Пермь Великая

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
(перенаправлено с «Великопермское княжество»)
Перейти к навигации Перейти к поиску
Вассальная территория Великого княжества Московского
Пе́рмь Вели́кая
Great Perm and Pelym principalities RU.jpg
Великопермское и Пелымское княжества
 Flag of None.svg
Lob flag moskovskiy.svg 
1451 — 1505
Столица предположительно Чердынь
Язык(и) древнепермский
Религия язычество, православие
Площадь в период расцвета 9 тыс. км² (XVI век)
Население ок. 6 тыс. чел. (XVI век)
Форма правления монархия
Династия Великопермские князья

Пе́рмь Вели́кая (Че́рдынское кня́жество, Пермь Камская, Пермская земля) — историческая область в России и коми-пермяцкое средневековое княжество на Верхней Каме, в междуречье Камы, Вишеры, Колвы и Язьвы. Межплеменной центр — Чердынь, резиденция верховного князя — Покча[1], духовный центр — Искор[2]. Археологически княжество охватывало территорию родановской культуры. Находилось в зависимости от Великого княжества Московского и, возможно, также формально подчинялось Новгородской республике (до 1472 года)..

Пермью Великою назывались города в Верхнекамье, к западу от северной части Уральских гор (Чердынь, Сольвычегодск, Соликамск, Кайгород, а также Старая Пермь, находившаяся в 140 верстах от устья Вычегды[3]). Это определение включает Пермь Вычегодскую. Объединение понятий произошло при распространении деятельности Строгановых за Урал[4].

Территория[править | править код]

Княжество располагалось на территории Верхнего Прикамья. Площадь непосредственно самого княжества не превышала 9 тыс. км². Контролировало пространство всей исторической области Пермь Великая — это более 84,6 тыс. км². К северу оно простиралось до волока с верховьев р. Колвы на притоки Вычегды, где граничило с Пермью Вычегодской. К западу территория княжества достигала верховьев Камы и Вятки, где начиналась Вятская земля. На юге княжество контролировало территории до р. Чусовой, земли за которой принадлежали башкирам, подвластным Казанскому ханству. Восточная граница, по Уральскому хребту, — c вогулами (манси) — была наиболее беспокойной и часто нарушалась с обеих сторон. Центр княжества располагался в районе слияния рек Колва, Вишера и Кама. Административно делилось на Верхнюю (Вылісь му) и Нижнюю (Улісь му) земли. Это деление сохранилось и в более позднее время, изменив название на Верхний и Нижний станы Чердынского уезда.

У Сигизмунда Герберштейна, побывавшего в России в первой половине XVI века и допустившего ряд ошибок (в частности, он посчитал, что Стефан Пермский жил позже епископа Питирима) сказано, что «Великая и обширная область Пермия отстоит от Москвы прямо к Северо-Востоку на двести пятьдесят (или, как утверждают некоторые, на триста) миль. В ней есть город того же имени, стоящий на реке Вышере (Vischora), которая в десяти милями ниже изливается в Каму. По причинам частых болот и рек, сухим путем туда можно добраться только зимою, летом же этот путь совершить легче на судах через Вологду, Устюг и реку Вычегду (Vitzechda), которая в двенадцати милях от Устюга вливается в Двину. Тем, кто отправляется из Пермии в Устюг, надо плыть вверх по Вышере; проплыв по нескольким рекам и перетаскивая иногда в другие реки суда по земле, они достигают, наконец, Устюга, находящегося в трехстах милях расстояния от Перми. В этой области хлеб употребляется весьма редко; ежегодную дань Государю они выплачивают лошадьми и мехами. Они имеют особый язык и точно также особые письмена, которые впервые изобрел епископ Стефан, укрепивший жителей, колеблющихся в вере Христовой (ибо раньше они были очень слабы в вере и содрали кожу с одного епископа, покушавшегося на то же)»[5].

В 1688 году Эдмунд Богун определил Пермь Великую как город на Каме: «Пермь Великая (Permaweliki) Permia Magna, город в провинции Пермской в России, между Двиной (Dwina) на западе и Обью (Obb) на востоке, располагается на реке Каме (Kama)»[5]. В вышедшей в 1744 году книге Томас Сальман дал такие границы Перми Великой (опять назвав город Пермь Великая): «Провинция Пермия (Permia) граничит с Зырянами (Syrianes) на севере, и с Вологдой на юге; восточная граница, кажется, река Иртыш (Irtis), которая впадает в Обь (Oby); главный город Пермь Великая (Permia Weliki). Эта страна населена не намного лучше, чем в прошлом, и люди, как говорят, заняты, главным образом, охотой»[5].

