Варшавское восстание (1944)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Варшавское восстание (1944)
Основной конфликт: Операция «Буря», Вторая мировая война
Warsaw Uprising.svg
Схема восстания, 1.08 – 2.10.1944
Дата

1 августа2 октября 1944 года

Место

Варшава, Польша

Итог

Подавление восстания
Разрушение левобережной Варшавы

Противники
Польша Польское подпольное государство:

при поддержке:
Великобритания Королевские ВВС, включая польские эскадрильи и ВВС ЮАС (4 августа—21 сентября 1944)
Польша
1-я армия Войска Польского (14—23 сентября 1944)
Союз Советских Социалистических Республик РККА (13 сентября —30 сентября 1944)
US Army Air Corps Hap Arnold Wings.svg ВВС США (только 18 сентября 1944)

Германия Третий Рейх
Коллаборационистские воинские формирования
Командующие
Тадеуш Коморовский
Антоний Хрусьцель
Тадеуш ПелчиньскийСдался
Леопольд Окулицкий
Эрих фон дем Бах
Райнер Штаэль
Хайнц Райнефарт
Бронислав Каминский
Ханс Кельнер
Силы сторон
40 000 человек [1] 25 000 человек (одновременно)[1]
Потери
неизвестно. oколo 3 000 погибших и умерших от ран[2] и oколo 12 000 раненных[2] несколько танков и 2 САУ [3], один самолёт.
Commons-logo.svg Аудио, фото, видео на Викискладе

Варша́вское восста́ние — восстание против гитлеровских оккупантов в Варшаве с 1 августа по 2 октября 1944 года, организованное командованием Армии Крайовой и представительством польского правительства в изгнании[4].

В восстании приняли участие все действовавшие в то время в городе подпольные организации. Кроме Армии Крайовой в восстании участвовали отряды Национальных вооружённых сил и сформированные левыми силами отряды Армии Людовой, Корпуса Безопасности и Польской Армии Людовой. В составе Армии Людовой принял участие в восстании и отряд Еврейской боевой организации.

Варшавское восстание в военном отношении было направлено против немцев, политически — против СССР[5], Польского комитета национального освобождения и демонстративно — против политики западных союзников. Вооружённое выступление началось 1 августа 1944 года, когда немецкие части контратаковали 2-ю гвардейскую танковую армию.

Непосредственной причиной для принятия решения о начале восстания стали слухи о том, что в районе Таргувек правобережного варшавского района Праги появились советские танки[6][7], хотя наступление Красной Армии было остановлено немецкими войсками в предместьях Варшавы на восточном берегу Вислы. В действительности, хотя немецкие контратаки удалось отбить и предмостные укрепления (Магнушевский плацдарм и Пулавский плацдарм) остались в руках Красной Армии, но 1-й Белорусский фронт остался без подвижных соединений и был лишён возможности манёвренного наступления[8].

Это привело к тому, что германские войска смогли перегруппировать свои силы и подавить сопротивление польских повстанцев.

Восстание началось в рамках операции «Буря», которая была частью плана общенационального захвата власти. Основной целью восставших было вытеснение немецких оккупантов и захват власти в Варшаве. Политической задачей Армии Крайовой было освобождение города до фактического занятия войсками Красной Армии, чтобы подчеркнуть независимость польского государства, привести к власти Правительство в изгнании, заставить власти СССР признать эмигрантское правительство и не допустить прихода к власти Польского комитета национального освобождения[4]. Руководство Армии Крайовой планировало за 12 часов до вступления в Варшаву советских войск провозгласить политическую и административную власть польского эмигрантского правительства. Координация с наступающими советскими частями планом не предусматривалась. Никаких планов у руководства Армии Крайовой относительно помощи Красной Армии в форсировании Вислы и освобождении Варшавы не было. Командование Красной Армии, Верховное командование Войска Польского, польские левые организации, действовавшие в варшавском подполье не получили никакой официальной информации о подготовке и дате восстания, руководимого Aрмией Крайовой[9],[10].

Концепция восстания предполагала краткое (максимум 3—4 дня) сражение с отступавшими германскими войсками. Планировалось внезапным ударом захватить Варшаву, затем произвести высадку 1-й польской парашютно-десантной бригады и подготовить всё необходимое для прибытия эмигрантского правительства.

Преследуя цели, объективно направленные против Красной Армии[Комм 1], руководство Армии Крайовой полагало, что именно советские войска должны поддерживать восстание.

Точное количество жертв восстания остаётся неизвестным. Считается, что около 17 000 участников польского сопротивления погибло и около 6 000 было тяжело ранено. По приблизительным оценкам, в карательных кампаниях было убито от 150 000 до 200 000 человек мирного населения[4]. В соответствии с новыми оценками число 200 000 убитых значительно завышено[2]. Общие потери Войска Польского составили 3764 солдат и офицеров, в том числе 1987 человек убитыми и пропавшими без вести на западном берегу Вислы. В ходе уличных боёв было уничтожено порядка 25 % жилого фонда Варшавы, а после капитуляции польских сил германские войска целенаправленно, квартал за кварталом, сровняли с землёй ещё 35 % зданий города.

Содержание

Предыстория[править | править вики-текст]

Разгром немецкой группы армий «Центр»[править | править вики-текст]

6 июня 1944 года началась высадка союзников в Нормандии. 23 июня советские войска перешли в широкомасштабное наступление на центральном участке фронта. Немецкая армия, оказавшаяся в катастрофическом положении под двойным ударом, начала стремительно отступать на Западе и на Востоке. 28 июня был освобождён Могилёв, 3 июля — Минск, 13 июля — Вильнюс, 27 июля — Львов. Целью советских войск был выход к рубежам ВислаНарев. Спасая ситуацию, немцы перебрасывали свежие силы за счёт ослабления других групп армии. После тяжёлых наступательных боёв 29 июля войска 1-го Украинского фронта форсировали Вислу в районе Сандомира в 180 км к юго-востоку от Варшавы. Войска 69-й армии (генерал-лейтенант В. Я. Колпакчи) с 29 июля по 1 августа форсировали Вислу у Пулав на фронте в 25 км и захватили три тактических плацдарма, каждый размером 3—4 км по фронту и 1—2 км в глубину. 31 июля Вислу неудачно попыталась форсировать 1-я польская армия. Передовые отряды 8-й гвардейской армии (генерал-полковник В. И. Чуйков) 1 августа форсировали Вислу и закрепились на левом берегу в районе Магнушев в 60 км южнее Варшавы. Главные силы немецкой 2-й армии смогли избежать окружения, отойдя северо-восточнее Варшавы.

Люблинский комитет и лондонское правительство[править | править вики-текст]

В то время, когда Красная Армия перешла Западный Буг, в СССР находилась делегация Крайовой Рады Народовой, имевшая полномочия Польской рабочей партии и близких к ней идеологических партий. 21 июля 1944 года в Москве (по официальной версии — 22 июля 1944 года в Хелме) был создан Польский комитет национального освобождения из представителей левых партий под руководством ПРП. Польский комитет национального освобождения принял на себя функции временного правительства Польши[4]. Этому комитету было подчинено Войско Польское — (Армия людова была объединена с 1-й Польской армией в единое Войско Польское) и создаваемая на занятых Красной Армией территориях гражданская милиция.

26 июля 1944 года правительство СССР и Польский комитет национального освобождения подписали соглашение, которым признавалась власть ПКНО на освобождаемой польской территории. В соглашении предусматривалось, что после вступления советских войск на территорию Польши в районе военных операций верховная власть будет находиться в юрисдикции главнокомандующего советскими войсками, а на освобождённой территории Польши власть передавалась ПКНО, который будет формировать и руководить органами польской гражданской администрации, комплектовать подразделения Войска Польского. Между Правительством СССР и ПКНО 26 июля 1944 года было заключено предварительное соглашение, временно определившее восточную и северную границы Польши. Советский Союз обязался поддерживать польские предложения, направленные на установление западной границы Польши на Одере и Нейсе-Лужицкой. 1 августа 1944 ПКНО из Хелмa перебрался в Люблин. Для координации действий советского командования с Польским комитетом национального освобождения и контроля за соблюдением Соглашения от 26 июля 1944 года Совнарком СССР назначил своим Представителем при ПКНО генерал-полковника Н. А. Булганина, a в Москве был аккредитован представитель ПКНО.

В это же время в Лондоне существовало правительство Польши в изгнании во главе со Станиславом Миколайчиком. Оно признавалось правопреемником довоенного правительства санации западными союзниками. Лондонскому правительству и его представительству в Польше Делегатуре подчинялись бо́льшая часть некоммунистических структур антифашистского сопротивления, прежде всего Армия Крайова, главнокомандующим которой был генерал дивизии Тадеуш Коморовский (кличка — «Бур»). Комендантом округа «Варшава-город» Армии Крайовой был полковник Антоний Хрусьцель (кличка — «Монтёр»).

Операция «Буря»[править | править вики-текст]

В августе 1943 года советская разведка представила Иосифу Сталину добытый агентурным путём мнимый «Отчёт уполномоченного польского эмигрантского правительства в Лондоне, нелегально находящегося на территории Польши, о подготовке националистическим подпольем антисоветских акций в связи с наступлением Красной Армии». Из документа следовало, что руководители тайной военной организации «Войскова» планируют организацию восстаний в Западной Украине и Белоруссии к моменту прихода туда Красной Армии. В документе было указано, что эти восстания планируются «исключительно с целью показать всему миру нежелание населения принять советский режим»[11].

Командование Армии Kрайовой разработало выступление при приближении сил Красной Армии, которое было названо акцией («Буря»). План рассчитывал, что силы Армии Kрайовой смогут освободить основные районы до вступления в них советских войск самостоятельно или же одновременно с Красной Армией, сохраняя полную от неё независимость и таким образом явочным порядком установить в них власть представительства польского правительства в изгнании. Приказ о начале операции «Буря» был отдан 15 января 1944 года. В плане предусматривалось использование временного разрыва между отходом вермахта и вступлением в тот или иной район советских войск для взятия инициативы в свои руки и «презентации» власти польского эмигрантского правительства. План предусматривал, что во время отступления разбитых Красной Армией немецких войск и продвижения фронта на запад, законспирированные отряды Армии Крайовой будут использованы для атак на арьергарды противника и освобождения отдельных населённых пунктов до вступления в них советских частей. В соответствии с планом, на освобождённой от немцев территории должны были легализоваться гражданские власти подпольной Делегатуры, которые заявят, что они не имеют ничего против того, чтобы Красная армия вела борьбу с немцами на территории Польши, однако потребуют передачи им административных полномочий на всей освобождённой территории. Таким образом, военные операции, в ограниченной форме проводимые против немцев, должны были быть направлены на то, чтобы принудить советское руководство де-факто признать в стране власть эмиграционного правительства в Лондоне. Самой важной политической целью плана было принуждение к признанию Советским Союзом Правительства в изгнании в Лондоне единственным законным представителем интересов Польши и одновременно установление польско-советской границы по состоянию на август 1939 года. Верховный главнокомандующий Польских Вооруженных сил и Правительство в изгнании желали сохранить полный оперативный и политический контроль над Армией Крайовой до момента окончательной «схватки» со Сталиным. Основной расчет делался на то, что, независимо от успеха операции «Буря», польский вопрос станет предметом обсуждения Великобритании, США и СССР, что заставит СССР пойти на уступки. Главнокомандующий Польских Вооруженных сил подчинявшимися польскому эмигрантскому правительству генерал брони Казимеж Соснковский верил в близкую перспективу третьей мировой войны и полный разгром в этой войне Советского Союза[12]. Хотя в инструкции о акции «Буря» говорилось, что Красная армия — «союзник наших союзников», в её секретной части давалось распоряжении о создании тайных антисоветских структур (Организация «Не»)[9][12]. В качестве иллюстрации намерений командования Армии Крайовой можно привести отрывок из «Сообщения № 243. Рапорт Тадеуша Бур-Коморовского от 14 июля 1944 года.[12]:

…Предоставляя Советам минимальную военную помощь, мы создаём для них, однако, политическую трудность. АК подчеркивает волю народа в стремлениях к независимости. Это принуждает Советы ломать нашу волю силой и создаёт им затруднения в разрушении наших устремлений изнутри. Я отдаю себе отчёт, что наш выход из подполья может угрожать уничтожением наиболее идейного элемента в Польше, но это уничтожение Советы не смогут произвести скрытно, и необходимо возникнет явное насилие, что может вызвать протест дружественных нам союзников.

Недоверие сторон было взаимным, а подходы к пограничному вопросу — взаимоисключающими. Учитывая все это, Ставка 14 июля 1944 года директивой № 220145 ориентировала командующих войсками 3-го, 2-го, 1-го Белорусских и 1-го Украинского фронтов о следующем [13]:

«Наши войска, действующие на территории Литовской ССР, и в западный областях Белоруссии и Украины, вошли в соприкосновение с польскими вооруженными отрядами, которыми руководит польское эмигрантское правительство. Эти отряды ведут себя подозрительно и действуют сплошь и рядом против интересов Красной Армии.Учитывая эти обстоятельства, Ставка Верховного Главнокомандования приказывает: 1. Ни в какие отношения и соглашения с этими польскими отрядами не вступать. По обнаружении личный состав этих отрядов немедленно разоружать и направлять на специально организованные пункты сбора для проверки. 2. В случае сопротивления со стороны польских отрядов применять в отношении их вооруженную силу. 3. О ходе разоружения польских отрядов и количестве собранных на сборных пунктах солдат и офицеров доносить в Генштаб»

План «Буря» был построен на переоценке сил и возможностей Армии Крайовой. До вступления советских войск Армии Крайовой не удалось занять ни одного крупного города.Операция в Вильнюсе провалилась[14], операция во Львове достигла частичного успеха, но спустя несколько дней после окончания боёв отряды Армии Крайовой были разоружены, а командование арестовано. При отказе “аковских” отрядов вступать в ряды сформированной в СССР польской армии(командование Армии Kрайовой категорически запрещало туда вступать) солдат зачастую направляли в проверочно-фильтрационные лагеря и лагеря для интернированных или заключали в тюрьмы НКВД. По существу, действия подполья Армии Крайовой и Делегатуры в тылах советских войск в новых условиях приобрели явно антисоветский и антикоммунистический характер, происходили нападения на военнослужащих, советских активистов, местных жителей, поддержавших советскую власть.[15],[1]

При этом польское правительство не могло использовать информацию о массовых репрессиях против Армии Крайовой и Делегатуры из-за нежелания западных союзников ссориться с СССР[16] в операционной зоне Красной Армии. На Западе к этому событию отнеслись довольно прохладно [17] — и британская, и американская армии также старались не допускать в своих тылах существования каких-либо неподконтрольных вооружённых групп и подпольных структур[18],[19]. Союзники дело восточной границы Польши предрешили уже на Тегеранской конференции[20]. Надежды на вмешательство западных держав не оправдались. Основное внимание командования Армии Крайовой было сосредоточено на Варшаве, которую планировалось освободить в любом случае от немцев к моменту вступления в город советских войск, которые, согласно плану, застали бы в столице действующие органы Правительства в изгнании в качестве законной власти. План восстания был подготовлен штабом. План опирался на неверное представление о слабости немецкой армии и неспособности её к длительному сопротивлению.

