Бомбардировки Москвы в 1941 году

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Бомбардировки Москвы в 1941 году
Основной конфликт: Битва за Москву
Дата

22 июля — 31 декабря 1941 года

Место

город Москва, СССР

Противники

Германия Германия

Flag of the Soviet Union (1936-1955).svg СССР

Командующие

Герман Геринг
Альберт Кессельринг
Бруно Лёрцер

неизвесно

Силы сторон

неизвестны

неизвестны

Потери

неизвестны

Союз Советских Социалистических Республик Свыше 2000 убитых, около 6000 раненых

Бомбардировки Москвы в 1941 году — серия авианалётов на столицу СССР, совершённых авиацией нацистской Германии во время Великой Отечественной войны.

Силы сторон[править | править код]

14 июля 1941 года Гитлер приказал бомбардировать Москву[1]:

« Чтобы нанести удар по центру большевистского сопротивления и воспрепятствовать организованной эвакуации русского правительственного аппарата. »

19 июля 1941 года была утверждена директива «О дальнейшем ведении войны на Востоке» и ставилась задача «по возможности быстрее начать силами 2-го воздушного флота, временно усиленного бомбардировочной авиацией с Запада, воздушные налёты на Москву», это будет «возмездие за налёты русской авиации на Бухарест и Хельсинки»[1].

До 20 июля 1941 года были выбраны пилоты для авианалётов на город, и командующий 2-м воздушным флотом генерал-фельдмаршал Кессельринг дал им указания[1].

Л. Хавигхорст, один из участников бомбардировки, вспоминал, как обращался к сослуживцам[1]:

« Мои авиаторы! Вам удавалось бомбить Англию, где приходилось преодолевать сильный огонь зениток, ряды аэростатных заграждений, отбивать атаки истребителей. И вы отлично справились с задачей. Теперь ваша цель — Москва. Будет намного легче. Если русские и имеют зенитные орудия, то немногочисленные, которые не доставят вам неприятностей, как и несколько прожекторов. Они не располагают аэростатами и совершенно не имеют ночной истребительной авиации. Вы должны... подойти к Москве на небольшой высоте и точно положить бомбы. Надеюсь, что прогулка будет для вас приятной. Через четыре недели войска победоносного вермахта будут в Москве, а это означает конец войне. »

Ответственным за организацию налетов назначили командира 2-го авиакорпуса генерала Бруно Лёрцера. Ему оперативно подчинили все авиагруппы резерва Главного Командования; их предполагалось задействовать в первую очередь. Кроме того, в бомбардировке Москвы должны были участвовать эскадра KG53 из состава 2-го авиакорпуса 2-го воздушного флота (самолеты He111 действовали с аэродромов Дубицкая Слобода, южнее Минска и Борисова), авиагруппы I и II/KG55 из 5-го ак 4-го ВФ (также He111 с аэродрома Бояры, между Минском и Даугавпилсом, недалеко от Кривичей), группы I и II/KG3 из 2-го ак 2-го ВФ (Ju 88 с аэродромов Орша и Бояры) и группа III/KG3 из 8-го ак 2-го ВФ (Do 17 с аэродрома Вильнюс). Таким образом, из пяти действовавших на Восточном фронте авиакорпусов только 4-й ак не готовился бомбить Москву[2].

Москву защищали полки 6-го истребительного авиакорпуса под командованием пол­ковника И.Климова. Они имели 600 истребителей, из которых более половины — самолеты новейшего типа, двухмоторные пикирую­щие бомбардировщики Пе-2, которые также эффективно использова­лись как ночные истребители.

Группа наведения зенитного расчета при обороне Москвы, 1 ноября 1941.

Также Москву защищали зенитчики 1-го корпуса ПВО. Подходы к Москве были защищены примерно шестью сотнями зенитных орудий. Зенитные орудия и пулеметы были размещены и в самом городе, многие были установлены на крышах зданий. Свыше шестисот крупных про­жекторов, размещенных в 64 километрах от Москвы, давали возможность зенитной артиллерии и истребителям работать ночью. Более мелкие прожектора были размещены и в самом городе. Свыше сотни загради­тельных аэростатов вынуждали немецкие самолеты набирать высо­ту и затрудняли прицельные бомбардировки.

В каждом из двадцати пяти районов Москвы были сформированы батальоны МПВО, чтобы спасать раненых во время бомбежек и расчи­щать завалы. Каждый такой батальон имел от пяти до восьми рот, в зависимости от размеров района.

