Большой Монок

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Село
Большой Монок
Улуғ Нонып
52°52′18″ с. ш. 90°17′24″ в. д.HGЯO
Страна Flag of Russia.svg Россия
Субъект Федерации Хакасия
Муниципальный район Бейский
Сельское поселение Большемонокский сельсовет
История и география
Первое упоминание 1759
Часовой пояс UTC+7
Население
Население 570[1] человек (2010)
Национальности русские, хакасы, немцы, украинцы
Цифровые идентификаторы
Почтовый индекс 655785
Код ОКАТО 95 212 810 001
Код ОКТМО 95 612 410 101
Большой Монок (Россия)
Green pog.svg
Большой Монок
Red pog.svg
Москва
Большой Монок (Хакасия)
Orange pog.svg
Абакан
Green pog.svg
Большой Монок

Большой Моно́к (хак. Улуғ Нонып) — село в Бейском районе Хакасии. Находится в 60 км к юго-западу от райцентра — села Бея. Расположено на реке Монок (река), у впадения её в реку Абакан.

Большой Монок — одно из первых русских старинных поселений на юге Сибири. Первое документальное упоминание о нём в 1741 году: "Красноярская воеводская канцелярия постановила построить два новых отъезжих караула Монуцкий и Ташибский (Таштыпский) на новой пограничной линии на юге Сибири. ( ученый Ватин в своем исследовании издания 1913 года.) А в 1759 году расположение Монокского ( др. наим-Манокский, Монуцкий, Манокъ, Монокъ) форпоста уже нанесёно на карту - "Атлас полуденной части Сибири", выполненную поручиком Яковом Уксусниковым. Освоение просторов в бассейне реки Енисей и его притоков, началось в первой половине семнадцатого века вольными людьми-русскими казаками. Именно в  эти годы  начинается  присоединение территории к  Русскому государству. В 1601 -1607  годах казаками построены Туруханский и Мангазейский, а в 1618–1619 годах Енисейский, и  в 1628  году – Красноярский острог. В  связи с подписанием  Буринского ( 1727 г.)  договора с  Китайской Империей о сферах влияния и установлением демаркационной линии   русско-китайской границы, на юге Сибири возникают казачьи посты и караулы для оберегания присоединённой территории: Арбатский, Таштыпский,  Монокский, Саянский, Бузуновский, Каратузский (Шадатский), Усть–Ойский, Кебежский, Нарысогойский  и ряд  других. Центром этой новой пограничной линии была Саянская крепость (построена летом 1718 г.г.) .За десять лет до её основания, летом 1707 года, красноярские казаки ставят Абаканский острог, в районе горы Туран, что  находится  на  правом  берегу реки Абакан.  В лето 1717  года, казаки  основали  ещё один опорный  пункт – острог Саянский, поставленный  на правом  берегу  Енисея по прямому  указанию российского императора-реформатора Петра Первого. Постепенно, рядом с основанными казаками форпостами и караулами, начинают образовываться первые русские поселения, т.к. казакам, несущим здесь службу, предписано: «…никуда вдаль от  постов не отлучаться, исполнять свои обязанности исправно и аккуратно».  Распоряжением тобольского  губернатора генерал – поручика Чичерина,  всем сибирским   казакам выделены земли в местах построенных ими караулов, как сказано в тексте документа: «…для проживания и обзаведения домами с семействами, при занимаемых  ими  оных  караулах…». Одним из таких мест, где казаками был основан сторожевой пост, стала  «Байкалова деревня», расположенная в месте слияния реки Абакан и речки Монок».  Данное поселение было основано красноярскими казаками Иваном Байкаловым, Семёном Терсковым, Егором Макаровым и Василием Ермолаевым, посланными в очередную «годовую командировку» на границу с Джунгарией. По свидетельству известного учёного–путешественника Палласа: «…деревня, расположенная из трёх дворов, стоит на правом берегу Абакана и называется Байкаловой, по имени одного из своих  основателей - красноярского казака Ивана Байкалова. С 1775 года — форпост Манокъ (деревня Монуцкая, Монацкая,Монок), с 1842 — деревня Большой Монок. Земли казаков находились вверх по речке Монок. В логах и урочищах:"Большая Падь","Малая Падь","Шуваевский бродик","У трех Сосен", "Степанов лог","Макаров лог", "Раскатый лог","Папальчиха","Байкалиха" и.т.д. В XVIII—XIX веках был казачьим постом форпост Монуцкий на южно-сибирской пограничной линии [станица Каратуз ( др. наименования- дер. Каратуз, село Каратузское, казачий Каратуз, Шадат, Шедатская крепость) - Саянский острог — Таштып- Бийская крепость на Алтае. Согласно переписи 1859 года, Монокский форпост именуется уже по иному: «…деревня  Монуцкая, казённая при речке Моноке». От уездного города Минусинска – 186 вёрст. Число дворов в ней – 56, а  число  жителей: «мужеска  полу»-217, а «женску пола» – 215 душ. Имеется «перевоз», или, говоря современным языком, переправа через реку Абакан, которую казаки держат «под своим доглядом». Она распских репрессийоложена в окрестностях села, напротив дер. Перевозной, и служит как для повседневных нужд местных жителей, так и для быстрого передвижения регулярных войск и связи с другой крупной казацкой станицей, расположенной на другом берегу реки Абакан. В Моноке казаками поставлена деревянная церковь, которая носит  имя своего небесного покровителя: « всех небесных сил божьих архистратига Михаила». Входит в Таштыпскую волость. Волостное управление в станице Таштыпской, до которой тридцать пять верст. В хозяйствах жителей имеется: 1308 голов крупного рогатого скота и 1451 голова  коз и овец. Жители занимаются хлебопашеством, сеют пшеницу, рожь, овес, гречиху и просо. Казачье население Монока, составляет 467 станичных казаков разного возраста. Из этого числа,  все годные к несению её, проходят действительную службу в Енисейском конном казачьем полку или находятся в «прикомандировке» к приискам, копям и заводам, где несут конно-полицейскую и охранную службу. Казакам, проживающим в окрестных селениях: станицах Арбаты, Моноке , Таштыпе и дер. Абакано-Заводской,на условиях внесения ими аренды, принадлежат верховья реки Кантегирь, где они артельно занимаются рыбной ловлей в свободное от земледельческих занятий время. Ряд  домохозяев  занимаются  извозом…». Вот какое свидетельство оставил всем нам профессор Казанского университета Николай Фёдорович Катанов о тех временах. В своёй работе «Отчёт о поездке в Минусинский уезд Енисейской губернии летом 1899 года»: «… к коренным русским селениям относятся: Имекъ,Таштыпъ, Заводъ-(автор имеет в виду Абаканский железоделательный завод, ныне - г.Абаза, своё название она получила по первым буквам наименования завода: «Аба» - сокращение от слова Абаканский, «за» - Завод.), Арбаты, Монокъ и Табатъ…». В годы политических репрессий в СССР в Моноке было репрессировано значительное число его коренных жителей- казаков. В1920 году в Моноке был  арестован и расстрелян карательным отрядом Лыткина из состава красно-партизанской армии Кравченко-Щетинкина ряд офицеров и казаков, служивших в отдельном Красноярском казачьем дивизионе: Иннокентий Никитич Воротников, Николай Дмитриевич Байкалов, Николай Пименович Байкалов и георгиевский кавалер  Худяков. Тогда же в Моноке был застрелен священник местной церкви о. Степан, попытавшийся не допустить вооруженных красных партизан в помещение  местной Михайло-Архангельской церкви. Он был застрелен прямо на ступенях у входа в храм. …В Монок, в конце двадцатых годов, была направлена для организации, на бывших казачьих землях, коллективного хозяйства, Анна  Алексеевна  Шумилова, в те  годы, кандидат в члены РКП (б). Она же, по решению вышестоящих советских органов, исполняла обязанности председателя  сельсовета. Данное «учреждение» новой власти располагалось в одном из крепких, рубленых «крестом», казачьих домов, хозяин которого сгинул ранеегде-то в круговерти кровавых событий гражданской войны. Вот как развивались события в Моноке далее…

