Венера в культуре

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску

Венера занимает второе место среди планет солнечной системы после Марса по той роли, которую она играет в литературе и других жанрах искусства[1][2][3].

Венера в различных культурах[править | править код]

Древний Мир и Средние Века. Исследования с помощью храмов-обсерваторий[править | править код]

Вавилонские астрономы уделяли большое внимание планете Венере. В текстах позднего периода она, вместе с Луной и Солнцем, составляет триаду. Согласно некоторым предположениям, вавилонские астрономы знали, что в период своей большой яркости после или до нижнего соединения Венера кажется серпом[6]. Согласно этой версии, вавилонские астрономы уделяли столь большое внимание Венере именно из-за этой её особенности, поскольку эта особенность делала её сестрой Луны. Поэтому в интересах древних культов вавилонские астрономы внимательно наблюдали за Венерой, а в поздний период (1500—1000 годы до н. э.) даже пытались использовать величину периодов её исчезновений и появлений для астрологических предсказаний[7].

Определённый вклад в наблюдения Венеры сделала греко-римская цивилизация античности, откуда собственно планета и получила своё название.

Венера являлась наиболее приоритетным астрономическим объектом для астрономов цивилизации майя. Её календарь можно обнаружить на листах 24 — 29 в Дрезденского кодекса[8].

Венера в культуре античного мира и средневековья[править | править код]

Исследования небесных тел в храмах-обсерваториях в Древнем Мире проводились невооружённым глазом. Главными инструментами древних обсерваторий были: гномон для систематических наблюдений полуденных высот Солнца, солнечные часы и клепсидры для измерения времени; без помощи инструментов наблюдали Луну и её фазы, планеты, моменты восхода и заката светил, прохождения их через меридиан, солнечные и лунные затмения. Майя проводили астрономические исследования вообще без каких бы то ни было приборов, стоя на вершинах пирамид-«обсерваторий». Единственный инструмент, который они использовали, это скрещенные палки для фиксации точки наблюдения. Жрецы, которые изучают звёзды, изображены вместе с приборами в рукописях Наттол, Сельдена и Ботли[8].

Ввиду примитивности инструментов, древние астрономы могли изучать лишь механику движения планет и относительные характеристики яркости. Представления о планете Венера в культуре данного периода истории нашли своё отражение главным образом в мифологии, философии, астрологии и оккультизме.

Древнегреческая философия[править | править код]

В зависимости от философской школы, в античной древнегреческой культуре можно выделить два основных представления о планетах — как материальный объект природы (небесное светило, укреплённое на небесной сфере), либо как личность божества. Таким образом, планета Венера представлялась в древнегреческой культуре либо как светило[комм. 1][9][10][11], либо как божество[комм. 2][12][13].В первом случае Венера имела мало общего с тем, что сейчас мы понимаем под термином «планета». В понимании греческих философов ионийской школы она была ближе к тому, что сейчас современная наука определяет как «звезда». Во втором случае (версия древнегреческой школы италийцев) планета отождествлялась с личностью богини любви, греческой Афродитой. Впоследствии ставшей известной как римская Венера. Отсюда планета и получила своё знаменитое название.

Древнесемитский оккультизм[править | править код]

В оккультизме Венера соотносится со сфирой Нецах. (См. также Халдейский ряд)[14].

В мифологии народов доколумбовой Америки[править | править код]

Венера была важным объектом для древних цивилизаций Америки, в частности, майя, которые называли её Нох Эк — «Великая звезда», или Шуш Эк — «Звезда Осы»[15]. Они верили, что Венера олицетворяет бога Кукулькана (также известного как Гукумац или Кетцалькоатль в других частях древней Центральной Америки). В рукописях майя описан полный цикл движений Венеры[16].


Венера в литературе и анимации[править | править код]

Венера занимает второе место среди планет Солнечной системы после Марса по той роли, которую она играет в литературе и других жанрах искусства[1][2][17].

