Будапештский меморандум

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Будапештский меморандум
Меморандум о гарантиях безопасности в связи с присоединением Украины к Договору о нераспространении ядерного оружия от 1 июля 1968 года
На фото (слева направо) Билл Клинтон, Борис Ельцин, Леонид Кравчук 14 января 1994 года, после подписания трёхстороннего заявления о дальнейшем ядерном разоружении Украины
На фото (слева направо) Билл Клинтон, Борис Ельцин, Леонид Кравчук 14 января 1994 года, после подписания трёхстороннего заявления о дальнейшем ядерном разоружении Украины
Тип договора меморандум, международный документ
Дата подписания 5 декабря 1994 года
Место подписания Флаг Венгрии Будапешт
Подписали Леонид Кучма
Борис Ельцин
Джон Мейджор
Билл Клинтон
Стороны  Украина
 Россия
 Великобритания
 США
Статус См. Вопросы правового статуса, вопрос о нарушении меморандума с 2014 года
Языки английский, русский, украинский
Сайт Будапештский меморандум на сайте ООН
Логотип Викитеки Текст в Викитеке

Мемора́ндум о гара́нтиях безопа́сности в связи́ с присоедине́нием Украи́ны к Догово́ру о нераспростране́нии я́дерного ору́жия (Будапештский меморандум) — межгосударственный документ о гарантиях безопасности в связи с присоединением Украины к Договору о нераспространении ядерного оружия. Подписан 5 декабря 1994 года лидерами Украины, России, Великобритании и США.

Предыстория

После ликвидации СССР в декабре 1991 года на его территории появились 4 независимых республики, на территории которых находились советские ядерные вооружения: Россия, Украина, Казахстан, Белоруссия. Решение о вывозе в Россию тактических ядерных боеприпасов было принято вскоре после подписания Беловежских соглашений в виде подписанного 21 декабря 1991 года в Алма-Ате «Соглашения о совместных мерах в отношении ядерного оружия».[1][2] Уже весной 1992 года все тактические ядерные боеприпасы с территории бывшего СССР были вывезены в Россию.[2]

Судьба стратегических ядерных вооружений была решена в рамках подписания в мае 1992 года Россией, Украиной, Казахстаном, Белоруссией и США дополнительного соглашения к Договору СНВ-1, известного как Лиссабонский протокол.[3][2] Протокол оговаривал, что Белоруссия, Казахстан, Россия и Украина являются правопреемниками СССР по условиям Договора СНВ-1. Также протокол оговаривал обязательства Белоруссии, Казахстана и Украины в кратчайшие сроки избавиться от ядерных вооружений и присоединиться к Договору о нераспространении ядерного оружия на правах государств, не обладающих ядерным оружием.[4][2]

Несмотря на заявленный Верховной Радой в октябре 1991 года безъядерный статус Украины[5], позиция Украины при ратификации Лиссабонского протокола оказалась сложной. Компенсацию за безъядерный статус правительство Украины оценивало в 2,8 млрд $ и требовало гарантий безопасности от всех держав, официально обладающих ядерным оружием (России, США, Великобритании, Франции и Китая).[6] 18 ноября 1993 года Верховная Рада ратифицировала Договор СНВ-1 с односторонними изменениями, которые оговаривали сохранение за Украиной ядерных вооружений.[7] США и Россия не приняли эту ратификацию.[2] После интенсивных переговоров 3 февраля 1994 года Верховная Рада ратифицировала оригинальные Договор СНВ-1 и Лиссабонский протокол.


16 ноября 1994 года Верховная Рада Украины приняла закон № 248/94-ВР «О присоединении Украины к Договору о нераспространении ядерного оружия от 1 июля 1968 года»[8], согласно которому Украина присоединялась к ДНЯО в статусе безъядерного государства с оговоркой:

«6. Настоящий Закон вступает в силу после предоставления Украине ядерными государствами гарантий безопасности, оформленных путем подписания соответствующего международно-правового документа»

Эти гарантии были даны в виде подписанного 5 декабря 1994 года Будапештского меморандума. В качестве компенсации Украина получила порядка 500 млн долларов по программе Нанна-Лугара. Также США увязали заключение контракта по соглашению ВОУ-НОУ с поставками Россией ядерного топлива для украинских АЭС на сумму 160 млн долларов в качестве компенсации за ядерное оружие.[9]

