Вассалитет

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Вассалите́т (фр. vassalité, от лат. vassus — «слуга») — система иерархических отношений между феодалами. Состоит в личной зависимости одних феодалов (вассалов, министериалов) от других (сеньоров). Широко была распространена в средневековой Западной Европе[1].

Вассалитет в Западной Европе[править | править вики-текст]

Церемония оммажа

Система западно-европейского вассалитета сформировалась в VIIIIX веках во Франкском королевстве и закрепилась в IX веке, когда франкский король Людовик Благочестивый повелел, чтобы каждый в королевстве был чьим-то «человеком». Система вассалитета состояла в иерархическом подчинении феодалов друг другу. Во главе всех феодалов в государстве был верховный сюзерен, обычно король, который мог в свою очередь считаться вассалом Папы римского или божьим вассалом. Он жаловал землю (феод, лен, фьеф) своим вассалам — герцогам и графам, а те в свою очередь жаловали её баронам и далее бароны рыцарям. За это вассал был обязан состоять в совете при своем господине, нести воинскую повинность в войске сюзерена (обычно 40 дней в году), защищать границы его владений, а также в случае поражения выкупать господина из плена. Сеньор был обязан защищать своего вассала от военного нападения.

Крупные феодалы (герцоги и графы) имели по отношению к королю довольно большие вольности. По иммунитетной грамоте они могли сами собирать на подвластных землях налоги, вершить суд и принимать иные решения вне зависимости от короля. Многие герцоги и графы могли чеканить свою монету.

Во многих странах континентальной Европы действовало правило «вассал моего вассала не мой вассал», по которому непрямой вассал короля не был обязан ему подчиняться. Такая система способствовала увеличению феодальной раздробленности, и с введением практики иммедиатизации (установления прямой вассальной зависимости мелких рыцарей от короля)[2], а затем с укреплением абсолютной монархии, это правило прекратило действовать[3]. В Англии это правило не утвердилось, и король, как верховный собственник всей земли принимал присягу на верность от всех землевладельцев. Таким образом, как непосредственные вассалы короны (графы, бароны), так и подвассалы (средние и мелкие землевладельцы) были обязаны нести службу в пользу короля и подчиняться его постановлениям[4].

Отношения между сеньором и вассалом закреплялись принесением клятвы верности и совершением соответствующего ритуала (коммендация, позднее — оммаж), во время которого вассал вкладывал свои ладони в ладони сеньора, а тот передавал вассалу меч и перчатку (обычай возвращать перчатку при разрыве отношений — позднее при вызове на дуэль).

Правила феодального контракта, составляя юридическую формулировку фактического порядка, с Χ и XI веков сделались главным орудием социального сцепления. В эпоху расцвета феодализма эти правила выработались в виде строгого ритуала с характером сакрального формализма. Контракт слагался из последовательного совершения трех церемоний с символическими действиями, которые знаменовали собой положение сторон, вступающих во взаимное соглашение. Первая происходила как бы при активном участии обоих договаривающихся лиц. Это было homagium (hominium). Младший являлся ко двору старшего и в присутствии его слуг и верных выражал свое желание стать под его руку; старший принимал его под свое покровительство. Обычными торжественными процессуальными подробностями были следующие: отдающийся с обнаженной головой преклонял колена перед тем, у кого искал защиты, протягивал к нему просительно сложенные руки, произнося установленные изречения верности; тот накрывал его руки своими, поднимал его на ноги и целовал в уста (osculum). Во втором обряде, являвшемся прямым последствием первого, действует лишь лицо, вступающее в подчинение: это — присяга на верность, fides, выделенная как особый религиозный акт. Совершалась она в церкви, во всяком случае в присутствии священника, перед Евангелием, часто над мощами или вообще какой-нибудь святыней (res sacra): страх Божий должен был освятить незыблемость обещания в век господства буйных личных воль и отсутствия строгой социальной дисциплины. Третьим заключительным звеном при совершении феодального договора, исходившим от старшего, был ввод младшего во владение феодом — investitura. Это было последствие принятия им пришедшего в число «своих людей», награда за обещанную верность, обеспечение возможности жить и служить. Пожалование феода отсутствовало лишь в редких случаях феодального контракта самой низшей категории, когда подчиняющийся вступал в разряд простых дворовых людей господина, но земли (или какой-нибудь иной статьи дохода) не получал. Пожалование символически выражалось вручением зеленой ветки или куска дерна, представлявших землю (феод). После выполнения всего сказанного феодальный договор считался заключенным: договорившиеся лица становились сеньором и вассалом. Союз обыкновенно скреплялся грамотой; древнейшие известные экземпляры таких грамот относятся к началу XI века и отчасти к концу Х-го.

