоявших из пращников с Балеарских островов и копейщиков разных народностей. Объединяющим фактором в карфагенской армии была личная связь каждой группы с Ганнибалом.[13][14]

Иберийцы использовали короткие мечи, которыми можно было колоть и рубить, дротики и копья вместе с овальными щитами и фалькатой. Галлы практически не носили броню, будучи вооружены длинными рубящими мечами[5]. Тяжёлая карфагенская кавалерия имела два дротика и изогнутый меч вместе с тяжёлым щитом. Нумидийские всадники были весьма легко вооружены, не имели сёдел и уздечек для лошадей, имея небольшие щиты, дротики и, возможно, нож или длинный меч. Застрельщики были лёгкой пехотой, вооружённой пращами и копьями. Балеарские пращники, известные своей меткостью, имели ремни трёх видов (короткий, средний и длинный) для метания камней или пуль. Также они носили небольшой щит или кожу на своих рукавах, но это не подтверждено. Сам Ганнибал носил мускульную кирасу и фалькату.[15]

Римская манипула из 120 солдат

Экипировка ливийской линейной пехоты является предметом многочисленных споров. Дункан Хэд считал, что она имела короткие колющие копья.[16] Полибий считал, что ливийцы воевали оружием, забранным у побеждённых в прошлых битвах римлян. При том не ясно, касалось ли это только орудий защиты или нападения,[17] хотя общим мнением считается, что они заимствовали весь арсенал противника и тактическую организацию. Дали склонялся к тому, что ливийская пехота в ходе военной кампании заимствовала у иберийцев принципы обращения с мечом, благодаря чему была вооружена аналогично римлянам.[18] Питер Конноли считал, что они были вооружены пиками для фаланги.[19] Это было опровергнуто Хэдом, ибо Плутарх указывал на наличие у римских триариев более длинных копий, чем у врагов[16], и Дали, так как было нельзя одновременно нести громоздкую пику и тяжёлый щит римского стиля.[17]

Битва[править | править вики-текст]

Положения сторон[править | править вики-текст]

Общепринятым способом развёртывания армий в то время было размещение пехоты по центру и кавалерии на двух флангах. Римляне следовали этой стратегии, при этом пехота была построена сомкнутой плотной массой на сокращенных интервалах между манипулами, увеличение глубины было сделано с целью прорыва мощным ударом пехоты вражеского фронта[1]. Варрон был осведомлён, что в битве при Требии римской пехоте удалось проникнуть в центр войска Ганнибала, и в грядущей схватке он был намерен повторить этот манёвр в большем масштабе. Для обеспечения единого фронта, за гастатами были размещены принципы, готовые к выдвижению вперёд при первых минутах боя[5][20]. На правом фланге, близком к реке, расположили всадников, на левом — конницу союзников и ближе к центру — их пехоту. В центре находились римские легионы, а перед строем — пращники и другие легковооруженные воины. По мнению Полибия и Ливия, левым флангом руководил Варрон, правым — Луций Эмилий Павел, центром — Гней Сервили Гемин, по версии Аппиана центром командовал Эмилий, левым флангом — Сервилий, правым — Варрон[21].

Первоначальное размещение войск и наступление римлян (красный)

По мнению римского полководца, карфагенское войско имело мало возможностей для манёвра и не могло отступать, так как река была расположена прямо сзади него. В случае успешного продвижения римской пехоты, войска противника начнут отступление к реке, которое закончится паникой. Осознавая, что две предыдущие победы Ганнибала обуславливались хитростью и тактическими уловками, консул выбрал местом боя поле из-за невозможности спрятать там дополнительные отряды.[22]

