Военно-космическая деятельность

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Полюс (1987)
Titan 1 ICBM
Titan IV

Военно-космическая деятельность — использование космонавтики в военном деле и также (в возможном будущем) использование космического пространства или его отдельных областей как определяющего расположения в составе театра войны (театра военных действий).

В настоящее время различные страны (в первую очередь, Россия и США) используют космические аппараты для спутниковой разведки, дальнего обнаружения баллистических ракет, связи, навигации.

Создавались также системы противоспутникового оружия.

В США и СССР разрабатывались, но не были осуществлены проекты пилотируемых орбитальных станций военного назначения — Manned Orbiting Laboratory и «Алмаз».

История[править | править код]

С самого начала освоения космического пространства мировое сообщество, включая космические державы, настаивало на том, чтобы космос использовался в мирных целях, но на практике космические программы были в бóльшей степени обусловлены военными соображениями и требованиями, чем гражданскими или научными. Уже в 1955 году ВВС США заключили контракт на разработку разведывательных спутников, подобные исследования велись и в СССР. В январе 1957 года посол США предложил в ООН поставить испытания спутников и ракет под международный контроль, чтобы обеспечить безопасность космического пространства и использовать его исключительно в мирных и научных целях, и в том же году была создана Комиссия по разоружению, в которую вошли представители Канады, США, Франции и Великобритании[1].

После исторического полёта Юрия Гагарина страны-члены ООН приняли «Договор о космосе» (позднее были приняты дополнительные международные акты, ограничивающие военную деятельность в космосе[2]), вступивший в силу в 1967 году, запрещающий испытание и размещение оружия массового уничтожения (включая ядерное оружие), проведение военных манёвров и создание военных баз в космосе. Заявляя, что космическое пространство должно использоваться исключительно в мирных целях, договор не определяет границ между воздушным и космическим пространством, которые должны быть свободны от военного использования. Кроме того, он допускает «пассивное военное» использование космоса, например, разведку, наблюдение, слежение и предупреждение, выведение на орбиту спутников связи, участие военных организаций в проведении научных исследований в космосе[1].

В настоящее время космосе увеличивается число спутников, которые могут использоваться для военных целей. На смену концепции демилитаризованного космического пространства пришла концепция космического пространства, «оснащённого оружием»[3].

Быстрое технологическое развитие общества создаёт новые области применения космических программ, в том числе, и расширение военной деятельности. В то время как многие страны мира поддерживают политику демилитаризации космоса[4] и признают актуальность задач, связанных с космической деятельностью, они расходятся в интересах и подходах к проблеме[5]. В США в 2019 году в структуре Департамента ВВС США были созданы Космические войска США[en] (англ. United States Space Force, USSF), в марте 2001 года — в России.

Международным сообществом был предпринят ряд попыток прийти к международному соглашению о контроле использования космического оружия и демилитаризации космоса, но пути решения проблемы пока не найдены[6].

Милитаризация космоса[править | править код]

Космические программы в XXI веке получили импульс к развитию в таких странах как КНР, Великобритания, Индия, Япония, Франция и других. Запуск США программы «Нового космоса» (англ. «[[]]») привёл к стремительному развитию на новом конкурентном поле космических программ Китая и других развитых стран[7].

В настоящее время всё больше космических аппаратов и систем запускается в космос с военными целями. Количество спутников военного назначения увеличивается в США, Китае, России, Великобритании, Японии, Индии и ЕС.

Китай в 2021 году создал группировку из 12 военных спутников оптико-электронной разведки, США планируют развернуть раннюю версию сети предупреждения о гиперзвуковых ракетах в 2022 или 2023 годах. Россия завершит создание спутниковой группировки Единой космической системы (ЕКС) к 2014 году[8][9].

Военное использование космоса, в основном, связано с использованием трёх типов спутников: спутников наблюдения, связи и предупреждения. В составе космической разведки спутники выполняют различные задачи[10]:

  • фотографическая аппаратура;
  • оптико-электронная;
  • радио- и радиотехническая;
  • радиолокационная.

Космические аппараты связи могут использоваться как основные или дополнительные средств обмена информацией; контролировать из космоса старт, место и результаты ядерных ударов; осуществлять инженерное обеспечение; являются средством радиоэлектронной борьбы; обеспечивают гидрометеорологическое, топогеодезическое и навигационное наблюдение.

