Боевые действия по удержанию и расширению плацдарма в районе Кюстрина

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Боевые действия по удержанию и расширению плацдарма в районе Кюстрина
Основной конфликт: Великая Отечественная война
Вторая мировая война
Дата 3 февраля30 марта 1945
Место район города Кюстрин, Германия
Итог Победа СССР
Противники

Flag of the Soviet Union (1936–1955).svg СССР

Германия Третий рейх

Командующие

Союз Советских Социалистических Республик Г. К. Жуков
Союз Советских Социалистических Республик Н. Э. Берзарин
Союз Советских Социалистических Республик В. И. Чуйков

Германия Теодор Буссе
Германия Х. Райнефарт

Силы сторон

151 600 человек

неизвестно

Потери

15 406 безвозвратные потери, 46 333 санитарные[1]

не менее 45 000 общие

Боевые действия по удержанию и расширению плацдарма в районе Кюстрина 3 февраля — 30 марта 1945 года — фронтовая операция советских войск, оборонительные и наступательные действия войск 1-го Белорусского фронта в Великой Отечественной войне на Кюстринском плацдарме. В ходе операции был захвачен, удержан и значительно расширен плацдарм на реке Одер в районе города Кюстрин (ныне — город Костшин-над-Одрон на территории Польши), штурмом взят город-крепость Кюстрин.

Образование Кюстринского плацдарма[править | править код]

Стремительное наступление советских войск в ходе Висло-Одерской операции создало условия для нанесения решающего удара по столице гитлеровской Германии — Берлину. На пути Красной Армии оставалась только одна мощная водная преграда — река Одер, расстояние от Одера до Берлина составляло около 70 километров. В районе Кюстрина действовала 9-я полевая армия вермахта (командующий генерал пехоты Теодор Буссе).

Командующий войсками 1-го Белорусского фронта Маршал Советского Союза Г. К. Жуков 30 января 1945 года приказал форсировать Одер, закрепить достигнутый успех, пополнить запасы боеприпасов и горючего и стремительным броском 15 — 16 февраля овладеть Берлином. Для выполнения этой задачи командующий 5-й ударной армией генерал-полковник Н. Э. Берзарин сформировал армейскую подвижную группу (командир — заместитель командира 89-й гвардейской стрелковой дивизии полковник X.Ф. Есипенко) в составе 1006-го стрелкового полка, 360-го самоходно-артиллерийского дивизиона из 266-й стрелковой дивизии, 220-й танковой бригады, 89-го гвардейского тяжелого танкового полка, 507-го истребительно-противотанкового артиллерийского полка, зенитно-артиллерийского полка, миномётного дивизиона, дивизиона «катюш», сапёрной роты. Вся группа была посажена на грузовые автомашины. Двигаясь в обход населённых пунктов, группа 31 января достигла реки Одер, с ходу переправилась по непрочному льду и к исходу того же дня захватила плацдарм в 4 км по фронту и 3 км в глубину в районе города Кинитц, в 17 км севернее Кюстрина. 1 и 2 февраля к Одеру подходили основные силы 5-й ударной армии. Не имея достаточных сил для отражения их атак, немецкое командование с 1 по 4 февраля организовало массированные атаки авиации, уничтожая переправы, наносы потери подходящим к Одеру войскам, разбивая лёд на Одере. Необходимо учитывать, что за предшествующие 20 дней советские войска прошли с боями свыше 300 километров и понесли потери, отстали все тылы, из-за чего доставка боеприпасов и горючего в передовые части почти прекратилась.

Появление советских войск на Одере стало полной неожиданностью для противника. В первый день бой вели запасные и маршевые батальоны, батальоны имперской трудовой повинности, фольксштурм и зенитные части. Но уже 1 февраля в Кюстрин по железной дороге прибыла поднятая по тревоге 25-я танково-гренадерская дивизия, в следующие дни — 303-я пехотная дивизия «Доберитц» и 309-я пехотная дивизия «Берлин», 606-я народно-гренадерская дивизия, танковый полк, 2 отдельных танковых и 5 пехотных батальонов. В феврале все силы на этом участке были объединены в 101-й армейский корпус.