Ганнибал разместил свои силы, учитывая преимущества и недостатки каждого подразделения.[23] В центре он поставил в одну линию 20 тыс. иберийцев и галлов в несколько шеренг в глубину в форме полумесяца[1]. на левом и правом крыльях расположил более глубоким строем тяжёлую африканскую пехоту для атаки римских флангов. Размещенную на левом крыле у р. Ауфид иберийскую и галльскую кавалерию возглавлял Гасдрубал, тем самым эта часть войска предохранялась перекрытия со стороны более многочисленного противника. Гасдрубал имел 6 500 всадников, а Ганон на правом фланге — 3 500 нумидийцев. Командование левым флангом Ганнибал поручил Гасдрубалу, правым — Махарбалу (по Полибию — Ганнону), а сам вместе с братом Магоном взял на себя центр. По сведениям Аппиана правым флангом командовал Магон Баркид, левым — племянник полководца Ганнон, центром — сам Ганнибал; Махарбалу был поручен отряд в 1000 всадников[21].

Расчёт карфагенского полководца заключался в следующем: расположенная на флангах конница уничтожает более слабую римскую кавалерию, после чего атакует застрявшую в центре римскую пехоту с тыла. Затем закалённая в боях африканская пехота в решающий момент начинает наступление с флангов, чем завершает окружение противника.

Римляне находились перед холмом по направлению к городу Канны, их правый фланг упирался в реку, и отступать они могли только по левому флангу.[24] Обращённые лицом к югу, они кроме солнечного света страдали от сильного южного ветра, гнавший на них тучи пыли, поднятой карфагенянами[1][20]

Ход битвы[править | править вики-текст]

По мере сближения войск Ганнибал расширял центр своей линии.[5] Считается, что это было сделано для снижения ударного эффекта от атаки римской пехоты и её сдерживания до той поры, когда применение африканской пехоты даст наилучший результат.[25] Хотя большинство историков считают это преднамеренным действием полководца, некоторые называют это причудой или естественным поведением карфагенского войска при столкновении с таким противником.[25]

Схема решающего этапа битвы (синим обозначены войска Карфагена, красным — Римской республики)

С начала битвы, на флангах столкнулись противоборствующие кавалерии. Полибий описывает действия иберийцев и галлов как варварские методы борьбы[5], заключавшиеся в спешивании и скидывании римских всадников. на другом фланге нумидийцы просто удерживали союзническую кавалерию. После подхода победивших иберийцев и галлов эта часть войска противника дрогнула, их преследованием занимались африканские всадники[5].

Пока карфагенцы побеждали римскую конницу, пехоты обоих войск ринулась к центру поля. Ветер с востока направлял пыль в римлян, чем сузил их радиус обзора. Впрочем этот фактор не был решающим, так как от пыли страдали все солдаты[20]. Гораздо более опасным фактором была жажда в римском войске из-за прошлых вылазок Ганнибала, а также высокий уровень шума, создаваемого многочисленной армией римлян[26]

Ганнибал находился в центре своего войска. Отход галлов и иберийцев образовал выпуклую часть полумесяца. Это было сделано по прямому указанию полководца, знавшего о превосходстве пехоты противника, благодаря чему была создана более жёсткая подкова. Пока передние ряды римлян медленно продвигались вперёд, оставшаяся часть начала терять сплочённость и скучиваться. Довольно скоро они были спрессованы до такой степени, что не могли пользоваться собственным оружием. Намереваясь расправиться с отступавшими галлами и иберийцами, римляне проигнорировали (или не увидели из-за пыли) свежие африканские подразделения, расположившиеся на выступающих концах возникшего полукруга.[25] Это дало возможность карфагенской кавалерии расправиться с римской и на обоих флангах, после чего она атаковали центр противника. Лишённая защиты с флангов пехота теперь представляла собой клин, глубоко завязший в полукруге, который африканская пехота начала сокращать с краёв[27]. В этот момент Ганнибал приказал африканцам двигаться вовнутрь против римских флангов, создав один из ранних примеров окружения с применением тактики клещи.

Когда африканские подразделения вместе с кавалерией атаковали римлян, большая часть их пехоты попала в котёл, из которого не было выхода[25]. После этого началась настоящая резня, по оценке Коули в минуту гибло около 600 легионеров[8][28], только ночь положила конец убийствам. 14 000 римлянам удалось бежать, большая их часть бежала в близлежащий Canusium.