12 октября 1943 года советская внешняя разведка установила, что польский эмигрантский генеральный штаб в Лондоне с согласия своего правительства направил уполномоченному в Польше инструкции по оказанию сопротивления Красной Армии при её вступлении на территорию Польши. В соответствии с этими инструкциями Армия Крайова должна была «вести беспощадную борьбу с советским партизанским движением на Западной Украине и в Западной Белоруссии и готовить всеобщее восстание в этих районах при вступлении туда Красной Армии. Для борьбы с партизанским движением и Красной Армией предусмотреть использование польской полиции, ныне официально находящейся на службе у немцев». При этом рекомендовалось возбуждать население против СССР, пропагандируя, что русские хотят захватить всю Польшу, закрыть все костёлы, поляков обратить в православную веру, а несогласных выселить в Сибирь[21]. Первоначально планом «Буря» восстание в Варшаве вообще не планировалось, Варшавский округ выслал большие количества автоматического оружия на восток[6]. 21 июля 1944 года генерал Тадеуш Коморовский согласно инструкции главнокомандующего от 7 июля 1944 года на предложение генерала Окулицкого включил Варшаву в операцию «Буря». Инструкция Верховного вождя гласила [9]:

«Если по счастливому стечению обстоятельств в последний момент отхода немцев и до подхода красных частей появится шанс хотя бы временного овладения нами Вильно, Львова, другого большого города или определенной хотя бы небольшой местности, это надо сделать и в этом случае выступить в роли полноправного хозяина.»

24 июля 1944 года Польское правительство в изгнании направило Великобритании протест против нарушения польского суверенитета «под советской оккупацией». Правительство Великобритании проигнорировало требования лондонского правительства. Армия Крайова вела интенсивную антисоветскую и антикоммунистическую пропаганду, рассчитывая на помощь западных держав. 25 июля 1944 года руководство Армии Крайовой приняло решение о восстании в Варшаве[9]. 25 июля 1944 года генерал Тадеуш Коморовский доложил о готовности к восстанию с 25 июля и потребовал подкрепить восстание силами польской воздушно-десантной бригады и авиацией ВВС Великобритании[6]. Принимая решение, Бур-Коморовский, делегат Янковский и премьер Миколайчик руководствовались прежде всего политическими соображениями — поставить Советский Союз и западных союзников перед фактом перехода власти в Варшаве к органу, противостоящему ПКНО и Советскому Союзу, для чего 26 июля эмигрантское правительство назначило трех министров Краевого совета министров во главе с вице-премьером Янковским. Политическое руководство Армии Крайовой потребовало захватить город (или его центральную часть) минимум за 12 часов до вступления в Варшаву советских войск. 25 — 28 июля лондонское правительство, рассмотрев ситуацию в Варшаве, постановило одобрить план восстания, предоставив Тадеушу Коморовскому и Делегатуре выбрать время по своему усмотрению[9][22]. 28 июля 1944 года Великобритания официально отказалась от конкретной помощи восстанию.[9][12] Политики Делегатуры потребовали сначала 12, а потом 24 часа на то, чтоб установить гражданскую власть. В составе Армии Крайовой в Варшаве и в варшавском повяте накануне восстания числилось максимально до 50 тысяч подпольщиков[9][6] обоих полов в возрасте от 13 лет, что превосходило германские части в городе, однако, вооружены они были крайне слабо[12][6]. Участники организаций были вооружены преимущественно ручными гранатами и бутылками с горючей смесью (коктейлями Молотова). На тайных складах, в лесах и в тайниках Армии Крайовой в Варшаве и в варшавском повяте находилось 3846 пистолетов и револьверов, 2629 карабинов, 657 автоматов, 192 пулемёта, 30 огнемётов, 29 гранатомётов PIAT и противотанковых ружей, 16 гранатомётов и миномётов, 2 противотанковых пушки 37-мм, 43971 ручных гранат, 12000 бутылок с зажигательной смесью[6]. Генерал Тадеуш Коморовский рассчитывал на то, что Красная армия войдёт в Варшаву на второй-третий день восстания, и на помощь британских союзников.

Казармы СС. Район Мокотув , июль 1944 г.

Настойчиво толкая руководство Армии Крайовой к выступлению в Варшаве, политики польского эмигрантского правительства «забыли» сообщить им о том, что англичане отказали в активной помощи.

Мост Кербедза (Most Kierbedzia) в августе 1944 года.

Начало восстания[править | править вики-текст]

Максимальная территория города, находящаяся под контролем повстанцев на 4 августа
Польский повстанец.
Генерал Бур-Коморовский (в центре) и полковник Радослав в районе фабрики Камлера в предместье Воля.

На рубеже июля и августа 1944 года под Варшавой произошло крупнейшее танковое сражение на польской земле. 28 и 29 июля корпуса Алексея Радзиевского пытались перехватить шоссе Варшава-Седлец, но не смогли пробить оборону дивизии «Герман Геринг». Более успешными были удары по пехоте группы «Франек»: в районе Отвоцка было слабое место в её обороне, группу начали охватывать с запада, в результате чего 73-я дивизия начала неорганизованно отступать под ударами. Группа «Франек» оказалась разбита на отдельные части, понесла тяжёлые потери и отступила на север. 30 июля 2-я танковая армия возобновила атаки всеми корпусами. Генерал Алексей Радзиевский поставил задачу овладеть Прагой — предместьем Варшавы до 14.00[23].

30-31 июля передовые силы 2-й танковой армии приблизились к расположенному на восточном берегу Вислы варшавскому району Прага. 31 июля советские танковые корпуса вели бои местного значения: 8 корпус взял Окунев (21 километр восточнее Варшавы) и Миньск-Мазовецки (40 километров восточнее Варшавы), а 16 корпус оттеснил врага от варшавской дачной области Свидер. 30 июля немцев выбили из городов Воломин и Радзымин, располагавшихся в 25 километрах от Варшавы. По советским донесениям к 1 августа передовые силы вышли в районы Кобылка (8 км северо-северо-восточнее Праги), Медзешин (5 км юго-юго-восточнее Праги). Немецкие войска оказались в более выгодном положении, так как опирались на Варшавский укрепленный район. Дивизия «Герман Геринг» и 19-я танковая дивизия атаковали из района Праги, 4-я танковая дивизия наступала с севера, а «Викинг» и «Мертвая голова» с востока. 1 августа 2-я танковая армия не вела активных наступательных действий и закреплялась на достигнутых рубежах[23]. На правом брегу Вислы со стороны Праги нa Тет-де-пон находилось около 30 тысяч немецких военнослужащих (командир — генерал танковых войск Дитрих фон Заукен). 31 июля вечером генерал Тадеуш Коморовский с участием Делегата Правительства в изгнании отдал приказ командующему округа Aрмии Kрайовой о начале восстания 1 августа в 17.00. Служба разведки Армии Крайовой своевременно указала своему руководству на усиление немецкой обороны на подступах к Варшаве, танковые дивизии врага и её руководитель полковник К. Иранек-Осмецкий предложил командующему Армии Крайовой генералу Тадеушу Коморовскому отложить восстание[24]. Генерал дивизии Тадеуш Коморовский отдал приказ о начале восстания посовещавшись с генералами Леопольдом Окулицким и Тадеушем Пелчиньским — под давлением генерала Окулицкого и после ложного сообщения, что советские танки ворвались в Прагу[6][7]. На около 20 000 хорошо вооружённых гитлеровцев в Варшаве, руководство подполья Армии Крайовой бросило необстрелянную конспиративную организацию варшавской Армии Крайовой, которая была вооружена и обученна лишь частично. План Армии Крайовой предусматривал атаки на сотни объектов одновременно. На тактическом уровне восстанием руководил А. Хрусьцель(«Монтёр»). На около 20—25 тысячи человек, которых собрали к пяти часам 1 августа, имелось около 3 тысячи единиц [25] личного стрелкового оружия[6], главным образом пистолетов, и 67 пулеметов(60 ручных и 7 станковых)[6]. На всех приходилось около 25 000 гранат, из них 95 процентов[9] было изготовлено в подпольных мастерских. Повстанцам не удалось в полной мере использовать эффект неожиданности, так как противник был осведомлён о дате восстания и до 17 часов 1 августа немецкие части в основном успели занять боевые позиции. Немецкие опорные пункты первое время оборонялись. Обладая преимуществом в силе огня, они сумели отразить почти все атаки на важные стратегические пункты. Начались ожесточенные уличные бои. Командиры некоторых повстанческих отрядов, распустили свои отряды или вывели их из города в близлежащие леса[6]. Восставшие заняли часть почти не защищаемых жилых кварталов. При списочном составе Армии Крайовой в Варшаве и в Варшавском повяте примерно 50 тысяч человек, отмобилизовано было около 34 тысяч аковцов. К аковцам стихийно примкнуло определенное количество мирных граждан. Остальные подпольные организации были поставлены перед свершившимся фактом и решили поддержать восстание. После 1 августа 1944 года немецкая атака была направлена на два западных варшавских района Воля и Охота. Немцы намеревались обезопасить коммуникации с запада к мостам на Висле, на Прагу и дальше на восток. У повстанцев почти не было огнестрельного оружия, часть которого была переправлена Армией Kрайовой в другие места. Повстанцы были плохо подготовлены, между различными подразделениями не было налажено взаимодействие и координация, у многих солдат не было никакого боевого опыта[6]. В первый день погибло около 2 тысячи бойцов(гитлеровцы 1 и 2 августа потеряли около 500 убитыми и ранеными, и несколько сот пленных)[9]. Поздним вечером 1 августа 1944 года Варшаву покинула почти четверть из тех, кто принимал участие в процессе концентрации сил к условленному часу «W». Повстанцы сумели занять немного из 406 намеченных к захвату стратегически важных объектов в Варшаве и в Варшавском повяте, им не удалось полностью вытеснить немцев из центра города, овладеть главными коммуникациями, фортами и мостами. В первые дни повстанцы захватили 1/3 территории столицы[26]. Внутри захваченных районов остались немецкие опорные пункты. Повстанцы смогли блокировать военного коменданта Варшавы генерал-лейтенанта Штагеля и губернатора Варшавы Фишера, были возведены баррикады. В руках восставших оказалась большая часть центра города, но и здесь они были уже не в состоянии продолжать наступление, а вокзалы(кроме одного),казармы, Варшавская цитадель, все мосты, штабы и оба аэродромы оставались в руках немцев. Немцы изолировали восставших в отдельных очагах, поэтому повстанцы не смогли создать единой освобожденной территории. Поднимая восстание в Варшаве, его организаторы скрыли от основной массы повстанцев и населения свои подлинные цели, объективно направленные против варшавян и Красной Армии(забаррикадироваться и не допускать в укреплённые Aрмией Kрайовой районы Варшавы Красную армию и польские вооружённые силы, сформированные на территории СССР вплоть до разрешения спорных вопросов, а в случае попыток разоружения Aрмии Kрайовой оказывать вооружённое сопротивление, рассчитывая на вмешательство западных держав). Вечером 1 августа Бур-Коморовский с участием Делегата Правительства в изгнании направил в Лондон радиограмму с требованием, чтобы советские войска немедленно перешли в наступление на Варшаву[27]:

«Поскольку мы начали открытые бои за Варшаву, мы требуем[28] , чтобы Советы помогли нам немедленной атакой извне».

2 августа командование Армии Крайовой потребовало, чтобы в варшавском пригороде Воля высадилась 1-я польская отдельная парашютная бригада генерала Станислава Сосабовского из состава Польских вооружённых сил на Западе[9][29], сброса с самолётов боеприпасов и оружия. К 3 августа восстание в районе Прага было окончательно подавлено.

5 августа повстанцы взяли концлагерь Генсиувка и освободили 383 заключённых, в том числе 348 евреев. Однако немецкие силы не понесли особых потерь, удержав ключевые позиции в городе и вынудив повстанцев перейти к обороне[10][6].

6 августа Бур-Коморовский направил в Лондон радиограмму от имени советского офицера К. А. Калугина, который в 1942 году попал в немецкий плен, затем вступил в РОА. В 1943 году Константин Калугин установил связь с подпольной организацией польских коммунистов Гвардией Людовой, которые вели работу во власовских частях. В конце июля 1944 года Константин Калугин оказался в Варшаве и 2 августа был задержан патрулём Армии Крайовой, после чего присоединился к польским повстанцам. В радиограмме содержалась просьба Константина Калугинa к руководству СССР предоставить восставшим «автоматическое оружие, боеприпасы, гранаты и противотанковые ружья…»[30] . Штаб Армии Крайовой представлял власовца капитана Константина Калугина как офицера-связника от Константина Рокоссовского или от Иосифа Сталина, заброшенного в Варшаву на парашюте для координации совместных действий.

Ответ немецкого командования[править | править вики-текст]

Штрафники Зондер-полка СС «Дирлевангер» во время подавления Варшавского восстания
Польские гражданские лица, убитые войсками СС в ходе подавления Варшавского восстания. Август 1944 г.

С немецкой стороны район Варшавы обороняла 9-я армия генерала Николауса фон Формана. Важная роль отводилась удержанию Варшавы — крупного центра коммуникаций. Военным комендантом Варшавы был назначен генерал-лейтенант Райнер Штаэль. В городе было создано пять секторов обороны. Мосты были заминированы сапёрами и готовы к подрыву. Варшава располагала относительно сильной противовоздушной обороной (114 зенитных орудий 8,8 cm FlaK 18/36/37/41, 18 зенитных орудий 3,7 cm , 132 зенитных орудий 2 cm FlaK 30). Агентура полиции безопасности и Службы безопасности (СД) ещё в июле донесла о готовившемся вооружённом выступлении, однако немцы довольно скептически относились к возможности масштабного выступления подпольщиков[Комм 2]). К началу восстания в левобережной Варшаве с учётом подразделений полиции, СС, СА, вооружённых железнодорожников, мостовой охраны, курсантов военных школ, зенитчиков, персонала аэродромного обслуживания и связистов находилось около 16 тысяч хорошо вооружённых гитлеровцев[6] принадлежавших к 300 различным формированиям и ведомствам. Немецкие архивные данные свидетельствуют, что в левобережной Варшаве находилось 16 танков T-V, 5 танков T-VI и 28 САУ Hetzer. Общее командование этими силами создано не было. Запись в журнале боевых действий 9-й армии , сделанная вечером 1 августа, гласила[12]:

Ожидавшееся восстание поляков в Варшаве началось в 17.00. По всей Варшаве идут бои. Непосредственная артерия снабжения 39-го танкового корпуса перерезана. Удержание варшавского телефонного коммутатора счастливым образом обеспечивает связь со ставкой вермахта и 30-м танковым корпусом. Командование 9-й армии потребовало полицейских сил для подавления восстания.