Развитие военной космической деятельности происходит в нескольких направлениях:

  • Повышение помехоустойчивости спутниковых систем, их орбитального маневрирования; создание автоматических многоразовых летательных аппаратов.
  • Создание автоматизированных систем контроля космического пространства. Технологическое совершенствование систем радиоэлектронной борьбы и оборудования, противодействующего таким системам.
  • Исследования в области гиперзвукового движения, совершенствование противоракетных технологий[11].
  • Противоспутниковое оружие и системы перехвата баллистических ракет создаются на заатмосферном участке. Сложные дифференциальные режимы современных космических систем могут обеспечивать высокую помехоустойчивость и точность определения координат до 1—2 метров в глобальном масштабе (например, система AEHF). Полноценное развёртывание системы, подобной AEHF, может выполнять задачи военного характера как одного из ключевых звеньев единой информационной системы GIG (Global Information Grid), став системой управления государственных и военных организаций. На основе космической системы может осуществляться обмен данными между субъектами на суше и на море, в воздухе и в космосе, обеспечивая глобальный контроль поверхности Земли[10].
Президент Ричард Никсон и Генеральный секретарь Леонид Брежнев Подписали Договор о противоракетной обороне (ПРО) и Соглашение о временных переговорах по ограничению стратегических вооружений (СОЛТ), 26.05.1972 г.

Соединённые Штаты Америки[править | править код]

Термин «пространство национальной безопасности» в США используется Министерством обороны страны для обозначения космической деятельности разведывательного сообщества. Превосходство в космосе США в XXI веке является основой национальной безопасности. Космические программы национальной безопасности США включают в себя ракеты-носители, спутниковые системы для разведки, раннего предупреждения о пусках ракет и ядерных взрывах, навигации, связи и прогнозов погоды. Многие из этих систем имеют аналоги в гражданском и коммерческом секторах. Граница между национальной безопасностью и гражданскими космическими системами представляется довольно размытой. Например, Глобальная система позиционирования (GPS) навигационных спутников — это система Министерства обороны США, которая позволяет широко использовать гражданские и коммерческие приложения[12].

Возможные угрозы от объектов в космосе
Орбитальная бомбардировка (рисунок).
Три лазера на оптическом полигоне Starfire на базе ВВС Киртланд, штат Нью-Мексико.

Космическая программа НАСА более заметна в обществе, чем военная, но космическая программа национальной безопасности более масштабна с точки зрения финансирования. Значительная часть программ по национальной безопасности является секретной, бюджетная информация Национального разведывательного управления (англ. NRO) недоступна для общественности[12].

20 декабря 2019 года президент Трамп подписал Закон (PL 116-92) о разрешении национальной обороны на 2020 финансовый год (NDAA). Были созданы Космические силы как шестая военная служба в составе ВВС. Создание Космических сил США упростило задачу финансирования военных проектов. В 2021 году из общего несекретного космического бюджета Министерства обороны США в размере 18 миллиардов долларов для Космических сил было выделено 15,4 миллиарда долларов[12].

Космические системы Министерства обороны США включают программы, одни из которых уже эксплуатируются, другие находятся на той или иной стадии разработки[12].

Спутники связи

Широкополосная глобальная спутниковая связь (WGS). Milstar — система оценки мобильного пользователя (MUOS). Усовершенствованная система сверхвысокой частоты (AEHF) и система оборонной спутниковой связи (DSCS). Спутники позиционирования, навигации и синхронизации (PNT). Глобальная система позиционирования (GPS).

Раннее предупреждение

Программа оборонной поддержки (DSP). Инфракрасная спутниковая система космического базирования — High (SBIRS-High) Постоянное инфракрасное излучение нового поколения (OPIR).

Погода

Программа оборонных метеорологических спутников (DMSP) (оборонная метеорологическая спутниковая система). Спутники, связанные с противоракетной обороной: система космического слежения и наблюдения (STSS, ранее SBIRS-Low), гиперзвуковой баллистический космический датчик слежения (HBTSS).

Ракеты-носители

Ракеты национальной безопасности (NSSL, ранее Evolved Expendable Launch Vehicles или EELV), включая Delta, Atlas, Falcon и другие, находящиеся в разработке). Министерство обороны США также располагает программами, которые удовлетворяют потребности в осведомлённости о космической обстановке (или о космической сфере), космическом управлении и возможностях противодействия, что должно позволить Космическим силам США обеспечить военное господство в космосе[12][13].

В США разрабатывается применение из космоса «магнитогидродинамических взрывных боеприпасов» (англ. MAgneto Hydrodynamic Explosive Munition, MAHEM)[14], обладающих большим «потенциалом», с высокой эффективностью «способных генерировать и точно рассчитывать время нескольких потоков и фрагментов из одного заряда» с тем, чтобы поражать цель со «смертоносной точностью». В Министерстве обороны США заявили, что система MAHEM может быть размещена на ракетах. Программа USSF в Центре космических и ракетных систем (англ. SMC) направлена на развёртывание космических кораблей, способных передавать военным в условиях высокой облачности карты театра военных действий[15] [16].