Текст меморандума

  1. Российская Федерация, Соединенное Королевство Великобритании и Северной Ирландии и Соединенные Штаты Америки подтверждают Украине свое обязательство в соответствии с принципами Заключительного Акта СБСЕ уважать независимость, суверенитет и существующие границы Украины.
  2. Российская Федерация, Соединенное Королевство Великобритании и Северной Ирландии и Соединенные Штаты Америки подтверждают свое обязательство воздерживаться от угрозы силой или её применения против территориальной целостности или политической независимости Украины, и что никакие их вооружения никогда не будут применены против Украины, кроме как в целях самообороны или каким-либо иным образом в соответствии с Уставом Организации Объединённых Наций.
  3. Российская Федерация, Соединенное Королевство Великобритании и Северной Ирландии и Соединенные Штаты Америки подтверждают Украине свое обязательство в соответствии с принципами Заключительного Акта СБСЕ воздерживаться от экономического принуждения, направленного на то, чтобы подчинить своим собственным интересам осуществление Украиной прав, присущих её суверенитету, и таким образом обеспечить себе преимущества любого рода.
  4. Российская Федерация, Соединенное Королевство Великобритании и Северной Ирландии и Соединенные Штаты Америки подтверждают свое обязательство добиваться незамедлительных действий Совета Безопасности ООН по оказанию помощи Украине как государству — участнику Договора о нераспространении ядерного оружия, не обладающему ядерным оружием, в случае, если Украина станет жертвой акта агрессии или объектом угрозы агрессии с применением ядерного оружия.
  5. Российская Федерация, Соединенное Королевство Великобритании и Северной Ирландии и Соединенные Штаты Америки подтверждают в отношении Украины свое обязательство не применять ядерное оружие против любого государства — участника Договора о нераспространении ядерного оружия, не обладающего ядерным оружием, кроме как в случае нападения на них, их территории или зависимые территории, на их вооруженные силы или их союзников таким государством, действующим вместе с государством, обладающим ядерным оружием, или связанным с ним союзным соглашением.
  6. Украина, Российская Федерация, Соединенное Королевство Великобритании и Северной Ирландии и Соединенные Штаты Америки будут консультироваться в случае возникновения ситуации, затрагивающей вопрос относительно этих обязательств.

Настоящий Меморандум будет применимым с момента подписания.

Заявления других ядерных держав и аналогичные документы

На момент подписания Меморандума Франция и Китай также обладали ядерным оружием и были участниками Договора о нераспространении ядерного оружия. Вместо подписания Меморандума Китай 4 декабря 1994 года выступил с заявлением Правительства КНР о предоставлении Украине гарантий безопасности, Франция передала делегации Украины соответствующую декларацию вместе с сопроводительным письмом, подписанным президентом Франсуа Миттераном 5 декабря 1994 года. Основное отличие их заявлений от Меморандума состоит в отсутствии пункта об обязательных консультациях при возникновении спорных ситуаций.

Кроме того, аналогичные меморандумы тогда же были подписаны с Казахстаном[10] и Белоруссией[11][12].

Вопросы правового статуса Будапештского меморандума

Вопрос о статусе меморандума как юридически обязательного для сторон документа вызывал сомнения уже в момент подписания. Так, например, подписывавший его Леонид Кучма заявлял, что президент Франции Франсуа Миттеран, присутствовавший в Будапеште при подписании, выражал уверенность, что он не будет исполнен[13]. Президент Украины Виктор Ющенко в своё время тоже выступал за его пересмотр[14], хотя и не заявлял прямо о несостоятельности данного договора.

По словам Владимира Рябцева, работавшего в 1994—1995 годах первым секретарём Министерства иностранных дел Украины и принимавшего участие в подготовке Будапештского меморандума, в 1994 году речи о ратификации Будапештского меморандума подписавшими его государствами не было. На его взгляд, тогда преобладало понимание, что Меморандум является международным договором, который обязывает страны-участницы неуклонно выполнять все его положения (так как, согласно тексту Меморандума, «настоящий Меморандум будет применим с момента подписания»).