Получив известие о вспыхнувшем в Варшаве восстании, Рейхсфюрер СС Генрих Гиммлер 2 августа прибыл из Восточной Пруссии в Познань для организации подавления его частями СС и полиции. Положение на фронте не позволяло сосредоточить непосредственно против повстанцев значительные силы вермахта[Комм 3]). Гитлер приказал стереть Варшаву с лица земли, уничтожив все её население.

Немецкие подкрепления прибыли в Варшаву 3-4 августа и были размещены в районах Охота (группа Каминского) и Воля (боевая группа генерала Райнефарта, в том числе, полк «СС» Оскара Дирлевангера). По поручению Генриха Гиммлерa 4 августа 1944 года во главе отрядов «СС» и полиции из Познани в Варшаву прибыл высший командир «СС» и полиции группенфюрер Хайнц Райнефарт. 5 августа немцы обладая абсолютным преимуществом в вооружении и военной технике, начали контратаку с использованием танков, тяжёлой артиллерии и ударной авиации. Отряды «СС» и полиции под командованием Райнефарта начали штурм Воли вдоль улицы Вольской, одновременно осуществляя тотальное уничтожение гражданского населения. С вечера 5 августа обергруппенфюрер СС Эрих фон дем Бах принял командование над боевой группой фон дем Баха и просил прислать подкрепления. Этот офицер был известен своей жестокостью, и именно ему было поручено утопить восстание в крови. Войскам были приданы артиллерия, САУ, танки, броневики и звено самолётов. Однако, фон дем Бах не получил желанной поддержки — одной полнокровной дивизии вермахта или войск СС.[6]

Общую поддержку варшавскому гарнизону оказывала 9-я армия генерала фон Формана. В первые дни боёв большую помощь немцы получили от частей дивизии «Герман Геринг», танковые подразделения которой (21 танк T-IV) в нескольких эпизодах сыграли ключевую роль.

По состоянию на 5 августа 1944 года в распоряжении Хайнца Райнефарта были следующие силы[31]:

  1. «Зондерполк СС „Дирлевангер“»: 881 человек;
  2. 608-й охранный полк вермахта: 618 человек;
  3. два батальона 111-го азербайджанского полка вермахта: 682 человек;
  4. сводный полк штурмовой бригады СС «РОНА»: 1700 человек;
  5. отряды «СС» и полиции из Вартеланда: 2740 человек;

Всего: 6621 человек. Командиру был также подчинён бронепоезд вермахта. 11 августа 1944 года в состав группировки вошёл 302-й отдельный танковый батальон радиоуправляемых машин (24 штурмовых орудий StuG IV , 64 самоходных мин Borgward IV (англ.).[3] С 12 августа 1944 года Эрих фон дем Бах командовал почти всеми гитлеровскими силами в левобережной Варшаве.

В подавлении восстания принимали участие военные подразделения коллаборационистов:

  • сводный полк штурмовой бригады СС «РОНА» под командованием майора И.Д. Фролова (1700 человек, 4 танка Т-34-76, 1 САУ и 2 гаубицы)[32];
  • 1-й и 2-й батальоны 1-го Восточно-мусульманского полка СС (800 офицеров, унтер-офицеров и рядовых);
  • два батальона 111-го азербайджанского полка вермахта[32];
  • 5-й Кубанский казачий полк (командир — полковник Бондаренко)[32]
  • 3-й Казачий кавалерийский батальон 57-го охранного полка[32];
  • 69-й казачий батальон 3-й кавалерийской бригады Казачьего Стана[33];
  • 572-й Казачий батальон[32];
  • 209-й Казачий полицейский батальон[32]
  • 631-й украинский полицейский батальон «шуцманшафт»[32], позже включённый в дивизию СС «Галичина» (На самом деле это был 31. Schutzmannschafts-Bataillon der SD)[2];
  • полицейские части и отряды СС, сформированные из украинцев Галиции[34], и «Украинский легион самообороны» (31 Schutzmannschafts батальон СД), которые впоследствии вошли в состав дивизии[35].
  • 13-й Белорусский полицейский батальон при СД (Weissruthenische-Polizei(SD)-Bataillon № 13).[36]

Активное участие в подавлении восстания принимали казаки-коллаборационисты из Казачьего стана. Подразделение казаков во главе с хорунжим И. Аникиным получило задание захватить штаб Бур-Коморовского. Всего казаки по собственным данным захватили около 5 тысяч повстанцев. За проявленное усердие немецкое командование наградило многих казаков и офицеров Железными крестами[37].

5 августа немцы начали широкомасштабную контратаку с использованием танков, тяжёлой артиллерии, бронепоезда и боевой авиации, которая продолжалась до 17 августа. Повстанцы находились под артиллерийским обстрелом и авиационными бомбардировками. Немецкие «Штуки» и «Мессершмитты» выполнили 1476 вылетов на бомбардировку, потеряв один Ju-87 над Старым городом. Тактика командующего немецкими силами фон дем Баха заключалась в изоляции отдельных очагов восстания и уничтожение их поодиночке.

Наступавшие немецкие колонны разделили Варшаву на «повстанческие острова». В захваченных карателями районах немцы и коллаборационисты совершали массовые казни мирного населения Варшавы, изнасилования, грабежи, осуществляли целенаправленное разрушение городских строений. Бои за Старый город отличались особым упорством.

Юнкерс Ju-87 бомбардирует Старый город (Варшава). Август 1944 г.

18 августа командующий немецкими войсками генерал СС Бах-Зелевский предложил Aрмии Kрайовой сложить оружие, обещая статус военнопленных и гуманное отношение к пленным и населению. Все предложения о капитуляции остались без ответа[34]. К 20 августа определился состав сил и средств корпусной группы фон дем Баха, а также её численность — максимально до 25 тысяч человек[6]. Общая численность участников восстания доходила до 40 тысяч человек, среди которых лишь несколько тысяч было вооружено стрелковым оружием. 23 августа находившийся в Варшаве заместитель делегата правительства сообщил в Лондон[9] :

«Под влиянием коммунистической пропаганды, распространяемой все шире, здесь задают вопрос, кто ответственен за преждевременно начатое восстание без предварительных гарантий помощи союзников и России. После трех недель боев ситуация в Варшаве вследствие отсутствия достаточной помощи восставшим приобретает черты политического скандала. Общественное мнение обвиняет правительство в том, что оно не имеет никакого веса на международной арене. Растет недовольство союзниками, граничащее с враждой(...) Требуем немедленной эффективной помощи, требуем объяснений за трехнедельную проволочку, которая привела к тому, что вместо победы, мы имеем руины и тысячи жертв».

Самоходная мортира «Карл» (установка «Циу») ведёт огонь по восставшей Варшаве, август 1944 года

Организаторы восстания, попав под огонь критики варшавян и не будучи в состоянии им ни внятно ответить, ни помочь, стали искать способ снять ответственность с себя — свалить ответственность с больной головы на здоровую. Пресса Aрмии Kрайовой внезапно объявила о том, что восстание началось в ответ на призыв радиостанции СПП«Костюшко», прозвучавший 29 июля. Это утверждение было ложью[9] . Примечательно, что об этой радиопередаче радиостанции «Костюшко» руководство Aрмии Kрайовой не упоминало ни в начале восстания, ни в первой половине августа – ни во внутренних документах с самыми резкими нападками на СССР, ни в открытых газетных публикациях. Полный текст этой радиопередачи передали открытым текстом из Лондона 16 августа [38].

31 августа на улицах Старого города собралась агрессивно настроенная толпа, которая предприняла попытку вывесить белые флаги и разобрать баррикады, был открыт огонь по толпе[9]. Старый город пал 2 сентября, а повстанцы во главе с командиром полковником К. Зиемским выходили из него через подземные каналы в районы Центр и Жолибож.

Действия Красной армии на Висле и Нареве[править | править вики-текст]

Встречное сражение в районе Радзымин-Воломин-Окунев
Т-34, подбитый под Варшавой. На переднем плане справа — командир 3-го танкового полка дивизии «Мёртвая Голова» Эрвин Мейердресс. Август 1944 г.
Разрушение немцами железных дорог перед отступлением. Гродно, июль 1944 г.
Наступление танковой дивизии «Великая Германия» в Прибалтике, август 1944 г.
Тигр пополняет боезапас. Август 1944 г.

К моменту выхода к окрестностям Варшавы Красная Армия, пройдя с 23 июня около 500 километров, растянула свои порядки и коммуникации. Продвижение составило не 150—250 км, как планировалось, а 400—500. Не были восполнены потери в боевой технике и личном составе. Отставали обозы с боеприпасами, обмундированием, продовольствием и горюче-смазочными материалами, отстала и тяжелая артиллерия. К тому же войска фронта временно лишились воздушного прикрытия, так как приданная им 16-я Воздушная армия ещё не успела перебазироваться на ближайшие к фронту аэродромы. Немцы же со своей стороны, стянув к Варшаве 5 танковых дивизий, в том числе дивизии СС, перешли в контрнаступление и 1 августа заставили советские войска перейти к обороне. 30 июля − 1 августа свежие немецкие части контратаковали 2-ю гвардейскую танковую армию, сильно вырвавшуюся вперёд и приближавшуюся к варшавской Праге и заставили её отойти. 1 августа 1944 года командующий войсками группы армий «Центр» генерал-фельдмаршал Вальтер Модель запретил отход войскам группы. В июле—августе 1944 года прикрывавшая подступы к Варшаве группа армий «Центр» не только частично возместила потери, понесенные перед этим в Белоруссии, но усилиями нового командования превзошла первоначальную мощь бронетанковых войск. Группа армий «Центр» в течение июля и первых дней августа была укреплена тридцатью тремя дивизиями и четырьмя бригадами, включая 9 танковых дивизий, одну танковую бригаду и одну панцергренадерскую дивизию[39]. Назначенный главнокомандующим Группы армий «Центр» фельдмаршал Модель сконцентрировал на варшавском направлении мощные силы. Это привело к ослаблению сил вермахта на других участках советско-германского фронта, к ухудшению положения войск противника на западном фронте и в оккупированных странах.

2-я танковая армия после неудачной попытки 25 июля прорваться на западный берег Вислы с ходу по железнодорожному мосту у Демблина вела наступление по правому берегу реки Висла в общем направлении на север[40]. Армия Радзиевского планировала захват плацдарма в районе Сероцка в 40 км к северу от Варшавы за притоком Вислы реки Нарев. По дороге армия была должна захватить варшавский пригород Прагу, который располагался на восточном берегу Вислы. Она действовала при слабом прикрытии правого фланга 6-й кавалерийской дивизией, а вырвавшийся вперёд 3-й танковый корпус остался вообще без какого-либо пехотного или кавалерийского прикрытия. 1 августа он попал в окружение (ему в тыл вышли дивизия «Герман Геринг», 19-я танковая дивизия и 5-я танковая дивизия СС «Викинг») и, по немецким данным, был практически уничтожен[41][42]. 2 августа 8-й гвардейский танковый корпус ударом извне проломил узкий коридор навстречу окруженным[23]. Кобылка, Радзимин и Воломин были оставлены, а 8-й гвардейский танковый и 3-й танковый корпуса должны были обороняться от атакующих с нескольких сторон танковых дивизий противника. Однако, Окунев и Медзешин остались в руках Красной Армии. Тяжёлые потери понёс 8-й гвардейский танковый корпус, значительные — 16-й танковый корпус. За период с 20 июля по 5 августа потери армии составили 1261 танков и САУ (156 % от первоначальной численности), то есть на каждую боеспособную машину приходилось до трёх ремонтов[23]. После подхода соединений 47-й армии 5-6 августа 2-я танковая армия, потерявшая к этому времени 284 танка[43] (по немецким данным — 337[40]), была выведена из боя и отправлена на переформирование. Безвозвратные потери армии за период 27 июля-5 августа составили 180 танков и САУ[23]. Ещё 51 единица бронетехники была отправлена в капитальный ремонт на ремонтные заводы в СССР. После контрудара под Радзимином 3-й танковый корпус был отведён к Минск-Мазовецкому для отдыха и пополнения, а 16-й танковый корпус был переброшен на Магнушевский плацдарм. Противниками снова стали дивизия «Герман Геринг» и 19-я танковая дивизия. 2 августа 69-я и 8-я гвардейские армии, попав под немецкий контрудар из района Гарволин, были вынуждены остановить наступление и перейти к обороне. Сражение продолжалось до 10 августа[8]. В результате немецкий контрудар был остановлен, предмостные укрепления в районах Магнушев и Пулавы остались в руках Красной Армии, но 1-й Белорусский фронт на этом участке остался без подвижных соединений и был лишён возможности манёвренного наступления[8]. Немцы предприняли на этих участках ряд ожесточённых контратак с целью выбить советские формирования, которые смогли удержать захваченные плацдармы в своих руках, однако у них не было достаточно сил, чтобы расширить их. В соответствии с оперативными планами, переброшенные на варшавское направление 47-я и 70-я советские армии и усиленные 8-м гвардейским танковым корпусом, 10 августа начали наступление. Восполнение потерь 1-го Белорусского фронта шло главным образом за счёт необученного пополнения из Восточной и Западной Белоруссии, что резко снижало боеспособность войск.

Курт Типпельскирх отмечал, что в момент начала восстания «сила русского удара уже иссякла и русские отказались от намерения овладеть польской столицей с хода». Однако, по его мнению, если бы сразу же после начала восстания русские войска «продолжали атаковать предмостное укрепление, положение немецких войск в городе стало бы безнадёжным». Остановка советских атак позволило немцам сосредоточить силы, необходимые для подавления восстания. В августе, как отмечал Курт Типпельскирх, Красная Армия перенесла свою активность на юг от Варшавы — на плацдармы у Пулава и Варки, за расширение которых она вела длительные, но достаточно малоуспешные для неё бои. Эти малые успехи он объясняет как упорством немецких войск, так и «тем обстоятельством, что свои основные усилия русские сосредоточили на других участках фронта»[42].

