Бурлак

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску

Бурлак — во многих странах мира, вплоть до середины XX века: «Рабочий, входивший в артель, которая тянула на бечеве суда против течения реки» [1].

История термина[править | править код]

В XIX веке российские энциклопедии давали термину «бурлак» иное определение. «Бурлак — крестьянин, уходивший на заработки, преимущественно на речные суда»[2]. В обязанности судорабочих входил весь комплекс работ связанных с обслуживанием судна и груза. В настоящее время термин «бурлак» используется в более узком значении.

Также словом «бурлак» в Бессарабии в XIX веке обозначались живущие отдельным хозяйством холостяки и бездетные вдовцы, выделявшиеся в ревизских сказках как отдельная категория податных сословий[2].

Бурлаки в России[править | править код]

Географические и климатические условия русской равнины издревле способствовали развитию водных путей сообщения. Английский дипломат и путешественник, Антоний Дженкинсон так описывал судоходство на Северной Двине в XVI в.: «Суда, называемые насадами, очень длины и широки, крыты сверху и плоскодонны; они сидят в воде не более, как на 4 фута и поднимают 200 тонн, на них нет никаких железных частей, но все сделано из дерева; при попутном ветре они могут плыть под парусами. В противном случае из многочисленных имеющихся на насадах людей иные тянут их, обвязав вокруг шеи длинные тонкие веревки, прикрепленные к насаду, иные же отталкиваются длинными шестами»[3].

К началу XIX в. в России по рекам перевозились большие объемы грузов. С нижней Волги в верховые города отправлялось зерно, лен, пенька и т. д. В 1777 г. для отгрузки за границу по Вышневолоцкой системе было перевезено 12 620 тыс. пудов (ок. 202 000 тн.) различных товаров. Быстро рос экспорт железа из Санкт-Петербургского порта. Продукция уральских заводов сплавлялась по реке Чусовой в Каму, по Волге поднималась до Твери, оттуда через Вышний Волочёк и Новгород попадала в Санкт-Петербург. В 1797 г. вывоз железа из России составил 3 886 тыс. пудов (ок. 62 000 тн.)[4].

Речное судоходство делилось на сплавное (совершалось вниз по течению реки) и взводное (против течения). Управление тяжело груженым судном при сплаве требовало слаженной работы артели бурлаков. Если судно попадало на мель его приходилось снимать вручную или «паузить» – перегружать товары в мелкие суда. Прохождение порогов было очень рискованно и не обходилось без человеческих жертв. Картины весеннего сплава караванов с железом по Чусовой ярко описал Д. Н. Мамин-Сибиряк в повести «Бойцы»[5].

Подъем судов против течения мог осуществляться под парусом, на веслах, подтягиванием судна к завезенным вперед якорям, гужевой тягой или лямкой – когда судно тянула ватага бурлаков.

Волга выше Рыбинска, а также Вышневолоцкая и Мариинская водные системы имели хорошую береговую полосу (бечевник) что позволяло использовать лошадей для судовой тяги. На нижней Волге уровень воды существенно менялся во время навигации, постоянного бечевника не существовало: «Бечевниками служат протоптанные по берегам тропинки, для больших судов по нагорному берегу, потому, что они идут преимущественно в половодие, когда луговой берег затоплен и непроходим, а для малых – по луговому. Бечевник нагорной стороны проходит либо по скатам и вершинам гор и оврагов, либо по прибрежному песку и глине. В зной песок раскаляется и жжет ноги, а в дождь глина распускается и делается вязкою и скользкою». В отсутствии попутного ветра на нижней Волге тягу судов осуществляли бурлацкие ватаги. По приблизительным оценкам в середине XIX в. бурлацким промыслом занимались от 300 000 до 650 000 чел.[6][7]

В 1830 году на Волге было до 15 000 судов, на Оке – около 6 000, на Каме – около 1 800, 1 150 на других притоках Волги. Таким образом, общее количество судов на реках Волжского бассейна, составляло в 1830 году 23 950 единиц[8].