В первой половине/середине XX века условия на поверхности Венеры ещё не были известны даже приблизительно. Невозможность наблюдения в оптический телескоп поверхности планеты, постоянно закрытой облаками, оставляла простор для фантазии писателей и режиссёров. Даже многие учёные того времени, исходя из общей близости основных параметров Венеры и Земли, считали, что условия на поверхности планеты должны быть достаточно близки к земным. С учётом меньшего расстояния до Солнца допускалось, что на Венере будет заметно жарче, но считалось, что там вполне может существовать жидкая вода и, следовательно, биосфера, возможно даже с высшими животными. В связи с этим в массовой культуре сложилось представление, что мир Венеры представляет собой аналог «мезозойской эры» Земли — влажный тропический мир, населённый гигантскими ящерами.

Во второй половине XX века, когда Венеры достигли первые АМС, оказалось, что эти представления находятся в разительном несоответствии с реальностью. Как было установлено, условия на поверхности Венеры исключают не только возможность существования жизни, подобной земной, но даже представляют серьёзные затруднения для работы автоматических роботов из титана и стали.

  • Иногда считается, что планете Венере, известной под названием «вечерняя звезда», посвящено стихотворение А. С. Пушкина «Редеет облаков летучая гряда…» (1820)[18]. Однако В. Вересаев в своей статье «Таврическая звезда» (1927) доказывает, что Пушкин в указанном стихотворении имел в виду Юпитер.
  • В романе Александра Беляева «Прыжок в ничто» (1933) горстка капиталистов бежит от мировой пролетарской революции в Космос, высаживается на Венере и обосновывается там. Планета представлена в романе приблизительно как Земля в мезозойскую эру и «подобна огромной оранжерее». Полет до Венеры на ракете равен примерно 97 суткам.
  • В научно-фантастическом очерке Бориса Ляпунова «Ближайшие к Солнцу» земляне впервые ступают на Венеру и Меркурий и занимаются их изучением.
  • В романе Владимира Владко «Аргонавты вселенной» на Венеру отправляется советская геологоразведочная экспедиция.
  • В романе-трилогии Георгия Мартынова «Звездоплаватели» вторая книга — «Сестра Земли» — посвящена приключениям советских космонавтов на Венере и знакомству с её разумными обитателями.
  • В цикле рассказов Виктора Сапарина: «Небесная Кулу», «Возвращение круглоголовых» и «Исчезновение Лоо» высадившиеся на планету космонавты устанавливают контакт с жителями Венеры.
  • В повести Александра Казанцева «Планета бурь» (роман «Внуки Марса») космонавты-исследователи сталкиваются с животным миром и следами разумной жизни на Венере. Экранизирована Павлом Клушанцевым как «Планета бурь».
  • В романе братьев Стругацких «Страна багровых туч» Венера была второй планетой после Марса, которую пытаются колонизировать, и направляют планетолёт «Хиус» с экипажем разведчиков в район залежей радиоактивных веществ под названием «Урановая Голконда».
  • В рассказе Севера Гансовского «Спасти декабра» двое последних наблюдателей-землян встречают декабра, животное, от которого зависело природное равновесие на Венере. Декабры считались полностью истреблёнными, и люди готовы погибнуть, но оставить декабра живым.
  • В романе Евгения Войскунского и Исая Лукодьянова «Плеск звёздных морей» рассказывается о космонавтах-разведчиках, учёных, инженерах, которые в трудных условиях космоса и человеческого социума проводят колонизацию Венеры.
  • В повести Александра Шалимова «Планета туманов» участники экспедиции, посланные на корабле-лаборатории к Венере, пытаются разрешить загадки этой планеты.
  • В научно-фантастическом романе Александра Зорича «Сомнамбула» описан следующий способ терраформирования Венеры: сначала её охлаждают, затеняя от Солнца искусственным кольцом, после этого избавляются от основной массы чересчур толстой атмосферы, «сдувая» её протуберанцем, направленным в сторону планеты при помощи специального гравитационного устройства.
  • «Прохождение Венеры по диску Солнца» Владислава Крапивина[19].
  • В рассказах Рэя Брэдбери «Всё лето в один день» и «Нескончаемый дождь» климат планеты представлен как крайне дождливый (либо дождь идёт всегда, либо прекращается раз в 7 лет).
  • В романах Роберта Хайнлайна «Между планетами», «Марсианка Подкейн», «Космический кадет» и повести «Логика империи» Венера изображена мрачным болотистым миром, напоминающим долину Амазонки в сезон дождей. На Венере живут разумные обитатели, напоминающие тюленей или драконов.
  • В романе Станислава Лема «Астронавты» и в его экранизации «Безмолвная звезда» земляне находят на Венере остатки погибшей цивилизации, собиравшейся уничтожить жизнь на Земле.
  • В научно-фантастическом романе Франсиса Карсака «Бегство Земли», наряду с основным сюжетом, описывается колонизованная Венера, атмосфера которой прошла физико-химическую обработку, в результате чего планета стала пригодной для жизни людей. Кроме того, её наряду с Землёй и Луной превратили в межзвёздный корабль.
  • В фантастической повести «Ночная битва» и научно-фантастическом романе Генри Каттнера «Ярость» рассказывается о терраформировании Венеры колонистами с погибшей Земли.
  • В научно-фантастическом романе Клайва С. Льюиса «Переландра» Венера занимает центральное место в сюжете. Она покрыта океанами и населена.
  • В рассказе Айзека Азимова «Лакки Старр и Океаны Венеры» действие тоже разворачивается на этой планете.
  • В рассказе Генри Каттнера «Железный стандарт» земляне терпят бедствие на Венере при полном равнодушии к ним обитателей Венеры.
  • В манге и аниме-мультсериале «Сейлор Мун» планету олицетворяет девушка-воительница Сейлор Венера, она же Минако Айно. Её атака заключается в силе света и любви.
  • В романе Алекса Розова «День Астарты» ключевым событием является искусственное изменение орбиты астероида для столкновения его с Венерой с целью её терраформирования.
  • В романах Эдгара Берроуза «Венерианской» серии: «Пираты Венеры», «Затерянные на Венере», «Карсон венерианский», «Бегство на Венеру», «Венерианский маг».
  • В пьесе Фридриха Дюрренматта «Операция Вега» действие происходит на Венере.