По свидетельству  старейшей казачки, Анастасии Егоровны Байкаловой (1898 - 2003  г.г.): «…под руководством – не доброй памяти «Шумилихи»,- был создан местный «комитет бедноты», в который записали всех, кто по мнению власти, ранее пострадал от прежнего царского режима. По решению членов «комбеда», к усадьбе, заранее выбранной для «экспроприации» направлялась группа активистов сельского совета и «комбеда», которые  несли над  головами плакат с надписью: «смерть кулакам-мироедам!». По прибытии на место, домохозяину усадьбы зачитывалось постановление о лишении его избирательных прав. Вслед за этим постановлением следовал  целый  ряд запретительных мер, которые в корне меняли жизнь «лишенца».

Так, семьи «раскулаченных» в обязательном порядке выселялись из своих домов. Жильё попросту отбиралось у них. Кроме того, отнимался скот, сельхозинвентарь, проводилась опись всего имущества, которое  изымалось «на нужды колхоза». На практике зачастую выходило, что отобранное у семьи имущество, попросту растаскивалось по домам «комбедовцев». Детям «лишенцев», кроме того, запрещалось посещать занятия в школе, а всем взрослым членам семьи-лавку потребкооперации (магазин).

Согласно предписанию районных властей, семьи «раскулаченных» лиц, были обязаны убыть в ссылку, под надзор комендатуры того или иного районного УНКВД, где им надлежало отбывать ссылку. С собою разрешалось брать минимальное количество вещей и продуктов. Как правило, раскулаченные из Минусинского уезда, направлялись на  строительство Артёмовского рудника, что в Курагинском районе Красноярского края - (бывшая деревня Ольховка, бывшего Минусинского уезда). Найдены данные на ряд репрессированных несовершеннолетних лиц, сосланных в ссылку вместе с родителями, которые находились в местах спецпоселения в Туруханском крае, а также, в северном Тегультетском районе Томской области.  Исполняя директивные указания РКП (б), местные органы власти при проведении «коллективизации», очень жёстко обходились с теми, кто по тем или иным причинам, отказывался добровольно вступать в колхозы. В этом  отношении, весьма показательна история семьи бывшего атамана дружины самообороны Анания Ильича Байкалова.  Подобные военизированные местные отряды казаков создавались в местах проживания казачьего населения во времена режима адмирала Колчака в 1918 -  1920 г.г. для защиты от нападений красных партизан.