Норман Дэвис полагал, что стоявшая против Варшавы советская группировка была ослаблена за счёт того, что резервы были переброшены на румынско-балканский фронт[44]. Однако, согласно Дэвиду Гланцу, 2-й Украинский фронт получил подкрепления от 1-го Белорусского фронта в виде механизированного корпуса Плиева только к 6 октября, когда началась Дебреценская операция, то есть через 4 дня после поражения восстания. Остальные фронты, задействованные в Румынии и на Балканах, не получили ничего и, напротив, были вынуждены передавать свои соединения 2-му Украинскому фронту.

Лиддел Гарт считал, что в боях под Варшавой (равно как и под Инстербургом) советские войска впервые за всю операцию «Багратион» потерпели «серьёзную неудачу». Причиной такого хода событий он считал «естественный» закон стратегического перенапряжения, когда немецкие коммуникации сократились, а советские, напротив, оказались слишком растянутыми. Второй причиной Лиддел Гарт считал то, что советские наступательные действия приняли форму «прямых действий», когда противник, ранее никогда не знавший достоверно, где будет нанесён главный удар, в случаях с Варшавой и Инстербургом мог абсолютно уверенно сказать, что явится целью наступления[45].

Сегодня установлено, что приказ о переходе к обороне прорвавшейся на пражском направлении 2-й танковой армии был отдан и. о. командующего армией 1 августа в 4:10 по московскому времени, то есть примерно за 12 часов до начала восстания и за полтора суток до того, как о восстании стало известно в Лондоне, а через Лондон — в Москве[46].

По мнению Яна Новак-Езёраньского, после начала восстания советские танковые армии перестали получать топливо[47]. Однако, уже 31 июля за сутки до восстания, Рокоссовский докладывал, что его войска уже испытывали трудности из-за нехватки горючего, которую вызывал «постоянный отрыв войск от баз снабжения из-за отставания восстановления железных дорог»[48].

8 августа Г. К. Жуков и К. К. Рокоссовский предложили И. В. Сталину следующий план действий: после необходимой паузы в несколько дней для отдыха, подтягивания тылов и перегруппировки, с 10 по 20 августа провести ряд подготовительных операций. Предлагалось правым крылом фронта осуществить выход к Нареву с захватом плацдарма в районе Пултуска, а левым крылом фронта расширить Сандомирский плацдарм на Висле и после новой передышки минимум в 5 дней, при самых благоприятных условиях не ранее 25 августа, после выхода правого крыла 1-го Белорусского фронта на рубеж реки Нарев начать широкомасштабную операцию по освобождению Варшавы[49]. Результатом этих действий должно было стать форсирование Вислы к западу от Модлина и удар с двух плацдармов (плацдарма на западном берегу р. Нарев и Радомского плацдарма) для окружения и взятия Варшавы, причём непосредственное овладение Варшавой возлагалось на Войско Польское.

Борис Соколов и Э. Дурачиньский считают, что никаких последствий этот доклад не имел. За этим докладом, по мнению Бориса Соколова и Э. Дурачиньского, не последовали соответствующие приказы, и Варшавская операция так и не была осуществлена на практике[50]. Согласно документам, которые отражают военные действия 1-го Белорусского фронта, продвигающегося в западном направлении , попытки наступать дальше в течение августа им предпринимались, и не раз. План Варшавской операции начал выполняться.

По данным Курта Типпельскирха, в середине августа 1-й Белорусский фронт начал наступление севернее Варшавы в междуречье Буга и Вислы и к 18 августа отбросил 9-ю и 2-ю армии вермахта за Буг. Войска правого крыла фронта начали наступление 10 августа, войска левого крыла фронта начали наступление 19 августа, но наступление захлебнулось[51]. Войска 1-го Украинского фронта на Сандомирском плацдарме (13-я армия, 3-я и 1-я гвардейские танковые армии) с 14 августа ударом в северном направлении пробовали выйти на фронт Зволень, Радом. 14 августа перешла в наступление и 8-я гвардейская армия. В середине августа для поддержки её действий на Магнушевский плацдарм были переправлены главные силы 1-й армии Войска Польского, которые совместно с советскими войсками должны были овладеть Варшавой, но возросшее сопротивление противника и недостаток сил у 1-го Белорусского фронта не позволили осуществить этот замысел.

22 августа в наступление перешёл и 2-й Белорусский фронт. В результате к 31 августа советские войска вбили несколько глубоких клиньев в порядки немецких войск, но задуманного прорыва не вышло[42]. 3 сентября наступление возобновилось. Немцев отбросили за Нарев и организовали несколько плацдармов возле Пултуска (Наревский плацдарм). К 16 сентября наступление выдохлось и фронт стабилизировался по линии реки Вислы[45], при этом за немцами остался Модлин[42].

Борис Соколов утверждает, что в середине августа все пять немецких танковых дивизий, нанесшие контрудар под Варшавой, были сняты с варшавского фронта и отправлены на север, чтобы прорубить коридор и восстановить сухопутную связь между группами армий «Север» и «Центр». Борис Соколов полагает, что эта операция теряла смысл в случае советского наступления на Варшаву, так как ослабленные немецкие силы не смогли бы его сдержать, а тем более удержать на севере фронт от Латвии до Одера. Однако войска 1-го Белорусского фронта на Висле не сдвинулись с места, пока немецкая 3-я танковая армия пробивалась к Балтийскому морю у Тукумса, который был взят немцами 20 августа[42].

Однако, вопреки утверждениям Бориса Соколова, в Курляндию был переброшен только 39-й танковый корпус. 4-й танковый корпус СС, куда входили дивизии «Мёртвая голова» и «Викинг», остался под Варшавой[41] усиленный 19-й танковой дивизией. Вопреки утверждениям Бориса Соколова и Э. Дурачиньского войска правого крыла 1-го Белорусского фронта начали наступление 10 августа, войска левого крыла фронта начали наступление 19 августа, а войска 1-го Украинского фронта на Сандомирском плацдарме с 14 августа ударом в северном направлении пробовали выйти на фронт Зволень, Радом[51].

Южнее Варшавы продолжались упорные бои вокруг советских плацдармов в районе Пулавы и у реки Пилицы в районе гмины Варка. Плацдармы были расширены советскими войсками, но прорыв немецких порядков не удался[40][42]. Потери 1-го Белорусского фронта в августе 1944 года составили 102.592 человек (23487 убитых, 76130 раненых и 2975 пропавших без вести)[52]. Войска 1-го Белорусского фронта потеряли в период за полтора месяца боёв с 1 августа по первую половину сентября 1944 года 166 808 бойцов и командиров. Потери 1-го Украинского фронта лишь за август составили 122 578 человек. 29 августа по решению Ставки наступление 1-го Белорусского фронта, за исключением войск правого крыла фронта, было прекращено — операция окружения Варшавы с юга и севера по плану с 8 августа утратила смысл. C этой даты операция «Багратион» считается оконченной.

47-я армия, остановленная возле варшавской Праги и растянувшая свои порядки на 80 км, до 20 августа оставалась в этом районе в полном одиночестве. 20 августа с ней соединилась 1-я польская армия генерала Берлинга[8].

В начале сентября советская фронтовая разведка обнаружила несколько германских частей, участвовавших в сражении со 2-й танковой армией севернее Варшавы в районе северных плацдармов на Висле[49]. Речь шла о танковой дивизии «Викинг», незадолго до этого переброшенной в район Модлина для отдыха и пополнения, но вынужденной вступить в бой с наступающими частями РККА[41]. Полученные данные позволили принять решение об ударе в районе варшавской Праги, что было проделано 10 сентября совместно с 47-й армией и 1-й польской армией. 14 сентября немцы очистили Прагу, переправив остатки своих войск на другой берег и взорвав мосты. Попытка советских войск высадить разведывательные соединения на противоположном берегу реки с ходу, на плечах отступающего противника, не удалась[49].

Политическая позиция Сталина в отношении восстания[править | править вики-текст]

30 июля вечером в Москву с частным визитом прилетела делегация польского кабинета министров в Лондоне во главе с премьер-министром правительства в эмиграции Станиславом Миколайчиком, которая встретилась со Сталиным 3 и 9 августа. Посол Великобритании в СССР Арчибальд Кларк Керр 30 июля посоветовал Станиславу Миколайчику идти на уступки, признать, что в качестве границы на востоке должна быть линия Керзона, начать переговоры о формировании нового состава правительства Польши и строить отношения с ПКНО. На предложения британского посла Станислав Миколайчик ответил решительным отказом. По политическим причинам Станислав Миколайчик был сторонником начала восстания накануне встречи со Сталиным[9],[12]. Победоносное восстание в Варшаве должно было усилить его позиции на переговорах. Находясь в Москве, польский премьер на первой встрече со Иосифом Сталиным вечером 3 августа предложил три вопроса: о будущем обращении с Германией, договоре об управлении освобождёнными районами Польши и будущей советско-польской границе[53]. 3 августа Станислав Миколайчик проинформировал о восстании советскую сторону. При этом не было даже речи о взаимодействии руководства Армии Крайовой с командованием Красной армии, так как предполагалось, что Варшаву удастся освободить собственными силами. На встрече со Сталиным 3 августа польский премьер говорил о близкой победе восстания, о том, что его правительство будет встречать советские войска в Варшаве, куда он планировал вылететь. В дальнейшем беседа велась по проблемам советско-польской границы и взаимоотношений эмигрантского польского правительства и ПКНО. 8 августа Иосиф Сталин сообщил Черчиллю о встречах в Москве Станислава Миколайчика с представителями Польского комитета национального освобождения, но выразил мнение, что они пока «еще не привели к желательным результатам».

9 августа 1944 года состоялась ещё одна встреча Станислава Миколайчика с Иосифом Сталиным, которая ранее не планировалась. Станислав Миколайчик сообщил Иосифу Сталину о результатах своих переговоров с представителями ПКНО и высказал уверенность, что лондонское польское правительство будет сотрудничать с этим Комитетом. После обмена мнениями о том, каким может быть польское правительство после изгнания немцев с территории Польши, Станислав Миколайчик обратился к Иосифу Сталину с просьбой оказать помощь полякам, сражавшимся в Варшаве. На этой встрече Станислав Миколайчик окончательно отверг предложение Иосифа Сталина создать правительство совместно с ПКНО. 9 августа 1944 года Иосиф Сталин в беседе с членами польской правительственной делегации заявил, что решение о восстании польской подпольной армии в Варшаве он считает «нереальным делом, так как у восставших нет оружия, в то время как немцы только в районе Праги имеют три танковых дивизии, не считая пехоты»[54]. Официальные отношения польских лондонских кругов с СССР не были восстановлены, без чего не могло быть договоренности о совместных и согласованных действиях с советским командованием.

12 августа ТАСС опубликовало заявление, которое выразило отношение правительства СССР к восстанию[55][56]:

«В последние дни в зарубежной печати появились сообщения со ссылкой на газеты и радио польского эмигрантского правительства о восстании и боях в Варшаве, начавшихся 1 августа по приказу польских эмигрантов в Лондоне и продолжающихся до сих пор. Газеты и радио польского эмигрантского правительства в Лондоне упоминают при этом, что повстанцы в Варшаве якобы были в контакте с советским командованием, но оно не пришло к ним с необходимой помощью. ТАСС уполномочен заявить, что эти утверждения и упоминания зарубежной печати являются либо результатом недоразумения либо проявлением клеветы на советское командование. Агентству ТАСС известно, что со стороны польских лондонских кругов, ответственных за события в Варшаве, не было предпринято ни одной попытки, чтобы своевременно предупредить и согласовать с советским военным командованием какие-либо выступления в Варшаве. Ввиду этого ответственность за события в Варшаве падает исключительно на польские эмигрантские круги в Лондоне»

15 ноября 1944 года на встрече с польской делегацией во главе с генералом М. Спыхальским Иосиф Сталин сказал: «Если бы нас спросили, мы бы не дали совета восставать». Он объяснил задержку советских войск у Варшавы наличием высокого левого берега Вислы и необходимостью подтягивания как минимум 40 дивизий, оружия и продовольствия[54].

Политическая позиция руководства Армии Крайовой и Делегатуры в отношении СССР и ПКНО[править | править вики-текст]

1 октября 1943 года была прислана инструкция лондонского правительства[Комм 4] для Армии Крайовой, которая содержала в себе следующие положения на случай несанкционированного вступления советских войск на территорию Польши в пределах границ Второй Речи Посполитой[6][57]:

«Польское правительство направляет протест Объединённым нациям против нарушения польского суверенитета — вследствие вступления Советов на территорию Польши без согласования с польским правительством — одновременно заявляя, что страна с Советами взаимодействовать не будет. Правительство одновременно предостерегает, что в случае ареста представителей подпольного движения и каких-либо репрессий против польских граждан подпольные организации перейдут к самообороне».

5 августа 1944 года, когда 2-я танковая армия вела тяжёлые бои на дальних подступах к Праге с танковыми частями вермахта, в Лондон из восставшего города прибыла телеграмма Делегатуры, в которой политическое руководство Армии Крайовой обвиняло Красную Армию в том, что она якобы специально не предпринимает ничего для того, чтобы занять столицу, сознательно отвела войска в то время как «немцы уже второй день усиленно бомбардируют город с самолётов»[58]. Текст телеграммы попал на страницы польских эмигрантских, а затем английских газет и в прессу нейтральных стран. Версию подхватила и всячески стала раздувать печать гитлеровской Германии, были подключены издававшиеся немцами газеты в оккупированных странах.