Из 5-й ударной армии на плацдарм переправились 94-я гвардейская, 89-я гвардейская и 266-я стрелковые дивизии из 26-го гвардейского стрелкового корпуса (командир гвардии генерал-майор П. А. Фирсов). Севернее в ночь на 2 февраля удалось захватить ещё один плацдарм в районе Гросс-Нойендорфа силами 248-й, 230-й и 301-й стрелковых дивизий из 9-го стрелкового корпуса (командир генерал-майор И. П. Рослый). К исходу 2 февраля эти два корпуса сумели не только отбить все немецкие атаки, но и объединить свои плацдармы в один общий до 25 км по фронту и в глубину от 2 до 7 км.

Первый этап: февральские бои[править | править код]

На плацдарме разыгралось жестокое сражение. А. Гитлер потребовал до 12 февраля окончательно сбросить советские войска в Одер. Из-за действий немецкой авиации и отставания тылов быстрое наведение переправ оказалось невозможным. Танки и САУ переправляться на плацдарм не могли (тонкий лёд не выдерживал их веса). По ночам бойцы вручную перекатывали по льду через реку артиллерийские орудия и переносили на себе ящики с боеприпасами, но их очень не хватало — в день приходилось отражать от 5 до 7 немецких контратак при поддержке каждой в 15-20 танков. На восточном берегу Одера была развернута советская тяжёлая артиллерия, которая поддерживала огнём войска на плацдарме.

Крайне сложная ситуация оказалась с авиацией — немецкие войска поддерживались большими силами авиации с бетонированных берлинских аэродромов (от 1000 до 2000 самолётовылетов в день), а ВВС фронта могли действовать только с грунтовых аэродромов, раскисших в февральской распутице. В итоге авиационная поддержка советских войск оказалась крайне слабой, а в некоторые дни её не было вообще.

Ситуация была такой сложной, что 4 февраля командующий фронтом Г. К. Жуков направил в войска 5-й ударной армии телеграмму, в которой не приказывал в свойственной ему категорической манере, а именно просил бойцов «удержать захваченный плацдарм на западном берегу р. Одер и расширить его хотя бы до 20 км по фронту и 10 — 12 км в глубину. Я всех вас прошу понять историческую ответственность за выполнение порученной вам задачи и, рассказав своим людям об этом, потребовать от войск исключительной стойкости и доблести. К сожалению, мы вам не можем помочь авиацией, так как аэродромы раскисли и взлететь самолеты в воздух не могут. Противник летает с берлинских аэродромов, имеющих бетонные полосы. Рекомендую: 1)зарываться глубоко в землю; 2)организовать массовый зенитный огонь; 3)перейти к ночным действиям, каждый раз атакуя с ограниченной целью; 4)днем отбивать атаки врага. Пройдет 2 — 3 дня — противник выдохнется. Желаю вам и руководимым вами войскам исторически важного успеха, который вы не только можете, но обязаны обеспечить.»

К 2 февраля 32-й стрелковый корпус (командир генерал-лейтенант Д. С. Жеребин) на левом крыле 5-й ударной армии вышел к Одеру и с ходу замкнул кольцо окружения вокруг Кюстрина. Силами трёх дивизий корпус попытался штурмом овладеть городом и крепостью Кюстрин, но овладеть с ходу этим мощным оборонительным узлом на восточном берегу Одера войскам корпуса при недостатке танков и артиллерии не удалось.

2 февраля к Одеру вышли и с ходу форсировали части 1-й гвардейской танковой армии (командующие генерал-полковник танковых войск М. Е. Катуков), при этом особо отличилась 44-я гвардейская танковая бригада (командир полковник И. И. Гусаковский) при поддержке мотострелковой бригады и самоходно-артиллерийского полка. Они захватили небольшой плацдарм юго-восточнее пригородного района Кюстрина Киц.