Венера в кинематографе[править | править код]

  • В советском фильме режиссёра Павла Клушанцева «Планета бурь» Венера, куда направляется совместная экспедиция СССР и США, изображена как бурлящая жизнью планета, фауна которой напоминает земную в мезозойскую эру. «Путешествие на доисторическую планету» и «Путешествие на доисторическую планету» — два американских фильма, смонтированных из видеоряда фильма Клушанцева.
  • Венера является первым пунктом назначения международной экспедиции в псевдодокументальном фильме производства BBC «Космическая одиссея: Путешествие к планетам». Российский космонавт Иван Григорьев становится первым человеком, ступившим на поверхность Венеры (с навязчивым желанием отыскать там советский спускаемый аппарат аппарата программы «Венера»).

Венера в музыке[править | править код]

  • В репертуаре российской певицы Маши Распутиной есть песня на стихи Леонида Дербенева «Я была на Венере»
  • Один из альбомов группы Wings называется «Venus and Mars» («Венера и Марс»). На его обложке изображены эти две планеты.
  • Песня группы Rammstein «Morgenstern» посвящена этой планете.
  • В песне группы Europe «Final Countdown» поётся: «We’re heading for Venus…»
  • Третий студийный альбом канадской рок-группы Three Days Grace называется «Transit of Venus»
  • В песне группы Deep Purple «Space truckin» упоминается Венера: «We had a lot of luck on Venus»
  • Один из альбомов группы Boney M. называется «Nightflight to Venus» («Ночной полёт на Венеру»).
  • Первый промосингл Lady Gaga из альбома ARTPOP называется «Venus»
  • Шестой студийный альбом немецкой диско-группы Modern Talking называется «In the Garden of Venus».