Службы и обязанности вассала по отношению к сеньору вытекали из личных отношений, связанных с пожалованием феода; они обусловливали известного рода добровольное подданничество в силу homagium и fides и предоставляли господину сюзеренитет. Распадались они на личные и имущественные.

Особенно важна была воинская служба (ost = hostis, chevauchée = cavalcata). Как верный, вассал обязан полагать «жизнь, главу, члены, честь и имущество за сюзерена». По личному или письменному приглашению последнего (semonce = submonitio) вассал должен являться к нему вооруженным и на коне, чтобы участвовать в предпринимавшемся им походе. Характер службы мог быть разнообразен, но размеры ее определялись пропорционально владению: некоторые вассалы приходили в полном вооружении и с отрядом, другие — в одиночку и даже легко вооруженные. Сроки службы также колебались: в Северной Франции установилась обычная цифра 40 дней в год. Вассалы часто тяготились военной обязанностью, служили плохо, так что в XIII в. (и даже в XII-м) сеньоры охотно заменяли эту личную повинность денежным выкупом и содержали для потребностей защиты и нападения рыцарей-волонтеров на жалованье. Феодальные ополчения стали созываться только для больших войн, причем сеньоры искали опоры только в наиболее надежных вассалах, связывая их с собой специально тесной верностью (homagium ligium, homme lige). Кроме сопровождения сюзерена в наступательных экспедициях, вассал обязан был помогать сеньору при защите его замка (estagium, estage), лично или посылая отряд из своих людей, постоянно или в известный срок по договору. Наконец, он должен был предоставлять собственный замок сеньору для воинского занятия, если тот находил это необходимым в стратегических целях: его замки были также верны сеньору, «iurabilia et reddibilia» («jurables et rendables а merci»). Иногда сеньор пользовался этим правом, чтобы держать вассалов в покорности; последние боролись и нередко избавлялись от неприятного стеснения. Многообразные воинские обязанности вассала характеризуют один из главных признаков принадлежности к аристократии: благородный человек служил своему старшему главным образом мечом.

Рядом с указанною службой, которая входит в категорию auxilium (помощь), существовала другая, подходящая под понятие consilium (совет). Это — служба при дворе сеньора (curia, placitum; service de cour ou de plaid). Вассал проводил часть времени (по условию) в резиденции господина, не только чтобы составлять его свиту и придавать блеск его празднествам, но чтобы думу думать с ним вместе об управлении сеньории (consilium — в тесном смысле) и чтобы участвовать в качестве заседателя в сеньориальном трибунале (iustitia). Участие вассалов в управлении сеньорией — признак именно благородной службы. Потребность обособленной жизни и равнодушие к общему делу были, впрочем, так велики в феодальной знати, что вассалы рассматривали такое участие не как право, а как стеснительную и дорогостоящую тягость и стремились ограничить эту повинность — например, тремя placita в год, — или вовсе избавиться от нее; поэтому в сеньориальных советах и судах мало-помалу феодальный элемент вытесняется наемно-чиновническим (ministeriales), что с течением времени ослабляет вассалов.

Кроме военного auxilium и административно-судебного consilium, вассалы несли в пользу сеньора еще денежные auxilia особого рода. Это не были налоги: прямых податей вассал не платил (в этом феод унаследовал привилегию аллода, и такая свобода опять составляла отличительную черту благородного феодала); но он должен был оказывать в трех специальных случаях сеньору помощь из своих средств (aides féodales, les trois cas): 1) выкупать его из плена, 2) участвовать в расходах при посвящении в рыцари его старшего сына, 3) содействовать ему при заготовлении приданого старшей дочери. Впоследствии еще вошла в обычай 4) помощь сеньору при экипировке в крестовый поход. Суммы при этом определялись весьма различные, иногда по произволу сеньора, иногда по взаимному соглашению. Кроме того, феодальный обычай требовал, чтобы вассал подносил сеньору подарки (sportula, sporla), не только символические (перчатки, копье, шпоры — в знак воинского подчинения), но и реальные (золотой кубок, конь, деньги). Наконец, к имущественным повинностям вассала принадлежала обязанность, так сказать, «кормления» сеньора, т. е. доставления ему крова и продовольствия во время пребывания или проезда по территории вассала (gistum, procuratio, receptus, alberga; droit de gote et de procuration). Она ложилось тяжелым бременем на средства вассалов, и последние всячески старались если не сложить его с себя (хотя бы выкупом), то ограничить, что им мало-помалу и удавалось.

