Верховые чуваши

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
(перенаправлено с «Вирьял»)
Перейти к навигации Перейти к поиску
Верховые чуваши
Современное самоназвание вирьял, тури
Численность и ареал
Описание
Язык чувашский (верховой диалект малокарачинское наречие), русский
Входит в чуваши
Происхождение марийцы, мордва, отчасти сувары, булгары

Верховые чуваши (вирья́л, от чуваш. вир «верховье, запад» и ял «деревня, сообщество») — одна из двух крупных этнотерриториальных групп чувашей. Название «вирьял», то есть верховые, живущие выше по Волге, противопоставляется названию «анатри» (от чуваш. анат «низовье, восток»), то есть низовые чуваши, живущие ниже по Волге.

Происхождение[править | править код]

По мнению ряда ученых и антропологов предками верховых чувашей являются жившие здесь местные финно-угорские племена (мари, мордва)[источник не указан 108 дней], а также булгарский элемент, который связывается с массовым переселением булгар в лесные районы Чувашско-Марийского Поволжья в XIII – XV вв. из-за послемонгольского разорения лесостепных районов на юго-востоке и прослеживается по заимствованиям булгарского типа в марийском языке.[1]

Исторические сведения[править | править код]

В русских летописях верховые чуваши упоминаются наряду с горными марийцами как «черемиса горняя».[2] Сами марийцы называли чуваш „суасла мари",[3]а татар "суас".[3]

Традиционный костюм[править | править код]

По мнению исследователей (Н. И. Гаген-Tорн[4] и др.), покрой женской рубахи у чувашей-вирьял и горных марийцев, как и весь комплекс женской одежды, почти одинаков.

Технология изготовления лаптей у вирьял и у горных марийцев совпадала, отличаясь от технологии, используемой низовыми чувашами . Верховые чуваши носили длинные портянки и онучи. Ноги закутывали толсто, как и финно-угорские соседи. У вирьял портянки были из чёрного сукна, анат енчи — из чёрного и белого, анатри — только из белого.


Диалект[править | править код]

Для диалекта верховых характерно оканье (окçа вместо литературного укçа (деньги), орпа вместо литературного урпа (ячмень)).

В диалекте аффикс множественного числа -сем имеет парный аффикс -сам (например, лашасам вместо литературного лашасем). Существует мнение, что в их диалекте лучше сохранились древние элементы чувашского языка, чем в диалекте низовых чуваш, на основе которого был образован чувашский литературный язык.

В отличие от этнографических групп ряда соседних народов (например, марийцев и мордвы) для которых характерны более чем значительные различия в языке, у чувашей диалекты и вообще все специфические групповые культурные признаки сложились сравнительно поздно, что свидетельствует о том, что предки чувашей в домонгольский период в основном уже сложились в единую булгарскую народность, и она переживала этноконсолидационные процессы. Tогда же на базе консолидации отдельных племенных диалектов окончательно сложились все основные характерные черты единого булгарского языка, ставшего впоследствии основой чувашского[5].

Топонимика[править | править код]

На территории проживания верховых чуваш местами сохранилась марийская топонимика. Ранее марийский ареал был значительно продвинут на запад, имеются данные о распространении марийцев в Ивановской, Костромской, Нижегородской области. Некоторые топоформанты, такие как -энер, -энгер, -инер, -ингир, зафиксированы и на территории Ярославской, Костромской, Нижегородской, Вятской губерний и соотносятся с данными на территории Марий Эл.[6]

Тури[править | править код]

Верховых чувашей также называют тури (от чуваш. ту — гора, горный). История возникновения названия «тури» связана с тем, что в домонгольский период сложились два основных этнотерриториальных массива чувашей, но тогда они выделялись не по течению Волги, а по расселению на её левом и правом берегах, то есть на «горных» (тури) и на «степных» (хирти), или «камских», В ходе академической экспедиции XVIII в. П. С. Паллас выделил именно две группы чувашей: верховую по Волге и хирти (степную, или камскую)[5].

См. также[править | править код]

Примечания[править | править код]

  1. А.В. Савельев. К уточнению сценария чувашско-марийских контактов // Языковые контакты народов Поволжья и Урала: сб. ст. XI Междунар. симпозиума (Чебоксары, 21-24 мая 2018 г.) / сост. и отв. ред. А.М. Иванова, Э.В. Фомин. Чебоксары: Изд-во Чуваш. ун-та, 2018. 352 с.. — 2018. — С. 95— 103.
  2. Труды и лѣтописи Общества исторіи и древностей россійскихъ , Томъ 4, Выпускъ 1
  3. 1 2 Ковалевский А. П. Чуваши и булгары по данным Ахмеда Ибн-Фадлана. — 1954. — С. 20, 26. — 64 с.
  4. Гаген-Торн Н. И. Женская одежда народов Поволжья. — Чебоксары, 1960.
  5. 1 2 Иванов В. П., Николаев В. В., Димитриев В. Д. Чуваши: этническая история и традиционная культура
  6. С.А. Мызников. Языковые контакты в Ярославско-Костромском Поволжье и их отражение на лексическом уровне // Языковые контакты народов Поволжья и Урала: сб. ст. XI Междунар. симпозиума (Чебоксары, 21-24 мая 2018 г.) / сост. и отв. ред. А.М. Иванова, Э.В. Фомин. Чебоксары: Изд-во Чуваш. ун-та, 2018. 352 с.. — 2018. — С. 11-13.

Литература[править | править код]

  • Никитин Г. А., Крюкова Т. А. Чувашское народное изобразительное искусство. Чебоксары, 1960.