Пермский край в 1579 г., по писцовым книгам И. И. Яхонтова (по С. А. Андрианову)

В писцовых книгах XVI и XVII веков, в государевых грамотах и других указах употребляется название «Пермь Великая» — в смысле всей страны, и «Пермь Великая—Чердынь» — в смысле названия главного города страны (Чердынь). В Книге Большого Чертежа (1627 г.) встречаются «Пермь Старая» как название города Усть-Вымь на реке Вычегде и «Пермь Малая», или «Пермца», как название одной зырянской волости в Сольвычегодском крае[6].

В российских официальных документах начала XVIII века также встречается упоминание о городе Пермь Великая, при этом он не отождествляется c Чердынью. Например, в указе Петра I от 18 декабря 1708 года в списке «поморских» городов упомянут город Пермь Великая и через запятую — Чердынь[5]. В приложении к указу от 29 мая 1719 года в списке населенных пунктов созданной Соликамской провинции названы Соль Камская, «Пермь Великая и Чердынь»[7].

Вследствие сбивчивых сведений в первоисточниках весьма трудно определить пределы Перми Великой в тот или другой период. Более или менее установлено, что древняя Пермия вместе с зырянским краем граничила к северу с самодийцами, к востоку с Уральским хребтом и манси, к югу с башкирами и удмуртами, к западу с Великим Устюгом, Вологдой и Белым морем. В XVI и XVII веках, по словам составителей писцовых книг И. И. Яхонтова и Кайсарова, на территории Перми Великой, то есть на пространстве от реки Чусовой до озера Чусовского, по Каме с её притоками были три округа: Пермский (Чердынский) с главным городом Пермь Великая (Чердынь), Усольский, возникший в XV веке, с главным городом Усолье Камское, и Строгановские вотчины. В XVIII веке эти территории оказались в уездах Чердынском, Соликамском, Пермском и отчасти Кунгурском, Оханском, Глазовском и Слободском — последние два Вятской губернии.

Население[править | править код]

Точная численность населения неизвестна. По данным первой русской переписи этих земель И. И. Боброва 1530, то есть спустя 25 лет после ликвидации самостоятельности пермского княжества (2145 луков — взрослых мужчин) можно предположить общую численность населения в период независимости не менее 6 тыс. чел. Историк В. А. Оборин считал, что на территории Родановской культуры IX—XV веков проживали не менее 4,5 тыс. человек[8].

Население Прикамья издревле занималось охотой, рыболовством и собирательством. Кроме того, на территории северного Прикамья издавна существовала металлургия. Недалеко от современного села Оралово обнаружены литейные формы и тигли для литья меди, относящиеся к X—IX вв. до н. э. (Ананьинская культура)[9]. В IX—XV веках территория Перми Великой с точки зрения археологии относилась к Родановской культуре[10]. Представители этой культуры занимались пашенным земледелием, скотоводством, охотой, у них была металлургия железа[10]. Металлургическим центром Родановской культуры было расположенное около современных Березников поселение, известное археологам как Чашкинское[11]. Оно существовало в IX—XIII веках[12]. В послемонгольское время металлургическими центрами Прикамья были расположенные в бассейне реки Зырянки городище Семино и селища Абрамово, Пермяково[13].

Населённые пункты[править | править код]

В исследовании начала XX века названы следующие населённые пункты княжества[14]

Однако археологические раскопки, проведённые в 2001—2008 годах показали, что как Чердынь, так и Искор являлись неукреплёнными святилищами, а не «городками»[15]. Раскопки не выявили ни следов укреплений, ни жилых построек[15].