Речные суда имели различную конструкцию и размеры Расшивы строились длиной до 12 саженей (25.6 м.), имели осадку до 3 ½ аршина (2.5 м.) и брали груза до 20 000 пудов (327.6 тн.). Гусянки, Мокшаны, Унженки имели меньшую осадку и большую длину. Волжские ладьи достигали 33 саж. (70.4 м.) длины, 10 саж. (21.3 м.) ширины в них загружали до 90 000 пудов (1 474 тн.). Для Уральских железных караванов строились барки и коломенки, размеры которых были ограничены возможностями тверецких шлюзов. Длина 17 аршин (36.3 м.), осадка до 28 вершков (1.25 м.), грузоподъемность 6000 пуд (98 тн.). По правилам полагалось: в верхнем течении Волги нанимать бурлаков из расчета 4 человека на 1 000 пудов груза, а в нижнем — то же количество людей на 900 пуд. Для различных судов собирались артели от 30 до 300 бурлаков[9][10].

Для бечевой тяги с судна на берег спускалась бечева – крепкая пеньковая веревка, длину ее регулировали в зависимости от того, на каком расстоянии от берега шло судно. От конца через каждые три сажени к бечеве крепились тоньки, к которым привязывались кожаные лямки. В эту лямку впрягался бурлак, он надевал ее чрез голову на грудь и на оба плеча. Опытный бурлак шедший во главе бечевы назывался «шишкой», от его ловкости и умения зависела слаженность работы артели. Задний бурлак в бечеве назывался «завозенным». Крупные суда могли идти на двух бечевах, иногда к коренной бечеве прилаживалась так называемая подсада или боковая бечева[11].

Пароходы, появившиеся на Волге в 1820-х годах поначалу не могли составить конкуренцию традиционным судам. В 1856 г. в волжском бассейне работало только 60 пароходов, большая часть имела мощность от 25 до 100 л. с.[10] В 1870 году во время путешествия по Волге И. Е. Репин не испытывал недостатка в натуре для картины «Бурлаки».

Размеры бурлацкого промысла стали резко снижаться с развитием сети железных дорог. Рыбинско-Бологовская железная дорога, в 1870 г. соединившая Петербург с Верхне-Волжским регионом в 2 раза снизила тариф на перевозку грузов по сравнению с фрахтом по Вышневолоцкой водной системе. Срок доставки составил 7 дней, в то время как доставка по воде требовала 90 дней[12]. К 1872–1874 гг. перевозки транзитных грузов по Вышневолоцкой водной системе практически прекратились[7].

Тем не менее, даже железные дороги не сумели вытеснить бурлаков полностью. Труд бурлаков продолжал применяться и в СССР, в 1920-е годы[13][14], а в некоторых случаях и позже.

Бурлацкая тяга широко применялась и за пределами России.

Бурлаки в зарубежных странах[править | править код]

См. также[править | править код]

Примечания[править | править код]

  1. Ефремова Т.Ф. Новый словарь русского языка. Толково-образовательный.- М.: Рус. яз. 2000.- в 2 т.
  2. 1 2 Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона. Т. 5 (9): Буны — Вальтер. 1891. С. 40.
  3. Дженкинсон А."Путешествие из Лондона в Москву, 1557-1558 гг." // Английские путешественники в Московском государстве. М., 1938. С. 75.
  4. Струмилин С. Г. Очерки экономической истории России, М., 1960. С. 343.
  5. Мамин-Сибиряк Д. Н. Бойцы.
  6. Сельскохозяйственная статистика Саратовской губернии, составленная по сведениям, собранным Саратовской комиссией для уравнения денежных сборов с государственных крестьян (1859), СПб.: Тип. Л. Демиса, С. 22-23.
  7. 1 2 Виноградов Д. В. История бурлачества в России // Korea Open Access Journals. 2018, vol. 28, no. 2, pp. 197–226.
  8. К. И. Арсеньев (1836) "Географическое обозрение России", Журнал Министерства Внутренних дел, Ч. XIX, № 1, С. 17-19.
  9. Энциклопедический лексикон. Т. 8, Б–Бар. СПб., 1837. С. 337–353.
  10. 1 2 Вернадский И. В. Исследования о бурлаках. Журнал МВД. 1857. Ч. XXIII (Кн. 4). С. 71—81, 81—86, 86—118; Ч. XXIV (Кн. 5). С. 1—13, 13—23, 23—42.
  11. Корнилов И. П. Волжские бурлаки // Морской сборник. 1862. № 7. ч. 3. С. 1–37.
  12. Бернштейн-Коган С. В. Вышневолоцкий водный путь. М., 1946.
  13. Сайт города Юрьевец. Промышленность в Юрьевецком уезде.
  14. Госкаталог. Лепехин В.В. Негатив. Бурлаки. Женщины идут по берегу реки, тянут баржу.