Потери[править | править вики-текст]

Картина Джона Трамбулла «Смерть Эмилия Павла»

Полибий писал о гибели 70 000 пехотинцев Рима и его союзников, пленённых 10 000 и «возможных» 3 000 выживших. Кавалерия потеряла 6 000 всадников, выжило лишь 370 человек.[5]

Ливий называл следующие потери: 40 000 пехотинцев, 2 700 всадников из числа граждан республики и союзников[8] Он докладывал о пленении 3 000 пехотинцев и 1 500 всадников Рима и его союзников.[8] Хотя писатель не называет своего источника, им мог оказаться римский историк Квинт Фабий Пиктор, участвовавший во второй пунической войне. Его имя Ливий упоминал, публикуя данные о потерях в битве при Требии.[8] Кроме гибели Эмилия Павла, римский автор также упоминает о смерти 2 квесторов, 29 из 48 военных трибуновs (среди которых были Гней Сервилий Гемин и Марк Минуций Руф), и 80 сенаторов или людей, имевших право ими стать.[8].

В дальнейшем римские и греческие историки следовали этим цифрам. Аппиан называл 50 000 убитых и «великое множество» пленников.[29] Плутарх к аналогичной цифре погибших прибавлял 4 0000 пленников[30] Квинтилиан называл безвозвратные потери в 60 000 человек.[31] Эвтропий к 40 000 пехотинце и 3 500 всадникам причислял 20 офицеров консульского и преторианского ранга, 30 сенаторов, и 300 других представителей знати, которые были убиты или взяты в плен.[32]

Некоторые современные историки отказывались от подсчётов Полибия в пользу Ливия.[33] Хотя отдельные историки сводили римские потери к развилке от 10 500 до 16 000.[34] Сэмюэльс называл цифры Ливия завышенными из-за малого размера карфагенской кавалерии, недостаточного для воспрепятствования бегству римской пехоты, и отсутствия у Ганнибала тяги к высоким потерям в римском войске из-за желания использовать итальянцев как союзников[35]. В частности, пленные из числа римских союзников имели лучшие условия жизни и их освобождали без требования выкупа для склонения общественного мнения не в пользу республики[36].

Ливий писал о гибели 8 000 солдат карфагенской армии"[8], Полибий — о 5 700 погибших: 4 000 галлов, 1 500 иберийцев и африканцев, и 200 всадников.[5].

Итоги[править | править вики-текст]

На короткий период времени Рим был в полном беспорядке. Его лучшие войска были уничтожены, оставшиеся силы были серьёзно деморализованы, а единственный консул (Варрон) был полностью дискредитирован. Как гласит история, был объявлен и национальный траур, так как не было ни одного, чей родственник или друг не сгинул в битве при Каннах. Начались человеческие жертвоприношения: на Форуме людей дважды закапывали заживо[37], а в Адриатическое море выкидывали недоношенных детей[37] (возможно, это последний пример человеческих жертвоприношений в римской истории, за исключением приношений в жертву Марсу поверженных противников).

Филипп V Македонский оказал поддержку Ганнибалу после его победы.

Ганнибалу удалось разбить эквивалент восьми консульских армий (16 легионов плюс аналогичное число союзников).[38] За время трёх военных сезонов военных кампаний (20 месяцев), Рим потерял одну пятую (150 000) всех граждан мужского пола старше 17 лет.[39] Моральный эффект от победы был настолько серьёзным, что к пунийцам примкнули ателланы, калатины, гирпины, часть апулийцев, самниты, кроме пентров, все брутии, луканы, узентины и почти все греческое побережье Италии (тарентинцы, метапонтинцы, кротонцы и локры[40]). Как писал Ливий, «Насколь­ко канн­ское пора­же­ние было тяже­лей преды­ду­щих, вид­но хотя бы из того, что союз­ни­ки, до тех пор незыб­ле­мо вер­ные, нача­ли коле­бать­ся — утра­ти­ли веру в мощь Рима..»[8] В тот же год греческие города Сицилии восстали против римского управления, на Балканах македонский царь Филипп V начал военные действия против республики. Ганнибал также заручился поддержкой правителя Сиракуз Гиеронима.

