Эта статья входит в число хороших статей

Болотник (мифология)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Болотник
Мифология:

восточнославянская

Местность:

злой дух-хозяин болота

Commons-logo.svg Иллюстрации на Викискладе
Алексей Саврасов. Лунная ночь. Болото. 1870 год

Боло́тник (белор. балотнік, укр. болотяник) — злой дух-хозяин болота в восточнославянской мифологии. На Русском Севере обычно говорили о женском духе болота, его хозяйке — боло́тнице.[⇨] Внешний вид болотника описывали по-разному: это то неподвижно сидящее на дне болота грязное толстое безглазое существо, то мохнатый человек с длинными руками и хвостом; болотница представлялась как девушка или как старуха.[⇨] В основном считалось, что болотник относится к человеку агрессивно, стремится заманить в трясину и утопить.[⇨] Сведения о болотниках и болотницах немногочисленны, их образы смешивались с образами лесных и водных персонажей и прочей нечистой силы.[⇨] Между тем, болото в представлениях славян выступало местом обитания многочисленной нечисти, прежде всего чертей.[⇨]

Названия[править | править код]

Другие названия: боло́тный[1][2], болотный дедко[2], шут болотный[2], болотный чёрт[1], болотный леший, царь болотный[3], боло́то; а также анцыбал[1][3][4]/анцибул/анцибалка/анциболит/анчибал/анчибол[4], зы́бочник[4], ко́чечный[3], о́мутный[4]; белор. балотнік[5]; укр. болотя́ник[6][1][3][2], анцибол[7][4], нете́ча[3][8][4], очеретяник (от очерет — «тростник»)[6]. Анцыбал — по одной версии является давним заимствованием из балтийских языков, сопоставляемым с лит. ančiabalis — «утиное болото»; по другой версии, это заимствование чешского ančibél, которое могло быть результатом контаминации слов antikrist — «антихрист», и d’abel — «чорт», а сближение концевой части с болотом произошло позднее[7][4]; по третьей версии, это результат стягивания выражений антихрист болотный, антип болотный, антий болотный через промежуточное анциболотник и анциболот[4]. На Русском Севере обычно говорили о женском духе болота, его хозяйке, хозяйке тундры — боло́тнице[1][3][2], болотной бабе[1][3].

Впрочем, сведения о болотниках и болотницах немногочисленны[1]. Нередко обитающего на болоте духа считали всего лишь разновидностью водяного, лешего[1][3][2] или чёрта, а образ болотницы смешивался с образами лешачихи[1], «вольной старухи»[1], русалки[1][9], водянихи и кикиморы болотной[9].

Внешний облик[править | править код]

Скульптура лозовика, выполненная в соответствии с описанием в работе «Белорусские народные предания» П. Древлянского, которая считается мистификацией[10]: старичок-карлик с одним глазом, длинной бородой и кнутом в руке, живущий в доме без окон и дверей, а лишь с входным отверстием в крыше[10]:277.

Образ болотного духа довольно неопределённый и расплывчатый[1]. По представлениям Витебской губернии, болотные духи — это неподвижно сидящие на дне болота угрюмые неповоротливые безглазые толстые существа, покрытые грязью, водорослями, улитками, насекомыми и рыбьей чешуёй[11][2]. По одному из русских описаний, это поросший серой шерстью человек с длинными руками и длинным закрученным хвостом[1][2]. В современных записях из Гомельской области болотника описывают как грязное, маленькое, безглазое существо с гнилыми зубами; как толстого мужчину с большими глазами; как подвижный пень; как студнеобразное существо с красными глазами; как бесформенную живую болотную грязь; как чёрта[5].

В Витебской губернии выделяли несколько видов болотной нечисти. Оржа́виник обитает в богатых железной рудой болотах (оржавинях), это существо с грязно-рыжей шерстью, толстым пузом и тонкими ногами.[11][8][2] Ба́гник живёт в торфяных болотах (багнах), никогда не появляется на поверхности, а только хватает людей за ноги, заметить его можно по поднимающимся из глубины пузырькам и по иногда видимым на болоте бледным огонькам[11][2]. На поверхности в зарослях лозняка[11] живут ло́зники, лозатые, или лозовики[11][3] — маленькие игривые существа цвета лозы, ради забавы запутывающие путников в кустах, а иногда и заводящие их в водяное оконце, после чего сами помогающие им выбраться; в связи с их малым размером и безвредностью, уничтожающие остальную нечисть молнии убивают их разве что случайно[11]. Есть также виро́вник (вир — «глубокое место в болоте, реке»)[3][8] и просто болотник[11][8][2]. В этой губернии считалось, что, в отличие от другой нечистой силы, болотные духи не способны менять свой облик и не боятся молний, так как, соприкасаясь с поверхностью болота, те якобы теряют свою силу[11][2].

