Бритва Оккама

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Бритва О́ккама (иногда лезвие Оккама) — методологический принцип, получивший название от имени английского монаха-францисканца, философа-номиналиста Уильяма Оккама (англ. Ockham, Occam; лат. Gulielmus Occamus; ок. 12851349). В кратком виде он гласит: «Не следует множить сущее без необходимости»[1] (либо «Не следует привлекать новые сущности без крайней на то необходимости»). Сам Оккам писал:[1] «Что может быть сделано на основе меньшего числа [предположений], не следует делать, исходя из большего» и «Многообразие не следует предполагать без необходимости». Этот принцип формирует базис методологического редукционизма, также называемый принципом бережливости, или законом экономии (лат. lex parsimoniae).

То, что сегодня называют «бритвой Оккама», не было создано Оккамом, если иметь в виду базовое содержание этого принципа. То, что в условиях Проторенессанса сформулировал Оккам, было известно, по крайней мере, со времён Аристотеля.

Принцип «бритвы Оккама» состоит в следующем: если некое явление может быть объяснено двумя способами: например, первым — через привлечение сущностей (терминов, факторов, фактов и проч.) А, В и С, либо вторым — через сущности А, В, С и D, — и при этом оба способа дают идентичный результат, то считать верным следует первое объяснение. Сущность D в этом примере — лишняя: и её привлечение избыточно.

Важно помнить, что бритва Оккама не аксиома, а презумпция, то есть она не запрещает более сложные объяснения в принципе, а лишь рекомендует порядок рассмотрения гипотез, который в большинстве случаев является оптимальным.

Исторический экскурс[править | править вики-текст]

Столь известную и популярную среди учёных новейшего времени латинскую максиму «Entia non sunt multiplicanda praeter necessitatem» («Не следует множить сущности без необходимости») впервые назвал «Бритвой Оккама» профессор логики и метафизики эдинбургского университета Уильям Гамильтон, — в книге «Беседы о философии и литературе», опубликованной в 1852 году[2].

Термин был своего рода англинизацией латинского «Novaculum Nominalium» — «лезвие номинализма». В свою очередь, латинский термин был дословным переводом с французского остроумного выражения философа Этьена Кондильяка — «Rasoir des Nominaux», окрестившего таким образом это латинское выражение в труде «Истоки человеческого сознания», опубликованном в 1746 году[2]. При дальнейшем расследовании оказывается, что к номинализму в собственном смысле слова максима относится весьма условно.

С номинализмом (но не с Оккамом!) выражение впервые ассоциировал молодой тогда немецкий учёный Г. В. Лейбниц, — по-своему истолковав труды своего учителя Якоба Томазиуса, — в своей знаменитой диссертации, опубликованной в 1670 году. Из-за популярности диссертация Лейбница не раз переиздавалась, вместе с новым взглядом на номинализм незаметно распространяя и его новую «аксиому»[2].

Однако ни один из значительных средневековых авторов (не только номиналистов) в данном виде аксиому не формулировал. Буквально, — именно в этом порядке слов, — в печатном виде она появилась впервые лишь в 1654 году в книге немецкого учёного Иоганна Клауберга «Логика. Старая и новая» («Logica vetus et nova», Groningen, 1654); ещё ранее, в 1639 году, близко к варианту Клауберга аксиому сформулировал учёный монах Джон Панч (John Punch) — преподаватель философии в римском францисканском колледже св. Исидора, родом ирландец, «человек малоизвестный, больших дарований и очень независимых взглядов»[2]. В комментариях к новому изданию работы Дунса Скотта «Opus Oxoniense» этот учёный писал, что выражение «non sunt multiplicanda entia sine necessitate», — это «общепринятая аксиома, часто встречающаяся у схоластов». И это — наиболее раннее выражение латинской максимы, известной впоследствии под названием «Бритва Оккама».