3 февраля к Одеру южнее Кюстрина с боями стали выходить части 8-й гвардейской армии (командующий гвардии генерал-полковник В. И. Чуйков) — 4-й гвардейский стрелковый корпус (генерал-лейтенант В. А. Глазунов) и 28-й гвардейский стрелковый корпус (генерал-лейтенант А. И. Рыжов). В этот день танкисты Катукова получили приказ о переброске на другое направление, в связи с чем плацдарм был ими передан 8-й гвардейской армии. Вступив в бой, гвардейцы Чуйкова смогли расширить его по фронту до 10 км и глубиной от 2 до 4 км.

Наращивало силы и немецкое командование: к 5 февраля в бой вступили танковая гренадерская дивизия «Курмарк»" (45 танков), а 7 февраля — прибывшая с Западного фронта хорошо укомплектованная 21-я танковая дивизия (62 танка и штурмовых орудия). Им удалось потеснить части 47-й стрелковой дивизии и пробить коридор к Кюстрину шириной до 4 километров.

С 9 февраля на плацдарм 8-й гвардейской армии начал переправу 11-й танковый корпус (командир генерал-майор танковых войск И. И. Ющук) в составе около 110 танков и САУ, что усилило прочность обороны плацдарма. В итоге к середине февраля немецкие войска выдохлись и с 15 февраля прекратили активные атаки. В борьбе за плацдармы большую роль сыграла советская артиллерия — на плацдарм 5-й ударной армии было переброшено почти 1770 орудий и миномётов, на плацдарм 8-й гвардейской армии — свыше 900 орудий и миномётов (но зато практически не было танков).

12 февраля южнее позиций 8-й гвардейской армии части 69-й армии (генерал-полковник В. Я. Колпакчи) без артиллерийской подготовки скрытно по льду форсировали Одер и внезапным ударом захватили новый плацдарм, штурмом овладев городом Лебус. Позднее этот плацдарм был в ходе частных атак объединён с общим советским плацдармом.

Обе стороны получили небольшую передышку. Первый этап сражения был выигран Красной Армией. Плацдармы были удержаны, расширены и сильно укреплены, на них были наведены переправы (хотя и с большими трудностями).

Подготовка к штурму Кюстрина[править | править код]

Ещё в начале февраля 1945 года советское командование отказалось от немедленного удара по Берлину[2]. Основные усилия были перенесены на обеспечение подставленных под удар флангов 1-го Белорусского фронта в Восточно-Померанской и Нижне-Силезской операциях. Но задача последующего наступления на Берлин оставалась в силе и решающим трамплином для удара являлся именно Кюстринский плацдарм. Для этого его требовалось значительно расширить, овладеть городом-крепостью Кюстрин, окончательно снять угрозу переправам через Одер (они постоянно подвергались обстрелу артиллерией Кюстрина, около 90 орудий), занять железнодорожный узел Кюстрина и использовать его для доставки войск.

Город-крепость Кюстрин расположен на восточном берегу Одера и был отлично укреплён: круговая линия сплошных полевых укреплений, по окраине города — рубеж в несколько линий подготовленных к круговой обороне каменных зданий, в центре — цитадель. Также немцы удерживали мощные предмостные укрепления на западном берегу Одера. Гарнизон насчитывал до 16 800 человек (из которых около 10 000 человек были военнослужащими, остальные — фольксштурм и вспомогательные формирования), до 90 орудий, его дополнительно поддерживала артиллерия с западного берега Одера. Гарнизоном командовал генерал-лейтенант войск СС и полиции Хайнц Райнефарт.