В Вологодской губернии болотница могла представляться в виде старухи с головой «что кузов»[1]. Иногда считалось, что болотница любит петь[12]. Современные жители Нижегородской области считают, что болотница косматая, страшная и зелёная, всё время сидит в болоте, выходя только ночью[9].

Образ жизни[править | править код]

Фёдор Васильев. Болото в лесу. 1872 год

Считалось, что болотник и болотница заманивают человека или животное в трясину, где тот погибает[1][3][2][5]. Болотнику приписывали любые звуки болота: чтобы заманить человека, он крякает как утка, булькает как тетерев, ревёт как корова (голос выпи), стонет или хохочет (голоса белой куропатки и бекаса на току)[11][13][2][5]. Также болотник с целью заманить путника зажигает на болоте огни по ночам (Новгородская губерния)[1], выращивает цветы с манящим ароматом (Гомельская область)[5]. Когда человек уже окажется в трясине, болотник хватает его за ноги и медленно, но неотвратимо утаскивает на глубину[11][2]. Чтобы не привлечь болотника, украинцы старались по ночам не играть на сопелке[uk][6][2]. В Витебской губернии предполагали, что болотники выращивают дурманящий багульник, пробивают болотные оконца, скрывая их растительностью, загоняют в них рыбу как приманку[11]. Особенно опасен болотник для пьяных[11][5]. В Череповецком уезде Новгородской губернии считалось, что болотные черти портят брёвна для постройки дома, когда их перевозят через болото, если из них построить дом, то в нём будут происходить несчастья[1].

Украинцы Воронежской губернии и современные белорусы Гомельской области рассказывали, что болотник приглашает к себе прохожих, заводит их в прекрасные комнаты, в которых играет музыка, угощает их, танцует с ними, дарит им подарки, однако, когда они приходят в себя, оказывается, что они всё это время сидели в болоте, а вместо подарков у них какой-то мусор[6][5]. В истории из Лубенского уезда Полтавской губернии мужчина увидел издалека болотника, сидящего в глубокой луже на дороге, тот мял кожу и пел, а после начал шить ботинки; когда же человек подошёл поближе, болотник нырнул в болото и запретил человеку приближаться, если тот не хочет, чтобы с ним приключилась беда[6].

В Витебской губернии считалось, что у болотника нет семьи[11][2], а в Лубенском уезде Полтавской губернии напротив рассказывали о повитухах, помогавших при родах болотнице и щедро вознаграждённых за это[6]. Происхождение болотников, согласно народным легендам, то же, что и у остальной нечистой силы: это скинутые Богом с неба падшие ангелы или создания Сатаны[2]. Болотники погибают при замерзании болота зимой и при его осушении[11][2].

Другие болотные персонажи[править | править код]

Архип Куинджи. Лесное болото. 1898—1908 годы

Восточные и западные славяне относились к болотам как к опасным и «нечистым» местам, где обитают черти, бесы и другие демоны[1][8][2][4]. Само происхождение болот в Витебской губернии связывали с землёй, которую во время создания Богом суши чёрт спрятал себе в рот, а потом выплюнул[8]. В мифологических рассказах, на болота, в топи, человека заводят чёрт, болотные, водяные, лесные духи, заложные покойники, блуждающие огоньки и др.[8].

