Верховенство права

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Английская Великая хартия вольностей (1215 год) обязала короля соблюдать ряд надлежащих правовых процедур.

Верхове́нство пра́ва (верхове́нство зако́на[прим. 1], англ. rule of law) — правовая доктрина, согласно которой никто не может быть выше закона, все равны перед законом, и никто не может быть наказан государством иначе как за нарушение закона и в установленном законом порядке. Верховенство закона означает, что все подзаконные акты и акты правоприменения подчиняются закону. В естественно-правовых теориях, верховенство права также включает в себя требование, чтобы все нормативные правовые акты (в том числе, конституция и законодательство) и вся деятельность государственной власти были подчинены защите достоинства, свободы и прав человека[1]. Государство, в котором реализовано верховенство права, называют правовым.

Основные положения[править | править вики-текст]

В современной философии права, верховенство права противостоит идее, что отдельные должностные лица или органы власти могут быть выше закона либо обладать чрезмерно широкими полномочиями и таким образом осуществлять произвол. Доктрина верховенства права требует, чтобы нормы были опубликованными, стабильными и предсказуемыми в своём применении. Она требует доступности системы правосудия и её независимости от исполнительной и законодательной ветвей власти с тем, чтобы судьи выносили решения только на основании фактов и законов[2]. В современных вариантах доктрины также утверждается, что члены общества должны иметь возможность участвовать в создании и изменении законов, которые регулируют их поведение.

Можно выделить две основные концепции верховенства закона: формальную и содержательную («тонкую» и «толстую» в английской традиции; связанные с теориями правового позитивизма и естественного права, соответственно). Формальная трактовка верховенства закона не делает суждения о справедливости самих норм, а определяет процедурные атрибуты, которые должна иметь правовая система. Данный подход стремится изолировать эффективность и предсказуемость работы системы от этических вопросов об её ответственности за результат. Содержательные трактовки верховенства права выдвигают требования к содержанию законов и явным образом включают фундаментальные права человека, которые, как утверждают эти концепции, вытекают из высших неписаных принципов законности, морали и справедливости. Такие интерпретации значительно усилили своё влияние после Нюрнбергского процесса, который признал руководство нацистской Германии преступниками вопреки их формальному соблюдению законов, а также после правозащитной деятельности Махатмы Ганди и Мартина Лютера Кинга. Чтобы не путать формальную трактовку с содержательной, Парламентская ассамблея Совета Европы рекомендует для первой использовать термин «верховенство закона», а для последней «верховенство права»[3].

Согласно определению, данному в 2004 году в докладе Генерального секретаря ООН «Господство права и правосудие переходного периода в конфликтных и постконфликтных обществах», «Господство права — это понятие, составляющее саму суть миссии ООН. Речь идет о таком принципе управления, в соответствии с которым все лица, учреждения и структуры, государственные и частные, в том числе само государство, функционируют под действием законов, которые были публично приняты, в равной степени исполняются и независимо реализуются судебными органами и которые совместимы с международными нормами и стандартами в области прав человека[4]».

История[править | править вики-текст]

Термин используется с начала XVII века (петиция Якову I со стороны Палаты общин в 1610 году; несколько раньше эта идея прозвучала в решении Суда общих тяжб[5] под председательством Эдварда Кока, хотя сам король считал подобный взгляд на свою власть «изменой»). Следует отметить, что сама концепция значительно старше и далеко не всегда связана с представлениями о демократии в современном смысле. Например, Аристотель настаивал, что «закон должен править»[6]. Схожих взглядов придерживался Цицерон, который говорил: «Все мы — рабы законов»[7]. Закон абсолютизировали древнекитайские «легисты» — приверженцы школы фацзя, в период нахождения у власти устанавливавшие в государстве, как правило, очень суровые наказания за многочисленные проступки. Однако, с точки зрения легистов, закон должен был быть не средством народа обуздывать властителей, а скорее средством для властителей управлять народом[8]. Напротив, в XIII веке Фома Аквинский утверждал, что именно верховенство закона представляет собой установленный Богом «естественный порядок»[9].

Идея, что свобода действий обладающих властью лиц должна иметь правовые ограничения, характерна прежде всего для англосаксонской правовой традиции (в XVIII в. — Джон Локк, Сэмюэл Джонсон, Томас Пейн, Джон Адамс). Во многом, несмотря на некоторые различия в акцентах, верховенство права близко к развивавшемуся в романо-германской правовой философии понятию «правовое государство» (нем. Rechtsstaat, фр. État de droit). Использование той или иной терминологии связано главным образом с различиями в правовых обычаях и их истории[10][11].