Широко применялась маскировка. На улицах и скверах города рисовали деревья и крыши. Золотые купола кремлевских соборов были закрашены в камуфляжные тона, а красные звезды на башнях Кремля были закрыты брезентом. Целые здания закрывались камуфляжными сетками. На стенах Кремля появились контрастные полосы, придавая им вид обычных жилых домов.

Но нарисованные здания не давали тени, когда немецкие самолеты сбрасывали осветительные ракеты. Поэтому архитекторы и художники начали менять силуэты настоящих зданий, дополняя их деталями, сделанными из фанеры. Мавзолей Ленина на Красной площади был закрыт щитами и сетками, придававшими ему вид двухэтажного здания. Платформы с макетами зданий стояли на Москве-реке, закрепленные якорями.

Аэростаты воздушного заграждения на Большой Ордынке, Москва, ноябрь 1941.

В окрестностях Москвы были созданы девять фальшивых аэродромов, фальшивое неф­техранилище, семь фальшивых промышленных комплексов, чтобы запутать немецких летчиков и отвести их от настоящих целей[3].

Хронология событий[править | править код]

22 июля состоялся первый авианалёт в составе 220 самолётов (четырьмя колоннами на высоте 2000—3000 м) в течение 5 часов. За это время советские истребители выполнили 173 самолето-вылета, в 25 ночных боях сбили 12 немецких самолетов и многие повредили (по окончательным данным, были уничтожены 22 немецкие машины). Еще 15 самолетов командование Люфтваффе потеряло в следующую ночь, бросив на город около 200 бомбардировщиков. После каждого полёта самолёты поднимались на новую высоту в качестве безопасности. В качестве целей были намечены Кремль, МОГЭС, здание ЦК ВКП(б), Белорусский вокзал, фабрика им. Клары Цеткин (видимо, немцы имели в виду завод по производству бездымного пороха), мосты в западной и северной части столицы. За июль было сброшено 104 тонны фугасных бомб, 46 тысяч зажигательных. Получили ранения 792 человека, из них 130 не выжило. Случилось 1166 очагов пожара.[4][1]

Вечером и ночью 23 июля серьезно пострадал московский метрополитен. Одна крупная авиабомба пробила перекрытие тоннеля на перегоне СмоленскаяАрбат, другая попала в эстакаду метромоста неподалеку, а третья разорвалась у входа в вестибюль на Арбатской площади. Пострадало более 100 человек, из которых 60 погибло. Наибольшие жертвы вызвала паника, возникшая на лестнице эскалатора. Метро восстанавливали двое суток.[5]

Бомбардировщикам противостоял огонь зенитных орудий и советские истребители. Обер-лейтенант Г. Бетхер, известный как один из лучших лётчиков-бомбардировщиков, говорил по этому поводу:[1]

« Из всех вылетов, которые я совершил на Востоке, самыми трудными оказались ночные налеты на Москву. Зенитный огонь был очень интенсивным и вёлся с пугающей кучностью. »

С 10 по 11 августа 1941 года состоялся последний крупный налёт в котором приняли участие 100 самолётов. Хотя повреждения были незначительны, в результате этого налёта одна из бомб упала около Никитских ворот, пролом составил 12 метров в глубину и 32 в ширину[1].

Одна из бомба упала рядом с Никольской башней Кремля, другая — рядом с домом правительства (Дом на набережной).[6]

Александр Верт, журналист из Великобритании позже вспоминал[1]:

« Шрапнель зенитных снарядов барабанила по улицам, точно град. Десятки прожекторов освещали небо. В Лондоне мне не приходилось ни видеть, ни слышать ничего подобного. »
Юнкерс-88 "F6+AK" 122-й разведгруппы (6 возд. флот), сбитый около д. Дуплёво Истринского района Московской области 25 июля демонстрируется на площади Свердлова, 15 августа 1941.

В итоге с 22 июля 1941 года по 22 августа 1941 года погибло 736 горожан и 3513 было ранено[1].

В ответ на эти налёты, советская авиация с 7 августа по 5 сентября 1941 года совершила ряд авианалётов на Берлин[1].

Красноармеец проводит занятия с населением города по обезвреживанию немецких зажигательных авиабомб на площади Свердлова в Москве, 1 сентября 1941 г.