Спустя всего полвека после первого упоминания, в универсальной энциклопедии «Британника», термин «Бритва Оккама» отмечался уже как полноценный синоним термина «Закон экономии» («Law of parsimony»), формулирование которого приписывалось в энциклопедии Оккаму[3]. Однако уже в 1918 году в популярном научном журнале «Mind», издававшимся в Канаде Йоркским университетом и посвящённом вопросам философии, была опубликована статья «Миф о бритве Оккама». Автор, после как минимум трёхлетних изысканий, пришёл к выводу, что выражение, известное как «бритва Оккама», Оккаму не принадлежит. Как, впрочем, и утверждение «Закона экономии», — обозначенного ещё Аристотелем в его «Физике», но «полностью и окончательно» описанного «величайшим из средневековых мыслителей», учителем Оккама — Дунсом Скоттом[2].

Типичный случай действия «Закона Стиглера», гласящего, что ни одно научное открытие не названо в честь своего первооткрывателя[4].

В позднейших энциклопедиях, словарях и в изданиях философского характера вместо первоначально дававшейся максимы «Entia non sunt multiplicanda praeter necessitatem» («Не следует множить сущности без необходимости»), не имеющей отношения к Оккаму, указывают две другие формулы, действительно встречающиеся в его трудах. Так, в по-современному тщательном издании Оккама на английском языке — «Ockham. Philosophical Writings. A Selection Edited and Translated by Philotheus Boehner» (New York, 1957), — знаток средневековой философии Филотеус Бёнер указал, что «бритва Оккама» часто подразумевается автором в неявной форме, но ясней и чаще всего выражается в формулах: «Pluralitas non est ponenda sine neccesitate» («Множество не следует утверждать без необходимости») и «Frustra fit per plura quod potest fieri per pauciora» («Излишне объяснять через многое то, что можно через меньшее»), встречающихся в разных местах его рассуждений. В одном из таких мест, для примера, Оккам говорит:

…множественность никогда не следует полагать без необходимости… [но] всё, что может быть объяснено из различия материй по ряду оснований, — это же может быть объяснено одинаково хорошо или даже лучше с помощью одного основания.

Максимы Оккама в его мнимой и действительной формах могут показаться сходными до неразличимости, но лишь на взгляд человека, далёкого от жарких споров теологов и философов. Так, ещё в 1915 году в том же журнале «Mind» с присущей журналу основательностью доказывалось, что «Бритва Оккама», взятая по Гамильтону, попросту не может быть изречением Оккама, поскольку противоречит всей его философии[2].

Сам Оккам, разумеется, ни о какой «бритве Оккама» не подозревал. И номиналистом себя не считал, поскольку номинализм был официально признан ересью ещё 1092 году. Познакомившись с трудами Аристотеля, средневековые мыслители потратили много чернил, чтобы усвоить его наследие, согласовав его, насколько это возможно, с религией Откровения. Одним из спорных, «горячих», вопросов того времени был вопрос об «универсалиях», — имеют ли они свою сущность. Ответ на этот вопрос порождал массу новых вопросов, таких, к примеру, как «Был ли у Иисуса ангел?» или «Кто устроен сложнее, ангел или архангел?» — которые и стали, грубо говоря, основным содержанием разгоравшихся в Позднем средневековье и в Проторенессанс дискуссий.

Оккам, как следует из его осторожных максим, развивал отдельные интуиции Аристотеля, критикуя, как и он, «излишний» «мир идей», настаивая на существовании универсалий лишь в мышлении, но не в реальности, и опираясь при этом на сформулированный его учителем «Закон экономии». Его предшественники, кроме Дунса Скотта (1265—1308), известные комментаторы Аристотеля — Роберт Гроссетест (1175—1253) и Маймонид (1138—1204).