В августе 1944 года Бур-Коморовский отдал приказы, которые предписывали не допускать в укреплённые Aрмией Kрайовой районы левобережной Варшавы Красную армию и польские вооружённые силы, сформированные на территории СССР вплоть до разрешения спорных вопросов[59][60], не допустить в Варшаву ПКНО. В случае попыток разоружения Aрмии Kрайовой предписывалось оказывать вооружённое сопротивление, рассчитывая на вмешательство западных держав[61]. Военнослужащим Армии Крайовой было дано указание, запрещавшее вступать в ряды польских вооружённых сил, сформированных на территории СССР. В августе 1944 года генерал Окулицкий(начальник запасного штаба Армии Крайовой) сохранил на нелегальном положении в Варшавe конспиративные штабы тайной антисоветской организации Nie (заместитель коменданта «Не» генерал Фильдорф, Август Эмиль). Решение командования Армии Крайовой предполагало, что военная организация «Независимость», входившая в состав Армии Крайовой, должна была оставаться на нелегальном положении вплоть до разрешения всех спорных вопросов[9]. Руководство Армии Крайовой и Делегатуры проводило среди повстанцев и населения антикоммунистическую пропаганду, направленную на дискредитацию ППР, 1-й армии Войска Польского и сторонников сближения с СССР. В перехваченной радиограмме центра всем подпольным организациям указывалось не признавать ПКНО и саботировать все его мероприятия, в частности мобилизацию в Войско Польское, был объявлен Бойкот. Приказ военных комендатур об обязательной сдаче оружия, боеприпасов и радиостанций не был выполнен. В тылу советских войск были оставлены в подполье организации Армии Крайовой(несколько десятков тысяч «аковцев»)и несколько десятков подпольных радиостанций. Еще до восстания было ясно, что военно-политические структуры польского эмиграционного правительства в тылу действующей Красной Армии оцениваются СССР как враждебная сила, дестабилизирующая положение в тылах советских войск, со всеми вытекающими последствиями, но в руководстве подполья Армии Крайовой предполагали, что в Варшаве британо-американское дипломатическое вмешательство принудит советское руководство пойти на уступки. За сутки до восстания было принято решение о передислокации штаб-квартиры и командования Армии Крайовой с Мокотова на фабрику Камлера на Воле[9]. Выбрали именно фабрику Камлера, так как комплекс её зданий (железобетонные конструкции) лучше подходил для опорного пункта сопротивления и мог выдержать какое-то время осаду. Здесь должен был разыграться последний акт восстания: легализация как полноправных хозяев на польской земле вице-премьера и делегата правительства, 2 министров, председателя Рады Едности Народовой и командующего Армии Крайовой вместе со штабом. После вступления советских войск район вокруг фабрики Камлера в ходе переговоров с СССР должен был представлять собой как бы экстерриториальный анклав. В случае ареста, гарнизон района вокруг фабрики должен оказать организованное вооружённое сопротивление с расчётом на вмешательство западных держав — возможный распад антигитлеровской коалиции «Большой тройки» на фоне проблемы Варшавы. Поэтому в гарнизон включились отборные — относительно хорошо вооруженные и обученные по сравнению с другими повстанческими отрядами отряды специального подразделения “Кедыва”[9], штаб располагал также мощной радиостанцией, с тем чтобы вовремя дать сигнал ЅОЅ в Лондон. Руководство антикоммунистического подполья должно было взять на себя[Комм 5] остающееся в подполье ядро антисоветской военной организации «Не» во главе с генералом Окулицким и Фельдорфом[9].

Причины остановки наступления Красной армии[править | править вики-текст]

Вплоть до сегодняшнего дня существуют две точки зрения о причинах, из-за которых советские наступательные действия под Варшавой были остановлены. Эмигрантское правительство считало, что главной причиной было желание И. В. Сталина, расчитывавшего, что немецкие силы разгромят Армию Крайову, поражение которой в Варшаве по версии правительства в изгнании решило бы вопрос о власти в пользу просоветского ПКНО.

12 августа 1944 года командир 1–го Белорусского фронта Константин Рокоссовский подготовил приказ 00826 / ОП — поставил задачу выйти над Вислу и овладеть Прагой. Согласно рассекреченным архивным документам [62], 47-я армия 1-го Белорусского фронта на протяжении августа 1944 года вела наступательные бои и к концу месяца вышла к Висле. В районе Праги она наткнулась на сильно укреплённые позиции противника и после нескольких неудачных попыток прорвать позиции противника армия остановилась.

Как полагает Борис Соколов окончательная судьба восстания была решена И. В. Сталиным 9 августа, когда Станислав Миколайчик отверг его предложение создать правительство совместно с ПКНО.

Согласно второй точке зрения, являвшейся не только официальной в СССР, но разделявшейся и западными историками[45], наступление советских войск замедлилось по чисто военным причинам. Растянутые вследствие быстрого продвижения коммуникации не позволяли наладить снабжение армий 1-го Белорусского фронта и подвести необходимые подкрепления. В свою очередь, сокращение коммуникаций вермахта позволило немцам перебросить с запада и северо-востока боеспособные танковые и стрелковые соединения, которые нанесли советским войскам серьёзное поражение в районе РадзыминВоломин—Окунев, окружив 3-й танковый корпус Веденеева[41]. Красная армия подвергалась постоянным контрударам и с большими потерями смогла выйти к Варшаве лишь к середине сентября. К этому времени очаги восстания были локализованы, а мосты через Вислу взорваны.

Командующий 1-м Белорусским фронтом К. К. Рокоссовский указывал на полную неожиданность восстания и несогласованность действий его руководства с командованием Красной армии (В связи с этим, К.К. Рокоссовский писал в своих воспоминаниях, что повстанцы «могли бы постараться захватить мосты через Вислу и овладеть Прагой, нанеся удар противнику с тыла. Тем самым они помогли бы войскам 2-й танковой армии и, кто знает, как бы разыгрались тогда события. Но это не входило в расчеты… лондонского польского правительства»(цит по: Польша в ХХ веке: Очерки политической истории. С. 403). Он отмечал, что захват и удержание Варшавы был возможен лишь при начале восстания при непосредственном приближении войск Красной армии к городу.

Помощь восставшим[править | править вики-текст]

Снабжение со стороны западных союзников[править | править вики-текст]

С момента начала восстания представители эмигрантского правительства Польши обратились к военному и политическому руководству союзников с просьбами оказать помощь восставшим.

2 августа о восстании в Варшаве стало известно в Лондоне. Премьер-министр Великобритании Уинстон Черчилль организовал снабжение восставших по воздуху. Первый вылет был произведён в ночь с 4 на 5 августа 1944 года. 4 августа с аэродрома Фоджия в Италии в направлении Варшавы вылетели 13 британских бомбардировщиков, из которых 7 самолётов были с польскими экипажами. В ходе операции было потеряно 5 самолётов, но три самолёта сбросили оружие восставшим. Второй вылет в составе 3-х самолётов с польскими экипажами был произведён в ночь с 8 на 9 августа 1944 года, восставшим было сброшено оружие из 3-х самолётов.

Иосиф Сталин запретил посадку на советских аэродромах британских[63] и американских транспортных самолётов, доставлявших оружие и боеприпасы повстанцам, что затруднило[64] помощь повстанцам воздушным путём, так как ближайшие авиабазы союзников находились на юге Италии и в Великобритании. Как только стало ясно, что, кроме неприятностей между СССР и союзниками[65] , восстание ничего дать не может, администрация США мягко дистанцировалась, предоставив Великобритании право самой разбираться со своими проблемами. 24 августа Президент США Франклин Рузвельт заявил Черчиллю, что не видит возможности оказывать помощь Варшаве[12]. 5 сентября Рузвельт, отвечая нa настойчивость Черчилля, который предложил авиации ВВС США попробовать зайти на посадку на аэродром под Полтавой без согласования с советским командованием[12], официально сообщил Черчиллю, что, по данным США, повстанцев в Варшаве ужe нет[12].

В общей сложности ВВС Великобритании, южноафриканские ВВС и польские авиаторы под общим британским командованием совершили более 200 авиарейсов (305 самолёто-вылетов)[66] с авиабаз в Италии. До 14 августа 1944 года в ходе операции было сброшено оружие для 2 тыс. чел., было потеряно 14 самолётов и 13 экипажей[67]. Советские и американские ВВС участия в операции не принимали.

9 сентября 1944 года СССР согласился предоставить воздушный коридор, и 18 сентября 1944 года в рамках операции «Фрэнтик» была проведена акция по сбросу военных грузов, в которой участвовали 105 американских бомбардировщиков и 62 истребителя «мустанг». В этот день было сброшено 1248 контейнера и потерян 1 самолёт в районе Варшавы, из них подобрано АК примерно 100 контейнера[68]. Основная часть сброшенных грузов оказалась у немцев. Командование Aрмии Kрайовой направило в Лондон сфабрикованные данные —"подобрано" АК 228 контейнера[69]. В дальнейшем вылеты на Варшаву с целью снабжения восставших западными союзниками не осуществлялись[70].

По просьбе командования Армии Крайовой сброс грузов проводился не только над городом, но и в Кампиносской пуще к северу от Варшавы, откуда отряды Армии Крайовой должны были доставить оружие в город. Всего в ходе операции западными союзниками было сброшено 239 тонн грузов[71], в том числе 5330 автоматов, пистолетов и карабинов, 45 тонн продовольствия и 25 тонн лекарств, однако большая часть грузов попала к немцам или была утрачена в связи с тем, что транспортные контейнеры сбрасывались с больших высот (3000-4000 м)[66].

Из 637 польских лётчиков, принимавших участие в операции, было сбито 16 экипажей (112 человек, 78 из которых погибли)[70].

По оценкам Э. Дурачиньского, в августе-сентябре на Варшаву и близлежащие леса было сброшено 1344 единиц стрелкового оружия (из них подобрано АК 540), 380 ручных пулемётов (обнаружено 150), 48 882 шт. патронов для стрелкового оружия (подобрано 19 312), 3 323 998 — для пистолетов-пулемётов (подобрано 1 313 239), 1 907 342 для ручных пулемётов (подобрано 753 549), 13 739 ручных гранат (найдено 5427), 3115 противотанковых гранат (найдено 1230), 8460 кг взрывчатки (найдено 3342 кг.)[72].

По данным Р. Назаревича, западными союзниками в район Варшавы было сброшено не только лёгкое стрелковое оружие, но и тяжёлое пехотное вооружение: 13 миномётов и 230 противотанковых ружей (однако значительная часть этого оружия не попала в распоряжение повстанцев)[73].

28 июля 1944 года Великобритания официально отказалась от конкретной помощи восстанию.

Снабжение со стороны СССР[править | править вики-текст]

Выбросы вооружения и военных грузов в район Варшавы продолжались с 13 по 30 сентября 1944 года. С 13 сентября по 1 октября 1944 года советская авиация произвела более 5000 самолёто-вылетов, в том числе 700 самолёто-вылетов было произведено силами 1-й авиационной дивизии Войска Польского. Авиацией Белорусского фронта было совершено 4821 самолёто-вылетов в район Варшавы, из них 2535 вылетов со сбросом грузов, 1361 — с нанесением штурмовых и бомбовых ударов по противнику, 925 — на прикрытие с воздуха восставших районов и 100 — на подавление средств ПВО противника. Восставшим было сброшено одно 45-мм противотанковое орудие с боекомплектом в 30 шт. артиллерийских снарядов, 156 шт. 50-мм миномётов (с боекомплектом в 37 216 шт. 50-мм миномётных мин), 505 противотанковых ружей, 1478 автоматов; 520 винтовок; 669 карабинов, 41 780 гранат, более 3 млн патронов, средства связи, 131 221 кг продовольствия и 515 кг медикаментов[74][75].

Авиаподдержка восставших авиацией Войска Польского[править | править вики-текст]

Помимо советской авиации в период Варшавского восстания боевые вылеты совершали польские лётчики 1-й авиационной дивизии Войска Польского:

  • в общей сложности в ходе боевых вылетов в районе Варшавы были уничтожены 10 батарей полевой артиллерии, 9 батарей противотанковой артиллерии, 3 зенитные батареи, 7 тяжёлых орудий и несколько автомашин[76].
  • 2-й лёгкий бомбардировочный авиаполк совершал ночные вылеты в район Варшавы со сбросом грузов для восставших[76].

Поддержка восставших огнём артиллерии[править | править вики-текст]

После окончания боёв в Праге, выхода советских войск и 1-й армии Войска Польского на берег Вислы началось оборудование артиллерийских позиций для ведения огня по немецким войскам в Варшаве. 15 сентября было развёрнуто 88 зенитных орудий и 172 орудия полевой артиллерии, в том числе 24 шт. 203-мм гаубиц, которые начали обстрел немецких позиций. 16 сентября количество орудий и миномётов было увеличено до 389 стволов, 17 сентября — до 553 стволов; к 19 сентября — до 622 стволов, однако к этому времени ранее имевшиеся запасы снарядов были израсходованы и плотность огня не превышала 20-25 выстрелов на орудие в сутки[77]

Отправка делегатов для установления радиосвязи[править | править вики-текст]

В ночь с 21 на 22 сентября 1944 года для установления связи с повстанцами в Варшаву была сброшена на парашютах группа разведотдела штаба 1-го Белорусского фронта (два человека с радиостанцией): лейтенант И. А. КолосОлег») и радист Дмитрий Стенько. При приземлении радист погиб, а Колос был ранен, но сумел установить связь с группой Армии Людовой, которая помогла ему установить связь с руководителями восстания.

Занятие Красной армией Праги[править | править вики-текст]

Патруль повстанцев
Повстанцы-харцеры

10 сентября, когда восстание в значительной степени уже было подавлено, советские войска и части 1-й армии Войска Польского вновь перешли в наступление в районе Праги и 14 сентября в ожесточённых боях овладели Прагой.

Бойцы Красной армии вступили в Прагу

12 сентября Бур-Коморовский отдал приказ командующему округа Aрмии Kрайовой, которым предписывал немедленно концентрироваться после акции «Буря» в удобных для обороны позициях. В приказе указывалось не разбирать баррикады до разрешения спорных вопросов и не впускать Красную армию и польские вооружённые силы, сформированных на территории СССР, в укреплённые районы левобережной Варшавы до разрешения спорных вопросов[60],[61]. В случае попыток разоружения Aрмии Kрайовой приказом предписывалось оказывать вооружённое сопротивление.

12 сентября 1944 года в Варшаве было создано общее командование сил Армии Людовой, Польской Армии Людовой и Корпуса безопасности[78]. 14 сентября 1944 года между ними было заключено соглашение о создании Объединённых вооружённых сил (Połączone Siły Zbrojne), командующим которых стал Юлиан Скоковский.

Десантная операция 1-й армии Войска Польского (15-23 сентября 1944)[править | править вики-текст]

Непосредственно после завершения боёв в районе Праги части 1-й армии Войска Польского предприняли попытку переправиться на западный берег Вислы, чтобы оказать помощь восставшим. Советское военное командование выделило для поддержки польских частей:

  • пять артиллерийских бригад, один миномётный полк[79] и шесть артиллерийских дивизионов Резерва Верховного Главнокомандования[80];
  • два батальона химической защиты и два огнемётных батальона для постановки дымовой завесы[80];
  • дивизион аэростатов воздушного наблюдения для корректировки огня артиллерии[81];
  • 274-й батальон автомобилей-амфибий в количестве 48 машин.

Зенитное прикрытие района переправы обеспечивали части зенитной артиллерии 1-й армии Войска Польского, 24-я зенитно-артиллерийская дивизия Резерва Верховного Главнокомандования и авиация 16-й воздушной армии[80]. В оперативное подчинение 1-й армии Войска Польского из состава 8-й гвардейской армии передали 226-й гвардейский стрелковый полк, который должен был развивать наступление в случае успеха десантной операции[80].

Как пишет генерал Юрий Бордзиловский, который в 1944 году был командующим инженерных войск 1-й армии Войска Польского, перед началом операции в состав войск под его командованием входили следующие части и подразделения:

  • 1-я сапёрная бригада Войска Польского (8-й, 9-й, 10-й, 11-й сапёрные батальоны с одним понтонным парком понтонов НЛП);
  • 7-й отдельный инженерный батальон с одним понтонным парком понтонов НЛП;
  • 6-й понтонный батальон с одним понтонным парком понтонов Н2П.

