Вий

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Вий
Вий
Гоголь Н.В. Вий. (1901).pdf
Жанр повесть
Автор Николай Васильевич Гоголь
Язык оригинала русский
Дата написания 1833
Дата первой публикации 1835
Логотип Викитеки Текст произведения в Викитеке
Commons-logo.svg Медиафайлы на Викискладе

«Вий» — мистическая повесть Н. В. Гоголя, впервые опубликованная в его сборнике «Миргород» (1835). Название повести — это имя славянского демонического существа мужского пола, с которым связан сюжет.

Сюжет[править | править код]

Три студента киевской бурсы отправились на каникулы заняться репетиторством. По дороге заплутали в темноте и попросились на ночлег на отдаленном хуторе. Один из студентов, Хома Брут, по странной воле старухи-хозяйки получил место для ночлега в хлеву. Готовясь в темноте ко сну, Хома был напуган неожиданным визитом хозяйки, та вскочила на него верхом и поскакала по полям и буеракам. Измученный Хома стал читать молитвы и заметил, что чары ведьмы слабеют. Одна из молитв помогла ему освободиться. Хома сам вскочил верхом на старуху и стал погонять её, охаживая поленом. К утру чары окончательно развеялись, и старуха превратилась в прекрасную панночку, в полном изнеможении упавшую на землю.

Хома Брут, потрясённый случившимся, решил не заниматься репетиторством, а вернуться в Киев и провести каникулы в пустом общежитии бурсы. Однако через несколько дней получил приказ от ректора бурсы — отправиться к некоему богатому сотнику, чтобы читать молитвы над его умирающей дочерью-красавицей. Хома, подозревая, что это связано с его недавним приключением, пытался всячески отвертеться от поручения, но у него ничего не вышло. Люди сотника заперли его на ночь в церкви вместе с успевшей помереть дочерью сотника, и Хома приступил к молитвам. Бурсак посмотрел в лицо покойной и убедился, что это та самая панночка, которая скакала на нём.

Три ночи Хома читал молитвы. В первую ночь труп выбрался из гроба и стал искать Хому. Догадливый бурсак очертил вокруг себя круг мелом на полу — и нечистая сила ничего не могла с ним сделать, после этого ведьма пыталась прорваться через круг, оберегавший Хому, в гробу, на котором она летала по церкви, но опять у неё ничего не вышло. На вторую ночь дело пошло страшнее: ведьма стала звать нечистую силу и всю ночь Хома слышал скрежет когтей и удары крыльев. Бурсак вышел из церкви наутро весь поседевший — перед тем, как улечься обратно в гроб, ведьма наложила на него заклятие.

На третью ночь в церковь набилось огромное число чудовищ, ещё больше чем на вторую ночь. Все искали бурсака, но не могли найти. Ради того чтобы увидеть его, привели Вия — некого гнома с железным лицом и веками до земли. Чтобы Вий мог глянуть, нечисти пришлось поднимать ему веки.

Хома чувствовал, что не стоит смотреть Вию в глаза, однако не выдержал и глянул. Тотчас Вий указал на него пальцем, и нечисть накинулась на незадачливого бурсака. Хома Брут погиб перед последним голосом петуха, означавшего начало дня. Нечисть, кинувшись вон из церкви, застряла в окнах и дверях.

Другие два бурсака, обсуждая смерть Хомы, утверждают, что если бы он не испугался, то смог бы спастись.

Редакции[править | править код]

В ранних экземплярах издания 1835 года финальная сцена в церкви включала подробное описание чудовищ, призванных ведьмой:

«Выше всех возвышалось странное существо в виде правильной пирамиды, покрытое слизью. Вместо ног у него было внизу с одной стороны половина челюсти, с другой -- другая; вверху, на самой верхушке этой пирамиды, высовывался беспрестанно длинный язык и беспрерывно ломался на все стороны. На противоположном крылосе уселось белое, широкое, с какими-то отвисшими до полу белыми мешками, вместо ног; вместо рук, ушей, глаз висели такие же белые мешки. Немного далее возвышалось какое-то черное, всё покрытое чешуею, со множеством тонких рук, сложенных на груди, и вместо головы вверху у него была синяя человеческая рука. Огромный, величиною почти с слона, таракан остановился у дверей и просунул свои усы. С вершины самого купола со стуком грянулось на средину церкви какое-то черное, всё состоявшее из одних ног; эти ноги бились по полу и выгибались, как будто бы чудовище желало подняться. Одно какое-то красновато-синее, без рук, без ног протягивало на далекое пространство два своих хобота и как будто искало кого-то»[1].

С. П. Шевырёв подверг эту сцену критике, отметив, что «призрак тогда страшен, когда в нем есть какая-то неопределенность», с чем согласился В. Г. Белинский[1]. В поздних экземплярах того же издания имеется целый ряд отличий от ранних, а в 1842 году вышло новое издание, с очередными изменениями в тексте[2]. В числе прочего, Гоголь, прислушавшись к критике[1], существенно сократил описание чудовищ:

«Не имел духу разглядеть он их; видел только, как во всю стену стояло какое-то огромное чудовище в своих перепутанных волосах, как в лесу; сквозь сеть волос глядели страшно два глаза, подняв немного вверх брови. Над ним держалось в воздухе что-то в виде огромного пузыря, с тысячью протянутых из середины клещей и скорпионных жал. Черная земля висела на них клоками»[3].

В 1937 году[4] вышло издание повести, подготовленное на основе текста издания 1842 года с правками по изданию 1835 года и рукописному тексту[2].

Экранизации[править | править код]

С сюжетом «Вия» перекликается сюжет «Маски Сатаны» (реж. Марио Бава) и «От заката до рассвета» (реж. Роберт Родригес).

Примечания[править | править код]