Водяной

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Водяной
Vodyanoy.jpg
И. Я. Билибин, Водяной
дух, обитающий в воде, хозяин вод
Мифология: Славянская
В иных культурах: Су иясе, Каппа, Мерман
Атрибуты: палица[1]
Иллюстрации на Викискладе?
Водяной с открытки (рисунок Владимирова В.В.)

Водяно́й (также водяник, водяной дедушка, водяной шут, водовик; чеш. vodník; в.-луж. wodby muž, wodnykus; словен. povodnj, vodni mož) — в славянской мифологии дух, обитающий в воде, хозяин вод. Воплощение стихии воды, как отрицательного и опасного начала[2].

Образ[править | править вики-текст]

Хотя водяной имеет отдельный образ, представления о нём часто сливались с русалками и чёртом[3][4][5][6].

Водяного представляли в виде голого обрюзглого старика, пучеглазого, с рыбьим хвостом. Он опутан тиной или одет в красную рубаху, имеет большую окладистую бороду и зелёные усы. Имеет звериные или рыбьи черты — рыбий или коровий хвост, гусиные лапы с перепонками или коровьи копыта, кожа, как у налима, рог на голове. Мог обернуться крупной рыбой, зверем, птицей, сомом, щукой, карпом, большой чёрной рыбой или рыбой с крыльями, гусём, уткой, петухом, бревном, утопленником, ребёнком или лошадью[7].

Считается, что водяной живет в омутах, водоворотах, в полыньях, на заброшенных водяных мельницах[8], под мельницами или шлюзами, на дне реки, где у него есть свой дворец. Водяной любит высовываться по пояс из воды, хлопать в ладоши или по воде, хохотать, ржать, как лошадь, кричать выпью, блеять бараном.

Любимое время водяного — полдень, на вечерней заре, полночь, а также при луне. Он особенно опасен во время или накануне больших праздников: в ночь на Ивана Купала, в Троицкую субботу, во время цветения ржи (когда души мёртвых находятся на земле), в Ильин день. В эти дни, а также перед грозой старались не купаться. Водяной не может вредить людям от Крещенья до Пасхи.

Украинцы рассказывают вот что. Водяной не всё время живёт в воде, так как его гоняет Бог: до Крещенья водяной сидит в воде, а потом переходит в лозу, отчего зовется «лозовиком», потом он переходит на сушу, в прибрежную траву и только после Спаса снова попадает в воду. Белорусы верят, что накануне Крещенья водяной приходит к крестьянам и просит у них сани, чтобы вывезти своих детей из воды перед её освящением. И вот перед Крещеньем сани и телеги переворачивали вверх ногами, чтобы водяной не мог ими воспользоваться. У русских считалось, что зимой водяной спит на дне реки, просыпается 1 апреля голодным и злым и потому ведёт себя очень бурно — ломает лёд и мучает рыбу.

Левкиевская Е. Е.[9]

На Русском Севере считают, что у водяных есть водяной царь — старик с палицей, который может подниматься к небу в чёрной туче и творить новые реки и озера. Его называют царь Водяник или Водян царь[9]. Славянские поверья о водяном сопоставимы с легендой о морском царе[2].

Водяному приписывают то же значение, что и домовому, чему служит доказательством пословица: «дедушка водяной, начальник над водой». Ему также приписывают власть над русалками, ундинами и прочими водяными жителями, которые поэтому не составляют самобытного божества.

Поведение[править | править вики-текст]

Водяные пасут на дне рек и озёр стада своих коров — сомов, карпов, лещей и прочей рыбы.