Религия[править | править код]

Среди населения преобладало традиционное коми-пермяцкое язычество, но великопермские князья были православными. Неукрепленными святилищами были Чердынь и Искор[15]. Вероятно уже в конце XIV века на территорию Прикамья проникает православие. В 1383 году епископ Стефан Пермский был поставлен первым пермским епископом. В летописи это событие описано так: «приде Стефан до митрополита до Москвы для новокрещении пермяки епискупа просити. Пимен митрополит с князем с Дмитрием сразсудив, поставил его Стефана епискупом пермскую землю»[15]. Так как в церковном отношении Пермь Великая относилась к Новгородской епархии, то это привело к конфликту. Новгород дважды посылал в Пермскую землю вооружённые отряды[16]. Вскоре конфликт был улажен — Новгород признал пермского епископа, назначенного Москвой[17]. Хотя никаких документальных свидетельств о пребывании Стефана Пермского на территории Перми Великой нет, он почитался там как основатель пермской епархии[18]. В XV веке пермские епископы были сторонниками Москвы. Пермский епископ Питирим в условиях феодальной войны в Московском княжестве поддержал Василия II, издав в 1447 году вместе с другими церковными иерархами Руси анафему на его противника князя Дмитрия Шемяку[17]. Помощь выразилась также в том, что Питирим в 1450 году послал на защиту от Шемяки Великого Устюга свою паству, а двое пермских сотников были казнены Шемякой[17].

В 1455 году епископ Питирим попытался крестить население Перми Великой, но был убит в результате набега манси[5]. Новый епископ Иона Пермский «добавне крести» коми-пермяков в 1462 году[5]. П. А. Корчагин считает, что продолжением крещения был Чердынский поход 1472 года, в ходе которого московский отряд разорил коми-пермяцкое святилище в Искоре[19].

Даже в начале XVI века языческие обряды ещё соблюдались частью населения княжества, о чем свидетельствует послания московского митрополита Симона, датированные 1501 годом и адресованные пермскому духовенству, мирянам, а также «Князю Матвею Михайловичу пермскому»[18]. В послании Симон отмечал, что брак у части населения Перми Великой сохранил нехристианские черты. Он писал: «Яко же слышу о вас, что де у вас поимаются в племени по ветхому и по татарскому обычаю: кто у вас умрет, и вторы де его брат жену его поимает, и третьи де и брат его того ж де творит; а жены де и ваши ходят простовласы, непокровенными главами»[20]. Митрополит Симон предписывал соблюдать посты, венчаться в церкви, а замужним женщинам ходить с покрытой головой[20]. Вероятно в начале XVI века коми-пермяки поклонялись прежним божествам, в том числе Войпелю. В этой связи митрополит Симон писал: «А кумиром бы есте не служили, ни треб их не принимали, ни Войпелю болвану не молитеся по древнему обычаю, и всех Богу ненавидимых тризнищ не творите идолом»[20].

Митрополит Симон был недоволен пермским духовенством, которое не слушало наставлений епископа Филофея, управлявшего Пермской епархией в 1471—1501 годах[20]. Этот епископ «не единова посылал к вам свои грамоты о том же, поучая вас, чтобы есте от раноядия и от питья воздержались, а детей бы своих духовных новокрещеных христиан учили всяко закону Божию, вере христианской: и вы де и о всех сих небрегосте и от епископа своего божественных писаний поучения не внимаете»[20].

Троицкое городище Чердыни.
Карта севера России, включая Великую Пермь. Автор: Герхард Меркатор (Амстердам, 1595 год.).

Топоним[править | править код]

Происхождение топонима «Пермь» является предметом научных дискуссий. Первая версия была предложена в 1730 году Ф. И. фон Страленбергом, который отождествил Пермь и упоминаемую в скандинавских сагах Биармию: «Вторая пристань была в Биармии или в Великой Перми при городе Чердыне» и отметил, что «в Европе суть Великая Пермиа, которую древность Биармаланд называет, и прежде превеликую часть земли в себе заключала»[21]. Гипотеза Пермь-Биармия преобладала в исторических исследованиях вплоть до начала XIX века и была принята, в частности В. Н. Татищевым, М. В. Ломоносовым и Н. М. Карамзиным[22]. В XIX—XX веках эта гипотеза подверглась критике и возникли следующие теории происхождения слова «Пермь»[20]:

  • От финского Perämаа — «задняя сторона» или коми-зырянского Perjema — «отнятая, взятая, унаследованная земля» или от вепсского Perämaa, буквально — «задняя земля», в смысле «Заволочье»;
  • От рäärmа край, окраина. Эту теорию фактически отверг Макс Фасмер, указав, что вывести из слова «парма» «пермь» трудно фонетически;
  • От имени легендарного Перы-богатыря — «место Перы».