По меркам тех лет, единоличное хозяйство Байкалова являлось середняцким: пять лошадей, пять коров, небольшое стадо овец. Под пашней у семьи находилось десять с половиной десятин земли. В семье Анания Ильича, было семь детей.  За отказ вступить в колхоз «Горный Абакан», глава семьи получил от властей «твёрдое» задание: сдать государству дополнительно шестьсот пудов зерна – задание  заведомо невыполнимое! За невыполнение плана хлебопоставок, Ананий Ильич, которому в ту пору шёл 63-й год, был  арестован и препровождён в Минусинскую  тюрьму.

Следователи Минусинского оперсектора УНКВД, сфабриковали уголовное «дело», из которого следовало, что «бдительные чекисты» предотвратили подготовку «кулацко-белогвардейского заговора с целью свержения советской власти в отдельно взятом районе». В число «заговорщиков» против режима попали коренные жители  Монока, все - казаки по происхождению,-  служившие  в  разные годы  в казачьих  частях: Красноярской казачьей сотне,  Красноярском  отдельном казачьем  дивизионе, в Первом и Втором Енисейских казачьих полках, Енисейской казачьей сводной бригаде и других частях царской или белой армии. Среди арестованных значатся природные казачьи фамилии: Байкалов Егор Алексеевич, Байкалов Егор Спиридонович, Байкалов Егор Ильич, Терских Алексей Никитич и Терских Фёдор Алексеевич. По данному уголовному  делу были привлечены к уголовной ответственности и другие монокские казаки: Байкалов Никифор Пименович,  Байкалов Пётр Иванович, Байкалов Иван Иванович, Байкалов Иван Ильич, Упылицын Николай Георгиевич…

Бывало, что доходило до полнейшего абсурда, так в число ярых «контрреволюционеров» в Моноке был причислен старый казак Никита Меркулович  Байкалов, которому на момент  задержания  шел 106-ой год. Старик оказал сопротивление и бросился с батогом на милиционеров и был застрелен во дворе собственного дома одним из сотрудников райотдела милиции, посланным  арестовать казака.

Согласно архивно-уголовному делу № 7542-11-15661, начатому 02.04.1930 года, по приговору ОСО (особого совещания) НКВД по Западно-Сибирскому краю, все вышеназванные лица 19 мая 1930 года, были приговорены к различным срокам заключения по 58-ой статье УК РСФСР 1926 года. В отношении одного из них, казачьего офицера, георгиевского кавалера Петра Ивановича Байкалова, дело было выделено в «отдельное производство», и он был приговорен «особым совещанием» НКВД Запсибкрая к  расстрелу «…как один из злейших врагов советской власти…». Добавлю, что из этого, сравнительно небольшого сельского поселения, в тридцатые годы было репрессировано по политическим мотивам девяносто шесть человек. Вернуться живыми из заключения  в сталинских лагерях довелось  четверым. Назову их поимённо: Байкалов Егор Николаевич, Байкалов Михаил Фёдорович, Воротников Михаил Никитич и Терских Иннокентий Алексеевич. Из всех жителей Монока, погибших на фронтах Великой Отечественной войны 1941-1945 годов, большую часть монокцев, погибших в боях за Родину составляют дети и внуки репрессированных казаков. Накануне войны в Монок были переселены из республики немцев Поволжья несколько ссыльных немецких семей: Брейдер, Детцель, Лехер, Дорнес. Крайс,Эрдле, Кайль, Галингер и др. Они были направлены сюда для работы в местном колхозе "Горный Абакан", который существовал до начала 60-х годов. На рубеже 50-60 годов произошло реорганизация колхозов в совхозы и ух укрупнение. Совхоз получил наименование "им. тов. Кирова". В связи с этим, в Большой Монок были переселены жители соседнего хакасского улуса Куинов ( Куенов), расположенного в нескольких километрах ниже по течению р. Абакан. Дома переселенцев образовали т.н. "Новую улицу". Жилища для них строились за счёт государства.




Имеются средняя школа-интернат (1934), училище (1903).

Население[править | править код]

Численность населения
2010[1]
570

Топографические карты[править | править код]

  • Лист карты N-46-109. Масштаб: 1 : 100 000. Состояние местности на 1986 год. Издание 1992 г.

Литература[править | править код]

  • Энциклопедия Республики Хакасия : [в 2 т.] / Правительство Респ. Хакасия; [науч.-ред. совет.: В. А. Кузьмин (пред.) и др.]. — Абакан : Поликор, 2007. Т. 1 : [А — Н]. — 2007. — 430, [2] с. : ил., портр. — Библиогр. в конце слов. ст. С. 87.

Примечания[править | править код]