Однако экс-президент Украины Леонид Кравчук в интервью немецкому агентству Deutsche Welle сказал, что Будапештский меморандум был только формальностью, так как фактически Киев был бессилен. У Украины не было в принципе возможности поддерживать существование своего ядерного оружия, так как, если ракеты и производились на Украине (и тоже требовали существенных средств для поддержания на тот момент третьего в мире по численности ядерного арсенала в безопасном и боеготовном положении), то ядерные заряды производились в России. А что ещё более важно — вся система управления ядерным оружием находилась в России и Украина не имела к ней доступа[15]:

Это стоило бы нам 65 миллиардов долларов (53 миллиарда евро), и государственные казны были пусты— заявил Кравчук.

Кроме того, Запад угрожал Украине изоляцией, так как ракеты с ядерным вооружением на территории Украины были направлены на Соединённые Штаты. Поэтому единственно возможным решением, по мнению Кравчука, было отказаться от оружия. Следует признать, что эти гарантии были лишь формальностью, поскольку в то время не было создано никаких механизмов санкций. Немецкий журналист и эксперт по Украине Винфрид Шнайдер-Детерс соглашается, говоря DW: «Соглашение не стоит той бумаги, на которой оно было написано». Ракеты были вывезены в Россию или уничтожены, а взамен украинские власти получили финансовую помощь из США, дешёвые энергоносители из России и гарантии, прописанные в меморандуме[15].

Бывший посол США на Украине Стивен Пайфер, участвовавший в подписании меморандума, прокомментировал содержание документа и его термины:

В английском тексте меморандума присутствует слово «assurances», то есть «заверения в поддержке», но не «guarantees» (гарантии). Это важное отличие. Например, наши союзники по блоку НАТО обладают гарантиями в области безопасности. Южная Корея и Япония, с которыми у США заключены договоры о совместной обороне, обладают гарантиями. В случае Украины мы говорим о заверениях. Это менее сильное слово. Во-вторых, в меморандуме не был прописан механизм ответных действий, кроме обращения к Совбезу ООН, если против Украины будет применено ядерное оружие— Стивен Пайфер (по данным агентства «112 Украина»)[16]

Соединенные Штаты в 2013 году публично заявили, что «Меморандум не имеет обязательной юридической силы», называя его «политическим обязательством»[17].

Заявления политиков по статусу меморандума

5 декабря 2015 года секретарь СНБО Украины Александр Турчинов заявил, что разоружение страны было «бессмысленным»[18], а также упрекнул Запад в невыполнении Будапештского меморандума, в качестве примера назвав отказ стран Запада от поставок летального оружия Украине[19].

23 августа 2018 года Леонид Кучма в интервью «Радио Свобода» назвал Будапештский меморандум одной из трёх основных ошибок, допущенных украинскими властями за предыдущие годы независимости страны[20].

19 февраля 2022 года президент Зеленский, выступая на Мюнхенской конференции по безопасности, пригрозил признать недействительным Будапештский меморандум (соответственно, недействительным и соглашение об отказе от ядерного оружия). Условием отказа от такого шага он поставил проведение саммита для консультаций среди стран — участниц меморандума:

Если они снова не состоятся или по их результатам не будут приняты конкретные решения по гарантиям безопасности для нашего государства, Украина будет иметь полное право считать, что Будапештский меморандум не работает, и все пакетные решения 1994 года поставлены под сомнение— Владимир Зеленский (цитата по «Интерфакс-Украина»)[21]

В ответ на это заявление посол Германии в Киеве Анка Фельдгузен прокомментировала правовой статус меморандума[22]:

Будапештский меморандум — это действительно формат без юридических обязательств в рамках международного права. Но я думаю, что сейчас нужно пробовать все, чтобы избежать войны— Анка Фельдгузен

Вопрос о соблюдении меморандума с 2014 года

Позиция Украины

Согласно позиции Украины, с 2014 года Россия нарушает положения Будапештского меморандума; так, как нарушение запрета на применение силы и угрозу силой было расценено выданное 1 марта 2014 года разрешение Совета Федерации на использование президентом РФ российских войск на Украине[23], а также само присоединение Крыма Россией (сопровождавшееся военным овладением полуостровом и расценённое Украиной как аннексия её территории), расходившееся с принципом территориальной целостности Украины[24][25][26]; это, а также последовавший затем конфликт в Донбассе (в инициировании и активном участии в котором Украина обвинила Россию) были в дальнейшем расценены Украиной как политика агрессии со стороны России[27][28].