Топоним «пермь» в древнерусских текстах до второй половины XIV века упоминается только 6 раз[20]:

  • В Повести временных лет (недатированная часть, созданная в 1113 году) «Пермь» упоминается дважды — в перечне народов «Афетовой части» между чудью и печерой и в списке народов, которые «дань дают Руси» между мордвой и чудью;
  • Новгородская четвертая летопись сообщает, что пермские земли платили дань Новгороду и в 1187 году «избъени быша даньникы Перемьские и Югорьскии, а друзии за Волоком, и паде головъ о сте кметей»;
  • Договор князя Ярослава Ярославича с Новгородом 1264 года ставить Пермь рядом с Югрой и Печорой, причем вводит ранее не упоминавшийся топоним «Колопермь» в списке новгородских владений — «А се волости новгородьскые: Бежиче, Городец, Мелечя, Шипино, Егна, Вологда, Заволоцье, Колоперемь, Тре, Перемь, Югра, Печера»;
  • Пермь и Колопермь указаны в списке новгородских владений в грамоте 1304—1305 годов — «А се волости новгородьскыя: Бежице, Городьць, Мелеча, Шипино, Егна, Волъгда, Заволочие, Голопьрьмь, Тьре, Пьрьмь, Печера, Югра»;
  • В 1324 году в летописи упоминается впервые Пермь Великая в связи с поездкой московского князя Юрия Даниловича в Золотую орду. Согласно летописи «поиде… в Орду, а шел на Пермь Великую и поиде по Каме реке».

История[править | править код]

Предыстория[править | править код]

Основным первоисточником является Вычегодско-Вымская летопись. Известно, что Прикамье располагалось на пересечении торговых путей. Например, Чердынь, по мнению историков П. А. Корчагина и А. С. Лобановой, располагалась на перекрёстке водно-волоковых путей[23]:

Великопермское княжество, вассалитет от Москвы1451 по 1505).
Оранжевым цветом Пелымское княжество.

Большинство историков полагает, что первым идентифицированным населением западного Урала были различные финно-угорские народы уральской языковой семьи. В период Великого переселения народов на Урале появились тюркские племена. Значительная часть финно-угорских племён под верховенством венгров покинуло Пермские пределы и переселилось на Дунай. С X века Прикамье находилось под властью волжских булгар и считалось их колонией. Территория Великой Перми в арабских хрониках известна как Верхняя Булгария или страна Вису. Через неё шел активный торговый путь в Сибирь. Множественные археологические находки на берегах Камы персидских произведений искусства и монет — «Закамское серебро»[24][25][26][27] — свидетельствуют о широких масштабах пушной торговли. Кроме того, на территории Перми Великой (в том числе в ее северных районах) очень рано зародилась металлургия. Недалеко от современного села Оралово обнаружены литейные формы и тигли для литья меди, относящиеся к X—IX вв. до н. э. (Ананьинская культура)[28]. Археологически Пермь Великая относится к Родановской культуре (IX—XV вв.). Металлургическим центром Родановской культуры было расположенное около современных Березников поселение, известное археологам как Чашкинское[29]. Оно существовало в IX—XIII веках[30]. В послемонгольское время металлургическими центрами Прикамья были расположенные в бассейне реки Зырянки городище Семино и селища Абрамово, Пермяково[31].

Княжество (1451—1505 гг.)[править | править код]

Коми-пермяцкие племена Верхнего Прикамья с древнейших времён поддерживали торговые отношения с Поволжьем и странами прикаспийского региона, куда по Каме и Волге шёл прямой речной путь. С запада через Пермь Вычегодскую по притокам Северной Двины отсюда проходил речной путь к Великому Устюгу и Вологде. На восток по Вишере, Лозьве и Тавде лежал путь в Сибирь, который до конца XVI века был главной «Московской» или «Государевой» дорогой за Урал[32]. В Прикамье скопилось большое количество так называемого «закамского серебра» — серебряной посуды из Сасанидского Ирана, Византии и Средней Азии и арабских монет и украшений с зернью и сканью[33].

