Буткевич, Тимофей Иванович

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Протоиерей Тимофей Буткевич
Протоиерей Тимофей Буткевич

Образование Харьковское духовное училище
Харьковская духовная семинария
Московская духовная академия
доктор богословия
Имя при рождении Тимофей Иванович Буткевич
Рождение 21 февраля (5 марта) 1868(1868-03-05)
село Большая Рогозянка, Харьковский уезд, Харьковская губерния, Российская империя
Смерть 13 февраля 1925(1925-02-13) (56 лет)
Харьков, Украинская ССР, СССР
Похоронен
Принятие священного сана 1878 год

Награды
Орден Святого Владимира II степени 2 ст. Орден Святой Анны I степени 1 ст. Орден Святого Владимира III степени 3 ст.
Орден Святого Владимира IV степени 4 ст. Орден Святой Анны II степени 2 ст.

Тимофей Иванович Бутке́вич (21 февраля 1854, село Большая Рогозянка, Харьковский уезд, Харьковская губерния, Российская империя — 13 февраля 1925 года, Харьков, Украинская ССР, СССР) — священнослужитель Православной Российской Церкви; богослов, публицист, профессор Харьковского университета. Член Государственного Совета, участник право-монархического движения.

Биография. Деятельность и взгляды[править | править код]

Родился в семье священника; дед был дьячком, прадед — священником. В 1869 году окончил Харьковское духовное училище; в 1875 году — Харьковскую духовную семинарию; в 1879 году — Московскую духовную академию со степенью кандидата богословия[1].

6 ноября 1878 года рукоположён в священники к Троицкой церкви слободы Беловодская Старобельского уезда; в 1880 году переведён в Покровский собор Старобельска. С 1882 года священник кладбищенской Иоанно-Усекновенской церкви Харькова. В 1883 году назначен председателем Совета Харьковского епархиального женского училища. С 1884 года законоучитель Мариинской женской гимназии, клирик кафедрального Успенского собора. В 1884 году получил степень магистра богословия. С 1891 года ключарь собора.

В 1893 году возведён в сан протоиерея. С 1894 года профессор богословия Харьковского университета, настоятель университетской церкви.

В 1893—1897 годы состоял членом Харьковской городской думы. Был избран одним из 6-и почётных членов Харьковского отдела Союза русского народа.

С 1903 года — доктор богословия.

В 1906 году был избран членом Государственного Совета от белого духовенства; был переизбран на новый срок. В Госсовете выступал за права Церкви и незыблемость монархического строя. В Петербурге он стал активным членом старейшей монархической организации — Русского собрания, где выступал с докладами. Его доклад «О вторжении евреев в лоно Церкви Христовой», прочитанный 18 сентября 1911, вызвал такой интерес, что ему пришлось повторить его 14 октября. Доклад «О смысле и значении кровавых жертвоприношений в дохристианском мире и о так называемых „ритуальных убийствах“»[2], прочитанный 18 октября 1913 года по поводу дела Бейлиса был издан отдельной брошюрой. 24 апреля 1911 года был избран членом Совета PC.

С 1908 года член Особого совещания при Святейшем Синоде по миссионерским делам, председатель синодальной комиссии по сектантским делам, с 1910 года состоял в комиссии по старокатолическим и англиканским вопросам при Синоде, до апреля 1917 года входил в Учебный комитет Синода.

1 марта 1912 года был Высочайше утверждён членом «при Святейшем Синоде постоянного, впредь до созыва собора, предсоборного совещания»[3].

После Февральской революции, в апреле 1917 года, в передовице официального издании Святейшего Синода «Церковный Вѣстникъ», которое он редактировал, писал: «Произведённый у нас переворот невольно заставляет нас вспомнить историю еврейских царей и в особенности царствование злосчастного Саула. Вдумайтесь в него и вас поразит его сходство с царствованием последнего русского императора. Николай II — также помазанник Божий; но Дух Господень отступил от него, как отступил Он и от Саула, и отверг его Господь от Себя, чтобы он не царствовал более над Россиею. <…> Низложение Николая II произошло несомненно по воле Божией. <…> Возмутительно читать пустую и недостойную болтовню бывших великих князей, которых с полным основанием осудил и бывший министр иностранных дел С. Д. Сазонов. Только страстною раздражительностию можно объяснить себе и то, что некоторые сотрудники газет всю характеристику бывшего царя ограничивают словами: „скорбен главою“, „алкоголик“ и т. п. <…> Многие действия бывшего царя остаются недоступными для понимания и объяснения их. Решительный отзыв о них, по нашему мнению, могла бы дать только психиатрия. Думские ораторы с возмущением указали, например, на недостойное поведение бывшего митрополита петроградского Питирима — явного распутинца, а царь на другой день жалует его патриаршими отличиями. Да разве это действие нормального и здравомыслящего человека? <…> Но если поведение бывшего царя не было результатом психической ненормальности, то неизбежно прийти к заключению, что никто и никогда так не дискредитировал принципа самодержавия, как именно Николай II. <…> Ведь ни для кого не секрет, что вместо Николая II, Россиею управлял развратный, невежественный, корыстолюбивый хлыст-конокрад Распутин! <…> Особенно тяжело сказалось влияние Распутина на царя в жизни Православной церкви. Как хлыст, Распутин был самым непримиримым врагом Церкви. Поэтому и все распоряжения царя по церковным делам носили враждебный характер, — характер юлиановских гонений. Господство в церкви было предоставлено хлыстовству. И церковью управлял, собственно, Распутин. Он назначал обер-прокуроров Св. Синода из лиц, лизавших его руки. Своих единомышленников он возводил на митрополичьи (м.м. Питирим и Макарий) и архиепископские кафедры. Огородник Варнава, не умевший написать грамотно двух слов, гнавший науку и просвещение, был возведён в сан архиепископа! Где и когда была доводима Православная Церковь до такого позора?! <…> Вообще нужно сказать, что, ради престижа только показывая вид своей независимости от открытых влияний со стороны государственных деятелей, наши „самодержцы“ всегда находились под гнетущим влиянием различных тёмных безответственных сил… <…>»[4]

По возвращении в Харьков, с 1 января 1918 года, настоятельствовал в Николаевской церкви. С конца 1919 года был одним из 3-х членов Епархиального Совета, временно управлявшего Харьковского епархией в отсутствие правящего архиерея; 13 августа 1920 года возглавил избранный Харьковский Епархиальный Совет, ликвидированный 3 марта 1921 года отделом наркомата юстиции.

Умер от воспаления лёгких и паралича сердца; погребён на кладбище возле Иоанно-Усекновенской церкви в одной ограде с матерью и дочерью (захоронение было уничтожено).

Его сын, священник Алексий Буткевич, эмигрировал и скончался в Париже.

Награды[править | править код]

Труды[править | править код]

Примечания[править | править код]

  1. Буткевич, Тимофей Иванович // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  2. «О смысле и значении кровавых жертвоприношений в дохристианском мире и о так называемых „ритуальных убийствах“» Библиотека Якова Кротова
  3. «Правительственный Вѣстникъ». 2 (15) марта 1912, № 50, С. 4.
  4. Православная Церковь и Государственный переворотъ. // «Церковный Вѣстникъ, издаваемый Миссіонерскимъ Совѣтом при Святѣйшем Сѵноде». 1917, апрель — 14 мая, № 9—17, стб. 180—182.

Литература[править | править код]

Ссылки[править | править код]