Ганнибал считает кольца убитых в битве римских всадников, статуя Себастьена Шлодтца, 1704, Лувр

Военный трибун Луций Метеллий был настолько шокирован поражением, которое посчитал концом Рима, что призвал других трибунов отправляться на корабли и поступать на службу к иноземным царям.[12] В дальнейшем ему пришлось дать клятву верности Риму на всю оставшуюся жизнь. Выжившие после Канн римляне были сведены в два легиона, отправленных до конца военных действий на Сицилию, в качестве наказания за дезертирство на поле боя.[12] Вместе с физическими потерями, Рим потерпел серьёзный урон по собственному престижу.[12] Ганнибал и его солдаты на поле боя собрали более 200 золотых колец, являвшихся символом принадлежности к высшим слоям, которые были отправлены в Карфаген в качестве подтверждения победы. Высыпанные трофеи перед карфагенским сенатом достигли высоты в «три с половиной меры

Ливий писал, что после битвы командир нумидийской кавалерии Магарбал призвал Ганнибала воспользоваться случаем и идти на Рим. Отказ главнокомандующего привело к следующему восклицанию: «Не все дают боги одно­му чело­ве­ку: побеж­дать, Ган­ни­бал, ты уме­ешь, а вос­поль­зо­вать­ся побе­дой не уме­ешь.»[8] Ганнибал имел основания оценивать конфигурацию после Канн иначе, чем его подчинённый. Историк Ганс Дельбрюк отмечал, что армия карфагенян не могла штурмовать Рим из-за большого числа раненых и погибших. Это стало бы пустой демонстрацией, с негативным эффектом на факт победы в битве. Даже обладая полноценной армией, Ганнибалу пришлось бы ещё до осады подчинить значительную часть внутренних районов Италии для поддержания снабжения своих войск и сокращения римских. При этом после трёх поражений Рим сохранял значительные резервы и обладал армиями в Иберии, Сицилии и Сардинии, и всё это — при наличии в Италии самого Ганнибала .[41] Действия карфагенянина после побед у Тразименского озера и Канн, а также факт первого нападения на Рим лишь в 211 году до н. э. свидетельствуют о том, что его стратегической целью было не уничтожение врага, а деморализация римлян через побоище на поле боя для принятия ими приемлимых условий мирного договора и лишения их союзников.[42][43]

Немедленно после своей победы, Ганнибал отправил в Рим послов с просьбой начать мирные переговоры с республикой на умеренных условиях. Но Сенат отказался от этого предложения, объявив полную мобилизацию мужского населения Рима начиная с семнадцати лет[1], в новые легионы также включали безземельных крестьян и рабов.[44] Само слово «мир» было запрещено, траур ограничился 30 днями, а проливать слёзы было запрещено даже женщинам[20]:386 Против Ганнибала теперь использовалось несколько независимых армий, как и прежде превосходивших в численности. Вооружённые столкновения также происходили, но упор делался на осаде занятых крепостей и избежании генеральных сражений строго по Фабиевой стратегии. В конечном счёте состоялось отступление карфагенского полководца к Кротону из-за нехватки солдат, откуда он был отозван для участия в финальной битве при Заме, положившей конец войне в пользу Рима.

Исторические источники[править | править вики-текст]