Самый древний источник, в котором утверждается идея подчинения власти закону, — Тора (часть Святого Писания) Моисея, согласно традиционной точке зрения жившего в XIII в. до н. э.[12]:

Когда он (царь) сядет на престоле царства своего, должен списать для себя список закона сего с книги, находящейся у священников левитов, и пусть он будет у него, и пусть он читает его во все дни жизни своей, дабы научался бояться Господа, Бога своего, и старался исполнять все слова закона сего и постановления сии; чтобы не надмевалось сердце его пред братьями его, и чтобы не уклонялся он от закона ни направо, ни налево, дабы долгие дни пребыл на царстве своём он и сыновья его посреди Израиля[13].

В Средние века эта идея получает силу государственного закона и в нееврейском мире, когда высшим источником истины в нём также становится Святое Писание. Согласно этому источнику, «закон (бога) — истина»[14]. Этот закон был общей основой всех политических и правовых доктрин Средневековья[15]. Но ещё ранее, во время христианизации Римской империи, в 390 г. христианский император Феодосий I уже был вынужден подчиниться закону и принести публичное покаяние[16].

В 1215 г. английский король, признавая над собой главенство Христа[17], подписал Великую хартию вольностей, устанавливавшую принцип подчинения власти праву[18]. В том же веке придворный судья Генри Брэктон (англ. Henry de Bracton, ум. в 1268 г.) впервые систематизировал основные нормы английского права. Его работа De legibus et consuetudinibus Anglia («О законах и судебных установлениях Англии») сыграла важнейшую роль в становлении средневековой Англии[19]. Он утверждал, что «король должен быть не под человеком, а под богом и законом, потому что закон делает короля королём»[20].

И в дальнейшем законодательные акты средневековой Европы регулировали власть монархов, опираясь на главенство Христа и верховенство Святого Писания. Так в 12211225 гг. судья Эйке фон Репков составил Саксонское зерцало — старейший правовой сборник Германии, который послужил основой для Швабского зерцала[21] и для права города Магдебурга (см. Магдебургское городское право), откуда распространился в Голландии, Лифляндии и Польше[22][23].

В 1525 г. крестьянами Швабии был принят манифест Реформации Двенадцать статей[24].

В 1571 г. Парламентским Актом в Англии были утверждены 39 статей (см. ст. 37).

Билль о правах 1689 г. ещё более ограничил власть английских монархов[25] и декларировал права и свободы подданных[26].

Так, опираясь на имя Христа и высоту его закона, идея верховенства права получила силу государственного закона в средневековой Европе, а абсолютная монархия, унаследованная от Римского права, превратилась в монархию, ограниченную законами[27].

В дальнейшем нормативно-правовые акты демократических государств перестали признавать главенство Христа и верховенство Святого Писания. Однако эти государства не перестали строить свои законодательства на принципе верховенства права, но продолжили развитие этого принципа в своём законотворчестве, положив его основой современного мироустройства[28].

Измерение уровня верховенства права[править | править вики-текст]

Проект World Justice Project публикует ежегодный индекс по странам мира[29], который включает 8 показателей: ограничение власти государства, отсутствие коррупции, порядок и безопасность, фундаментальные права, открытость правительства, правоприменение, гражданское правосудие и уголовное правосудие. В 2012 году страны Скандинавии, Финляндия, Нидерланды и Новая Зеландия заняли верхние позиции в рейтинге почти по всем показателям (по сумме баллов Швеция набрала 7,12 из 8 возможных). Позиция России зависит от показателя[30][31] и варьируется между 65-м и 92-м местом в общем списке из 97 стран, между 15-м и последним местом среди 21 страны Восточной Европы и Центральной Азии, и между 21-м и 29-м местом из 30 стран в своей группе по доходам.

См. также[править | править вики-текст]

Примечания[править | править вики-текст]

  1. Естественно-правовые теории делают различие между верховенством закона и верховенством права, причём последнее понимается более широко и связано с содержательной трактовкой доктрины.