В качестве наилучшего бомбоубежища использовался метрополитен. С вечера в вестибюли станций выстраивалась очередь желающих занять места получше. Самые лучшие места — в вагонах — могли получить только матери с маленькими детьми, остальные размещались на платформах и в тоннелях. В метро работали библиотеки, кружки, читались политические доклады и лекции, устраивались торжественные мероприятия: например, заседание Моссовета 6 ноября 1941 г. на станции метро «Маяковская». На станции «Кировская» (ныне «Чистые пруды») работали сотрудники Генштаба. В метро дежурили врачи, иногда требовалась помощь даже акушера — с июля 1941 г. по март 1943 г., в московской подземке родилось 217 детей[7].

Самый большой ущерб был нанесен бомбардировкой 28 октября 1941 г. Бомба взорвалась на улице Горького, напротив Центрального телегра­фа. В очереди, стоявшей у продовольственного магазина, было много убитых и раненых. Это случилось до того, как была объявлена воз­душная тревога. В зда­ние ЦК ВКП (б) на Старой площади попала тяже­лая бомба. Одним из погибших при этом был известный писатель Александр Афиногенов. Другой бомбой было разрушено несколько домов на набережной Москвы-реки и убито несколько человек из отряда самообороны. Ещё одна бомба пробила крышу Большого театра и нанесла зданию повреждения.

На следующий день бомба взорвалась перед зданием Московского обкома ВКП(б), в то время как его первый секретарь Александр Щербаков проводил совещание. Осколки стекла и штукатур­ки осыпали его участников, сброшенных со своих мест взрывной вол­ной. Убитых не было, но сам Щербаков получил контузию. В этот день он получил ещё и вторую контузию[8].

Пик налетов на Москву выпал на ноябрь 1941 года — 45 воздушных тревог за месяц[9]. В ноябре осуществлялись уже не только ночные, но и дневные налёты. Немцы были уже так близко от Москвы, что предупреждение о налете для того, чтобы люди могли спуститься в убежище, теперь сокращалось практически до пяти минут[10].

По данным на 24 ноября 1941 года на столицу было сброшено 1521 фугасных и 56620 зажигательных бомб, в результате чего 1327 человек были убиты и 1931 человек были тяжело ранены, было уничтожено 402 жилых дома, разрушено 22 промышленных объекта[11][12].

За июль 1941 — январь 1942, к столице прорвалось только 229 из 7146 самолетов врага[13].

Интенсивные бомбёжки Москвы закончились к лету 1942, а последняя бомба упала на город в июне 1943 года. С лета 1943 и до лета 1944 года над Москвой на больших высотах продолжали появляться лишь одиночные немецкие самолёты-разведчики[14].

Последствия[править | править код]

Согласно советским данным, опубликованным после войны, всего во время налётов на Москву погибло более двух тысяч человек, число раненых было примерно в три раза большим; было повреждено или разрушено 5584 жилых здания, 90 госпиталей, 253 школы и 19 театров и дворцов культуры[15].

Один след бомбежки заметен и по сей день: на Моховой улице есть два дома: 10 стр. 1 и 10 стр. 2. На самом деле это один дом, часть которого в августе 1941 г. была разрушена фугасной бомбой. Приглядевшись к памятнику Тимирязеву на Тверском бульваре, можно заметить выбоины от осколков авиабомбы. Сохранились следы осколков на фасаде здания пожарной части в Чистом переулке, на стенах католического собора Непорочного зачатия на Малой Грузинской улице. [16].

Примечания[править | править код]

  1. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 Бомбардировки Москвы летом 1941 года (рус.). Проверено 31 июля 2015.
  2. Как бомбили Москву
  3. Налеты немецкой авиации на Москву в 1941-1942 годах
  4. Как бомбили Москву
  5. Как бомбили Москву
  6. Евгений Жирнов "Только мы знали численность армии" // Журнал "Коммерсантъ Власть". — 2011. — 22 августа (вып. 33). — С. 24.
  7. Осажденная Москва. Повседневная жизнь столицы осенью 1941 года
  8. Налеты немецкой авиации на Москву в 1941-1942 годах
  9. Осажденная Москва. Повседневная жизнь столицы осенью 1941 года
  10. Налеты немецкой авиации на Москву в 1941-1942 годах
  11. Москва и по сей день не оправилась от бомбардировок 1941 года
  12. Отметины войны
  13. Осажденная Москва. Повседневная жизнь столицы осенью 1941 года
  14. Жаркое небо 1941 года: годовщина первого налета на Москву
  15. Налеты немецкой авиации на Москву в 1941-1942 годах
  16. Необычные памятники Москвы — «Разорванный» дом