Величко, Константин Иванович

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Константин Иванович Величко
Konstantin Velichko.jpg
Дата рождения

20 мая (1 июня) 1856

Место рождения
Дата смерти

15 мая 1927(1927-05-15)[1] (70 лет)

Место смерти
Принадлежность

Flag of Russia.svg Российская империя
Flag of the Russian Soviet Federative Socialist Republic (1918-1920).svg РСФСР

Род войск

инженерные войска

Звание

инженер-генерал

Сражения/войны

Русско-японская война
Первая мировая война

Награды и премии
Орден Святого Владимира II степени Орден Белого орла с мечами Орден Святой Анны I степени с мечами Орден Святого Станислава I степени с мечами
Золотое оружие с надписью «За храбрость»

Константи́н Ива́нович Вели́чко (20 мая [1 июня1856, Короча, Курская губерния — 15 мая 1927, Ленинград)[2] — русский и советский военный инженер, заслуженный ординарный профессор Николаевской инженерной академии, инженер-генерал (1916), один из авторов «ЭСБЕ».

Биография[править | править код]

Православный. Родился в Курской губернии в дворянской семье. Его отцом был генерал-майор И.И. Величко из рода малороссийского казацкого летописца начала XVIII века С.В. Величко (1670-1728), а мать Елизавета Григорьевна происходила из курских дворян Золотарёвых. Окончил 2-ю Санкт-Петербургскую военную гимназию и Николаевское инженерное училище (1875). В 1877 году выдержал вступительный экзамен в Николаевскую инженерную академию, но начавшаяся русско-турецкая война побудила его оставить на время академию и отправиться в действующую армию, где он состоял сначала в 1-м саперном батальоне, затем во 2-м военно-телеграфном парке. Участвовал в разработке Твердицкого перевала между г. Еленой с севера и селением Твердицей с юга Балкан.

После окончания войны осенью 1878 года вернулся в инженерную академию, которую окончил в 1881 первым по успеваемости и его имя было занесено на мраморную доску. Был оставлен при академии преподавателем, занимал должность репетитора по фортификации. В 1883 году был командирован за границу в Берлинский университет для слушания лекций и затем в Германию, Францию, Италию, Англию и Бельгию для практического изучения технического производства. C 1890 профессор Николаевской инженерной академии по кафедре фортификации, оставался на этой должности до начала русско-японской войны. В 1892 и 1893 годах полковник Величко работал в крепостях Ковно и Новогеоргиевске, где заведовал сооружением крепостных железных дорог и принимал участие во всех занятиях гарнизонов. С 1893 — член комиссии по вооружению крепостей, с 1895 — управляющий делами этой комиссии. Участвовал также во многих других комиссиях и комитетах. В 1903 году был назначен помощником главного начальника инженеров.

К. И. Величко
Фото из «Военной энциклопедии»

Автор многих научных трудов по фортификации. В своих работах выступал против применения бронебашенных установок в крепостях. Своими трудами Величко много способствовал образованию русской фортификационной школы, отличающейся сочетанием живой силы с прикрывающими мертвыми массами, стремлением достигнуть безопасности артиллерии с помощью маскировки и передвижения орудий, разработкой путей сообщения в крепостях и вообще организацией крепостных сооружений, наиболее соответствующих активной обороне.

С началом русско-японской войны 12-го февраля 1904 года был назначен генералом для особых поручений при командующем (позже главнокомандующем) силами на Дальнем Востоке Куропаткине. Исполнял различные поручения его по инженерной части, как, например, разработку проектов укреплений Ляояна, Кавлитцунской позиции на р. Ляохе, Инкоу, Ташичао, Хайчена, Айсандцянской и Ляндясяньской позиции, а также (тотчас после оставления Ляояна) Мукдена, Телина, а после мукденских боёв и Харбина. Генерал-лейтенант (1907). В 1910—1914 состоял председателем редакционного комитета «Военной Энциклопедии» издательства Сытина и редактором, объединяющим все её четыре отдела. Был членом Совета Русского собрания[3].

Как практикующий военный инженер строитель крепостей он отличался патологической склонностью к сокращению линии фортификационных обводов крепостей (Владивосток, Порт-Артур) в ущерб их обороноспособности, проектируя строительство фортов в более низких местах в виду господствующих высот, которые оставлял не занятыми к большой радости неприятеля. Это сыграло роковую роль в истории крепости Порт-Артур и создало невероятное количество проблем во Владивостоке, где господствующие высоты пришлось занимать полевыми укреплениями уже во время Русско-японской войны 1904–1905 гг. [4][5]

