Великий перелом

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

«Великий перелом» — выражение И. В. Сталина, которым он охарактеризовал начатую в конце 1920-х в СССР политику форсированной индустриализации и коллективизации сельского хозяйства. Новая экономическая политика, проводившаяся после окончания Гражданской войны и будучи по своей сути компромиссным решением острого кризиса, не могла обеспечить в условиях ожидавшейся войны должные темпы перехода экономики СССР от отсталой аграрной к индустриальной. Одним из возможных путей развития могла быть дальнейшая экономическая либерализация и углубление НЭПа.ВКП(б) под руководством Сталина избрала другой путь — создание мобилизационной экономики с предельной концентрацией ресурсов в руках государства и политические репрессии против целых классов и социальных групп — и прежде всего против кулаков.

История[править | править вики-текст]

В своей статье «Год великого перелома: к ХII годовщине Октября» И. В. Сталин назвал 1929 год «годом великого перелома на всех фронтах социалистического строительства»[1]. Именно в этот год произошёл окончательный отказ от политики НЭПа и обозначен мобилизационный курс развития, благодаря которому была решена стоявшая перед страной задача индустриальной модернизации.

Сталин в 1929 году

По утверждению Сталина, в 1929 году партии и стране удалось добиться решительного перелома:

  1. в области производительности труда, что выразилось в «развёртывании творческой инициативы и могучего трудового подъёма миллионных масс рабочего класса на фронте социалистического строительства».
  2. в области разрешения в основном проблемы накопления для капитального строительства тяжёлой промышленности, ускоренного развития производства средств производства и создания предпосылок для «превращения нашей страны в страну металлическую».
  3. в переходе земледелия «от мелкого и отсталого индивидуального хозяйства к крупному и передовому коллективному земледелию, к совместной обработке земли, к машинно-тракторным станциям, к артелям, колхозам, опирающимся на новую технику, наконец, к гигантам-совхозам, вооружённым сотнями тракторов и комбайнов».

Реальная ситуация в стране, однако, была далеко не такая оптимистичная. Как указывает советский исследователь О. В. Хлевнюк, курс на форсированную индустриализацию и насильственную коллективизацию «фактически вверг страну в состоя­ние гражданской войны».

Особенно остро отреагировало сельское население — насильственные хлебозаготовки, сопро­вождавшиеся массовыми арестами и разорением хозяйств, привели к мятежам, количество которых к концу 1929 года исчислялось уже многими сотнями. Не желая отдавать имущество и скот в колхозы и опасаясь репрес­сий, которым подверглись зажиточные крестьяне, люди резали скот и сокращали посевы.

На сопротивление деревни государство ответило си­лой. Провозгласив курс на сплошную коллективизацию и ликвидацию кулаков, опираясь на направленные в деревню из города специальные рабочие отряды при поддержке ОГПУ и армии, местные власти насильно сгоня­ли крестьян в колхозы, отнимая у них имущество. Коллекти­визация сопровождалась массовым закрытием церквей, использованием этих зданий под хозяйственные нужды, уничтожением и расхищением предметов религиозного культа, арестами служителей церкви, считавшихся проводниками реакционной идеологии.

Это привело лишь к ещё большему обострению обстановки. Согласно данным из различных источников, приводимым О. В. Хлевнюком, в январе 1930 года. было зарегистрировано 346 массовых выступлений, в которых при­няли участие 125000 человек, в феврале — 736 (220000), за первые две недели марта — 595 (около 230000), не считая Украины, где волнениями было охвачено 500 населённых пунктов. В марте 1930 года в це­лом в Белоруссии, Центрально-Чернозёмной области, в Нижнем и Среднем Поволжье, на Северном Кавказе, в Сибири, на Урале, в Ленинградской, Московской, Западной, Иваново-Вознесенской областях, в Крыму и Средней Азии было зареги­стрировано 1642 массовых крестьянских выступления, в кото­рых приняли участие не менее 750000—800000 человек. На Укра­ине в это время волне­ниями было охвачено уже более тысячи населённых пунктов. Партийному и государственному руководству пришлось несколько отступить, и 2 марта 1930 в советской печати было опубликовано письмо Сталина «Головокружение от успехов», в котором вина за «перегибы» при проведении коллективизации была возложена на местных руководителей. Ещё через месяц на места была направлена правительственная директива о смяг­чении курса в связи с угрозой «широкой волны повстанческих крестьянских выступлений» и уничтожения «половины низовых работников». Сопротивление крестьянства, однако, привело лишь к некоторому сдерживанию темпов коллективизации, которая была завершена в последующие несколько лет, после того, как силами ОГПУ удалось подавить антисоветские выступления, нейтрализовать и ликвидировать их организаторов и наиболее активных участников. Усмирению крестьянства способствовала и массовая высылка кулаков и членов их семей в лагеря и трудовые поселения в Сибири и на Севе­ре.

