Битва при Лалакаоне

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Битва при Лалакаоне
Основной конфликт: Арабо-византийские войны
Fighting between Byzantines and Arabs Chronikon of Ioannis Skylitzes, end of 13th century..jpg
Иллюстрация из Мадридской рукописи «Хроники» Иоанна Скилицы.
Дата 3 сентября 863
Место река Лалакаон, Пафлагония
Итог Победа византийцев
Противники

Эмират Мелитены

Византийская империя

Командующие

Умар аль-Акта † ,
Карвеас † (?)

Михаил III (?),
Петронас,
Насар

Силы сторон

неизвестно

неизвестно

Потери

неизвестно

неизвестно

Битва при Лалакаоне (греч. Μάχη τοῦ Λαλακάοντος) или Битва при Посоне (или Порсоне) (греч. Μάχη τοῦ Πό(ρ)σωνος)[1] — сражение 3 сентября 863 года между войсками Византийской империи и арабской армией в феме Пафлагония (север современной Турции). Византийцев возглавлял Петронас, дядя императора Михаила III (правил в 842—867 годах) (некоторые арабские источники сообщают о личном присутствии этого правителя), в то время как арабов — эмир Мелитены Умар аль-Акта (правил с 830-х годов по 863 год).

Умару удалось сломить сопротивление византийцев и добраться до побережья Чёрного моря. Однако затем империя мобилизовала свои силы и окружила арабов у реки Лалакаон. Дальнейшая битва окончилась победой византийцев и гибелью эмира на поле боя, а также дальнейшим успешным контрнаступлением империи через границу. Победа убедительно доказала ликвидацию основных угроз на границе Византии и начало её господства на востоке, существовавшее и в X веке.

Избавление от арабской угрозы на востоке позволило имперскому правительству сосредоточиться на Европе и на соседней Болгарии, чьё население в итоге приняло православие и вошло в византийское культурное пространство.

Предыстория: пограничные арабо-византийские войны[править | править код]

Арабо-византийская граница и основные крепости на юго-востоке Малой Азии

По итогам мусульманских завоеваний VII века, границами Византийской империи стали Малая Азия, южная часть Балканского полуострова и часть Италии. С сохранением арабского халифата в качестве главного соперника, набеги в Малую Азию продолжались в VIII и IX веках. С течением времени экспедиции из арабской пограничной зоны стали проводиться ежегодно, получив квази-религиозный статус как часть джихада (священной войны против неверных).[2]

В этот период Византия в основном оборонялась,[3] пережив ряд тяжёлых поражений вроде взятия Амория в 838 году, являвшегося родины правящей императорской династии.[4] Однако с началом ослабления Абассидского халифата после 842 года и возникновения полунезависимых эмиратов на восточной имперской границе, византийцы получили больше возможностей для собственной защиты.[5]

В 850-х годах основными противниками Византии на востоке были эмират Мелитены (Малатья) Умара аль-Акты, эмират Тарса Али ибн Яхьи («Али Армянина»), эмират Каликалы (Феодосиополь, современный Эрзурум) и павликиане Тефрики Карвеаса.[6][7] Главной угрозой благодаря своему географическому положению являлась Мелитена: расположение в западной части горного хребта Антитавр открывало доступ к Анатолийскому плато. В 860-х годах вышеуказанные государства активизировались: Умар, Али и Карвеас проводили успешные рейды в глубь Малой Азии, а морские атаки из Сирии подвергали грабежам византийскую морскую базу в Анталье.[7][8]

Арабское вторжение 863 года[править | править код]

Михаил III принимает послание. Миниатюра из «Истории» Иоанна Скилицы

Летом 863 года Умар объединил свои силы с абассидским генералом Джафаром ибн Динаром ал-Хайатом (возможным губернатором Тарса) для успешного набега в Каппадокию. Пройдя через Киликийские врата на территорию империи, арабы начали грабежи вплоть до прибытия к городу Тьяна.[5][9][10] Здесь контингенты из Тарса отправились домой, но Умар уговорил Джафара продолжить путь в Малую Азию. Эмир имел при себе большую часть войска, численность которого неизвестна: исламский историк Якуби писал о 8000 солдат, византийские хронисты Иосиф Генезий и Продолжатель Феофана — о 40 000. Византинист Джон Хэлдон оценивал общий размер арабского войска в 15 000—20 000.[9][11][12] Вполне вероятно, что павликиане под начальством Карвеаса также участвовали в военных действиях.[13][14]