Украина не признаёт правомерной российскую ограничительную трактовку меморандума (о гарантиях «сугубо против ядерной атаки или угрозы ею»), рассматривая её как избирательную[29]; кроме того, по утверждению Украины, Россия «на постоянной основе в течение нескольких последних лет последовательно нарушает п. 3 Будапештского меморандума, осуществляя экономическое давление, направленное на то, чтобы подчинить своим собственным интересам осуществление Украиной прав, присущих её суверенитету»[30].

Позиция России

Россия официально отвергает обвинения в нарушении Будапештского меморандума[31] и его применимость к ситуации «внутриполитического происхождения» в Крыму[32], так как Россия при выработке меморандума «не обязывалась принуждать часть Украины оставаться в её составе против воли местного населения», а также обвиняет в нарушении меморандума США и ЕС (выступивших во время Евромайдана в поддержку оппозиции и, в частности, угрожавших введением санкций в отношении украинских властей)[33], а Украину — в «многолетнем нарушении обязательств по противодействию росту агрессивного национализма и шовинизма», уважению прав национальных меньшинств, предусмотренных в совместном заявлении 1994 года[31][31][34][35]. По мнению России, общим элементом Будапештского меморандума и концепции «негативных гарантий» является только обязательство не применять и не угрожать применением ядерного оружия против неядерных государств, и данное обязательство России перед Украиной «никоим образом не было нарушено», а прочие пункты документа лишь «дублируют положения Хельсинкских соглашений» и «не имеют ничего общего с нераспространением ядерного оружия»[31]. Ссылаясь на отсутствие масштабных боевых действий в Крыму во время его присоединения, Россия отвергает и обвинения в нарушении общего запрета на применение силы или угрозу силой против Украины[36].

Реакция США и Великобритании

США[37] и Великобритания осудили действия России как игнорирующие/нарушающие меморандум[38]; вместе с тем США не рассматривают меморандум как соглашение о гарантиях безопасности, а как «соглашение уважать суверенитет и территориальную целостность Украины»[15]. По мнению Стивена МакФарлейна, профессора международных отношений, «Меморандум дает подписавшим оправдание, если они предпринимают какие-либо действия, но не заставляет никого действовать на Украине». В США ни администрация Джорджа Буша-старшего, ни администрация Клинтона не были готовы принять военные обязательства перед Украиной, так как не были уверены, что Сенат США ратифицирует такой договор. Именно поэтому Будапештский меморандум содержал более ограниченные условия в случае возникновения ситуации, затрагивающей вопрос относительно этих обязательств[39].

Экспертные оценки

Полемизируя с российскими дипломатами, директор Программы по ядерному нераспространению и разоружению Международного института стратегических исследований Марк Фицпатрик указал, что именно гарантии безопасности, которые МИД России считает второстепенными, побудили Украину присоединиться к Договору о нераспространении ядерного оружия. По мнению Фицпатрика, позиция Владимира Путина о «возникновении нового государства» нарушает базовый принцип международного права, в соответствии с которым договоры заключаются между государствами, а не теми или иными правительствами[40].

Вопреки мнениям некоторых экспертов, анализ положений Будапештского меморандума показывает, что страны Запада в 2014 году выполнили свои обязательства перед Украиной согласно этому документу, проведя предусмотренные им консультации. Однако дипломаты и эксперты сходятся во мнении, что события 2014 года продемонстрировали неэффективность Будапештского меморандума как инструмента обеспечения безопасности и территориальной целостности отказывающегося от ядерного вооружения государства (Украины); тем самым был подорван глобальный режим ядерного нераспространения как таковой, ведь (потенциальные) нарушители этого последнего, наблюдая, что отказ от ядерного оружия не компенсируется повышением уровня собственной безопасности, лишаются действенного стимула соблюдать налагаемые на них ограничения в области его производства[41].

По мнению Томаса Гранта из Исследовательского центра международного права Лаутерпахта в Кембриджском университете, вопрос о том, следует ли считать Будапештский меморандум исключительно декларативно-политическим или также юридически обязывающим документом, едва ли имеет однозначное решение. Тем не менее, как указывает Грант, меморандум был составлен в форме международного договора, а его стороны рассматривали этот документ как создающий определённые обязательства. Однако каковы эти обязательства? Меморандум требует, чтобы Российская Федерация, Соединённое Королевство и Соединённые Штаты предприняли определённые процедурные шаги, при определённых обстоятельствах:

  • во-первых (в соответствии с пунктом 4), «если Украина станет жертвой акта агрессии или объектом угрозы агрессии, в которой используется ядерное оружие», остальные три стороны подтверждают, что они будут «добиваться немедленных действий со стороны Организации Объединённых Наций». США и Великобритания в Совете Безопасности ООН представили проект резолюции от 15 марта 2014. Но это не было обязательным, так как не было угрозы агрессии, «в которой используется ядерное оружие».
  • во-вторых (в соответствии с пунктом 6), Стороны «будут консультироваться в случае возникновения ситуации, затрагивающей вопрос относительно этих обязательств». Несомненно, такая ситуация возникла, и Великобритания и Соединённые Штаты «консультировались» с Украиной по этому вопросу.