Примечания[править | править вики-текст]

  1. Мучник А. Г. (укр.) Философия достоинства, свободы и прав человека. К.: Парламентское изд-во, 2009. ISBN 978-966-611-679-9
  2. Stein R. Rule of Law: What Does it Mean? (англ.) / / Minn. J. Int’l L. 2009. Vol. 18. P. 293.
  3. Jurgens E. The principle of the Rule of Law (англ.) // Council of Europe Parliamentary Assembly. Doc. 11343. 2007-07-06; см. также Resolution 1594 (англ.)
  4. Аннан, Кофи. Создание общего понятийного аппарата в области правосудия для Организации Объединенных Наций. Господство права и правосудие переходного периода в конфликтных и постконфликтных обществах. Доклад Генерального секретаря. Организация Объединенных Наций (23 August 2004). Проверено 11 апреля 2016.
  5. 12 Co Rep 64, 77 ER 1342, [1607] EWHC KB J23 (англ.)
  6. Аристотель. Политика. Кн. 3, 16
  7. Цицерон М. Т. Речь в защиту Авла Клуенция Габита. LIII, 146. 66 г.
  8. Xiangming, Zhang. On Two Ancient Chinese Administrative Ideas: Rule of Virtue and Rule by Law, The Culture Mandala: Bulletin of the Centre for East-West Cultural and Economic Studies (2002): «Although Han Fei recommended that the government should rule by law, which seems impartial, he advocated that the law be enacted by the lords solely. The lords place themselves above the law. The law is thereby a monarchical means to control the people, not the people’s means to restrain the lords. The lords are by no means on an equal footing with the people. Hence we cannot mention the rule by law proposed by Han Fei in the same breath as democracy and the rule of law advocated today.»
    Bevir, Mark. The Encyclopedia of Political Theory, page 162.
    Munro, Donald. The Concept of Man in Early China. Page 4.
    Guo, Xuezhi. The Ideal Chinese Political Leader: A Historical and Cultural Perspective. Page 152.
  9. Фома Аквинский. Сумма теологии. Часть II—I. Вопросы 90-114. К.: Ника-Центр, 2010. ISBN 978-966-521-518-9
  10. Heuschling L. État de droit, Rechtsstaat, Rule of Law. Paris: Dalloz, 2002. ISBN 978-2247044948
    Grote R. Rule of Law, Rechtsstaat and «Etat de droit» // Constitutionalism, Universalism and Democracy: A Comparative Analysis / Christian Starck (Ed.). Nomos Publishers, 1999. P. 269. ISBN 978-3789059179
  11. Доклад о верховенстве права / 86-я пленарная сессия Венецианской комиссии. Венеция, 25-26 марта 2011.
  12. Электронная еврейская энциклопедия
  13. Второзаконие 17:18-20
  14. Псалом 118:142
  15. История политических и правовых учений МГУ им. М. В. Ломоносова / Учебник / Под ред. доктора юридических наук, профессора О. Э. Лейста. — М. : Издательство «Зерцало», 2000. — С.80,81.
  16. Казаков, Михаил Михайлович, Христианская церковь и Римская империя в IV веке.
  17. Текст хартии
  18. Крашенинникова Н. А. Великая хартия вольностей 1215 г. (современная интерпретация) // Вестн. Моск. ун-та. Сер. 11, Право. — 2002. — № 3. — С. 86—107
  19. Bracton, H., On the Laws and Customs of England, Vol. U, Harvard University Press, Cambridge, MA, p. 25, 1968.
  20. Генри Брэктон, «О законах и обычаях Англии»
  21. Юридический словарь. — М.: Госюриздат. Главный редактор С. Н. Братусь и др.. 1953.
  22. Саксонское зерцало: Памятник, комментарии, исследования / Отв. ред. В. М. Корецкий; авт. ст. Л. И. Дембо, Г. А. Аксененок, В. А. Кикоть; Институт государства и права АН СССР. — М.: Наука, 1985. — 272 с.
  23. Саксонское зерцало, ст. 42, § 4.
  24. Текст статей
  25. ЭСБЕ/Билль прав
  26. Билль о правах 1689 г.
  27. Tamanaha, B.Z., On The Rule of Law: History, Politics, Theory, Cambridge University Press, Cambridge, UK, p. 23, 2004.
  28. ООН и верховенство права
  29. Rule of Law Index. The World Justice Project
  30. Russia. Rule of Law Index. The World Justice Project
  31. «Диктатура закона»: Россия оказалась в хвосте очередного рейтинга о верховенстве права

Литература[править | править вики-текст]

Ссылки[править | править вики-текст]