В общей сложности в распоряжении инженерных войск имелось 24 шт. понтонов Н2П, 51 шт. складных понтонов НЛП, 30 шт. десантных складных лодок ДСЛ, 41 шт. горных надувных лодок ЛГ-12 и 175 шт. сапёрных деревянных лодок СДЛ.

В ночь с 15 на 16 сентября 1944 года в районе Саска-Кемпы началась переправа первого батальона 9-го пехотного полка 3-й пехотной дивизии Войска Польского (420 военнослужащих, помимо стрелкового оружия имевших на вооружении два 45-мм орудия, 14 станковых пулемётов, 16 противотанковых ружей и 12 гранатомётов)[82]. За шесть часов на западный берег Вислы были переправлены свыше 400 бойцов, два 45-мм орудия, 15 ПТР и пулемётов. Переправа проходила под непрерывным огнём артиллерии противника, однако 19 понтонов НЛП совершили 22 рейса, потери сапёрных частей составили 37 человек (в том числе, 19 убитыми и утонувшими) и 13 понтонов НЛП.

В ночь с 16 на 17 сентября 1944 года за семь часов на западный берег были переправлены свыше 1300 бойцов из 7-го и 19-го пехотных полков Войска Польского, три артиллерийских орудия, 35 пулемётов. Под артиллерийским огнём 23 понтона НЛП и два 10-тонных парома совершили 71 рейс, потери сапёрных частей составили 36 человек и 17 понтонов НЛП. Тогда же переплыли Вислу и прибыли в штаб 2-й дивизии Войска Польского два связных капитан К. Венцковский (АЛ) и Е. Моцарская-Струга (АК).

В ночь с 17 на 18 сентября 1944 года в течение трёх часов продолжалась переправа на западный берег подразделений 3-й пехотной дивизии Войска Польского. На восточный берег было эвакуировано более 100 раненых. Всего под артиллерийским огнём противника было совершено 8 рейсов. В переправе участвовали польские сапёрные части (17 понтонов НЛП, 30 лодок ДСЛ и три 10-тонных парома), а также советский батальон автомобилей-амфибий (15 автомашин-амфибий). Потери польских сапёрных частей составили 34 человека (в том числе, 10 убитыми и утонувшими), 14 понтонов НЛП и 30 лодок ДСЛ.

В ночь с 18 на 19 сентября 1944 года в переправе участвовали три понтона НЛП, шесть лодок ДСЛ и 15 лодок СДЛ, которые совершили 12 рейсов под артиллерийским огнём противника. На западный берег Вислы были доставлены 20 тонн боеприпасов и три 45-мм противотанковых орудия. Потери сапёрных частей составили 10 человек (в том числе, 7 убитыми и утонувшими), один понтон НЛП и четыре лодки ДСЛ.

Вечером 19 сентября 1944 года была предпринята попытка переправы на новом участке в районе между железнодорожным мостом и мостом Понятовского. Под огнём противника на западный берег были переправлены два пехотных батальона, одна миномётная рота, одна рота автоматчиков, полурота ПТР и 15 45-мм противотанковых орудий. Потери сапёрных частей составили 29 человек, 12 понтонов НЛП, 24 лодки ЛГ-12 и 16 лодок СДЛ. Десантная операция была прекращена, поскольку были утрачены все 48 автомобилей-амфибий[83] и практически все имевшиеся в распоряжении понтоны. Снабжение частей, находившихся на левом берегу Вислы и эвакуация раненых продолжались с использованием лодок до 23 сентября (было доставлено 460 ящиков боеприпасов и 10 тонн продовольствия).

Ночью 23 сентября 1944 года была произведена эвакуация ранее переправленных частей Войска Польского, а также группы присоединившихся к ним повстанцев. Операция окончилась неуспехом. В ходе операции общие потери Войска Польского составили 3764 солдат и офицеров, в том числе 1987 человек убитыми и пропавшими без вести на западном берегу Вислы (1921 военнослужащих 3-й пехотной дивизии Войска Польского и 366 военнослужащих 2-й дивизии Войска Польского)[84], потери ранеными составили 289 военнослужащих[85].

Для ликвидации плацдарма немецкое командование было вынуждено выделить 7500 военнослужащих, 10 танков и 40 САУ при поддержке артиллерии и авиации в составе[86]:

  • ударной группы Шмидта из состава 46-го танкового корпуса;
  • ударной группы Рора из соединения фон Баха;
  • ударной группы из соединения Дирлевангера;
  • резервов из состава боевой группы Рейнефарта.

Поражение восстания. Капитуляция восставших[править | править вики-текст]

После занятия Старого города главный удар немцы направили в сторону Повислья. Отчаянное положение восставших заставило руководство восстания задуматься о капитуляции. В начале сентября немецкое командование снова предложило Армии Крайовой начать переговоры о сдаче на довольно выгодных для них условиях. 7 сентября польское эмиграционное правительство дало санкцию Тадеушу Бур-Коморовскому на прекращение борьбы и капитуляцию. В этот же день специальная делегация Польского Красного Креста во главе с заместителем председателя правления графиней Марией Тарновской направилась на переговоры в штаб фон дем Баха. Во время переговоров Крайова Рада министров приняла решение о капитуляции. Антоний Хрусьцель (1 августа принял командование над повстанческими частями) выступил против капитуляции. На дальнейшую позицию командования в вопросе капитуляции повлияли успешные действия советских войск на восточном берегу Вислы, а также радиограмма от С. Миколайчика с сообщением о решении советского правительства дать согласие Великобритании на совместные действия по оказанию помощи Варшаве, на челночные полёты американских самолётов на аэродромы в СССР.

24 сентября 1944 года германские войска перешли в решающее наступление на районы, занятые повстанцами. С 24 сентября немцы начали решающее наступление на район Мокотув, который капитулировал 27 сентября, а 29 сентября — на Жолибож, который сдался 30 сентября. Часть бойцов районa Мокотув во главе с командиром подполковником В. Рокицким через подземные каналы ушла в район Центр.

29 сентября немецкие подразделения в районе Кампинос вступили в последний бой с партизанскими отрядами, которые в тот момент перегруппировывались под Якторовом. 19-я танковая дивизия, усиленная пехотой из корпуса Баха-Залевского (всего около 5000 человек), атаковала район Мокотув и район Жолибож. Подготовленной 2-й дивизией 1-й армии Войска Польского операцией по эвакуации предусматривалось переправить за Вислу группировку Армии Крайовой на Жолибоже, но её командир полковник М. Недзельский отказался от этого, когда получил приказ Главной комендатуры Армии Крайовой сдаться в плен немцам[87].

28 сентября начались окончательные переговоры об окончании восстания. Под давлением Великобритании 30 сентября 1944 года накануне капитуляции был отстранен от должности главнокомандующий генерал Казимеж Соснковский — президент Республики Польша из Лондона Владислав Рачкевич назначил командующего Армией Крайовой генерала Тадеуша Бур-Коморовского Верховным главнокомандующим польских вооружённых сил.

1 октября по приказу генерала Тадеуш Бур-Коморовского повстанцы прекратили огонь. 2 октября 1944 года Тадеуш Бур-Коморовский подписал капитуляцию; сдавшимся участникам восстания из Aрмии Kрайовой был гарантирован статус военнопленных. 2 октября в штабе корпуса Баха-Залевского в Ожарове был подписан акт капитуляции. Через 2 дня повстанцы колоннами начали покидать Варшаву. В плен попало 17 тысяч повстанцев, в том числе 922 офицера и 6 генералов. За 63 дня восстания погибли 10 тысяч повстанцев Армии Крайовой, 7 тысяч пропали без вести. Жители Варшавы были депортированы из города: большинство жителей было направлено в транзитный лагерь в Прушкуве, часть была направлена в концлагеря, часть — на принудительные работы в Германию. В левобережной Варшаве осталось лишь 22 тысячи горожан.

Капитуляция повстанцев в Варшаве

В ходе капитуляции повстанцы и солдаты 1-й армии Войска Польского сдали немцам оружие в количестве 5 противотанковых орудий, 57 миномётов, 54 противотанковых ружья, 23 станковых и 151 ручной пулемёт, 878 автоматов, 1696 винтовок, около 1000 пистолетов и револьверов, значительное количество боеприпасов[88]. Обнаруженные немецкие документы и доклад фон Дем Баха от 5 октября 1944 года показывают, что потери группы фон Дем Баха, включая толькo граждан Третьего рейха и казаков[89], составили 9044 человек, в том числе 1570 убитых, из них 73 офицера и 44 казаков[89][90], потери солдат Люфтваффе (не включены в цифру потерь группы фон Дем Баха) составили 181 убитых и 573 раненых[89].

Улица Варшавы во время восстания
Захваченная повстанцами самоходка «Хетцер», встроенная в баррикаду на площади Наполеона

Общественная жизнь повстанцев[править | править вики-текст]

На освобождённой повстанцами территории Центра, Жолибожа и Мокотува власть перешла к польской администрации, были организованы оружейные мастерские, в которых изготавливали и ремонтировали оружие, стали издаваться газеты, действовало радио «Błyskawica» и городские службы, в частности полевая почта. Был назначен польский президент города Марцелий Поровский.

Действовал кинотеатр «Kino Palladium» на улице Златой, где 13, 27 августа и 13 сентября были показаны документальные хроники восстания, которые снимали участники кинематографического подразделения Армии Крайовой.

Находившиеся на повстанческой территории сотнями гибли под развалинами домов. Улицы были переполнены беженцами из захваченных противником районов, все более явственной становилась угроза голода и эпидемии.

Результаты и значение восстания[править | править вики-текст]

Варшавское восстание 1944 года не достигло военных и политических целей, но в то же время стало для поляков символом мужества и решительности в борьбе за независимость. Восстание и его разгром имели далеко идущие последствия. Для эмигрантского правительства и его подпольных структур в Польше Варшавское восстание стало не только военным поражением, но и огромной политической катастрофой. После того как все попытки Великобритании вырастить что-то вменяемое из польского эмигрантского правительства откровенно провалились[91],[Комм 6] Станислав Миколайчик ушел в отставку. Политические умозаключения главнокомандующих польскими силами на Западе, руководства Армии Крайовой и политиков польского эмигрантского правительства относительно текущей военной ситуации и отношений между членами “Великого Альянса” Антигитлеровской коалиции основывались на фантазиях и иллюзиях, они игнорировали геополитическое влияние СССР и в конечном итоге потерпели поражение. [92] Оказавшись в положении банкротства, застрельщики[93] и организаторы восстания, стремясь снять с себя ответственность за сокрушительное поражение, чтобы не оправдываться за свои просчеты, сваливая всё на СССР обвинили во всем «Советы». Трагедия Варшавы негативно сказалась на советско-польских отношениях.

Уничтожение гражданского населения Варшавы.
Депортация гражданского населения Варшавы после акции «Буря».

В историографии СССР и Польской Народной Республики восстание рассматривалась как плохо подготовленная авантюра. Вся ответственность за провал восстания возлагалась на эмигрантское правительство и командование Армии Крайовой.

Западные историки обычно обвиняли советское командование в умышленном уклонении от помощи полякам, а советские историки возражали, ссылаясь на то, что попытки поддержать восстание предпринимались, но по оперативным обстоятельствам оказание такой помощи было невозможным. Уже в ходе восстания и сразу после его поражения сложилась версия, что Красная Армия из-за Варшавского восстания сознательно прекратила наступление к Варшаве и даже отвела войска, по политическим мотивам не желая оказывать какой-либо поддержки восставшим. Эта версия была изложена в послевоенных мемуарах и исследованиях У. Черчилля, Т. Бур-Коморовского, С. Миколайчика, В. Андерса, В. Побуг-Малиновского и сразу стала господствующей в литературе, издававшейся польской эмиграцией. В годы «холодной войны» эта концепция широко использовалась в информационной войне против социалистических стран. Советские историки однозначно представляли варшавское восстание как спровоцированную авантюру руководства подполья Армии Крайовой, действовавшего по указке эмигрантского правительства, которое стремилось упредить освобождение Варшавы советскими войсками и первым захватить власть.

Около 85 % города было уничтожено.

Послe 1989 года под воздействием исторической политики части польских средств массовой информации и части истеблишмента восстание стало главным событием Второй мировой войны для многих поляков.

Современные оценки[править | править вики-текст]

В настоящее время ряд польских политиков, историков и публицистов заявляет, что во время варшавского восстания была одержана «моральная победа» — героическая попытка остановить поход Красной Армии на Запад. Польская историческая политика предпочитает умалчивать об нелепых ошибках Польского правительства в изгнании и руководства восстания, повлекших за собой сотни тысяч погибших и попавших в немецкие лагеря, разрушение Варшавы и разгром варшавской Армии Крайовой, обвиняя во всем СССР.

Глава Минобороны Польши Антоний Мачеревич заявил:

«Крупнейшая битва Второй мировой войны. Нужно отдавать себе отчет в том, чем было Варшавское восстание. Это была крупнейшая битва, которая предрешила судьбы Европы, потому что только благодаря этому фронт был удержан, только благодаря этому многие страны могли сохранить независимость, только благодаря этому советская армия не пошла дальше на запад. А так могло быть, нужно отдавать себе в этом отчет: советская армия могла пойти гораздо дальше на запад, чем пошла, если бы не жертва Варшавского восстания»[94].

Основой мифа варшавского восстания на возможную победу( то есть достижение военных и политических целей операции) стал тезис, что Красная армия из-за Варшавского восстания по приказу Иосифа Сталина остановила на Висле все операции, а Третий рейх понёс крупные потери в людях и боевой технике. Сегодня подчёркивается преемственность существующего в Польше политического строя и событий варшавского восстания, а также политическая направленность восстания против СССР и ПКНО.

Сегодня в Польше на официальном уровне возлагают ответственность за поражение варшавского восстания в первую очередь на И. В. Сталина и СССР [3], а во вторую — на западные державы. В различных публикациях повторяется утверждение о том, что в начале августа 1944 года советские части (в зависимости от творческой фантазии авторов — фронтов или 1-го Белорусского фронта )из-за Варшавского восстания по приказу Иосифа Сталина специально приостановили наступление из политических соображений, не желая идти на помощь восставшим. Такая точка зрения широко распространена на бытовом уровне в современной Польше. В 2004 году премьер-министр Польши Марек Белка потребовал от Великобритании и её союзников извинений за то, что ими не была оказана помощь участникам Варшавского восстания и за нежелание «надавить» на Сталина, дабы вытребовать у него помощь. Правительство Великобритании отказалось извиняться перед Польшей[95].