В XIII веке монгольское нашествие разгромило Волжскую Булгарию и удельные русские княжества. Множество беженцев самых разных национальностей нашли приют в относительно спокойной и почти незаселённой Пермской земле, защищённой непроходимыми таёжными лесами и болотами. Эта область фигурирует в составе новгородских волостей, но сохраняет определенную самостоятельность: она управлялась своими князьями и лишь платила дань Новгороду пушниной.

В 1451 году великий князь Московский Василий II Темный сделал своими наместниками в Перми Вычегодской князя Ермолая и его сына Василия, а другой сын Ермолая Михаил стал вассальным правителем Великопермского княжества. По летописи Ермоличи — родственники великого князя по Верейской линии, но большинство современных авторов считают их местными коми-пермяцкими князьями, возможно, и обрусевшими, так как они были христианами и имели русские имена.

В 1472 году под предлогом оскорблений, нанесённых пермяками московским купцам, Иван III послал в Пермский край московского воеводу князя Фёдора Пёстрого с войском, подчинившего край Великому княжеству Московскому. Фёдор Пёстрый возвёл небольшое русское укрепление в Покче. В том же году впервые упоминались в синодике Чердынского Богословского монастыря имена нескольких пермских князей и княгинь. Иван III до конца своего правления оставлял номинальным правителем края князя Михаила Пермского, фактическим же правителем был пермский епископ Филофей. В 1505 году вместо сына Михаила, Матфея, в Великопермское княжество был прислан наместник князь В. А. Ковёр, «первый от русских князей». Московские князья строили города, давали временные льготы от дани и пошлин[6].

Пермяки принимали участие в походах московских воевод на югру (1483, 1485 и 1499 гг.) и манси (1484 г.); в то же время они сами испытывали опустошительные нападения манси и татар (1481, 1505, 1531, 1539, 1547, 1572, 1573 и 1581 гг.). Нападение в 1581 году пелымского князя Кихека с сибирскими, сылвенскими и иренскими татарами, с хантами, манси, удмуртами и башкирами было особенно бедственным для Великой Перми.

Население было сосредоточено главным образом в нижних частях Колвы и Вишеры. От столицы Чердыни во все стороны расходились широкие транспортные водные пути: по Каме — на запад и на юг до Москвы и Каспийского моря, по Колве и, после волока, по Печоре — на север до Ледовитого океана, по Вишере — на восток через Уральские горы и далее в Сибирь, спускаясь по рекам: Ивдель, Лозьва, Тавда, Тобол, Иртыш и Обь — речная Чердынская дорога. В зимнее время грузы перевозились по льду этих же рек. Первая сухопутная Бабиновская дорога (с многочисленными мостами) в Сибирь была построена уже в 1597 году.

В хозяйственной деятельности большое значение имели охота и рыболовство, а в южных районах (по Каме и Чусовой) — пашенное земледелие. По Никоновской летописи были известны четыре значительных населённых пункта, княжеских резиденций — Искор, Урос, Покча и Чердынь; все они были расположены на Колве.

Пермские земли в составе Новгородской республики (XII — первая половина XV веков)[править | править код]

Не позднее XII века пермские земли оказались в зависимости от Новгородской республики и вплоть до 1471 года вместе с Югрой упоминаются как новгородские «волости» в договорах 1264, 1304—1305 и 1471 годов[34]. Известно, что пермские земли, как и югорские уже в XII веке платили Новгороду дань. Новгородская четвёртая летопись сообщает, что в 1187 году «избъени быша даньникы Перемьские и Югорьскии, а друзии за Волоком, и паде головъ о сте кметей»[35]. Из этого сообщения следует, что уже тогда новгородцы посылали в пермские и югорские земли сборщиков дани с местного населения и что местное население порой оказывало им серьёзное сопротивление. Сбор Новгородом дани с Прикамья продолжался и после татаро-монгольского нашествия. В 1322 году Иван Калита «приде из орды, и възверже гнев на Новгород, прося у них серебра Закамьского»[36]

Проникновение русских в Прикамье (XIII—XIV века)[править | править код]

В начале XIII—XIV веках Прикамье использовалось владимиро-суздальскими (а позднее произошедшими от них московскими) князьями как транзитная территория. В низовьях Камы и среднем Поволжье с X века располагалось тюркоязычное мусульманское государство Волжская Булгария. Существует даже версия, что в Верхнем Прикамье уже в XI веке существовали булгарские торговые фактории, но она принята не всеми историками[37]. При раскопках памятников родановской культуры обнаружено очень мало предметов булгарского происхождения. Например, булгарская керамика составляет менее 1 % общей керамической массы родановских поселений Северного Прикамья[38].