Летом 2020 года Пентагон обнародовал новую «Оборонительную космическую стратегию» (англ. Defense Space Strategy, DSS), «предназначенную для достижения в течение следующих 10 лет с упором на военное применение космической мощи через контроль, использование и влияние из космоса для достижения стратегических целей, решения оперативных и тактических задач»[17].

DSS будет «дорожной картой для наращивания военно-космической мощи» США, чтобы «обеспечить преимущество нации» в космической среде[18] [19], администрация США закрепила новую военно-космическую стратегию о значительном повышении значения космоса как сферы противоборства в достижении целей вооружённой борьбы[20].

В 2020 году Космические силы США планировали заменить спутник SBSS системой STSS из трех спутников с возможностью орбитального маневрирования, что позволит системе изучать интересующие США космические аппараты, выводимые другими странами на геосинхронные орбиты с относительно близкого расстояния[21].

После испытаний в России противоспутниковой ракеты прямого перехвата (системы DA-ASAT) в декабре 2020 года космическое командование США заявило, что «Россия сделала космос сферой боевых действий»[22][23].

Россия[править | править код]

Россия, так же, как и США, рассматривает возможность применения оружия из космоса для поражения наземных целей для того, чтобы иметь возможность защиты в случае нападения. В стране существуют спутники для мониторинга земной поверхности, разрабатываются сложные технические объекты и системы, призванные решать в космическом пространстве и на земле как мирные, так и военные задачи[24].

Китай[править | править код]

О китайских системах, которые бы способствовали ведению военных действий на Земле из космоса, ничего не известно. Китай имеет возможность нарастить спутниковую группировку очень быстро, используя «морской старт» для ракет сверхлёгкого класса и производить запуски с плавучих космодромов[25].

Геополитические риски[править | править код]

Рост в современном мире геополитических рисков[26] может спровоцировать увеличение количества космических систем как средства достижения задач в ходе военных действий и привести к неконтролируемой милитаризации космоса. Широкое применение систем информационно-космического обеспечения и средств вооружения в космосе может изменить основные принципы ведения войны и обеспечить глобальность военного присутствия путём нанесения ударов в любой точке Земли[10].

Перспективы[править | править код]

Несмотря на заявленные в «Договоре о космосе» высокие обязательства, мировое сообщество не смогло сохранить космическое пространство для мирных целей. Его милитаризация стала свершившимся фактом с самого начала эпохи освоения космоса[27]. До сих пор космические объекты только наращивали военную мощь. По мнению ООН[28], учёных и видных общественных деятелей[29], общество приближается к порогу космической вепонизации[30], так как мало что сделало для предотвращения его милитаризации, которая ведёт к возобновлению связей государств на уровне «холодной войны» и давлению на страны, менее развитых в экономическом отношении. Укрепление мировой и национальной безопасности может идти исключительно путём нераспространения и сокращения оружия массового уничтожения[1][31].


См. также[править | править код]

Ссылки[править | править код]

Литература[править | править код]

  • Ganesh R.N. Maritime Ambitions of China. Editor: S. Gopal, Nabeel A. Mancheri, In Rise of China: Indian Perspectives. New Delhi. Lancer Publication, 2013.
  • Шилин А. А. Стратегический баланс в Южной Азии. – М.: Научная книга, 2004.
  • Прокопенкова И. О. Ракетно-космическая промышленность Китая, Индии, Японии (военно-экономические аспекты): автореф. дис. канд. эконом. наук. ИМЭМО РАН, Москва, 2009.


Примечания[править | править код]