C болотом как местом обитания нечистой силы связаны такие славянские пословицы и поговорки: русские — «Было бы болото, а черти будут»[1][8][2][4], «Не ходи при болоте — чёрт уши об­колотит»[1][8][2], «Всякий чёрт свое болото хвалит»[1][4], «Всякому чёрту вольно в своём болоте бродить»[3], «В тихом омуте черти водятся, а в лешом болоте плодятся»[1][3][8][4], «Наве­ли на беса, как бес на болото», «Ходит чёрт по мхам, по борам, по болотам», «Иной ворочает в доме, как чёрт в болоте»[4]; украинские — «Сидит как чёрт на деньгах в болоте», «Правит, как чёрт болотом», «Ганя (бега­ет), як чорт по болоту», «Как в болоте не без чёрта, так в селе не без водки»; белорусские — «Одного болота черти», «Вытаращился как чёрт болотный»; польские — «Болото без чёрта не обойдётся», «Зачем, чёрт, в болоте сидишь? — Привык». Болото часто фигурирует в проклятьях и брани: белорусские — «Чтоб тебя унесло в болото», «Чорт (ты) балотны!», «Собака с горелого болота!», «Чёрт палёный с бурого болота», «Иди ты в омут, в болото», «Иди ты к цмоку[be], к болотнику»; украинские — «Чтоб тебя понесло по дебрям, та по болотам!»; польские — «Иди, чёрт, иди за леса, за горы, на болото, на перекрёстки». На болота в заговорах отсылали нечистую силу[8][2]: белорусские — «Куры-кураницы, возьмите Йванко­вы начницы, несите на мха, на болота», «…на моховом болоте перебывайте»; украинские — «Иди себе на камыши, на болота», «Пускай плохое идёт на леса, на болота»[8].

Новгородская Кормчая книга XIII века упоминает, что восточные славяне — язычники приносили жертвы болотам[8][2]. В XIX веке восточные славяне в ритуальных целях выбрасывали на болота «нечистые» предметы: старый веник, святочный мусор, вещи покойника, горшок с водой, которой его обмывали. На болотах в некоторых местах хоронили самоубийц и других заложных покойников, а на место могилы складывали ветки и камни[8].

В западнославянской традиции болото считалось местом обитания следующих представителей нечистой силы. В Силезии и Великой Польше болотным духом называли рокиту[pl], принимавшего облик коня, мужика или блуждающего огня и заманивавшего путников в трясину. По кашубским поверьям, блотник — это злой дух, появляющийся в образе чёрного мужика с фонарём в руках, который, освещая дорогу путникам, сбивал их с пути и заводил в болото. На болоте обитали или скрывались польские богинки[pl], похищающие младенцев[8][2]. На болоте показывался польский latawiec в виде огненного шара. Жители Карпат верили, что заманивать человека в болото и сталкивать его в воду могли стригони. У южных славян мифологическое место болота занимают горы, лес и пустошь[8].

В художественных произведениях[править | править код]

Образы болотника и болотницы появляются в ряде произведений восточнославянской литературы. В романе «В лесах» П. И. Мельникова-Печерского болотница на основе поверий Нижегородской губернии[1] изображена в виде красивой девушки, но вместо ног у неё покрытые чёрным пухом гусиные лапы[1][3], которые она прячет, поджимая под себя, когда сидит на большой кувшинке; у неё бледная кожа и красивые пышные тёмные волосы; завидев путников, болотница приманивает их, изображая утопление и обещая дары за освобождение, а подошедших топит[14]. В цикле сказок «Посолонь» (1907) Алексея Ремизова Болотница — это демон болезни, выскакивающий с болотной кочки[15]. В романе «На берегах Ярыни» (1930) Александра Кондратьева Болотник является повелителем болота в услужении у которого находятся утопленники, это человекообразное пузатое существо с выпученными глазами[16]. В новелле «Времена года» (1970) Владимира Дрозда Болотник не лишён положительных черт, так он помогает своему родичу Домовому[17].

Примечания[править | править код]