От водяных чертей доводится терпеть и всего больше страдать, конечно, мельникам. Привычные всю свою жизнь иметь дело с водой, мельники достигают таких удобств, что не только не боятся этих злых духов, но вступают с ними в дружеские отношения. Они живут между собой согласно, на обоюдных угождениях, руководясь установленными приемами и условленными правилами. Осторожные и запасливые хозяева, при постройке мельницы, под бревно, где будет дверь, зарывали живым черного петуха и три «супорыжки», то есть стебля ржи, случайно выросших с двумя колосьями; теперь с таким же успехом обходятся лошадиным черепом, брошенным в воду с приговором. В тех же целях, на мельницах все еще бережно воспитываются все животные черной шерсти (в особенности петухи и кошки). Это — на тот случай, когда водяной начнет озлобленно срывать свой гнев на хозяев, прорывая запруды, и приводя в негодность жернова: пойдет жернов, застучит, зашепчет да и остановится, словно за что-нибудь задевает Пословица говорит, что «водой мельница стоит, да от воды и погибает», а потому-то все помыслы и хлопоты мельника сосредоточены на плотине, которую размывает и прорывает не иначе, как по воле и силами водяного черта. Оттого всякий день мельник, хоть дела нет, а из рук топора не выпускает и, сверх того, старается всякими способами ублажить водяного по заветам прадедов. Так, например, упорно держится повсюду слух, что водяной требует жертв живыми существами, особенно от тех, которые строят новые мельницы. С этой целью, в недалекую старину, сталкивали в омут какого-нибудь запоздалого путника, а в настоящее время бросают дохлых животных (непременно в шкуре)[10]. Удачи рыболовов также находятся во власти водяных. Старики до сих пор держатся двух главных правил: навязывают себе на шейный крест траву Петров крест, чтобы не «изурочилось», то есть не появился бы злой дух и не испортил всего дела, и из первого улова часть его, или первую рыбу кидают обратно в воду, как дань и жертву. Идя на ловлю, бывалый рыбак никогда не ответит на вопрос встречного, что он идет ловить рыбу, так как водяной любит секреты и уважает тех людей, которые умеют хранить тайны. Некоторые старики-рыболовы доводят свои угождения водному хозяину до того, что бросают ему щепотки табака («на тебе, водяной, табаку: давай мне рыбку») и, с тою же целью подкупа, подкуривают снасть богородской травкой и т. д.[10]

Максимов С. В., Нечистая, неведомая и крестная сила

У пасечников водяные считались покровителями пчёл[11]. Повсеместно известен обычай ставить пасеку у реки. В ночь на Яблочный Спас некоторые пчеловоды приносили водяному жертву — бросали в пруд или болото свежий мёд и воск, понемногу из каждого улья, топили в мешке первый рой или лучший улей. По поверьям, в награду за это водяной оберегал пчёл. Позже роль покровителя пчёл унаследовали русские святые Зосима и Савватий[12].

Водяной находится в непримиримо враждебных отношениях с дедушкой домовым, с которым, при случайных встречах, неукоснительно вступает в драку. С добряками-домовыми водяные не схожи характером, оставаясь злобными духами, а потому всеми и повсюду причисляются к настоящим чертям. Недоброжелательство водяного к людям и злобный характер этого беса выражается в том, что он неустанно сторожит за каждым человеком, являющимся, по разным надобностям, в его сырых и мокрых владениях. Он уносит в свои подземные комнаты, на безвозвратное житье, всех, кто вздумает летней порой купаться в реках и озерах, после солнечного заката, или в самый полдень, или в самую полночь. (Эти «дневные уповоды» считает он преимущественно любимыми и удобными для проявления своей недоброй и мощной силы.) Кроме того, на всем пространстве громадной Великороссии, он хватает цепкими лапами и с быстротой молнии увлекает вглубь всех забывших, при погружении в воду, осенить себя крестным знамением. С особенным торжеством и удовольствием он топит таких, которые вовсе не носят тельных крестов, забывают их дома или снимают с шеи перед купанием. Под водой он обращает эту добычу в кабальных рабочих, заставляет их переливать воду, таскать и перемывать песок и т. д. Сверх того, водяной замучивает и производит свои злые шутки с проходящими, забывшими перекреститься во время прохода нечистых мест, где он имеет обычай селиться и из водных глубин зорко следить за оплошавшими. Людям приносят они один лишь вред и радостно встречают в своих владениях всех оплошавших, случайных и намеренных утопленников (самоубийц). На утопленницах они женятся, а еще охотнее на тех девицах, которые прокляты родителями, Кровоподтеки, в виде синяков на теле, раны и царапины, замечаемые на трупах вынутых из воды утопленников, служат наглядным свидетельством, что эти несчастные побывали в лапах водяного. Трупы людей он возвращает не всегда, руководясь личными капризами и соображениями, но трупы животных почти всегда оставляет для семейного продовольствия[10]

Максимов С. В., Нечистая, неведомая и крестная сила

Особой силой наделялись родниковые Водяные, ведь родники, по преданиям[источник не указан 447 дней], возникли от удара молнии Перуна — самого сильного божества. Такие ключи назывались «гремячими», и это сохранилось в названии многих источников.