  1. 1 2 3 Johannes M. Wolff. ‘Peaceful uses’ of outer space has permitted its militarization — does it also mean its weaponization? (англ.). Peace Palace Library. Дата обращения: 23 апреля 2021.
  2. Российское спутниковое оружие показывает опасность туманных правил в космосе. The Economist. Дата обращения: 23 апреля 2021.
  3. The militarization of outer space (англ.). International Relations and Security Network. Дата обращения: 23 апреля 2021.
  4. Philippe Henry and other. The militarization and weaponization of space: Towards a European space deterrent (англ.) // Space Policy. — Vol. 24, no. 2. — P. 61-66. — ISSN 0265-9646. — doi:10.1016/j.spacepol.2008.02.001.
  5. Aaron Mehta. What is a space weapon, and who has them? (англ.). C4ISRNET. Дата обращения: 23 апреля 2021.
  6. Alexander Chanock. The Problems and Potential Solutions Related to the Emergence of Space Weapons in the 21st Century (англ.) // SMU Scholar. — 2013. — Vol. 8, no. 3. — P. 691.
  7. Muhammad, Alif Nurfakhri. Revisiting U.S – China Aggressive Use of Outer Space: A Comprehensive International Law Outlook Towards Military Activities in Outer Space (англ.) // Indonesian Journal of International Law : Journal. — 2019. — Vol. 16, no. 4. — doi:10.17304/ijil.vol16.4.761.
  8. Единая космическая система к 2024 году. ТАСС. Дата обращения: 23 апреля 2021.
  9. Космические инициативы США: ремилитаризация или гибрид? (англ.). РСМД. Дата обращения: 23 апреля 2021.
  10. 1 2 3 Макаренко С. И. Использование космического пространства в военных целях (рус.) // Системы управления, связи и безопасности : Журнал. — 2016. — № 4. — С. 181. — ISSN 2410-9916.
  11. Павел Лузин. Военный космос: перспективы и вызовы (рус.) // Новый оборонный заказ. Стратегии : Журнал. — 2017. — № 4 (46). — ISSN dfnc.ru.
  12. 1 2 3 4 5 Military/National Security Space Activities (англ.). SpacePolicyOnline.com. Дата обращения: 4 мая 2021.
  13. Иванов В. Л., Макаров М. И., Голованёв И. Н. Основные тенденции военно-космической деятельности на современном этапе (рус.) // Воздушно-космическая сфера : Журнал. — 2020. — № 3 (104). — С. 72-81. — doi:10.30981/2587-7992-2020-104-3-72-81.
  14. MAgneto Hydrodynamic Explosive Munition (MAHEM) (Archived) (англ.). DARPA. USA.gov. Дата обращения: 4 мая 2021.
  15. GA-EMS completes IDR for USSF’s EO/IR EWS satellite programme (англ.). Verdict Media Limited (30 April 2021). Дата обращения: 4 мая 2021.
  16. The Most Dangerous Space Weapons Ever (англ.). Space.com. Дата обращения: 4 мая 2021.
  17. Defense Space Strategy Summary. JUNE 2020 (англ.). USA.gov. Дата обращения: 5 мая 2021.
  18. «Мы в опасности»: как США будут оборонять космос. Газета.ру. Дата обращения: 5 мая 2021.
  19. США раздвигают рамки милитаризации космоса: Пентагон рассматривает космическое пространство как область боевых действий. News Front. Дата обращения: 5 мая 2021.
  20. Голованев И. Н, В. А. Меньшиков. Военно-космическая деятельность в современных геополитических условиях. Центр военно-политических исследований. Дата обращения: 5 мая 2021.
  21. Павел Лузин. Военный космос: перспективы и вызовы. «Дифанс Медиа». Журнал «НОЗС» №4 (46). Дата обращения: 5 мая 2021.
  22. Космические силы США заявили об испытаниях Россией антиспутниковой ракеты. РБК. Дата обращения: 5 мая 2021.
  23. New reports detail ongoing space threats, and Russia is raising concerns (англ.). Space.com (2017,). Дата обращения: 4 мая 2021.
  24. П. Ю. Бугайченко, А. И. Данилов, А. М. Зубачёв. Динамическая модель оценивания качества процессов подготовки и применения сложной технической системы (рус.) // Труды Военно-космической академии имени А.Ф. Можайского : Научное рецензируемое издание. — 2018. — С. 10-20. — ISSN 2218-5429.
  25. Михаил Котов. Каким будет первое противостояние в космосе. Деловой еженедельник «Профиль». Дата обращения: 4 мая 2021.
  26. Interim National Security Strategic Guidance (англ.). White House. Дата обращения: 23 апреля 2021.
  27. Ален Барлюэ (Alain Barluet). Завтра нас ждет война в космосе (англ.). inosmi.ru. Le Figaro, Франция. Дата обращения: 23 апреля 2021.
  28. Генассамблея ООН приняла три российские резолюции по предотвращению милитаризации космоса. Дата обращения: 23 апреля 2021.
  29. Маилян П. Г. Милитаризация и военизация космоса как проблема международных отношений в 1991-2010 гг. cyberleninka.ru. Теория и практика общественного развития. Дата обращения: 23 апреля 2021.
  30. проф. Найеф Аль-Родхан. Вепонизация и безопасность в космическом пространстве. GlobalPolicyJournal. Дата обращения: 23 апреля 2021.
  31. Роуз Геттемюллер, Джон Вольфсталь. Израиль, Индия и Пакистан: решение проблемы…. Дата обращения: 23 апреля 2021.