Император Михаил III собрал армию для противостояния захватчикам, битва состоялась в месте Марж аль-Ускуф («Епископский луг»), по версии арабских хронистов бывшем возвышенностью около Малакопии, к северу от Назинза.[13][15] В ходе кровавого боя обе стороны понесли серьёзные потери; персидский историк Ибн Джарир ат-Табари сообщает о тысяче выживших из всего отряда Умара. Тем не менее, арабы смогли сбежать от византийцев и продолжить рейд на север через фeму Армениак, достигнув Чёрного моря и разграбив портовый город Амис. Византийские историки сообщают, что разгневанный из-за ненастья на море, мешающему его дальнейшему передвижению, Умар во гневе приказал исхлестать водную поверхность плетьми (подобный приём уже был во времена греко-персидских войн царём Ксерксом I[15][16][17]).

Битва[править | править код]

Узнав о падении Амиса, Михаил приказал собрать крупные силы (по оценке аль-Табари — 50 000 человек) под руководством своего дяди и доместика схол Петронаса и стратига фемы Букелларии Насара. Аль-Табари сообщает о личном командовании императора собранным войском, но это не подтверждают византийские хронисты: подобное несовпадение данных может объясняться негативным отношением к этому императору во времена македонской династии.[13][18][19] Против арабов были сформированы и выдвинуты три независимые армии: с севера — силы черноморских фем Армениак, Букелларии, Колонея и Пафлагония; с юга — отряды из фем Анатолик, Опсикий и Каппадокия, а также клисур Селевкии и Харсиана; с запада шёл с отрядами из Македонской, Фракийской и Фракисийской фем вместе со столичными тагматами.[16][20][21]

Хотя координация между этими силами была не простой, византийцы смогли 2 сентября окружить армию Умара у местечка Посон (Πόσων) или Порсон (Πόρσων) около реки Лалакаон.[14][22] Точное местоположение реки и поля битвы не установлено, но большая часть учёных считает местом боя местность у реки Галис в 130 км от Амиса.[13][16] С прибытием византийских армий единственный путь для арабов проходил через стратегически важный холм, бои за который ночью окончились победой империи.[14][16][23] На следующий день Умар решил прорвать окружение, атаковав Петронаса. Западная армия выдержала натиск, что позволило двум другим флангам время для атаки на незащищённый фланги и тыл арабского войска.[16][24][25] Большая часть эмирского войска и сам правитель были убиты на поле боя. Хотя участие в битве Карвеаса не известно, он мог получить в ней раны, от которых и скончался в этом году.[22]

Только сын эмира с небольшой частью войска бежал на юг к границе Харсиана. Однако они были захвачены клейсурархом этой фемы Махерасом.[22][26]

Последствия[править | править код]

Иллюстрация принятия православия болгарами из Хроники Константина Манассия.

Византийцы решили воспользоваться своей победой, вторгнувшись в пределы армянского эмирата и в октябре-ноябре разгромили и убили Али ибн Яхью.[27][28] Таким образом, империя в рамках одной военной кампании смогла избавиться от трёх опаснейших противников на восточных рубежах.[29] Битва при Лалакаоне навсегда разрушила мощь Мелитены, изменив баланс сил в регионе и заложив основу векового византийского наступления на восток.[3][28]

