Бойтлер, Вениамин Самойлович

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Вениамин Самойлович Бойтлер
Дата рождения:

1896

Место рождения:
Дата смерти:

1976

Страна:
Род деятельности:

монтажёр, архитектор

Вениамин Самойлович Бойтлер (1896—1976) — советский киномонтажёр, архитектор, инженер-строитель. Брат сценариста Михаила Бойтлера, актёра Аркадия Бойтлера, певицы Анны Бойтлер и балерины Инны Чернецкой (Бойтлер).

Биография[править | править код]

Родился в Риге. В начале 1920-х гг. в Москве работал в области перемонтажа зарубежных кинокартин для требований советской цензуры, зарекомендовав себя как выдающийся мастер этого дела[1]. В частности, по воспоминаниям работавшего вместе с Бойтлером Сергея Эйзенштейна,

Известен один монтажный тур-де-форс, произведённый именно Веньямином, последним из этого ряда. Пришла из-за границы картина с Яннингсом «Дантон». У нас она стала «Гильотиной». В советском варианте была сцена: Камилл Демулен отправлен на гильотину. К Робеспьеру вбегает взволнованный Дантон. Робеспьер отворачивается и медленно утирает слезу. Надпись гласила что-то вроде: «Во имя свободы я должен был пожертвовать другом…» — Всё благополучно. Но кто догадывался о том, что в немецком оригинале Дантон, гуляка и бабник, чудный парень и единственная положительная фигура среди стаи злодеев, что этот Дантон вбегал к злодею Робеспьеру и… плевал ему в лицо? Что Робеспьер платком стирал с лица плевок? И что титром сквозь зубы звучала угроза Робеспьера, угроза, становившаяся реальностью, когда в конце фильма на гильотину восходил Яннингс — Дантон?! Два маленьких надреза в плёнке извлекли кусочек фильма — от момента посыла плевка до попадания. И оскорбительность плевка стала слезой сожаления по павшему другу…[2]

О другом виртуозном приёме Бойтлера писал Виктор Шкловский:

Ему нужно было, чтобы человек умер, а он не умирал. Он выбрал момент, когда эта предполагаемая жертва зевала, взял кадр и размножил его, получилась остановка действия. Человек застыл с открытым ртом, осталось только подписать: смерть от разрыва сердца. И этот приём был настолько неожиданным, что никем не был опротестован[3].

Одновременно с этой работой окончил Московское высшее техническое училище как архитектор (1929). В студенческие годы входил в творческий кружок авангардного направления «Радуга в мозгах»[4]. Затем работал в кабинете архитектуры промышленных сооружений при Всесоюзной Академии архитектуры под руководством И. С. Николаева[5]. В середине 1930-х гг. был одним из авторов проекта архитектурной реконструкции завода «Серп и Молот»[6][7].

Примечания[править | править код]

  1. Ю. Цивьян. Жест-каламбур: к истории перемонтажа // «Неприкосновенный запас», 2008, № 5 (61).
  2. Эйзенштейн С. М. Избранные произведения: В 6 т. — М., 1964. — Т. 5. — С. 69—70.
  3. Шкловский В. Б. За 60 лет. Работы о кино. — М., 1985. — С. 43.
  4. С. О. Хан-Магомедов. Архитектура советского авангарда. — М.: Стройиздат, 1996. — Кн. 1. — С. 388.
  5. История русского искусства. — М.: Издательство АН СССР, 1964. — Т. 12. — С. 49.
  6. М. Бархин, А. Зильберт. Архитектурная реконструкция завода «Серп и молот» // «Архитектурная академия», 1935, № 6, с. 40.
  7. В. Бойтлер. Архитектурная реконструкция завода «Серп и молот» // Проблемы архитектуры. — М. : Изд-во Всесоюзной академии архитектуры, 1936—1937. — Т. 1, Кн. 2.

Ссылки[править | править код]