Для овладения крепостью стрелковые части были усилены инженерно-сапёрными войсками. Но особо важная роль с учетом опыта боёв в Германии отводилась артиллерии: к Кюстрину были подтянуты десятки артиллерийских полков, артиллерийская бригада особо большой мощности, тяжелые танковые полки, миномётная бригада. Для действий по городу были выделены большие силы бомбардировочной и штурмовой авиации.

Штурм Кюстрина[править | править код]

С 6 по 12 марта 32-й стрелковый корпус 5-й ударной армии прорвал несколько линий обороны, изолировал от крепости самый крупный район Кюстрина Нойштадт и овладел им штурмом. Уничтожено до 4 тысяч солдат противника, захвачено 3 584 пленных. В эти же дни 8-я гвардейская армия овладела пригородом Киц (немецкие потери здесь составили 2,3 тыс. человек убитыми и 98 — пленными). В боях широко применялись 122-мм и 152-мм гаубицы, 152-мм гаубицы-пушки, 203-мм гаубицы, 230-мм мортиры, 160-мм миномёты. Для эффективного подавления огневых точек, укрытых за мощными каменными стенами, все тяжелые орудия вплоть до 203-мм гаубиц выдвигались для стрельбы прямой наводкой.

Немцы ожидали продолжения штурма Кюстрина, но Г. К. Жуков перенёс главный удар на новое направление, поставив задачу полного окружения Кюстрина. После падения Нойштадта к 22 марта все войска 5-й ударной армии были переправлены на плацдарм на западном берегу Одера. 22 марта армия перешла в атаку севернее Кюстрина. Быстро прорвав первый рубеж обороны, затем войска оказались втянуты в тяжелые бои. Вновь решающую роль играла артиллерия — так, 295-ю стрелковую дивизию поддерживал огонь 281 орудия и миномёта калибром 76 мм и выше, в том числе 107 гаубичных и тяжелых артсистем, а также танковая бригада (43 танка) и тяжёлый самоходно-артиллерийский полк (21 САУ ИСУ-152). Когда немцам удалось вывести из строя основную массу танков, в бой вновь была введена артиллерия большой мощности на прямую наводку.

В тот же день встречный удар нанёс 4-й гвардейский стрелковый корпус 8-й гвардейской армии с плацдарма южнее Кюстрина. Уже во второй половине дня 22 марта части 5-й ударной и 8 гвардейской армий соединились. Тем самым два советских плацдарма были объединены в один, а кюстринская группировка противника — окружена. При этом потери противника составили свыше 3,5 тыс. убитых и 250 пленных. Расстояние между внешним и внутренним фронтами окружения составляло не более 7 км, но наученное опытом боёв советское командование сразу же приняло срочные меры по максимальному укреплению этого «коридора».

Действительно, с 27 по 29 марта немецкие война нанесли сильный удар на этом участке силами 39-го танкового корпуса (25-я и 20-я танково-гренадерские дивизии, танковая дивизия «Мюнхеберг», 502 тяжелый танковый батальон СС), более 120 танков и штурмовых орудий, в том числе 39 танков PzVI «Королевский тигр». Этот удар был отбит, незначительное вклинение в советскую оборону было немедленно ликвидировано. Немецкие потери в этих боях составили около 6 700 убитыми, свыше 100 танков. Одновременно советские войска завершали штурм Кюстрина.

На следующий день, 30 марта, были ликвидированы остатки кюстринской группировки в цитадели Кюстрина. Здесь были пленены 3 170 человек, в том числе госпиталь с 360 раненными солдатами вермахта. Из окружения удалось прорваться только группе в 1 456 солдат во главе с командиром гарнизона Х. Райнефартом. Однако Гитлер был в такой ярости от падения Кюстрина, что приказал немедленно расстрелять его за сдачу города (из-за хаоса последних недель Третьего рейха приказ не был выполнен). На этом сражение было завершено.