Средневековое изображение битвы при Каннах

Существует три основных источника, созданных ещё во времена Рима. Первым стала «Всеобщая история» Полибия, созданная спустя 50 лет после битвы. История от основания города Тита Ливия была создана во времена правления императора Августа, «Римская история» Аппиана была написана позднее всего. Его записи отличаются от творений двух других авторов, будучи никак не связаны с ними.[45] Полибий изображал сражение как ультимативный надир римского состояния, и использовал литературный приём, чтобы дальнейшее римское восстановление было более драматичным. Так, ряд историков считали его данные о потерях завышенными и «более символичными, чем реальными».[46] Именно Полибий (бывший другом Сципиона Эмилиана, внука Эмилия Павла) заложил историографическую традицию, создавшую схематичные и контрастирующие образы двух консулов[1]. Тит Ливий придавал Сенату героическую роль, перекладывая вину за поражение на низкорождённого Варрона. Обвинения в адрес римского полководца также снимали часть вины с солдат, которых данный автор имел тенденцию идеализировать.[47] Ученые имеют тенденцию снижать ценность записей Аппиана.[48]. Битву при Каннах также описывают Дион Кассий, Плутарх.

Историк Мартин Самуэльс сомневался в возможном командовании Варроном в день битвы на том основании, что Луция Эмилий Павел мог командовать правым флангом. Полученный в дальнейшем Варроном тёплый приём от Сената сильно отличался от резкой критики в адрес других командиров. По мнению Самуэльса, подобного отношения к Варрону не могло быть, если бы он действительно командовал в битве при Каннах.[49] Грегори Дали отмечает, что в римской армии командование обычно находилось на правом фланге. По его мнению, слова Ганнибала в ходе битвы при Заме о том, что он сражался с Павлом при Каннах, исключают вывод о командовании Варрона в тот день.[50]

Примечания[править | править вики-текст]