Министр иностранных дел Польши Влодзимеж Цимошевич поддержал премьера, добавив, что Россия должна просить прощения: «Так же, как президент Германии Роман Херцог 10 лет назад и канцлер Германии в эти дни, глава российского государства должен был бы набраться смелости и извиниться перед поляками за то, что произошло здесь 60 лет назад»[96].

В 2004 году Президент Польши Александр Квасьневский заявил, что «этот порыв был бунтом против намечающегося послевоенного порядка и борьбой за независимую Польшу»[97].

Директор Института национальной памяти (Януш Куртыка) заявил, Армия Крайова стремилась не допустить «освобождения» Варшавы советскими войсками, Армией Людовой и прихода к власти Польского комитета национального освобождения[97].

В 2008 году Президент Польши Лех Качиньский заявил, что: «Варшавское восстание было решением столь же трагическим, сколь и необходимым. Это была последняя попытка сохранить независимость Польши. Советская армия уже входила в пражское предместье Варшавы. У нас за плечами был опыт Вильно и Львова. Было очевидно, что либо Варшавой овладеют поляки, и там сможет появиться польское правительство из Лондона, либо никаких шансов на сохранение независимости нет. Не будем забывать, что 1 августа 1944 года в Люблине уже действовал Польский Комитет Национального Освобождения — группа ренегатов, которые от имени иностранной державы готовились править Польшей. Таким образом, это решение было необходимо»[98].

Бюро национальной безопасности Польши при президенте Польши 16 сентября 2009 года выпустило обширный доклад (в полном виде, в том числе на русском и английском языках, опубликован на официальном сайте БНБ) за подписью руководителя ведомства Александра Щигло: «Цель повстанцев состояла не только в освобождении столицы Польши от армии Третьего Рейха, но также в нарушении согласованного СССР, США и Великобританией в Тегеране в 1943 году разделения Европы».

29 июля 2009 года Лех Качиньский предложил учредить в стране новый государственный праздник, посвящённый варшавскому восстанию 1944 года и считать 1 августа Днём памяти о восстании. Праздник был установлен Польским Сеймом в соответствии с законом «Об учреждении государственного праздника в память жертв Варшавского восстания».

Фальсификация немецких потерь в людях и боевой технике[править | править вики-текст]

Немецкие архивные данные свидетельствуют[3], что воинские формирования потеряли безвозвратно 1 танк T-V и 2 САУ Hetzer, полицейские подразделения и коллаборационистские воинские формирования потеряли безвозвратно несколько танков. Почти все повреждённые танки и САУ эвакуировали и ремонтировали (некоторые танки и САУ ремонтировали несколько раз)[3]. По версии польской стороны, уничтожены 290 танков, САУ и броневиков[99], то есть несколько немецких танковых дивизий августа 1944. Немецкие архивные данные свидетельствуют[2], что все формирования Третьего Рейха потеряли oколo 3 000 погибших и умерших от ран и oколo 12 000 раненных. Потери группы фон Дем Баха, включая толькo граждан Третьего рейха и казаков, составили 9044 чел, в том числе 1570 убитых[89]. Подсчёт общих потерь Третьего Рейха в боевых действиях в Варшаве с 1947 года основан на откровенной фальсификации немецких потерь[2] до уровня 17 000 убитых и 9 000 раненых. Эта и аналогичная «информация» сфабрикована по той же самой «методике» широко встречается в СМИ, в учебниках истории, в современных работах Института национальной памяти, ряда историков[44] и публицистов, в Музее Варшавского восстания[1]. Эти сфабрикованные «подсчёты» немецких потерь повторяются во многих изданиях (книге Варшавское восстание 1944 в документах из архивов спецслужб. [100]) и др).

Награды и знаки отличия[править | править вики-текст]

  • «Варшавский щит» (WARSCHAU 1944) — учреждённый 10 декабря 1944 года знак отличия Третьего рейха, которым должны были награждать военнослужащих вермахта, войск СС, полиции, люфтваффе и вспомогательных частей, принимавших участие в боевых действиях в Варшаве в период с 1 августа по 4 октября 1944 года. Серийное производство знака налажено не было, поскольку после выпуска установочной партии заводская линия была уничтожена в ходе авианалёта;
  • Крест Варшавского восстания— государственная награда Польской Народной Республики для участников восстания.

В искусстве[править | править вики-текст]

События Варшавского восстания отражены в многочисленных кинофильмах, монументальном и изобразительном искусстве, поэзии, а также в литературно-художественных и публицистических произведениях.

Кино и телевидение[править | править вики-текст]

Литература[править | править вики-текст]

Музыка[править | править вики-текст]

  • Шведская метал-группа Sabaton посвятила восставшей Варшаве песню «Uprising» с альбома Coat of Arms;
  • Польская рок-группа Lao Che в 2005 году выпустила альбом «Powstanie Warszawskie» состоящий из 10 песен, повествующих о восстании.
  • Металл-группа Hail of Bullets выпустила в 2009 году EP под названием «Warsaw Rising»;
  • Словенская группа Laibach выпустила в 2014 году новый EP LAIBACH «1 VIII 1944. Warszawa». Альбом посвящён августовскому Варшавскому восстанию 1944 года.

Комментарии[править | править вики-текст]

  1. Не допускать в укреплённые Aрмией Kрайовой районы Варшавы Красную армию и польские вооружённые силы, сформированные на территории СССР вплоть до разрешения спорных вопросов а в случае попыток разоружения Aрмии Kрайовой оказывать вооружённое сопротивление, рассчитывая на вмешательство западных держав
  2. 1 августа около девяти часов утра гауптштурмфюрер Sicherheitspolizei Альфред Шпилькер встретился в Варшаве с посланцами Делегатуры. В ходе бурного разговора Шпилькер пытался побудить политиков Делегатуры отменить восстание.(Die Zeit. 29.07.1994.Статья «Mit feuer und rauch?»)
  3. Эквивалент одной полной дивизии вермахта появился в левобережной Варшаве 23 сентября
  4. Правительство Польши в изгнании, 18 декабря 1939 опубликовало декларацию («Анжерская декларация»), которая, между прочим, провозгласила состояние войны с СССР(война, согласно декларации, шла de facto, но de iure война не начиналась)
  5. Главнокомандующий генерал Казимеж Соснковский верил в близкую перспективу третьей мировой войны и разгром в этой войне Советского Союза
  6. Польское эмиграционное правительство категорически отказалось принять к сведению решения, принятые на Тегеранской конференции «большой тройки»

Примечания[править | править вики-текст]