Итог операции[править | править код]

В ходе ожесточённого двухмесячного сражения в самых сложных условиях советские войска создали Кюстринский плацдарм, окружили и уничтожили немецкий гарнизон в городе-крепости Кюстрин и расширили плацдарм по фронту до 44 км и глубиной до 10 км. Плацдарм приобрёл стратегический масштаб.

На плацдарме была создана мощная группировка советских войск (две танковые и 4 общевойсковые армии) и именно отсюда 16 апреля 1945 года 1-й Белорусский фронт нанёс свой главный удар в ходе Берлинской наступательной операции. В боях в районе Кюстрина советские армии 1-го Белорусского фронта получили большой опыт ведения уличных боёв, применённый ими затем при штурме Берлина.

Потери сторон[править | править код]

Крайне жестокие бои в условиях почти сплошной массивной каменной застройки, подготовленной к длительной обороне, стоили больших усилий и жертв обеим сторонам.

Потери советских войск со 2 февраля по 30 марта 1945 года составили 61 799 человек, причем безвозвратные потери составили 15 406 человек, санитарные — 46 333 человек.

Сражавшаяся против советских войск 9-я немецкая армия только с 1 февраля по 15 марта потеряла более 35 000 человек (3 977 убитых, 12 550 пропавших без вести, 18 848 раненых)[3]. Общие потери в последующие дни, с 15 по 30 марта (окружение Кюстрина, отражение попытки его деблокирования, завершающий штурм Кюстрина) составили по советским данным, около 10 200 убитыми и около 3 400 пленными[4]. Таким образом, всего в операции немецкие войска потеряли не менее 45 000 человек.

Литература[править | править код]

  • Кюстринский плацдарм // Советская военная энциклопедия/Пред. Гл. ред. комиссии Н.В. Огарков. — Москва: Военное издательство Министерства обороны Союза СССР, 1979. — Т. 4, «К-22»—«Линейный». — С. 550. — 655 с. — 105 000 экз. Имеется подробная цветная карта операции.
  • Кюстринский плацдарм // Военная энциклопедия/Пред. ред. комиссии И. Д. Сергеев. — Москва: Военное издательство, 1999. — Т. 4. — С. 373. — 583 с. — 10 000 экз. — ISBN 5-203-01876-6.
  • Бои за Кюстринский плацдарм войск 1-го Белорусского фронта в феврале — марте 1945. // Сборник военно-исторических материалов Великой Отечественной войны. Вып. 6. — М.: Воениздат МВС СССР, 1952.
  • Соколов М. А. Закрепление и расширение плацдармов в Висло-Одерской операции//«Военно-исторический журнал», 1986, № 4, С. 32-38.
  • Чуйков В. И. От Сталинграда до Берлина. — М.: Воениздат, 1980. — 672 с., 22 л. ил.
  • Исаев А. В. Берлин 45-го. Сражения в логове зверя. — М,: Яуза, Эксмо, 2007. — 720 с. — ISBN 978-5-699-20927-9.
  • Карта боёв за кюстринский плацдарм
  • Схема Кюстринского плацдарма

Примечания[править | править код]

  1. Россия и СССР в войнах XX века. Потери вооруженных сил: Статистическое исследование. / Под общ. ред. Г. Ф. Кривошеева. — М.: Олма-Пресс, 2001. — ISBN 5-224-01515-4.
  2. Директива Ставки Верховного Главнокомандования от 1 февраля 1945 № 00220.//Русский архив: Великая Отечественная. Ставка ВКГ: Документы и материалы 1944—1945. — Т. 16 (5—4). — М.: ТЕРРА, 1999.
  3. Исаев А. В. Берлин 45-го. Сражения в логове зверя. — М,: Яуза, Эксмо, 2007.
  4. Подсчитано по: Бои за Кюстринский плацдарм войск 1-го Белорусского фронта в феврале — марте 1945. // Сборник военно-исторических материалов Великой Отечественной войны. Вып. 6. — М.: Воениздат МВС СССР, 1952.