Однако следует помнить, что «Закон экономии», — это «действенное орудие против платонизма»[5], — по Оккаму, применим только в сфере логики, которую он всеми силами своего ума старался отделить от онтологии: ведь признавая простоту априори совершеннее сложности («чем проще, тем лучше») можно сначала быстро прийти к исключению двойной природы Христа, потом и троичности Бога, а затем — и самого Бога. Что было для монаха-францисканца самым страшным сном. Но случилось. — Собственно, в силу так любимой Оккамом логики. Спустя несколько сотен лет после его смерти.

В оригинале «принцип экономии» порождается, похоже, в непоколебимой уверенности, что само по себе совершенство должно быть простым. Это кажется метафизической основой, на которой мы стоим также, как средневековье и античность. Как и тогда, многие из наших споров ведутся не об этом принципе, а о том, что считать необходимым и достаточным.[6]

Современное понимание[править | править вики-текст]

В современной науке под бритвой Оккама обычно понимают общий принцип, утверждающий, что если существует несколько логически непротиворечивых объяснений какого-либо явления, объясняющих его одинаково хорошо, то следует, при прочих равных условиях, считать верным самое простое из них. Содержание принципа можно свести к следующему: не надо вводить новые законы, чтобы объяснить какое-то новое явление, если это явление можно исчерпывающе объяснить старыми законами.

Следует обратить внимание на употреблённые выше обороты «одинаково хорошо», «при прочих равных условиях» и «исчерпывающе»: бритва Оккама требует предпочесть простое объяснение только в том случае, если оно объясняет явление не менее точно, чем сложное, учитывая весь известный на текущий момент массив наблюдений, то есть если отсутствуют объективные основания для того, чтобы предпочесть более сложное объяснение простому.

Логически бритва Оккама базируется на принципе достаточного основания, введённом ещё Аристотелем, а в современном виде сформулированном Лейбницем: утверждать существование объекта, явления, связи, закономерности и т. п. можно лишь при наличии оснований, то есть фактов или логических выводов из фактов, подтверждающих это суждение. Рассматривая простое и сложное объяснения с точки зрения этого принципа, легко увидеть, что, если простое объяснение является полным и исчерпывающим, то для введения в рассуждение дополнительных компонентов просто нет достаточных оснований. С другой стороны, если такие основания есть, значит простое объяснение уже не является полным и исчерпывающим (так как не охватывает эти основания), то есть условия для применения бритвы Оккама не выполняются.

Значение термина «бритва»[править | править вики-текст]

В философии под термином «бритва» понимается инструмент, помогающий отбрасывать (сбривать) маловероятные, неправдоподобные объяснения. А так как инструментом для бритья является бритва, лезвие (razor), то и на инструмент установления истины было перенесено то же название.

Примеры других «бритв»: Принцип фальсифицируемости Поппера, бритва Хэнлона, бритва Хитченса.

Примеры[править | править вики-текст]

  • Среди наиболее известных примеров применения этого принципа — ответ, который дал императору Наполеону создатель первой теории возникновения Солнечной системы математик и физик Лаплас. Наполеон спросил, почему слово «Бог», беспрерывно повторяемое Лагранжем, в его сочинении не встречается вовсе, на что Лаплас ответил: «Это потому, что я в этой гипотезе не нуждался»[7].
  • Когда ученики попросили Платона дать определение человека, философ сказал: «Человек есть животное на двух ногах, лишённое перьев». Услышав это, Диоген поймал петуха, ощипал его и, принеся в Академию, объявил: «Вот платоновский человек!». После чего Платон добавил к своему определению: «И с плоскими ногтями»[8].
  • Переформулированный на языке теории информации, принцип бритвы Оккама гласит, что самым точным сообщением является сообщение минимальной длины.
  • В этом смысле Альберт Эйнштейн так сформулировал принцип бритвы Оккама: «Всё следует упрощать до тех пор, пока это возможно, но не более того».

Интересные факты[править | править вики-текст]

В феврале 2016 года в единый реестр запрещенной информации Роскомнадзора («черный список сайтов») попал интернет-ресурс, содержавший словосочетание «бритва Оккама»[9].

