Благовещенский базар

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску

Благовещенский базар (укр. Благовіщенський базар; неофициальное название Благбаз, официальное в СССР Коммунальный рынок, сейчас Центральный рынок) — центральный рынок и исторический район Харькова. В 1840 году получил название по стоявшей рядом старой Благовещенской церкви, а с 1890-х годов — новому кафедральному Благовещенскому собору.

Границы[править | править код]

Район ограничен с северо-востока Ивановской набережной реки Лопань, с юга — улицей Кацарской и кафедральным Благовещенским собором, с запада — Панасовкой и Ленинским трамвайным депо (закрытым в 2006 г.)

Включает в себя основную территорию рынка, рыночную площадь, торговые ряды XIX века, Дом торговли, пригородную автостанцию и Ивановскую набережную.

План Харькова, 1787. Хорошо виден большой остров, на месте которого в XIX веке образован базар

История[править | править код]

До начала XIX века территория была обширным островом, образованным двумя рукавами Лопани, расходившимися у нынешнего Бурсацкого моста и вновь соединявшимися в одно русло у Резниковского переулка на Панасовке.

В 1820-х с обмелением западного рукава Лопани местность превратилась в полуостров. Она была названа Дунинской левадой по фамилии хозяина земли и представляла собой сплошные болота, поросшие камышом, лишь в самое сухое время года позволявшие пробраться к реке. В северной части левады, у Рогатинского переулка, на левом берегу проходил северный оборонительный вал Харькова, построенный в начале XVIII века.

«15 июня 1833 года состоялся приговор Харьковского общества о переводе базара с тогдашней Михайловской площади, обращенной по Высочайшему повелению в плац-парадное место, на Благовещенскую, «приобретенную покупкою». — А. Н. Гусев, 1902

В 1840 году базар вокруг Благовещенской церкви несколько «передвинули» в сторону нынешней Рыночной площади.

В 1840 — 1850-х годах на льду Лопани напротив базара происходили ежегодные кулачные бои.

В 1860—1870-х годах прошла перепланировка базара. Здесь проходили Покровская и Крещенская ярмарки.

В конце XIX века базарную площадь замостили булыжником, в 1909 по ней проложили трамвайную линию.

Летом 1912 в центре базарной площади началось строительство крытого рынка, закончившееся в 1914 году.

Великая Отечественная война и казнь «душегубцев»[править | править код]

В годы войны строения рынка были полностью разрушены.

В 19411943 годах на базарной площади стояли немецкие виселицы и проводились публичные казни.

В декабре 1943 года в Харькове прошёл первый процесс уже над нацистскими военными преступниками, массово уничтожавшими харьковчан, в числе которых одного полицая: члена экипажа газовой машины-душегубки — и трех немцев. Все были осуждены и повешены на Благовещенской рыночной площади в присутствии сорока тысяч человек.

О казни экипажа душегубки, состоявшейся 19 декабря 1943 года, я узнал из воспоминаний моего отца. Мальчишкой он провел все годы оккупации в Харькове, видел много страшного, но эту казнь запомнил исключительно хорошо. «На площади Благовещенского базара народу была уйма. Стояли четыре виселицы, но над толпой ничего видно не было. Тогда я залез на столб, укрепленный на двух рельсах и притянутый проволокой. Осужденные стояли в кузове машины, борта были опущены, машина располагалась под виселицей. Немцы спокойно курили, а русский в чёрной робе стоял отдельно. Пилотки нелепо торчали у них из-под погон.

Подошли солдаты, связали немцам руки, русский упал красноармейцам в ноги, но ему тоже связали руки и всех развели под петли. Машина медленно поехала, я смотрел на крайнего немца, он перебирал ногами и повис, дернулся, я закрыл глаза, открыл — он ещё дергается. Я отвел глаза на толпу. Когда он повис, раздался длинный ах… ах…ххх, и многие отшатнулись, некоторые — повернулись и побежали…»

…Декабрь 1943 года. Разрушенный войной город и его жители, прошедшие через все ужасы оккупации. И вот харьковчане, увидев смерть людей, пусть даже таких, как эти нацисты, «отшатнулись… и побежали». Несмотря ни на что, наши сограждане остались нормальными человеческими существами. Может быть, именно поэтому мы и победили фашизм.

В 1952 здание крытого рынка было восстановлено по проекту архитектора Мирошниченко. Рядом с автостанцией в 19661970 вырос Дом торговли.

Достопримечательности[править | править код]

Транспорт[править | править код]

Интересные факты[править | править код]

  • Специфическое харьковское слово ракло, приблизительно означающее вор, «мелкий преступник из деревни», возникло на Благбазе. В XVIII веке в Харькове была бурса, а её покровителем считался св. Ираклий. Вечно голодные бурсаки после занятий сбегали с горы, где расположена бурса, прямо на Благовещенский базар. Там они снискали славу воришек и получили странное для непосвящённых собирательное имя — раклы, ставшее позже нарицательным.