На этом обязательства Великобритании и США, по мнению Гранта, считаются выполненными, так как Стороны в 1994 году не брали на себя обязательств по ведению военных действий[42].

По мнению бывшего генерального секретаря НАТО Джорджа Робертсона, пример Украины показал, что идея ядерного разоружения не оправдала себя, и предположил, что «захват Крыма и оккупация востока Украины вряд ли стали бы возможны, если бы Киев не пошёл по пути одностороннего ядерного разоружения»[43]; по схожим основаниям события в Крыму ранее расценил как угрожающие режиму ядерного нераспространения Генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун[44]. Такого же мнения придерживается ряд других специалистов[45][46]. В этом же контексте было высказано мнение, что нарушение Будапештского меморандума отрицательно влияет на перспективы мирного урегулирования на Корейском полуострове, так как без действенных гарантий безопасности для КНДР отказ последней от ядерного оружия маловероятен[47].

Некоторые другие эксперты, соглашаясь с утверждением о том, что Россия нарушила Будапештский меморандум, полагают, что сохранение Украиной ядерного оружия в 1994 году не только не помогло бы избежать российской интервенции, но и, наоборот, могло бы её ускорить[48][49][50].

См. также

Примечания

  1. Соглашение о совместных мерах в отношении ядерного оружия
  2. 1 2 3 4 5 Проблема ядерного наследства СССР: к 20-летию подписания Лиссабонского протокола Александрия Ольга Михайловна. Вестн. Моск. ун-та. Сер. 25. Международные отношения и мировая политика. 2012, № 4
  3. «Радикальное сокращение стратегических вооружений — выбор сделан», observer.materik.ru (недоступная ссылка). Дата обращения: 29 октября 2019. Архивировано 28 декабря 2019 года.
  4. Лиссабонский протокол
  5. ЗАЯВА Про без’ядерний статус України
  6. Киев требует дополнительных гарантий безопасности
  7. П О С Т А Н О В А ВЕРХОВНОЇ РАДИ УКРАЇНИ Про ратифікацію Договору між Союзом Радянських Соціалістичних Республік і Сполученими Штатами Америки про скорочення і обмеження стратегічних наступальних озброєнь, підписаного у Москві 31 липня 1991 року, і Протоколу до нього, підписаного у Лісабоні від імені України 23 травня 1992 року
  8. Верховная Рада Украины. Про приєднання України до Договору про нерозповсюдження ядерної зброї від 1 липня 1968 року. zakon.rada.gov.ua (16 ноября 1994). Дата обращения: 4 февраля 2020. Архивировано 25 июля 2020 года.
  9. Энергия от бомб: Проблемы и решения при осуществлении высокоприоритетного проекта по нераспространению — перевод James P. Timbie, Energy from Bombs: Problems and Solutions in the Implementation of a High-Priority Nonproliferation Project // Science and Global Security, 2004, Volume 12, pp. 165—191
  10. Меморандум о гарантиях безопасности в связи с присоединением. kazakhstan.news-city.info. Дата обращения: 1 марта 2019. Архивировано 25 февраля 2019 года.
  11. Роман Гончаренко. 20 лет Будапештскому меморандуму: что на самом деле обещали Украине. Deutsche Welle (5 декабря 2014). Дата обращения: 1 марта 2019. Архивировано 19 мая 2018 года.
  12. Письмо Поверенного в делах Представительства Республики Беларусь, Постоянного представителя Российской Федерации на Конференции, Постоянного представителя Соединённого Королевства Великобритании и Северной Ирландии на Конференции и Постоянного представителя Соединённых Штатов на Конференции от 11 января 1995 года на имя Генерального секретаря Конференции по разоружению, препровождающее текст Меморандума о гарантиях безопасности в связи с присоединением Республики Беларусь к Договору о нераспространении ядерного оружия, который был подписан в Будапеште 5 декабря 1994 года (документ CD/1287). Официальный сайт ООН. Дата обращения: 23 марта 2022. Архивировано 4 марта 2022 года.