Несмотря на печальный опыт Порт-Артура, вопреки распространенному заблуждению он не изменил своих взглядов даже после Русско-японской войны 1904–1905 гг., продолжая двигаться в своих проектах в прямо противоположную сторону от генерального направления эволюции фортификационных форм, то есть вместо рассредоточения объектов фортификации на местности продолжал их концентрировать, причем все также в местах, максимально удобно расположенных для обстрела неприятельской артиллерией. Так, во время разработки в комиссии Особого Совещания при Совете Государственной обороны, проекта Николаевской-на-Амуре крепости К.И. Величко в своем особом мнении относительно обороны устья р. Амур у г. Николаевск предложил «вместо изложенной системы обороны в две линии, построить малую крепость на правом берегу Амура и на левом берегу реки Зубаревки, на высоте мыса Алона, насупротив Николаевска, состоящую их 3-х – 4-х фортов, связанных между собою преградою в виде фланкируемых рвов». Комиссия, решившая большинством голосов укрепить устье Амура в две линии, пришла в ярость и «указала, что предлагаемые Генерал-Майором Величко три-четыре форта, расположенные в виду командующих высот, с преградою между ними, охватывают такое незначительное пространство, что оно все простреливается и находится под огнем противника. Только с переходом на правый берег Зубаревки получилось бы достаточное внутреннее и укрытое от взоров пространство (лощина р. Зубаревки), но при этом обвод очень незначителен и совершенно несоразмерен с возможными для настоящего случая живыми силами и средствами». Особое Совещание, сверх того, признало, что без оборонительной линии Чныррах–Таракановка будут затруднительны целесообразные действия Амурской флотилии. В результате мнение К.И. Величко было отвергнуто, однако описание всех предположенных им фортификационных несуразностей вошло в доклад на имя председателя СГО великого князя Николая Николаевича-мл. со всеми пояснениями комиссии. Более того, в докладе было сделано специальное примечание: «По вопросу об усилении Николаевска по окончании занятий комиссии Генерал-Лейтенанта (ныне инженер-генерала) Вернандера представлено дополнение к особому мнению Генерал-Майора Величко». Величко не выгнали с преподавания по военно-инженерному делу даже после этого[6][1]!

В годы первой мировой войны Величко с 1914 в распоряжении Главнокомандующего армиями Юго-Западного фронта, затем начальник инженеров 11-й армии, осуществлявшей осаду Перемышля. С 4 марта 1916 — начальник инженеров Юго-Западного фронта. Предложил новую форму инженерного оборудования местности для наступления — «инженерные плацдармы». Впервые такой плацдарм был создан при подготовке брусиловского прорыва. После Февральской революции Величко, заслуженно пользовавшийся крайне высокой репутацией в армии, был 10 мая 1917 назначен на высшую должность полевого инспектора инженерной части в Ставке Верховного главнокомандующего.

В феврале 1918 добровольно вступил в Красную Армию, руководил инженерной обороной Петрограда, с марта 1918 председатель коллегии по инженерной обороне государства при Главном инженерно-техническом управлении РККА, преподавал инженерное дело в Военной академии РККА. С января 1919 — член инженерного комитета ГВИУ. В приказе РВСР № 2731 от 8 дек. 1922 отмечалось, что «громадная работа, проделанная профессором Величко по изучению и использованию опыта мировой войны, дала возможность устранить недочеты прошлых лет при укреплении наших рубежей… Имя профессора Величко останется в истории наряду с самыми крупными именами в области фортификации».

С 1923 — профессор фортификации в Военно-инженерной академии в Ленинграде. Умер от болезни. Похоронен на Никольском кладбище Александро-Невской лавры в семейном захоронении рядом с дядей, генерал-лейтенантом В.Г. Золотарёвым и первой женой Верой Михайловной, надгробие жены не сохранилось.

Семьи[править | править код]

В первом браке (1879) был женат на Вере Михайловне, урожденной Абросимовой, дети:

  • Лев Константинович Величко, род. 1881, вероятно, умер в малолетстве;
  • Маргарита Константиновна Величко (Мультановская), род. 1883;
  • Ксения Константиновна Величко (Кирсанова), род. 1888;
  • Вера Константиновна Величко (Вебер), род. ок. 1892.

Во втором браке (ок. 1905) был женат на Елизавете Васильевне Величко.

Сестры:

  • Маргарита Ивановна Величко;
  • Леонилла Ивановна Величко.

Библиография[править | править код]

Могила на Никольском кладбище

Помимо этого, в «Инженерном журнале», «Военном сборнике», «Русском инвалиде» и «Разведчике» с 1884 г. по 1910 г. помещен целый ряд статей генерала Величко по крепостным вопросам, а также в общей печати (Новое время, Санкт-Петербургские ведомости и др.) статьи по военным и общим вопросам.

Переиздания работ
  • Величко К. И. Инженерная оборона государств и устройство крепостей: Сухопутные крепости. — Изд. 2-е. — М.: Книжный дом «ЛИБРОКОМ», 2012. — 248 с. — (Академия фундаментальных исследований: история). — ISBN 978-5-397-02942-1. (обл.)

Примечания[править | править код]

  1. 1 2 3 4 5 Величко Константин Иванович // Большая советская энциклопедия: [в 30 т.] / под ред. А. М. Прохоров — 3-е изд. — М.: Советская энциклопедия, 1969.
  2. На кладбищенском памятнике даты: 1858—1928.
  3. Воинство святого Георгия: жизнеописания русских монархистов начала XX века. — СПб., 2006. — С. 726.
  4. Авилов Р. С., Аюшин Н. Б., Калинин В. И. Владивостокская крепость: войска, фортификация, события, люди. Часть I. «Назло надменному соседу». 1860—1905 гг. Владивосток: Дальнаука, 2013. С. 155-201.
  5. Авилов Р. С., Аюшин Н. Б., Калинин В. И. Владивостокская крепость: войска, фортификация, события, люди. Часть II. Уроки Порт-Артура. 1906—1917 гг. Владивосток: Дальнаука, 2014. С. 326-349, 352-353.
  6. Авилов Р.С. Проблема разработки и осуществления проектов обороны низовьев и устья р. Амур в 1906-1914 гг. Ч. 2. Решения Особого Совещания при СГО и сложности его реализации // Вестник Томского государственного университета. - 2017. - № 416. - С. 41-42.

Литература[править | править код]

Ссылки[править | править код]