Бувар и Пекюше

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Бувар и Пекюше
Bouvard et Pécuchet
Первое издание романа (1881)
Первое издание романа (1881)
Жанр роман
Автор Гюстав Флобер
Язык оригинала французский
Дата написания 18721880
Дата первой публикации 1881
Издательство Alphonse Lemerre[d]
Электронная версия
Логотип Викисклада Медиафайлы на Викискладе

«Бува́р и Пекюше́» (фр. Bouvard et Pécuchet) — незавершённый сатирический роман французского писателя Гюстава Флобера, опубликованный посмертно в 1881 году. В этом романе Флобер намеревался запечатлеть все накопленные знания о человечестве и показать человеческую глупость[1]. Ко второй части романа должен был прилагаться сатирический словарь «Лексикон прописных истин».

История создания[править | править код]

Задумка сюжета появилась у Флобера давно. В 1837 году молодой писатель опубликовал рассказ «Une leçon d’histoire naturelle», который свидетельствовал об интересе к характеру конторских работников. Несомненно на проект романа повлиял рассказ Бартелеми Мориса «Les Deux Greffiers», повествующий о двух секретарях, ушедших на пенсию и удалившихся в деревню, где они занимались садоводством, ходили на охоту, рыбалку, но в конце концов все это им надоело, и они обрели счастье в том чем занимались всю жизнь: они писали каждый день под диктовку друг друга[2]. Друг Флобера, Максим дю Кам, в своих «Литературных воспоминаниях» заявляет, что Флобер помышлял о романе еще в 1843 году[3].

В 1852 году Флобер в письме Луизе Коле он подробно делится своими планами относительно произведения: «У меня порой возникает нестерпимое желание разнести в пух и прах весь человеческий род. И я непременно сделаю это лет через десять в каком-нибудь многостраничном романе. А пока меня не покидает мысль о моем „Лексиконе прописных истин“ (известно ли тебе о нем?). В частности, больше всего меня интересует предисловие, таким как я его себе представляю (это будет целая книга), где я задам жару всем и вся, и никакой закон не будет мне указом. Это будет прославлением того, что все одобряют. Я докажу, что большинство всегда право, а тот, кто остается в меньшинстве, всегда не прав. Я принесу в жертву великих людей дуракам, а мучеников — их палачам. И все будет доведено до крайности, до взрыва. В отношении художественной литературы я продемонстрирую, и это будет совсем нетрудно сделать, что только общедоступная и понятная всем посредственность считается в наш век допустимой, а любая заявка на оригинальность признаётся опасной, эксцентричной и так далее. Это будет ироничное и проникновенное восхваление человеческой подлости, где и когда бы она ни совершалась, с обилием цитат, доказательств (которые подтвердят обратное), отрывков из жутких текстов (и их нетрудно найти) с целью покончить, скажу я, раз и навсегда с необычностью, какой бы она ни была. Я вернусь к современной демократической идее о равенстве, ссылаясь на высказывание Фурье о том, что творения великих людей окажутся бесполезными. И именно с этой целью, добавлю я, будет написана эта книга. В ней в алфавитном порядке можно будет найти по всем интересующим темам все, что нужно говорить в обществе любому приличному и воспитанному человеку. <…>

Надо постараться, чтобы в ней нельзя было бы найти ни единого придуманного мною слова и чтобы, раз прочитав, о ней больше никто не осмелился бы заговорить из боязни произнести одну из тех фраз, которые содержатся в ней»[4].

В августе 1872 года Флобер начал собирать материал для романа. Написание романа несколько раз прерывалось, он остался незаконченным ввиду смерти писателя в 1880 году. В 1872 году Флобер делится замыслом: «Я изрыгну на современников отвращение, которое они мне внушают…»

Работу над романом писатель неоднократно прерывал — в одном из писем он даже писал, что отказывается от него. В перерыве между сочинением романа «в качестве отдыха» в 1875—1877 годы были написаны «Три повести». Это был сложный для писателя период, вызванный серьёзными материальными проблемами, а также тяжёлой болезнью (эпилепсия) и её последствиями[5][6].

В ноябре 1872 года он писал принцессе Матильде: «Одиночество, литературные разочарования, отвращение к современникам, натянутые донельзя нервы, тревога за будущее и стукнувшие пятьдесят лет — вот итог моей жизни». Письма Флобера переполнены жалобами на колоссальный труд, который, подобно трясине, все глубже затягивал его в свою пучину. «Вот уже два месяца, — сообщает он, — как я не написал ни единой строчки, но я читал, читал до потери зрения… Считайте в среднем два тома в день…» В данном случае писатель готовил материалы для раздела книги, который должен был занять не более десяти страниц. Для своей книги Флоберу пришлось погрузиться в изучение множества незнакомых предметов: химии, медицины, анатомии, физиологии, агрономии, геологии… Он знакомился с трудами по гигиене, ботанике, католицизму, эстетике, философии, истории. Его письма пестрят ссылками на штудируемые им книги самого различного характера, среди которых упоминаются, например: «Стрижка садовых деревьев» Грессена, «Свойства души» Гарнье, «История медицины» Даремберга; он изучает «Историю лечебных теорий», «Трактаты по воспитанию»[1].