Все перечисленные виды вассальной службы (как личные, так и денежные) вытекали из понятия верности (fidelitas). Так как оно очень растяжимо, то и помимо названных точных повинностей вассалы обязаны были в широком смысле не нарушать интересов сеньора вообще. Хороший пример такого неопределенно-всеобъемлющего толкования верности находим в одном документе начала XI века (письме епископа Фульберта Шартрского). В нем устанавливаются «шесть заповедей верности»: incolume (соблюдать личную неприкосновенность сеньора), tutum (не посягать на его замок и казну), honestum (признавать его политические прерогативы), utile (не портить его хозяйства), facile et possibile (не препятствовать его предприятиям). Таким образом, «идея верности» расширяла службу далеко за пределы контракта и являлась могущественным мотивом возникновения разнообразных связей между лицами, вступившими в феодальный союз.

Так как феодальный договор был обоюдный, то обязательства его в принципе распространялись и на отношения сеньора к вассалу. Он должен был (по словам того же Фульберта Шартрского) воздавать вассалу верностью за верность: иначе он стал бы «maleficus», как изменивший долгу вассал становился «perfidus», «periurus». Но обязанности сеньора были гораздо неуловимее повинностей вассала, сводясь к охране его владения феодом и защите его личности от врагов. Такой принцип развивается в важном для изучения феодального права сборнике «Etablissements de St.-Louis» (XIII в.) больше на нравственной, чем на юридической почве.

Если вассал отказывался принести homagium, не выполнял службы, совершал акт разбоя или другое тяжкое преступление против общего права, особенно же если он поднимал восстание против сюзерена, то объявлялся нарушившим верность (совершившим félonie или forfaiture). Виновный вассал наказывался отобранием феода (commise), которое произносилось судебным порядком. Иногда суровость такой абсолютной меры смягчалась временным отнятием феода, пока вассал смирится или пока подрастет его сын. В теории тому же наказанию подвергался и сеньор при нарушении обязанности покровителя: он лишался своих высших прав на феод, но это имело место только тогда, когда над сеньором стояла какая-нибудь высшая власть[5].

Вассалитет в Средней Азии[править | править вики-текст]

Система вассалитета в Средней Азии закончила формироваться к XI — XIII векам. К этому времени пожалованная земля (икта) переходит в наследственную. Как и в Европе, владелец икта нес военную (гражданскую) службу, а также взимал налоги с крестьян. Однако вследствие более сильной централизованной власти, азиатские феодалы не имели таких больших вольностей в отличие от европейских феодалов.

Вассалитет в Японии[править | править вики-текст]

Японский феодализм просуществовал вплоть до «революции Мэйдзи» (1868 г.). В Японии номинальным собственником земли считался император. Фактически же она принадлежала феодалам: в XVII—XIX вв. один лишь правящий дом Токугава владел четвертью всех земель. Кроме того, в Японии имелось около 250 князей (даймё) разных категорий, которые владели огромными территориями. Сохранялись и крестьянские формы землевладения, но их роль все больше уменьшалась.

В Японии прочно укоренился вассалитет, самураи были преданными вассалами даймё, от которых они получали земельные пожалования. Устойчивая феодальная иерархия сложилась на базе условных форм землевладения.

Японский феодализм распространялся и на город. Японский город феодальной эпохи оставался бесправной и податной территорией. На грани XII—XVIII вв. в городах Японии проживало около 4 млн человек, но из них лишь около 1 млн были ремесленниками и торговцами.

Спецификой феодального режима Японии была необычайная многочисленность самураев, которые зачастую не имели земли. Поэтому возникала своеобразная система материального обеспечения вассалов — коку, рисовый паек.

Вассальные государства[править | править вики-текст]

При победе в войне одно государство могло стать по отношению другому вассальным государством, с сохранением некоторой автономности. Правитель побеждённого государства становился вассалом короля-победителя.

См. также[править | править вики-текст]

Примечания[править | править вики-текст]

Литература[править | править вики-текст]