  13. Кучма: Взамен ядерного оружия нам всучили бумажку. Росбалт. Дата обращения: 5 февраля 2020. Архивировано 5 февраля 2020 года.
  14. Ющенко готовий повернути Україні ядерний статус (недоступная ссылка). Дата обращения: 24 февраля 2014. Архивировано 5 марта 2014 года.
  15. 1 2 3 Deutsche Welle (www.dw.com). Ukraine's forgotten security guarantee: The Budapest Memorandum | DW | 05.12.2014 (англ.). DW.COM. Дата обращения: 5 февраля 2020. Архивировано 25 декабря 2019 года.
  16. Александр Карпов, Елена Онищук, Алёна Медведева. «Представить себя жертвой»: почему Украина пытается апеллировать к Будапештскому меморандуму (5 декабря 2019). Дата обращения 31 марта 2022.
  17. Media Statement by the U.S. Embassy in Minsk. U.S. Embassy in Minsk (12.04.2013). Дата обращения: 1 апреля 2022.
  18. Турчинов сожалеет, что Украина отказалась от ядерного оружия. Росбалт (5 декабря 2015). Дата обращения: 30 января 2016. Архивировано 6 января 2016 года.
  19. Турчинов упрекнул Запад в невыполнении Будапештского меморандума. Левый берег (5 декабря 2015). Дата обращения: 30 января 2016. Архивировано 5 февраля 2016 года.
  20. Леонід Кучма: «Красти у держави, яка воює – це мародерство» (укр.). Радіо Свобода. Дата обращения: 15 февраля 2020. Архивировано 15 февраля 2020 года.
  21. Тепляков, Сергей. Зеленский пригрозил признать недействительным соглашение об отказе от ядерного оружия, forbes.ru (19 февраля 2022). Дата обращения 31 марта 2022.
  22. В ФРГ заявили об отсутствии юридической силы у Будапештского меморандума (20 февраля 2022). Дата обращения 31 марта 2022.
  23. Стенограмма 7124 заседания Совета Безопасности ООН Архивная копия от 28 июля 2018 на Wayback Machine , 01.03.2014
  24. Дещица призвал участников Генассамблеи ООН поддержать территориальную целостность Украины. Левый берег. Дата обращения: 6 октября 2015. Архивировано 4 февраля 2016 года.
  25. ООН не признала присоединение Крыма к России — BBC Russian — В мире. Дата обращения: 7 июля 2014. Архивировано 19 апреля 2014 года.
  26. Организация Объединённых Наций. Генеральная Ассамблея. Шестьдесят восьмая сессия. 80-е пленарное заседание. Четверг, 27 марта 2014 года, 10 ч. 00 м. Нью-Йорк. Дата обращения: 9 сентября 2014. Архивировано 14 июля 2015 года.
  27. ВР признала Россию государством-агрессором. Украинская правда. Дата обращения: 5 февраля 2020. Архивировано 18 января 2021 года.
  28. МИД Украины: Россия нарушила Будапештский меморандум. Дата обращения: 2 августа 2015. Архивировано 29 июля 2015 года.
  29. Климкин призывал провести консультации с участием всех сторон Будапештского меморандума. ГОРДОН (интернет-издание) (26 января 2016). Дата обращения: 30 января 2016. Архивировано 31 января 2016 года.
  30. Климкин высмеял Лаврова за слова о соблюдении Россией Будапештского меморандума. Левый берег (26 января 2016). Дата обращения: 30 января 2016. Архивировано 29 января 2016 года.
  31. 1 2 3 4 Заявление МИД России в связи с обвинениями в нарушении Россией обязательств по Будапештскому меморандуму от 5 декабря 1994 года. МИД России (1 апреля 2014). Дата обращения: 1 марта 2019. Архивировано 2 марта 2019 года.
  32. Заявление российской делегации в связи с выступлением украинского представителя на саммите по физической ядерной безопасности, Гаага, 25 марта 2014 года. МИД России (25 марта 2014). Дата обращения: 1 марта 2019. Архивировано 2 марта 2019 года. Заявление российской делегации в связи с выступлением украинского представителя на саммите по физической ядерной безопасности, Гаага, 25 марта 2014 года].