Важность победы была отмечена ещё в то время: византийцы считали её местью за разрушение Амория 25-летней давности, победоносные полководцы были удостоены триумфального въезда в Константинополь, проводились специальные богослужения и торжества.[1][27] Петронас получил высокий титул магистра, а клисура Харсиан была преобразована в фему.[27][29] Согласно ат-Табари, новости о смерти Умара и Али — «сильных защитников ислама, людей великого мужества…» вызвали большое горе в Багдаде и других городах. вылившееся в беспорядки и мародёрство. Несмотря на частные пожертвования и стягивание добровольцев для участие в священной войне к границе, «центральные власти [не были] готовы отправить военную силу против византийцев за свой счёт в те дни» из-за беспорядков в халифате.[30]

Избавление от угроз со стороны арабов и рост общественных настроений позволили государству обратить взор на запад, где болгарский царь Борис I (правил в 852—889 годах) вёл переговоры с папой римским и Людовиком II (правил в 817—876 годах) о возможном крещении своего народа в христианство. Возможное расширение влияния Рима было неприемлемо для Византии. В 864 году победоносные восточные армии вторглись в Болгарию для демонстрации военной мощи империи, из-за чего Борис согласился принять миссионеров. Царь был крещён и получил имя Михаил в честь императора, положив начало крещению Болгарии и вхождению в византийское культурное пространство..[1][29][31]

Согласно французскому византивисту Анри Грегуару, успехи Византии в борьбе с арабами, кульминацией которых стала победа в битве при Лалакаоне, инспирировали создание одной из старейших и сохранившихся акритской (героической) поэмы «О сыне Армуриса». По мнению историка, главный герой — молодой византийский воин Армурис, был вдохновлён образом Михаила III.[32] Битва в византийском эпической поэме Дигенис Акрит сильно перекликается с Лалакаоном, так как герой окружает арабскую армию у Малакопии.[33][34] Сильное влияние битвы можно найти в эпизодах арабских и турецких эпических циклах Баттал Гази и Тысяча и одна ночь.[35]

Примечания[править | править код]

  1. 1 2 3 Jenkins, 1987, p. 163.
  2. El-Cheikh, 2004, pp. 83–84.
  3. 1 2 El-Cheikh, 2004, p. 162.
  4. Treadgold, 1997, p. 441.
  5. 1 2 Haldon, 2001, p. 83.
  6. Treadgold, 1997, p. 451.
  7. 1 2 Whittow, 1996, p. 310.
  8. Vasiliev, 1935, pp. 240–246.
  9. 1 2 Huxley, 1975, p. 448.
  10. Vasiliev, 1935, p. 249.
  11. Haldon, 2001, pp. 83–84.
  12. Vasiliev, 1935, pp. 249–250.
  13. 1 2 3 4 Kiapidou, 2003,, Chapter 1 Архивировано 20 февраля 2012 года..
  14. 1 2 3 Jenkins, 1987, p. 162.
  15. 1 2 Huxley, 1975, pp. 448–449.
  16. 1 2 3 4 5 Haldon, 2001, p. 84.
  17. Vasiliev, 1935, pp. 250–251.
  18. Huxley, 1975, pp. 443–445, 449.
  19. Vasiliev, 1935, pp. 251–252.
  20. Huxley, 1975, p. 445.
  21. Vasiliev, 1935, p. 253.
  22. 1 2 3 Kiapidou, 2003,, Chapter 2 Архивная копия от 20 февраля 2012 на Wayback Machine.
  23. Vasiliev, 1935, p. 254.
  24. Jenkins, 1987, pp. 162–163.
  25. Vasiliev, 1935, pp. 254–255.
  26. Vasiliev, 1935, pp. 255–256.
  27. 1 2 3 Kiapidou, 2003,, Chapter 3 Архивировано 20 февраля 2012 года..
  28. 1 2 Whittow, 1996, p. 311.
  29. 1 2 3 Treadgold, 1997, p. 452.
  30. Saliba, 1985, pp. 10–12.
  31. Whittow, 1996, pp. 282–284.
  32. Beck, 1971, p. 54.
  33. Vasiliev, 1935, pp. 225–226 (Note #2).
  34. Huxley, 1975, pp. 447–448.
  35. Vasiliev, 1935, p. 21.

Литература[править | править код]