Несмотря на то, что значительная часть археологических памятников (могильников и поселений) верхнего Прикамья была раскопана в дореволюционный период, историк Л. Д. Макаров пришёл к выводу, что уже в XI веке в регион шёл поток предметов из Древней Руси[37]. Например, около современного Чермоза были найдены фрагмент рукояти древнерусского меча (единственный аналог такой рукояти украшал меч из Киева IX—X вв.) и обломок каролингского меча[39].

К северо-западу от Верхнего Прикамья в начале XIII века был основан Великий Устюг, принадлежавший Владимро-Суздальскому княжеству. Из Великого Устюга через верховья Камы проходил путь в Волжскую Булгарию, которым русские князья пользовались. Когда в 1220 году князь Юрий Всеволодович организовал поход на Волжскую Булгарию, то один из его полков был послан «со Устюга на връхъ Камы»[40]. После татаро-монгольского нашествия, разорившего как русские княжества, так и Волжскую Булгарию, использование Прикамья как транзитной территории продолжалось. Когда в 1324 году московский князь Юрий Данилович совершил поездку в Золотую Орду, то он «шел на Пермь Великую и поиде по Каме реке»[35]. В 1409 году флотилия мятежного новгородского боярина Анфала Никитина совершила поход в Волжскую Булгарию примерно по тому же маршруту, что и князь Юрий Всеволодович в 1220 году: 150 судов пошли по Волге, а 100 во главе с самим Анфалом по Каме[41].

В составе Русского государства[править | править код]

Великая Пермь (часть). Атлас Всероссийской империи И. К. Кирилова 1722-1737 гг

С XVI века начинает возвышаться над Пермью Старой Вычегодской Пермь Великая. В середине XVI века здесь уже было несколько монастырей, хотя христианство стало распространяться почти на столетие позже, чем в Перми Вычегодской, где первые три монастыря учредил ещё святитель Стефан. Большой вклад в христианизацию Пермского края внёс преподобный Трифон Вятский. Много сделали для заселения и промышленного освоения края Строгановы, получившие (1517 г.) от великого князя грамоту на устройство в Сольвычегодске соляных варниц, а в 1558 г. — огромные земельные владения в Перми Великой. В XVII веке территория Перми Великой делилась на три уезда — Чердынский, Соликамский и Кунгурский[42].

В XVII веке на территории Прикамья начались поиски полезных ископаемых. В 1617 году строгановский крестьянин Я. Литвинов сообщил в Москву, что нашел медь в Соликамском уезде[43]. Уже в 1618 году на месте вела геологические изыскания экспедиция, в которую входили дворянин Ч. Бартенев, подьячий Г. Леонтьев и англичанин-рудознатец Д. Ватер[43]. Экспедиция обнаружила медь и небольшое количество золота[43]. В 1634 году в Прикамье был построен Пыскорский медеплавильный завод, просуществовавший до 1657 года[17]. В его строительстве участвовали 15 саксонцев во главе с А. Петцольтом[17].

Горнозаводское дело служило главным источником богатств страны, способствовало притоку населения и образованию городов, в том числе губернского города Пермь[6], основанного у южных окраин Пермского края на территории с преобладанием татар. Город получил своё название в XVIII веке в связи с образованием Пермской губернии.

По вхождении в состав Русского государства Пермь Великая имела различные административные деления:

Правители[править | править код]

Пермь Великая в художественной литературе[править | править код]

Прошлое княжества Пермь Великая описано в романе пермского писателя А. В. Иванова «Сердце Пармы или Чердынь — княгиня гор».