  1. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 Ковалев С. История Рима. Курс лекций. Часть I. Республика. Глава XV. II Пунийская война
  2. Liddell Hart, Basil. Strategy. New York City, New York: Penguin, 1967.
  3. Теодор Момзен История Рима. Книга третья. От объединения Италии до покорения Карфагена и греческих государств. Глава V. Ганнибаловская война (218—202)
  4. Шифман. Карфаген, стр. 277
  5. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 Полибий. Всеобщая история. Третья книга
  6. Cottrell, Leonard. Enemy of Rome. Evans Bros, 1965, ISBN 0-237-44320-1, p. 92.
  7. The Cambridge Ancient History VIII: Rome and the Mediterranean 218—133 BC, Cambridge University Press, 1965.
  8. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 Тит Ливий. История Рима от основания города. Книга XXII
  9. 1 2 Daly, Gregory. Cannae: The Experience of Battle in the Second Punic War, p. 119.
  10. Cottrell, Leonard. Enemy of Rome. Evans Bros, 1965, ISBN 0-237-44320-1. p94
  11. Caven, B. Punic Wars. London: George Werdenfeld and Nicholson Ltd., 1980.
  12. 1 2 3 4 Gowen, Hilary Hannibal Barca and the Punic Wars. Проверено 25 марта 2006. Архивировано из первоисточника 24 марта 2006.
  13. Daly, Gregory. Cannae: The Experience of Battle in the Second Punic War. London, England: Routledge, 2002, ISBN 0-415-26147-3, p. 112.
  14. Daly, Gregory. Cannae: The Experience of Battle in the Second Punic War. London, England: Routledge, 2002, ISBN 0-415-26147-3, pp. 29-32, 81-112.
  15. Daly, Gregory. Cannae: The Experience of Battle in the Second Punic War, pp. 107—108.
  16. 1 2 Duncan Head, Armies of the Macedonian and Punic Wars (Wargames Research Group, 1983) p. 144.
  17. 1 2 Daly, Gregory. Cannae: The Experience of Battle in the Second Punic War, p. 89.
  18. Daly, Gregory. Cannae: The Experience of Battle in the Second Punic War, p. 90.
  19. Connolly (1998), p. 148.
  20. 1 2 3 4 Dodge, Theodore. Hannibal. Cambridge, Massachusetts: Da Capo Press (reprint edition), 1891, ISBN 0-306-81362-9.
  21. 1 2 Шоффман. Карфаген, стр. 311
  22. Moreman, Douglas Cannae – A Deception that Keeps on Deceiving. Проверено 25 марта 2006. Архивировано из первоисточника 16 марта 2006.
  23. Cottrell, Leonard. Enemy of Rome. Evans Bros, 1965, ISBN 0-237-44320-1. p95
  24. Bradford, E. Hannibal. London: Macmillan London Ltd., 1981.
  25. 1 2 3 4 Healy, Mark. Cannae: Hannibal Smashes Rome’s Army. Sterling Heights, Missouri: Osprey Publishing, 1994.
  26. Daly, Gregory. Cannae: The Experience of Battle in the Second Punic War.
  27. Cottrell, Leonard. Enemy of Rome. Evans Bros, 1965, ISBN 0-237-44320-1. p99
  28. Cowley, Robert (ed.), Parker, Geoffrey (ed.) The Reader’s Companion to Military History, «Battle of Cannae». Houghton Mifflin Company, 1996, ISBN 0-395-66969-3.
  29. Appian. Hannibalic War, 4.25.
  30. Plutarch. Fabius Maximus, 16.8.
  31. Quintilian. Institutio Oratoria, 8.6.26.
  32. Eutropius. Abridgement of Roman History, 3.10.
  33. Daly, Gregory. Cannae: The Experience of Battle in the Second Punic War, p. 202.
  34. Cantalupi, P. «Le Legioni Romane nella Guerra d’Annibale», Beloch Studi di Storia Antica.
  35. Samuels, M. «The Reality of Cannae», Militargeschichtliche Mitteilungen, 1990, p. 25.
  36. Шоффман. Карфаген, стр. 280
  37. 1 2 Palmer Robert EA. Rome and Carthage at peace. — Stuttgart, F. Steiner, 1997. — ISBN 3-515-07040-0.
  38. Slip Knox, E.L The Punic Wars—Battle of Cannae. History of Western Civilization. Boise State University. Проверено 24 марта 2006. Архивировано из первоисточника 2 мая 2006.
  39. Cottrell, Leonard. Enemy of Rome. Evans Bros, 1965, ISBN 0-237-44320-1. p102
  40. Шифман. Карфаген, стр. 318
  41. Delbrück, Hans. Geschichte der Kriegskunst im Rahmen der politischen Geschichte (I Teil: Das Altertum). Berlin, Germany: Walter de Gruyter & Co., 1964, pp. 353—354.
  42. Goldsworthy, Adrian. Cannae. London: Cassell & Co., 2001, pp. 162—163.
  43. Delbrück, Hans. Geschichte der Kriegskunst im Rahmen der politischen Geschichte (I Teil: Das Altertum). Berlin, Germany: Walter de Gruyter & Co., 1964, pp. 354—355, 384—385.
  44. Cottrell, Leonard. Enemy of Rome. Evans Bros, 1965, ISBN 0-237-44320-1. p104
  45. Daly, Gregory. Cannae: The Experience of Battle in the Second Punic War, pp. 17-18.
  46. Daly, Gregory. Cannae: The Experience of Battle in the Second Punic War, pp. 21-23.
  47. Daly, Gregory. Cannae: The Experience of Battle in the Second Punic War, pp. 24-25.
  48. Sabin, Philip. Lost Battles, p. 183.
  49. Samuels, M. «The Reality of Cannae», Militargeschichtliche Mitteilungen, 1990, p. 23.
  50. Daly, Gregory. Cannae: The Experience of Battle in the Second Punic War, p. 120.

См. также[править | править вики-текст]

Литература[править | править вики-текст]

  • Януш Сикорский. Канны, 216 г. до н. э.. — М.: АСТ, 2002. — 201 с. — (Великие битвы и сражения). — 5000 экз. — ISBN 5-17-014472-5.
  • Илья Шифман. Карфаген. — СПб: Издательство Санкт-Петербургского университета, 2006. — 518 с. — 1000 экз. — ISBN 5-288-03714-0.
  • Ковалев С.И. История Рима. Курс лекций. — Ленинград: Издательство ЛГУ, 1986.
  • Полибий. Всеобщая история. — М: ОЛМА-ПРЕСС Инвест, 2004.
  • Тит Ливий. История Рима от основания города.

Ссылки[править | править вики-текст]