Примечания[править | править код]

Комментарии
  1. Стремление дать причинное объяснение явлений природы было сильной стороной школы ионийцев. В настоящем состоянии мира они увидели результат действия физических сил, а не мифических богов и чудовищ (Grant, 2007, p. 7—8, Панченко, 1996, с. 78—80). Ионийцы полагали небесные светила объектами, в принципе, той же природы, что и земные объекты материальной природы, движением которых управляют те же силы, что действуют на Земле. Суточное вращение небосвода они считали реликтом изначального вихревого движения, охватывавшего всю материю Вселенной. Философы-ионийцы были первыми, кого назвали физиками. Однако недостатком учений ионийских натурфилософов была попытка создать физику без математики (Ван дер Варден, 1959, с. 178).
  2. Стремление поисков математических закономерностей в природе было сильной стороной италийцев. Характерный для италийцев интерес к идеальным геометрическим фигурам позволил им предположить, что Земля и небесные тела имеют форму шара и открыть дорогу к приложению математических методов к познанию природы. Однако полагая небесные тела божествами, они практически полностью изгнали с небес физические силы. Основоположник данной школы, Пифагор, развивал знаменитый мистико-философский союз, представители которого, в отличие от ионийцев, видели основу мира в математической гармонии, точнее, в гармонии чисел, стремясь при этом к единению науки и мистического культа. Небесные светила они считали богами. Это обосновывалось следующим образом: боги — это совершенный разум, для них характерен наиболее совершенный вид движения; таковым является движение по окружности, поскольку оно вечное, не имеет ни начала, ни конца и все время переходит само в себя. Как показывают астрономические наблюдения, небесные тела движутся по окружностям, следовательно, они являются богами (Ван дер Варден, 1959, с. 179, Van der Waerden, 1974, p. 177—178). Наследником пифагорейцев был великий афинский философ Платон, который полагал весь Космос созданным идеальным божеством по своему образу и подобию. Хотя пифагорейцы и Платон верили в божественность небесных светил, для них не была характерна вера в астрологию: известен крайне скептический отзыв о ней Евдокса, ученика Платона и последователя философии пифагорейцев
Использованная литература и источники
  1. 1 2 Гремлёв, 2010.
  2. 1 2 Stableford, 2006.
  3. Venus — статья из The Encyclopedia of Science Fiction
  4. Exsul immeritus blas valera populo suo e historia et rudimenta linguae piruanorum. Indios, gesuiti e spagnoli in due documenti segreti sul Perù del XVII secolo. A cura di L. Laurencich Minelli. Bologna, 2007
  5. Второв И. П. Древняя гавайская астрономия // Земля и Вселенная. 2014. № 1. С. 63-74.
  6. Паннекук, 1966, Глава 3. Знания о небе в Древнем Вавилоне, с. 35.
  7. Паннекук, 1966, Глава 3. Знания о небе в Древнем Вавилоне, с. 36.
  8. 1 2 Кинжалов, 1971, Научные знания. Часть 1.
  9. Grant, 2007, p. 7—8.
  10. Панченко, 1996, с. 78—80.
  11. Ван дер Варден, 1959, с. 178.
  12. Ван дер Варден, 1959, с. 179.
  13. Van der Waerden, 1974, p. 177—178.
  14. Регарди И. Глава третья. Сефирот // Гранатовый сад. — М.: Энигма, 2005. — 304 с. — ISBN 5-94698-044-0.
  15. Morley, Sylvanus G. Древние майя = The Ancient Maya. — 5-е изд. — Stanford Univ. Press, 1994. — ISBN 9780804723107.
  16. Böhm, Bohumil; Böhm, Vladimir. Дрезденский кодекс — книга астрономии майя. Проверено 10 января 2009. Архивировано 14 марта 2012 года.
  17. Venus — статья из The Encyclopedia of Science Fiction
  18. Самсонова Л. Н., Самсонов Н. Г. Русский язык и культура речи. — 2010.
  19. Крапивин, 2005.

Литература[править | править код]