См. также[править | править код]

Примечания[править | править код]

  1. Кривощёков И. Я. Словарь географическо-статистический Чердынского уезда Пермской губернии. Пермь, 1914. С. 624.
  2. Кривощёков И. Я. Словарь географическо-статистический Чердынского уезда Пермской губернии. Пермь, 1914. С. 399.
  3. Устрялов Н. Г. Именитые люди Строгановы. СПб.: Типография штаба военно-учебных заведений, 1842. С. 9
  4. Лыткин Г. С. Зырянский край при епископах пермских и зырянский язык. СПб: Тип. Акад. наук, 1889. С. 21
  5. 1 2 3 4 5 6 Корчагин П. А. Пермь. «Что в имени» // Вестник Пермского научного центра УрО РАН. — 2013. — № 4. — С. 11 Ошибка в сносках?: Неверный тег <ref>: название «autogenerated2» определено несколько раз для различного содержимого
  6. 1 2 3 Пермская губерния (ЭСБЕ)
  7. Корчагин П. А. Пермь. «Что в имени» // Вестник Пермского научного центра УрО РАН. — 2013. — № 4. — С. 11 — 12
  8. История Урала с древнейших времен до конца XIX века / Под ред. акад. Б. В. Личмана. — Екатеринбург: СВ-96, 1998. — С. 116
  9. Майстренко Д. Л., Мельничук Л. Ф. Орловское озеро II — поселение рубежа поздней бронзы и начала железного века в северном Прикамье // Вестник Пермского университета. Серия: История. — 2015. — № 1 (28). — С. 37 — 44
  10. 1 2 История Урала с древнейших времен до конца XIX века / Под ред. акад. Б. В. Личмана. — Екатеринбург: СВ-96, 1998. — С. 78
  11. Головчанский Г. П., Мельничук А. Ф., Рублев А. В., Скорнякова С. В. Чашкинское II поселение — крупнейший неукрепленный памятник Родановской культуры в Верхнем Прикамье // Вестник Пермского университета. Серия: История. — 2011. — № 1 (15). — С. 49 — 50
  12. Головчанский Г. П., Мельничук А. Ф., Рублев А. В., Скорнякова С. В. Чашкинское II поселение — крупнейший неукрепленный памятник Родановской культуры в Верхнем Прикамье // Вестник Пермского университета. Серия: История. — 2011. — № 1 (15). — С. 49 — 50, 56
  13. Головчанский Г. П., Мельничук А. Ф., Рублев А. В., Скорнякова С. В. Чашкинское II поселение — крупнейший неукрепленный памятник Родановской культуры в Верхнем Прикамье // Вестник Пермского университета. Серия: История. — 2011. — № 1 (15). — С. 56
  14. Кривощёков И. Я. Пермь Великая, её живая старина и вещественные памятники.- Пермь, 1911
  15. 1 2 3 4 Корчагин П. А., Шабурова Е. В. Вехи крещения и христианизации Перми Великой XV — начале XVIII в.: археологический и искусствоведческий аспекты // Труды Камской археолого-этнографической экспедиции. — 2009. — № 6. — С. 190
  16. Корчагин П. А., Шабурова Е. В. Вехи крещения и христианизации Перми Великой XV — начале XVIII в.: археологический и искусствоведческий аспекты // Труды Камской археолого-этнографической экспедиции. — 2009. — № 6. — С. 190—191
  17. 1 2 3 4 5 Корчагин П. А., Шабурова Е. В. Вехи крещения и христианизации Перми Великой XV — начале XVIII в.: археологический и искусствоведческий аспекты // Труды Камской археолого-этнографической экспедиции. — 2009. — № 6. — С. 191 Ошибка в сносках?: Неверный тег <ref>: название «autogenerated3» определено несколько раз для различного содержимого
  18. 1 2 Чагин Г. Н. Пермь Великая и первые века ее христианизации // Вестник Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета. Серия 2: История. История Русской Православной Церкви. — 2011. — № 5 (42). — С. 8
  19. Корчагин П. А., Шабурова Е. В. Вехи крещения и христианизации Перми Великой XV — начале XVIII в.: археологический и искусствоведческий аспекты // Труды Камской археолого-этнографической экспедиции. — 2009. — № 6. — С. 192—193
  20. 1 2 3 4 5 6 7 Чагин Г. Н. Пермь Великая и первые века ее христианизации // Вестник Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета. Серия 2: История. История Русской Православной Церкви. — 2011. — № 5 (42). — С. 9 Ошибка в сносках?: Неверный тег <ref>: название «autogenerated1» определено несколько раз для различного содержимого