Сюжет[править | править код]

Иллюстрация Бернара Нодена (1923)

Жарким летним днём в Париже встретились и познакомились двое мужчин, Бувар и Пекюше. Оказалось что они не только оба работают переписчиками, но и их интересы сходятся. Они оба мечтают жить в деревне. Наследство, неожиданно полученное Буваром, меняет их жизни — они покупают ферму. Они интересуются сельским хозяйством, затем медициной, химией, геологией, политикой, философией, но каждый раз их увлечения будут заканчиваться плачевно.

Критика[править | править код]

Современники встретили посмертный роман Флобера отрицательно. И. Тэн, например, говорил о "Буваре и Пекюше" как весьма ученом, но совершенно неинтересном романе. Помимо этого, роман был раскритикован за пессимизм и мизантропию. Положительным был отзыв друга Флобера И. С. Тургенева[1], который, возможно, перевёл роман на русский[7].

В XX веке началась переоценка романа. Хорхе Луис Борхес в своём эссе «Оправдание „Бувара и Пекюше“» (1932) писал: «Человек, придавший „Госпожой Бовари“ окончательный чекан реалистическому роману, сам же его первым и разрушил. Не так давно Честертон обронил: „Видимо, роман умрет вместе с нами“. Флобер инстинктивно почувствовал эту смерть, которая вершится у нас на глазах — разве „Улисс“ со всеми его планами и расписанием по часам и минутам не есть блистательная агония жанра? — и в пятой главе обрушился на „статистические и этнографические романы“ Бальзака, а вместе с ним и Золя. Поэтому время в „Буваре и Пекюше“ все больше походит на вечность; поэтому герои его не умирают и по-прежнему переписывают под Каном свой „Sottisier“, так же не обращая внимания на окружающее в 1914 году, как и в 1870-м; поэтому флоберовская книга, если смотреть назад, сродни притчам Вольтера, Свифта и Востока, а если вперед — параболам Кафки»[8].

Второй том[править | править код]

Финал романа достаточно хорошо реконструируется по сохранившимся авторским наброскам: разочаровавшиеся в науке Бувар и Пекюше бы вернулись к переписыванию бумаг. Известно, что вторая часть была бы собранием выписок из энциклопедий, но не совсем ясно, действительно ли намеревался ли писатель включить свой «Лексикон прописных истин» и в каком виде во вторую часть «Бувара и Пекюше». В 1884 году Ги де Мопассан, близко знавший Флобера и называвший его своим учителем, писал, что во второй части романа по замыслу автора должна быть представлена «ужасающая серия тупоумных изречений, невежественных суждений, вопиющих и чудовищных противоречий, грубейших ошибок, постыдных утверждений, непостижимых промахов, выловленных у самых возвышенных, самых широко образованных мыслителей». В разделе «глупцы» должен был быть помещён словарь общепризнанных идей и каталог мнений, считаемых принадлежностью «избранных кругов»[9].

Экранизации[править | править код]

  • «Бувар и Пекюше» (1971, реж. Роберт Валей)
  • «Бувар и Пекюше» (1989, реж. Жан-Даниэль Верхак)

Примечания[править | править код]

  1. 1 2 3 Флобер, Гюстав. Бувар и Пекюше // Собрание сочинений в 5 т. — Том 4. — Библиотека «Огонёк». — М.: Правда, 1956.
  2. Sophie Schvalberg. Gustave Flaubert, Bouvard et Pécuchet. — Editions Bréal, 1999. — С. 17. — ISBN 9782842913205.
  3. Maxime du Camp. Souvenirs littéraires de Maxime du Camp, 1822-1894. — Aubier, 1994. — С. 616.
  4. Ф. Бернар. Флобер. Эпопея человеческой глупости
  5. Фоконье, Бернар. Три «Христианские» повести // Флобер.
  6. Труайа, Анри. Глава XX «Три повести» // Гюстав Флобер. www.e-reading.club. Дата обращения: 18 февраля 2019.
  7. А. Я. Звигильский. «Новый перевод И. С. Тургенева в новом журнале»
  8. «Оправдание „Бувара и Пекюше“» (1932)
  9. Мопассан, Ги де. Гюстав Флобер (II) // Полное собрание сочинений в 12 т. — Том 11. — М.: Правда, 1958. — С. 199—248. — 447 с.

Литература[править | править код]

  • Борхес Х. Л. «Оправдание „Бувара и Пекюше“» (1932)
  • Недосейкин М. Н. «Научное мировоззрение в романе Г. Флобера „Бувар и Пекюше“» // Вестник Воронежского государственного университета. Серия: Филология. Журналистика. — 2015. — № 2. — С. 57—60.

Ссылки[править | править код]