  1. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 Власова М. Н. Болотная баба; Болотник; Болотница // Энциклопедия русских суеверий = Новая абевега русских суеверий = Русские суеверия: Энциклопедический словарь. — СПб.: Азбука-классика, 2008. — 622 с. — (Русские традиции). — 15 000 экз. — ISBN 978-5-91181-705-3.
  2. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 Левкиевская Е. Е. Мифы русского народа. — М.: Астрель, АСТ, 2000. — С. 153—154, 349—351, 501. — 528 с. — 10 000 экз. — ISBN 5-271-00676-X, ISBN 5-17-002811-3.
  3. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 Новичкова Т. А. Болотник // Русский демонологический словарь. — СПб.: Петербургский писатель, 1995. — С. 59. — 640 с. — 4100 экз. — ISBN 5-265-02803-X.
  4. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 Зубов М. І. Кілька етимологічних зауважень до назв слов’янських міфологічних персонажів // Мовознавство. — 2010. — № 2-3. — С. 120—121. — ISSN 0027-2833.  (укр.)
  5. 1 2 3 4 5 6 7 Балотнік // Славянская міфалогія (на матэрыялах Гомельскай вобласці) / В. С. Новак[be]. — Мн.: Право и экономика, 2009. — С. 7—9. — 324 с. — (Гуманітарныя навукі). — ISBN 9854427161, ISBN 9789854427164.  (белор.)
  6. 1 2 3 4 5 6 Гнатюк В. М. Останки передхристиянського релігійного світогляду наших предків: Болотяник (очеретяник) // Етнографічний збірник[uk]. Т. XXXIII. Знадоби до української демонології, т. II, випуск 1. — Львів: Друкарня Наукового товариства ім. Т. Шевченка, 1912. — С. XXII—XXIII, 182.  (укр.)
  7. 1 2 Коротич Ю. П. Лексика на позначення нечистої сили в мовній картині світу українців // Актуальні проблеми української лінгвістики: теорія і практика. — 2005. — Вып. 11. — С. 143.  (укр.)
  8. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 Болото / Н. И. Толстой // Славянские древности: Этнолингвистический словарь : в 5 т. / под общ. ред. Н. И. Толстого; Институт славяноведения РАН. — М. : Межд. отношения, 1995. — Т. 1: А (Август) — Г (Гусь). — С. 228—229. — ISBN 5-7133-0704-2.
  9. 1 2 3 Любова Е. Ю. Мифологема «русалка» в говорах Нижегородской области // Научный диалог. — 2015. — 12 (48). — С. 112. — ISSN 2227-1295.
  10. 1 2 Фольклор и мифология белорусов, украинцев и великороссов в записях и мистификациях XIX века // Рукописи, которых не было. Подделки в области славянского фольклора / Изд. подгот. А. Л. Топорков, Т. Г. Иванова, Л. П. Лаптева, Е. Е. Левкиевская. — М.: Ладомир, 2002. — С. 245—311. — 970 с. — (Русская потаенная литература). — 2000 экз. — ISBN 5-856218-381-7.
  11. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 Никифоровский Н. Я. Болотники, багники, оржавеники, лозники // Нечистики : Свод простонародных в Витебской Белоруссии сказаний о нечистой силе. — Вильна: Н. Мац и Ко, 1907. — С. 80—85.
  12. Brougher V. G. Appendix: Bolotnitsa // Kondratiev A. On the Banks of the Yarin. — Peter Lang, 2004. — P. 214. — 227 p. — (Middlebury Studies in Russian Language and Literature. Vol. 28. ISSN 0888-8752). — ISBN 0-8204-6746-4.  (англ.)
  13. Виноградова Л. Н. Народная демонология и мифо-ритуальная традиция славян / Отв. ред. С. М. Толстая. — М.: Индрик, 2000. — С. 128. — 432 с. — (Традиционная духовная культура славян. Современные исследования). — ISBN 5-85759-110-4.
  14. Мельников-Печерский П. И. Книга первая: Глава пятнадцатая // В лесах (1871—1875). — М., 1976. — (Собр. соч. в 8 т.).
  15. Апоненко И. Н. Особенности наименования персонажей в цикле сказок «Посолонь» А. М. Ремизова // Вісник Дніпропетровського університету. Сер.: Мовознавство. — 2014. — Т. 22, вып. 20 (1). — С. 9-17.
  16. Кравцова В. А. Духи водного пространства в демонологическом романе А. А. Кондратьева «На берегах Ярыни» // Славянская мифология и этнолингвистика: сборник научных статей / Редкол.: В. И. Коваль (отв. ред.) и др.. — Гомель: ГГУ им. Ф. Скорины, 2015. — С. 150—153. — ISBN 978-985-577-079-5.
  17. Ясинецька О. Суперечливість образів новели Володимира Дрозда «Пори року» в оригіналі та перекладі // Науковий вісник Східноєвропейського національного університету імені Лесі Українки. Філологічні науки. Літературознавство. — 2014. — № 9. — С. 154.  (укр.)

Литература[править | править код]

Обзорная литература

Подборки мифологических рассказов