  21. Корчагин П. А. Пермь. «Что в имени» // Вестник Пермского научного центра УрО РАН. — 2013. — № 4. — С. 4 — 5
  22. Корчагин П. А. Пермь. «Что в имени» // Вестник Пермского научного центра УрО РАН. — 2013. — № 4. — С. 5
  23. Корчагин П. А., Лобанова А. С. Очерки ранней истории Перми Великой: водно-волоковые пути // Вестник Пермского университета. Серия: История. — 2012. — № 1 (18). — С. 133
  24. «Серебро закамское» в истории и археологии Пермского Предуралья
  25. Сокровища Биармии
  26. Тайны «закамского» серебра
  27. Серебро пермское, закамское
  28. Майстренко Д. Л., Мельничук Л. Ф. Орловское озеро II — поселение рубежа поздней бронзы и начала железного века в северном Прикамье // Вестник Пермского университета. Серия: История. — 2015. — № 1 (28). — С. 37 — 44
  29. Головчанский Г. П., Мельничук А. Ф., Рублев А. В., Скорнякова С. В. Чашкинское II поселение — крупнейший неукрепленный памятник Родановской культуры в Верхнем Прикамье // Вестник Пермского университета. Серия: История. — 2011. — № 1 (15). — С. 49 — 50
  30. Головчанский Г. П., Мельничук А. Ф., Рублев А. В., Скорнякова С. В. Чашкинское II поселение — крупнейший неукрепленный памятник Родановской культуры в Верхнем Прикамье // Вестник Пермского университета. Серия: История. — 2011. — № 1 (15). — С. 49 — 50, 56
  31. Головчанский Г. П., Мельничук А. Ф., Рублев А. В., Скорнякова С. В. Чашкинское II поселение — крупнейший неукрепленный памятник Родановской культуры в Верхнем Прикамье // Вестник Пермского университета. Серия: История. — 2011. — № 1 (15). — С. 56
  32. На путях из Земли Пермской в Сибирь. Ред. В. А. Александрова. «Наука», М.1989 г.
  33. Белавин А. М. «Серебро закамское» в истории и археологии пермского Предуралья // Вестник Пермского научного центра УрО РАН. — 2013. — № 2. — С. 50 — 58
  34. Корчагин П. А. Пермь. «Что в имени» // Вестник Пермского научного центра УрО РАН. — 2013. — № 4. — С. 5 — 10
  35. 1 2 Корчагин П. А. Пермь. «Что в имени» // Вестник Пермского научного центра УрО РАН. — 2013. — № 4. — С. 7
  36. Корчагин П. А. Пермь. «Что в имени» // Вестник Пермского научного центра УрО РАН. — 2013. — № 4. — С. 7 — 8
  37. 1 2 Макаров Л. Д. Этноопределяющие маркеры в археологии и проблемы славяно-финского этнокультурного синтеза // Вестник Удмуртского университета. — Серия История и филология. — 2005. — № 7. — С. 129
  38. Головчанский Г. П., Мельничук А. Ф., Рублев А. В., Скорнякова С. В. Чашкинское II поселение — крупнейший неукрепленный памятник Родановской культуры в Верхнем Прикамье // Вестник Пермского университета. Серия: История. — 2011. — № 1 (15). — С. 53
  39. Макаров Э. Ю., Мельничук А. Ф., Третьяков Д. В. Новые средневековые археологические древности близ г. Чермоза Пермского края // Вестник Пермского университета. Серия: История. — 2011. — № 1 (15). — С. 107—108
  40. Корчагин П. А. Пермь. «Что в имени» // Вестник Пермского научного центра УрО РАН. — 2013. — № 4. — С. 8
  41. Феденёв А. А., Белавин А. М. Реконструкция биографии Анфала Никитина (на основе летописных сообщений) // Вестник научной ассоциации студентов и аспирантов исторического факультета Пермского государственного гуманитарно-педагогического университета. Серия: Stadia Historica Jenium. — 2010. — № 1 (6). — С. 22 — 23
  42. Космовская А. А. Воеводское управление в Перми Великой в XVII в. // Вестник Пермского университета. — Серия: История. 2012. — № 1 (18). — С. 136
  43. 1 2 3 Корепанов Н. С., Курлаев Е. А. К истории открытия золота на Урале // Известия высших учебных заведений. Горный журнал. — 2013. — № 6. — С. 170
  44. Первая Всеобщая перепись населения Российской империи, 1897 год., издание Центрального статистического комитета (под редакцией Н.А. Тройницкого).

Литература[править | править код]

Ссылки[править | править код]