Несмотря на объективные трудности, связанные с небывалой масштабностью поставленных задач, на рубеже пятилеток индустриализация и коллективизация начали приносить свои результаты. На фоне разразившегося мирового экономического кризиса, демографическая статистика свидетельствует о взрывном приросте населения СССР(15,7 млн. чел. с 1926 по 1939гг.) [2] по сравнению с погрузившимися в Великую Депрессию США(прирост 13,5 млн. чел)[3] за тот же период. Двукратный рост доходов населения с 1932-го по 1937-й [4] обусловил не только улучшение благосостояния, но и увеличение объема внутреннего рынка, что в условиях удешевления импорта и экспорта вследствие кризиса явилось дополнительным импульсом к дальнейшей модернизации.

В третью пятилетку удалось наконец приступить к реализации главной цели реформ - развертыванию военной промышленности в условиях нарастающей военной угрозы.

Итоги[править | править вики-текст]

Агитационный плакат о выполнении пятилетнего плана

В историографии годами Великого Перелома принято называть период первых первых двух сталинских пятилеток.

Первая пятилетка (1928-32) была разработана на основе Директив Пятнадцатого съезда ВКП(б), как продолжение и развитие идей долгосрочного плана ГОЭЛРО. Гл. задача 1-й пятилетки состояла в построении фундамента социалистической экономики и укреплении обороноспособности страны. План предусматривал задания и мероприятия, направленные на превращение СССР из аграрной в развитую индустриальную державу, на коллективизацию значительного числа крестьянских хозяйств. Работа по подготовке плана проходила в острой борьбе против троцкистов, отстаивавших лозунг «сверхиндустриализации», и правой оппозиции, требовавшей равнения на «узкие места» в народном хозяйстве, низких темпов развития, особенно отраслей тяжёлой промышленности.

В результате выполнения второго пятилетнего плана развития народного хозяйства СССР было введено в действие 4500 крупных государственных промышленных предприятий. Часть продукции промышленности в общем объёме хозяйства повысилась с 70,2% в 1932 до 77,4% в 1937. 80% всей промышленной продукции было получено на предприятиях, вновь построенных или полностью реконструированных за годы 1-й и 2-й пятилеток.

Рост физического объёма валовой продукции промышленности СССР в годы 1-й и 2-й пятилеток (1928-1937 гг.)[5][6]
Продукция 1932 г. 1937 1932 к 1928 (%)
1-я пятилетка
1937 к 1928 (%)
1 и 2-я пятилетки
Чугун, млн. т. 6,2 14,5 188 % 439 %
Сталь, млн. т. 5,9 17,7 137 % 412 %
Прокат чёрных металлов, млн. т. 4,4 13 129 % 382 %
Уголь, млн. т. 64,4 128 181 % 361 %
Нефть, млн. т. 21,4 28,5 184 % 246%
Электроэнергия, млрд кВт·ч 13,5 36,2 270 % 724 %
Бумага, тыс. т. 471 832 166 % 293 %
Цемент, млн. т. 3,5 5,5 194 % 306 %
Сахарный песок, тыс. т. 1828 2421 142 % 189 %
Станки металлорежущие, тыс. шт. 19,7 48,5 985 % 2425 %
Автомобили, тыс. шт. 23,9 200 2988 % 25000%
Обувь кожаная, млн. пар 86,9 183 150 % 316%

Для поддержки роста промышленного и сельскохозяйственного производства, а также в связи с развитием новых индустриальных районов была реализована масштабная программа железнодорожного строительства, введены в действие крупные сооружения водного транспорта. Грузооборот железнодорожного транспорта увеличился за пятилетие более чем в 2 раза. Производительность труда в промышленности выросла на 90%, что явилось результатом повышения технического уровня и освоения новой техники.

По абсолютным объёмам промышленного производства СССР в конце 30-х гг. вышел на второе-третье место после США и Германии.[7] Сократилось отставание от развитых стран по производству продукции на душу населения. Количество рабочих выросло с 9 до 23 млн. человек. В 1935 г. отменили карточки на продукты и промышленные товары. В третьей пятилетке (1937-1941) темпы роста промышленного производства значительно снизились и не превышали в среднем 3-4 % в год. В этот период заметно выросла доля военной промышленности, которая к тому моменту стала обеспечена необходимой материально-сырьевой и кадровой базой, подготовленной в ходе тотальной модернизации экономического и социального устройства страны.

В результате за 14 предвоенных лет были созданы целые отрасли промышленности буквально с нуля, что и предопределило исход экономического противостояния в войне с германской коалицией, а также в достаточно быстрой ликвидации её последствий в виде карточной системы и т.д.

См. также[править | править вики-текст]

Примечания[править | править вики-текст]