  33. Комментарий Департамента информации и печати МИД России по вопросу о Будапештском меморандуме 1994 года. МИД России (19 марта 2014). Дата обращения: 1 марта 2019. Архивировано 2 марта 2019 года.
  34. Лавров: РФ уважает целостность Украины в границах, сложившихся после референдума в Крыму. ТАСС. Дата обращения: 5 февраля 2020. Архивировано 5 февраля 2020 года.
  35. Выступление и ответы на вопросы Министра иностранных дел Российской Федерации С.В.Лаврова в ходе совместной пресс-конференции с Министром иностранных дел Великобритании Э.Трасс по итогам переговоров, Москва, 10 февраля 2022 г/. Министерство иностранных дел Российской Федерации (11 февраля 2022).
  36. Ответ официального представителя МИД России А. К. Лукашевича на вопрос СМИ относительно ситуации вокруг Будапештского меморандума. МИД России (12 марта 2015). Дата обращения: 1 марта 2019. Архивировано 2 марта 2019 года.
  37. Керри: Россия игнорирует Будапештский меморандум. Газета.Ru (27 апреля 2015). Дата обращения: 30 января 2016. Архивировано 4 февраля 2016 года.
  38. Британский посол: Россия не придерживается Будапештского меморандума. Би-би-си (4 октября 2015). Дата обращения: 30 января 2016. Архивировано 21 марта 2016 года.
  39. Are the US and the UK bound to intervene in Ukraine? - France 24. web.archive.org (19 октября 2017). Дата обращения: 5 февраля 2020.
  40. Mark Fitzpatrick. The Ukraine Crisis and Nuclear Order. // Survival: Global Politics and Strategy. — Vol. 56 (2014). — Issue 4. — P. 87.
  41. Thomas D. Grant. The Budapest Memorandum and Beyond: Have the Western Parties Breached a Legal Obligation? Архивная копия от 17 апреля 2019 на Wayback Machine // International Law and the Post-Soviet Space. — Volume II: Essays on Ukraine, Intervention, and Non-Proliferation. (Soviet and Post-Soviet Politics and Society. Edited by Andreas Umland. — Volume 200.) — Stuttgart: Ibidem Verlag, 2019. — P. 444—456.
  42. Thomas D. Grant. EJIL: Talk! – The Budapest Memorandum and Beyond: Have the Western Parties Breached a Legal Obligation? (англ.). Blog of the European Journal of International Law (18 февраля 2015). Дата обращения: 5 февраля 2020. Архивировано 10 июля 2020 года.
  43. Экс-генсек НАТО: Отказ Украины от ядерного оружия был ошибкой. Немецкая Волна (20 февраля 2015). Дата обращения: 30 января 2016. Архивировано 7 февраля 2016 года.
  44. Глава ООН предупреждает о последствиях нарушения гарантий ядерной безопасности Украины. Новости ООН (24 марта 2014). Дата обращения: 28 апреля 2021. Архивировано 28 апреля 2021 года.
  45. Eric Posner. Should Ukraine Have Kept Its Nuclear Weapons? // ericposner.com, 25.03.2014. Дата обращения: 31 января 2016. Архивировано 10 июня 2016 года.
  46. Elaine M. Grossman. Should Ukraine Have Gotten Rid of Its Cold War Nukes? // Global Security Newswire, 03.03.2014. Дата обращения: 31 января 2016. Архивировано 7 августа 2019 года.
  47. Junjiro Shida. Parallel Deal with North Korea? Lessons from Ukraine Архивная копия от 28 апреля 2021 на Wayback Machine // North Korean Review Online, 02.03.2019
  48. Ramesh Thakur. Ukraine and Nukes Архивная копия от 15 марта 2016 на Wayback Machine // Australian Outlook, 24.04.2014
  49. Maria Rost Rublee. Fantasy Counterfactual: A Nuclear-Armed Ukraine // Survival: Global Politics and Strategy. — Vol. 57 (2015). — Issue 2. — PP. 145—156.
  50. Thomas C. Moore. The Role of Nuclear Weapons During the Crisis in Ukraine, A Working Paper Архивная копия от 15 сентября 2015 на Wayback Machine // The Nuclear Implications of the Ukrainian Crisis. A Seminar at the Fondation pour la Recherche Stratégique (FRS), Paris, July 2, 2014

Ссылки