  1. 1 2 3 COMPARISON OF FORCES, Warsaw Rising Museum.  (англ.)
  2. 1 2 3 4 5 Norbert Bączyk."Ilu naprawdę poległo w powstaniu warszawskim" .Tygodnik Polityka nr 42(2980) 15 X 2014 s. 54-56
  3. 1 2 3 4 Norbert Bączyk. Panzertruppen a Powstanie Warszawskie, wyd. Pegaz-Bis 2013.
  4. 1 2 3 4 Вавилон — «Гражданская война в Северной Америке» / [под общ. ред. Н. В. Огаркова]. — М. : Военное изд-во М-ва обороны СССР, 1979. — С. 22—23. — (Советская военная энциклопедия : [в 8 т.] ; 1976—1980, т. 2).
  5. См., например: Jan Ciechanowski. Powstanie Warszawskie. Warszawa, 2009.
    Tomasz Łubieński. Ani tryumf ani zgon. Warszawa, 2004.
    Antoni Przygoński. Powstanie Warszawskie w sierpniu 1944. Warszawa, 1988.
    Jerzy Kirchmayer. Powstanie Warszawskie. Warszawa, Wydawnictwo Książka i Wiedza, 1959.стр. 474
  6. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 Jerzy Kirchmayer. Powstanie Warszawskie. Warszawa, Wydawnictwo Książka i Wiedza, 1959.
  7. 1 2 Antoni Przygoński. Powstanie Warszawskie w sierpniu 1944. Warszawa 1988. Т.1. стр. 126—129.
  8. 1 2 3 4 Гланц Дэвид, Джонатан М. Хаус. Битва титанов. Как Красная армия остановила Гитлера. — М.: АСТ; Астрель, 2008. — ISBN 978-5-17-046417-3 ; 978-5-271-17772-9 ; 0-7006-0717-X
  9. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 Antoni Przygoński, Powstanie Warszawskie w sierpniu 1944, Warszawa, 1988
  10. 1 2 С. М. Штеменко, Генеральный Штаб в годы войны, М., Воениздат, 1989
  11. Тейлор А. Вторая мировая война. / Цит. по: Ганс-Адольф Якобсен, A. Дж. П. Тейлор. Вторая мировая война: два взгляда. — М.: Мысль, 1995. — С. 539. — ISBN 5-244-00699-1
  12. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 Jan M. Ciechanowski. Powstanie Warszawskie. Pułtusk-Warszawa, Akademia Humanistyczna im. Aleksandra Gieysztora, 2009.
  13. Центральный архив Министерства обороны РФ. Ф. 233. Оп. 2307. Д. 108. Л. 1 — 2.
  14. В ночь с 6 по 7 с. г. объединённые отряды Армии Крайовой Виленского и Новогрудского округов ударили на Вильно… Разгорелась тяжёлая борьба. Немцы бросили в бой все имеющиеся у них силы и всю авиацию с аэродрома Вильно. После 6-часового боя мы вынуждены были оставить занятые нами предместья. Мы отходили от нашего города с болью в сердцах»
    Приказ командующего отрядами Армии Крайовой Виленского и Новогрудского округов в связи с попыткой овладеть городом Вильно (Вильнюс). Не ранее 7 июля 1944 г. (Печ. по: ПА ИИП при ЦК КП Белоруссии. Ф. 4. Оп. 33а. Д. 265. Л. 333. Перевод с польского.)
  15. Иванов Ю. В. Террористические акты совершаются… преимущественно против военнослужащих Красной Армии // «Военно-исторический журнал», 2013 — № 5. — С. 34−38.
  16. Э. Дурачиньский. Варшавское восстание / В кн.: Другая война. 1939—1945. / Сост. В. Г. Бушуев, под общ. ред. акад. Ю. Н. Афанасьева. — М.: РГГУ, 1996. — С. 343. — ISBN 5-7281-0053-8
  17. Разоружение партизанских формирований в 1944–1945 гг. было общепринятой практикой. Через разоружение прошли партизаны во Франции, Италии, Бельгии. В СССР разоружались все советские партизанские отряды, подавлялись, независимо от национальности, остававшиеся в тылах враждебные силы и группы бандитов. 6 апреля 1944 года в греческой армии и на греческом флоте на Ближнем Востоке подняли бунт солдаты, которые не хотели признавать эмиграционное правительство и воевать против ЭЛАС — мятеж был подавлен при широком использовании британских сил. Тысячи участников мятежа были заключены в британские концентрационные лагеря в Египте и Судане. 100+1 Χρόνια Ελλάδα, Ά Τόμος 1900—1949, стр.284,εκδ.Η.Μανιατές. См. также Декабрьские события в Афинах).
  18. Close David: The Greek Civil War - Studies of Polarization. London: Routledge, an imprint of Taylor & Francis Books Lt, 1993.
  19. Clogg R.: Greece, 1940-1949: occupation, resistance, civil war: a documentary history. Palgrave Macmillan, 2002, s. 14-16. ISBN 83-05-13465-2.
  20. Тегеранская конференция руководителей трёх союзных держав — СССР, США и Великобритании (28 ноября — 1 декабря 1943 г.). М., 1978. С. 167.
  21. Очерки истории Российской внешней разведки. — Т. 4. — М., 1999.
  22. Э. Дурачиньский. Варшавское восстание // Другая война. 1939—1945. / под общ. ред. акад. Ю. Афанасьева. — М.: РГГУ, 1996. — С. 345.
  23. 1 2 3 4 5 Norbert Bączyk. Bitwa pancerna pod Okuniewem (28 lipca-5 sierpnia 1944 r.) Nowa Technika Wojskowa Numer Specjalny 1 (2007)
  24. Jan M. Ciechanowski. Powstanie Warszawskie. Pułtusk-Warszawa, Akademia Humanistyczna im. Aleksandra Gieysztora, 2009. стр. 333.
  25. около 1700 пистолетов, 1000 винтовок, 300 автоматов
  26. Wielka Brytania i Polska. Od Wersalu do Jałty. С. 334. Pułtusk-Warszawa, 2011.
  27. Jerzy Kirchmayer. Powstanie Warszawskie. Warszawa, Wydawnictwo Książka i Wiedza, 1959.стр. 229—230
  28. Следует отметить, что офицер в Лондоне цензуровал текст:вычеркнул слово «требуем» и написал «просим»,вычеркнул слово «Советы» и написал «русские»
  29. Adam Borkiewicz. Powstanie Warszawskie. Warszawa, 1964.
  30. Анатолий Азольский. Связник Рокоссовского. // «Дружба народов», № 5, 2004.
  31. Antoni Przygoński. Powstanie Warszawskie w sierpniu 1944 r.т.1.стр. 229.
  32. 1 2 3 4 5 6 7 С. И. Дробязко. Под знамёнами врага. Антисоветские формирования в составе германских вооружённых сил, 1941—1945 гг. М., изд-во «ЭКСМО», 2004. стр.234
  33. Романько О. В. Мусульманские легионы во Второй мировой войне. М., 2004. с. 217—218
  34. 1 2 Krannhals, Hanns von. Der Warschauer Aufstand 1944. Frankfurt am Main, Bernard & Graefe Verlag für Wehrwesen, 1962
  35. Krzysztof Komorowski. Armia Krajowa. Szkice z dziejów Sił Zbrojnych Polskiego Państwa Podziemnego. — Warszawa: Oficyna Wydawnicza RYTM, 2001. — ss. 302−306.
  36. Jerzy Grzybowski, Pogoń między Orłem Białym, Swastyką i Czerwoną Gwiazdą. Białoruski ruch niepodległościowy w latach 1939—1956, Warszawa, 2011, s. 318—321.
  37. Лавренов С. Я., Попов И. М. Крах Третьего рейха. M.: OOO "Фирма «Издательство ACT», 2000. — 608 с. ISBN 5-237-05065-4.
  38. Эта версия была высказана британским руководством еще в ходе восстания в обращении к советскому правительству
  39. Tadeusz Sawicki. Niemieckie wojska lądowe na froncie wschodnim, czerwiec 1944 — maj 1945 (struktura). Wyd. PWN Warszawa 1987, стр. 178—179.
  40. 1 2 3 Гудериан Гейнц. Воспоминания солдата. Смоленск.: «Русич», 1999
  41. 1 2 3 4 Wiking Division
  42. 1 2 3 4 5 6 Курт Типпельскирх. История Второй мировой войны. — СПб., Полигон; М., АСТ, 1999.
  43. А. И. Радзиевский. Танковый удар: танковая армия в наступательной операции фронта по опыту Великой Отечественной войны. — М.: Воениздат, 1977.
  44. 1 2 Norman Davies. Rising '44. The Battle for Warsaw. London: Pan Books. 2004. ISBN 0-330-48863-5
  45. 1 2 3 Б. Х. Лиддел Гарт. Стратегия непрямых действий. — М.: Издательство иностранной литературы, 1957.
  46. Э. Дурачиньский. Варшавское восстание // Другая война. 1939—1945. / Под общ. ред. акад. Ю. Афанасьева. — М.: РГГУ, 1996. — С. 346.
  47. Jan Nowak-Jeziorański. Białe plamy wokół Powstania // «Gazeta Wyborcza», № 177 от 31.07.1993, str.13
  48. Русский архив: Великая Отечественная. Т. 14 (3-1). СССР и Польша. — М.: ТЕРРА, 1994. — ISBN 5-85255-426-X
  49. 1 2 3 С. М. Штеменко. Генеральный Штаб в годы войны. — М.: Воениздат, 1989. — ISBN 5-203-00491-9
  50. Э. Дурачиньский. Варшавское восстание // Другая война. 1939—1945. / под общ. ред. акад. Ю. Афанасьева. —М.: РГГУ, 1996. — С. 348—349.
  51. 1 2 Włodzimierz Wołoszyn. Na warszawskim kierunku operacyjnym. Warszawa, 1964.
  52. ЦАМО РФ, Ф. 233, Оп. 2356, Д. 310, Л. 280.
  53. Запись беседы И.В. Сталина с делегацией правительства Польши в эмиграции во главе с премьер-министром С. Миколайчиком по германскому вопросу, о создании Временного правительства, состоянии АК, границах Польши
  54. 1 2 Запись беседы И. В. Сталина с членами польской правительственной делегации //Советский фактор в Восточной Европе. 1944—1953 гг. В 2-х тт. Документы. / Отв. редактор — Т. В. Волокитина. — Т. 1. 1944—1946. — М.: «Российская политическая энциклопедия» (РОССПЭН), 1999. — С. 687, документ № 11.
  55. Карпов В. В. Генералиссимус. Книга 2. изд-во ФГУИПП «Янтар. сказ». 2002. С. 31
  56. Antoni Przygoński. Powstanie Warszawskie w sierpniu 1944. Warszawa, 1988. Т.2. стр.131
  57. Е. В. Яковлева. Польша против СССР, 1939—1950 гг. — М.: Вече, 2007. — ISBN 978-5-9533-1838-9
  58. Antoni Przygoński. Powstanie Warszawskie w sierpniu 1944. Warszawa, 1988. T. 1. стр. 334—335.
  59. Antoni Przygoński. Powstanie Warszawskie w sierpniu 1944, Warszawa, 1988. Т. 2. стр. 290—294.
  60. 1 2 Józef Margules. Przyczółki warszawskie. Analiza i ocena działań 1 AWP w rejonie Warszawy we wrześniu 1944 r., Warszawa 1962. стр. 73-77.
  61. 1 2 Jan M. Ciechanowski. Powstanie Warszawskie.Pułtusk-Warszawa., 2009. стр. 560.
  62. Центральный архив Министерства обороны РФ. 1017-0000001-0038
  63. В августе 1944 года на занятых Красной Армией территории Польши не было стационарных аэродромов с твердым покрытием необходимой протяженности для приёма британских и американских дальних бомбардировщиков, 2 базы стратегической авиации США необходимой протяженности были в CCCP, бомбардировщики RAF в 1944 г. не летали на аэродромы в CCCP
  64. в пределах радиуса действия B-17
  65. «СЕКРЕТНО И ЛИЧНО ОТ ПРЕМЬЕРА И.В.СТАЛИНА ПРЕЗИДЕНТУ г-ну Ф.РУЗВЕЛЬТУ И ПРЕМЬЕР-МИНИСТРУ г-ну У.ЧЕРЧИЛЛЮ Ваше и г-на Черчилля послание относительно Варшавы я получил. Хочу высказать свои соображения. Рано или поздно, но правда о кучке преступников, затеявших ради захвата власти варшавскую авантюру, станет всем известна. Эти люди использовали доверчивость варшавян, бросив почти безоружных людей под немецкие пушки, танки и авиацию. Создалось положение, когда каждый новый день используется не поляками для освобождения Варшавы, а гитлеровцами, бесчеловечно истребляющими жителей Варшавы. С военной точки зрения создавшееся положение, привлекающее усиленное внимание немцев к Варшаве, также весьма невыгодно как для Красной Армии, так и для поляков. Между тем советские войска, встретившиеся в последнее время с новыми значительными попытками немцев перейти в контратаки, делают всё возможное, чтобы сломить эти контратаки гитлеровцев и перейти на новое широкое наступление под Варшавой. Не может быть сомнения, что Красная Армия не пожалеет усилий, чтобы разбить немцев под Варшавой и освободить Варшаву для поляков. Это будет лучшая и действительная помощь полякам-антинацистам».
  66. 1 2 Большая Российская Энциклопедия / редколл., гл. ред. Ю. С. Осипов. Т. 4. — М.: Большая российская энциклопедия, 2006. — С. 619—620.
  67. Рышард Назаревич. Варшавское восстание, 1944 год: политические аспекты. — М.: Прогресс, 1989. — С. 107. — ISBN 5-01-001634-4
  68. Felicjan Majorkiewicz. Lata chmurne lata durne Warszawa 1983. Instytut Wydawniczy PAX. wyd. 1 С.228
  69. Felicjan Majorkiewicz. Lata chmurne lata durne Warszawa 1983. Instytut Wydawniczy PAX. wyd. 1 С.291
  70. 1 2 Рышард Назаревич. Варшавское восстание, 1944 год: политические аспекты. — М.: Прогресс, 1989. — С. 191.
  71. The Warsaw Rising
  72. Э. Дурачиньский. Варшавское восстание // Другая война. 1939—1945. / под общ. ред. акад. Ю. Афанасьева. — М.: РГГУ, 1996. — С. 353.
  73. Рышард Назаревич. Варшавское восстание, 1944 год: политические аспекты. — М.: Прогресс, 1989. — С. 193.
  74. Доклад командования 1-го Белорусского фронта Верховному главнокомандующему И. В. Сталину о масштабах помощи повстанцам Варшавы от 02.10.1944 № 001013/оп (секретно)
    цит. по: Зенон Клишко. Варшавское восстание. Статьи, речи, воспоминания, документы. М., Политиздат, 1969. стр.265-266.
  75. Армии стран Варшавского договора. (справочник) / А. Д. Вербицкий и др. М., Воениздат, 1985. стр.107
  76. 1 2 М. И. Семиряга. Борьба народов Центральной и Юго-Восточной Европы против немецко-фашистского гнёта. М., «Наука», 1985. стр.169
  77. Збигнев Залуский. Пропуск в историю. — М.: Прогресс, 1967. — С. 125—129.
  78. Всемирная история / редколл., отв. ред. В. П. Курасов. том 10. М., «Мысль», 1965. стр.382
  79. Освободительная миссия Советских Вооружённых сил во второй мировой войне/ под общ.ред. А. А. Гречко. М., Политиздат, 1971. стр.104
  80. 1 2 3 4 М. Е. Монин. Содружество, рожденное в боях (о совместной борьбе советских вооружённых сил и армий Восточной и Юго-Восточной Европы против войск фашистской Германии). М., Воениздат, 1971. стр.96-97
  81. Збигнев Залуский. Пропуск в историю. М., «Прогресс», 1967. стр.125
  82. Очерки истории советско-польских отношений. 1917—1944 гг. / редколл., отв. ред. И. И. Костюшко, Л. Базылев. М., «Наука», 1979. стр.312
  83. Збигнев Залуский. Сорок четвёртый. События, наблюдения, размышления. / Пер. с польск. П. К. Костикова. — М.: Воениздат, 1978. — С. 160.
  84. Память о совместной борьбе. О советско-польском боевом братстве в годы борьбы с немецким фашизмом. / сост. Г. Лобарев, Л. Грот; под общ. ред. В. Светлова. — М.: Политиздат; Варшава: Изд-во Министерства национальной обороны ПНР, 1989. — С. 189—190.
  85. Э. Дурачиньский. Варшавское восстание // Другая война. 1939—1945. / под общ. ред. акад. Ю. Афанасьева. — М.: РГГУ, 1996. — С. 357.
  86. Збигнев Залуский. Пропуск в историю. — М.: Прогресс, 1967. — С. 131—132.
  87. «Помогал ли Советский Союз варшавским повстанцам?» ДОКУМЕНТАЛЬНАЯ ПУБЛИКАЦИЯ. Федеральное архивное агентство, 2014.
  88. Р. Назаревич. Варшавское восстание, 1944 год: политические аспекты. — М.: Прогресс, 1989. — С. 212.
  89. 1 2 3 4 Konrad Nowicki. O stratach wojsk hitlerowskich w powstaniu warszawskim, «Poligon» nr 4/2010
  90. Kulisy katastrofy powstania warszawskiego. New York-Montreal-Warszawa 2009
  91. Уинстон Черчилль:Это сумасшествие. Русских разбить невозможно!В вашем упорстве вы не видите того, чем рискуете. Мы сообщим всему миру, каково ваше безрассудство. Вы стремитесь развязать войну, в которой погибнет 25 млн. человек... Вы не правительство, вы ослепленные люди, которые хотят уничтожить Европу. Я не буду заниматься вашими делами. Думайте о них сами, если вы хотите оставить на произвол судьбы ваш народ. У вас нет чувства ответственности перед вашей Родиной. Вы безразличны к ее мучениям. У вас на уме только низменные собственные интересы... Ваша аргументация является, попросту говоря, преступной попыткой сорвать соглашение между союзниками с помощью «Либерум вето»... Если вы хотите завоевать Россию, то действуйте самостоятельно. Вас следует посадить в больницу для умалишенных...(цит. по: Е. В. Яковлева. Польша против СССР, 1939—1950 гг. — М.: Вече, 2007)
  92. Анализ Варшавского восстания 1944 г. и влияние на него Советского Союза. Ху Бо. Академические исследования России №4-2015 г.
  93. Stanisław Mikołajczyk: The Rape of Poland: The Pattern of Soviet Aggression. Sampson Low, Martson & Co.,LTD., London 1948. Whittlesey House, McGraw-Hill Book Company, New York, 1948
  94. Министр обороны Польши назвал «крупнейшую битву Второй мировой войны»
  95. Великобритания не попросила прощения у Польши // РИА «Новости», 1 августа 2004
  96. [Официальное мнение] // Коммерсантъ, 3 августа 2004
  97. 1 2 Историческая неправда Польши // «Росбалт», 4 августа 2007
  98. [Prezydent powstańcom o interesach w III RP] // «Gazeta Wyborcza», 3 августа 2008
  99. Encyklopedia Warszawy. Wydawnictwo Naukowe PWN. 1994.s 687.
  100. Варшавское восстание 1944 в документах из архивов спецслужб. С. 24. Варшава — Москва, 2007
  101. Иван Бауков. «Горит Варшава». : "Война — преходяща, а лирика — вечна"

Литература[править | править вики-текст]

  • Jerzy Kirchmayer. Powstanie Warszawskie. Warszawa 1959.
  • Józef Margules, Przyczółki warszawskie. Analiza i ocena działań 1 AWP w rejonie Warszawy we wrześniu 1944 r., Warszawa 1962.
  • Hanns von Krannhals: Der Warschauer Aufstand 1944. Bernard & Graefe, Frankfurt am Main 1962 (Reprint: ars una, Neuried 2000, ISBN 3-89391-931-7).
  • Adam Borkiewicz. Powstanie Warszawskie. Wyd. II. Warszawa, 1964.
  • Aleksander Skarżyński. Polityczne przyczyny Powstania Warszawskiego. Warszawa, 1964.
  • Włodzimierz Wołoszyn. Na warszawskim kierunku operacyjnym. Warszawa, 1964.
  • Powstanie Warszawskie: zarys podłoża politycznego i dyplomatycznego, Odnowa, Londyn 1971 (wielokrotnie wznawiane i uzupełniane).
  • Варшавское восстание 1944 // Вавилон — «Гражданская война в Северной Америке» / [под общ. ред. Н. В. Огаркова]. — М. : Военное изд-во М-ва обороны СССР, 1979. — (Советская военная энциклопедия : [в 8 т.] ; 1976—1980, т. 2).
  • Antoni Przygoński.Powstanie Warszawskie w sierpniu 1944. Warszawa 1988.
  • Tadeusz Sawicki. Front wschodni a Powstanie Warszawskie. Warszawa 1989.
  • Steiner Jean-Francois, Warszawa 1944. Warszawa 1991.
  • Jan Ciechanowski. Na tropach tragedii — Powstanie Warszawskie 1944: wybór dokumentów wraz z komentarzem.Warszawa 1992.
  • Antoni Przygonski.Stalin i powstanie warszawskie. Warszawa 1994.
  • Joanna K. M. Hanson. Nadludzkiej poddani próbie. Warszawa 2004,ISBN 83-07-02987-2.
  • Kazimierz Iranek- Osmecki.Powołanie i przeznaczenie. Warszawa 2004.
  • Stanisław Lem, Spór o Powstanie. - Tygodnik powszechny, №48, 28 listopada 2004. Русск.: Спор о Восстании. – в кн. "Лем С., Раса хищников". – М.: АСТ, 2008, с.81-85.
  • Варшавское восстание 1944 в документах из архивов спецслужб. Варшава — Москва, 2007.
  • Kulisy katastrofy powstania warszawskiego. New York-Montreal-Warszawa 2009. [4]
  • Krzysztof Komorowski. «Boje polskie 1939—1945. Przewodnik encyklopedyczny». Wydawca: Bellona, Rytm 2009.
  • Nikołaj Iwanow, Powstanie Warszawskie widziane z Moskwy, Znak, Kraków 2010.
  • Norbert Bączyk, «Zatrzymany front?», Poligon 4 (27) / 2011 [5]
  • Norbert Bączyk. Panzertruppen a Powstanie Warszawskie, wyd. Pegaz-Bis 2013.
  • Носкова А.Ф. Варшавское восстание 1944 г.: замыслы и результаты // Актуальные проблемы истории Второй мировой и Великой Отечественной войн. Воронеж, 2015.
  • Andrzej Leon Sowa. Kto wydał wyrok na miasto? Plany operacyjne ZWZ-AK(1940-1944)i sposoby ich realizacji.Wydawnictwo Literackie, Kraków 2016.

Ссылки[править | править вики-текст]