В. Малышев. Водяной, 1910

Из воды выходит редко; его любимым местом являются речные омуты, да притом около водяных мельниц. Любит ночевать под мельничным колесом, где струя воды вымывает глубокие омуты.

Водяной тоже требует к себе уважения. Месть его заключается в порче мельниц, в разгоне рыбы, а иногда, говорят, он посягает и на жизнь человека. Ему приписывают сома, как любимую рыбу, на которой он разъезжает и которая ему доставляет утопленников. За это сома в народе называют «чёртова лошадь».

Водяные утаскивали людей себе на дно, пугали и топили купающихся. Эти поверья о водяных сопоставимы с легендой о морском (водяном, поддонном) царе, отразившейся в русских былинах о Садко. В волшебных сказках водяной схватывает свою жертву, когда она пьёт из ручья или колодца, требует у захваченного царя или купца сына в залог, и т. п. В славянских поверьях о водяном и морском царе можно видеть отражение на более низком уровне мифологической системы представлений, некогда относившихся к особому богу моря и вод (ср. Аутримпса в прусской мифологии, Нептуна в римской и т.п).

Спутники[править | править вики-текст]

  • Водяницы — водяные девы — бывают жёнами водяных.

Водяница — утопленница из крещённых, а потому и не принадлежит к нежити. Считается, что водяницы предпочитают лесные и мельничные омуты, но больше всего любят пади под мельницами, где быстрина мутит воду и вымывает ямы. Под мельничными колёсами они будто бы обыкновенно собираются на ночлег вместе с водяными. Водяницы вредничают: когда они плещутся в воде и играют с бегущими волнами или прыгают на мельничные колеса и вертятся вместе с ними — рвут сети, портят жернова[13].

  • Блудички — в словацкой и чешской мифологии болотные и водяные духи, которые появляются поблизости воды в виде блуждающих огоньков.

См. также[править | править вики-текст]

Примечания[править | править вики-текст]

  1. Мадлевская и др., 2007, с. 328
  2. 1 2 Иванов, Топоров, 1991, с. 127
  3. Виноградова Л. Н. Полесская народная демонология на фоне восточнославянских данных // Восточнославянский этнолингвистический сборник. Исследования и материалы. — М.: «Индрик», 2001. — С. 23, 34-39, 42-43.
  4. Чорт // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
  5. Чёрт // Мифы народов мира / Гл. редактор С. А. Токарев. — М.: Советская энциклопедия, 1987. — Т. 1 А–К. — С. 228.
  6. Померанцева Э. В. Образ чёрта в русской устной прозе // Мифологические персонажи в русском фольклоре / Институт этнографии им. Н Н. Миклухо-Маклая, Академия наук СССР. — М.: Наука, 1975. — С. 118-149, 177-181.
  7. Левкиевская, 2000, с. 340–341
  8. Седакова И. А. Мельница // Славянская мифология
  9. 1 2 Левкиевская, 2000, с. 342
  10. 1 2 3 Максимов, 1903
  11. Левкиевская, 2000, с. 348
  12. Мадлевская и др., 2007
  13. «Женские персонажи славянской мифологии» (на основе Кононенко, А. А. Кононенко С. А. «Персонажи славянской мифологии», ; Виноградова Л. Н. «Славянская народная демонология: проблемы сравнительного изучения»,

Литература[править | править вики-текст]

  1. Водяной // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона: В 86 томах (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  2. Иванов В. В., Топоров В. Н. Водяной // Мифологический словарь / Гл. ред. Е. М. Мелетинский. — М.: Советская энциклопедия, 1990. — С. 127–128. — ISBN 5-85270-032-0.
  3. Левкиевская Е. Е. Водяной // Мифы русского народа. — М.: Астрель, Аст, 2000. — С. 340–349. — 527 с. — ISBN 5-271-00676-X.
  4. Мадлевская Е., Эриашвили Н., Павловский В. Русская мифология. Энциклопедия. — М.: Эксмо, Мидгард, 2007. — С. 340–349. — 527 с. — (Тайны древних цивилизаций). — ISBN 5-699-13535-9.
  5. Максимов С. В. Нечистая, неведомая и крестная сила. — СПб.: Товарищество Р. Голике и А. Вильворг, 1903. — 529 с.