«Интеллигент! Писатель! — кричали ему вслед и улюлюкали из подъездов кино раклы (босяки, золоторотцы, на харьковском жаргоне), приведённые в восторг его длинными ногами, кургузым пиджаком, пенсне и странного вида каракулевой шляпой.» — Валентин Катаев, 1926

В начале XX века, когда Харьков был столицей Советской Украины, в него стекались беспризорники с Украины и из России. Здесь А. С. Макаренко собирал своих колонистов.

Благбаз в литературе[править | править код]

Объявление на базаре, 2010 год
  • «В Харькове базар находился неподалёку от большой церкви святого Благовещения. Вокруг церковной ограды, как и у Китайгородской стены в Москве, букинисты торговали книгами.» Игорь Болгарин, Георгий Северский, Адъютант Его Превосходительства.
  • «Они вышли к Благовещенскому базару, и Кольцов сразу увидел Наташу. Она прогуливалась вдоль высокой кирпичной ограды… Рядом, за стеной, глухо и напряжённо шумел неугомонный базар. Мимо них, громыхая колёсами, с базара неслись пролётки, мужики и бабы толкали тачки с нераспроданным за день добром — овощами и фруктами.» Болгарин, Северский, Адъютант Его Превосходительства.

«Первым в городе проснулся знаменитый харьковский рынок — „Благбаз“. Один за другим открывались рундуки. Печальный, неумытый ходил я по Благовещенскому базару, пока в нос не ударил очень вкусный и острый запах. Он забивал запахи квашеной капусты, сельдерея, стынувшего в бочках и похожего на расплавленный сургуч густого томата. Словно охотничий пёс, почуявший перепёлку, раздувая ноздри, пошёл я на этот запах…Если кто-нибудь из вас ел прямо на базаре, стоя рядом с пылающей жаровней, из глиняной миски обязательно шершавой деревянной ложкой горячие, обжигающие рот, наперченные, залитые сметаной, пересыпанные колендрой, резаным луком, зубками чеснока, оранжевой паприкой, душистые от лаврового листа и петрушки, засыпанные мелко натертым сыром, приготовленные из рубленого коровьего желудка свежие и пахучие флячки, или по-русски рубцы, тот поймет, как трудно было удержаться, чтобы не сломать голову последнему моему рублю!» — Владимир Беляев, Старая крепость, 1959.

  • «Не имея денег, чтобы купить, и вещей, чтобы продать, ослабевшие и почти лёгкие от голода, мы слонялись по выжженному городу, старательно обходя базар. Нам было легче съесть полную ложку сахарного песку пополам с солью, чем пройти по августовскому великолепию украинского рынка, среди пирамид лакированных помидоров, мраморных досок сала, чудовищных пшеничных калачей, низок табачных листьев, распространявших на солнце аромат алжирских фиников.» — Валентин Катаев, Чёрствый хлеб, 1935.
  • «Они вышли с вокзала и, расспросив встречного красноармейца, вскоре добрались до Блакбазы. Рынок уже кончался. Свистели милиционеры, разгоняя торговок… Несколько барахольщиков налетели из подворотни. Ёжась от холода, Ванечка снял своё пальтишко. Барахольщики повертели его в руках, подбросили и предложили семьдесят пять копеек.» — Валентин Катаев, Растратчики, 1926.
  • «На кровати синее одеяло, купленное мной в Харькове на Благовещенском базаре, в голодный год. Баба торговала пирогами. Они укрыты были одеялом. Они, остывающие, ещё не испустившие жара жизни, почти что лопотали под одеялом, возились, как щенки.» — Юрий Олеша, Зависть, 1927.
  • Без него я просто пропал бы на харьковской Сухарёвке. — Вениамин Каверин, Освещённые окна, 1975.
Вот тот базар, что на болоте в грязи и сырости стоит…
Коль на базар вы тот пойдёте, у вас иссякнет аппетит.
Торговок брань, хозяек крики, собак кусающихся тьма,
раклы, и вонь, и кутерьма и где-нибудь скандал великий…
А дальше вон «толчок» шумит, здесь торг ворованным кипит
и тьма народа здесь мешает тем, кто на мостик проезжает.
А мостик — чудо красоты!.. Такие дивные мосты
лишь на просёлочной дороге ломать приезжим могут ноги.
Иванов Василий (Шпилька), «Путеводитель по Харькову», 1890[1]

Ссылки[править | править код]

Фотографии[править | править код]

  • [1], [2] (недоступная ссылка) — Старые фотографии площади и базара

Карты[править | править код]

Примечания[править | править код]

  1. Харьковчане. Поэма о Городе в цитатах поэтических произведений / Составители В.П. Копычко, Ю.Г. Копычко. — Харьков: Слобожанщина, 2007. — 436 с. — 2 000 экз. — ISBN 978-966-7814-68-7.