См. также[править | править вики-текст]

Примечания[править | править вики-текст]

  1. 1 2 Смирнов Г. А. Оккам, Уильям // Новая философская энциклопедия / Ин-т философии РАН; Нац. обществ.-науч. фонд; Предс. научно-ред. совета В. С. Стёпин, заместители предс.: А. А. Гусейнов, Г. Ю. Семигин, уч. секр. А. П. Огурцов. — 2-е изд., испр. и допол. — М.: Мысль, 2010. — ISBN 978-5-244-01115-9.
  2. 1 2 3 4 5 6 Thorburn W. M. The Myth of Occam's Razor // Mind. — 1918. — Vol. 27, № 107. — P. 345–353. — DOI:10.1093/mind/XXVII.3.345. (копия)
  3. Parsimony, Law of // Encyclopædia Britannica, 1911 (англ.)
  4. Elliott Sober Ockham’s Razors / Cambridge University Press, 2015
  5. Конт-Спонвиль А. Бритва Оккама (Rasoir D`Okham) / «Философский словарь». — Litres, 2015. — ISBN 9785457745698
  6. Кэррол, 2005.
  7. Душенко К.В. Всемирная история в изречениях и цитатах. — М., 2008.
  8. См. Диоген Лаэртский. О жизни, учениях и изречениях знаменитых философов. Книга 6.
  9. Евдокимова Диана, Антипина Дарья. Читают между строк. Блокировки сайтов все чаще принимают абсурдный характер. Новые Известия (11 февраля 2016). Проверено 11 февраля 2016. Архивировано из первоисточника 11 февраля 2016.

Литература[править | править вики-текст]

на русском языке
на других языках
  • Ariew Roger. Ockham's Razor: A Historical and Philosophical Analysis of Ockham's Principle of Parsimony. — Champaign-Urbana, University of Illinois, 1976.
  • Churchland Paul M. Matter and Consciousness. — Cambridge, Massachusetts: MIT Press, 1984. — ISBN ISBN0-262-53050-3.
  • Crick Francis H. C. What Mad Pursuit: A Personal View of Scientific Discovery. — New York, New York: Basic Books, 1988. — ISBN ISBN0-465-09137-7.
  • Duda Richard O. Pattern Classification. — 2nd. — Wiley-Interscience, 2000. — P. 487–489. — ISBN ISBN0-471-05669-3.
  • Epstein, Robert (1984). «The Principle of Parsimony and Some Applications in Psychology». Journal of Mind Behavior 5: 119–130.
  • Hoffmann, Roald (1997). «Ockham's Razor and Chemistry». HYLE—International Journal for the Philosophy of Chemistry 3: 3–28. Проверено 2006-04-14.
  • Jacquette Dale. Philosophy of Mind. — Engleswoods Cliffs, New Jersey: Prentice Hall, 1994. — P. 34–36. — ISBN ISBN0-13-030933-8.
  • Kneale William. The Development of Logic. — London: Oxford University Press, 1962. — P. 243. — ISBN ISBN0-19-824183-6.
  • Maurer, A. (1984). «Ockham's Razor and Chatton's Anti-Razor». Medieval Studies 46: 463–475.
  • Menger, Karl (1960). «A Counterpart of Ockham's Razor in Pure and Applied Mathematics: Ontological Uses». Synthese 12 (4): 415–428. DOI:10.1007/BF00485426.
  • Pegis A. C., translator. Basic Writings of St. Thomas Aquinas. — New York: Random House, 1945. — P. 129. — ISBN 0-87220-380-8.
  • Popper Karl. 7. Simplicity // The Logic of Scientific Discovery. — 2nd. — London: Routledge, 1992. — P. 121–132. — ISBN 84-309-0711-4.
  • Williams George C. Adaptation and natural selection: A Critique of some Current Evolutionary Thought. — Princeton, New Jersey: Princeton University Press, 1966. — ISBN ISBN0-691-02615-7.