Вольная территория

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Вольная территория
укр. Вільна територія
Ликвидирована
Flag of Russia.svg
ноябрь 1918 года — июнь 1919 года


Flag of Ukrainian SSR.svg
RPAU flag.svg
Флаг
Девиз
Власть рождает паразитов! Да здравствует анархия!
Makhnowia.png
Примерные границы Вольной территории
Столица Гуляй-Поле
Язык(и) украинский и русский
Денежная единица Махновский рубль
Население
Около 7 миллионов человек[источник не указан 28 дней]
Форма правления Анархия
Украина История Украины
Lesser Coat of Arms of Ukraine.svg
Доисторический период
Трипольская культура
Ямная культура
Киммерийцы
Скифы
Сарматы
Зарубинецкая культура
Черняховская культура
Средневековая государственность (IXXIV века)
Племенные союзы восточных славян и Киевская Русь
Распад Киевской Руси: Киевское, Галицко-Волынское и другие княжества
Монгольское нашествие на Русь
Великое княжество Литовское
Казацкий период
Запорожская Сечь (Войско Запорожское)
Речь Посполитая
Восстание Хмельницкого
Гетманщина
Переяславская рада
Руина
Правобережье
Левобережье
В составе империй (17211917)
Малая Русь
Слобожанщина
Волынь
Подолье
Новороссия
Таврия
Политические организации
Габсбургская монархия
Восточная Галиция
Буковина
Карпатская Русь
Политические организации
Народная Республика (19171921)
Революция и Гражданская война
Украинская революция
Украинская держава
ЗУНР
Акт Злуки
Советские республики
ВСЮР
Махновщина
Советская Республика (19191991)
Образование СССР
Голод на Украине (1932—1933)
Вторая мировая война
ОУН-УПА
Современный период1991)
Независимость
Ядерное разоружение
Принятие конституции
Оранжевая революция
Политический кризис на Украине (2013—2014)
Евромайдан
Крымский кризис
Вооружённый конфликт на востоке Украины

Наименования | Правители
Портал «Украина»

Вольная территория (укр. Вільна територія) — Гуляйпольский повстанческий район в северо-западном Приазовье в период Гражданской войны 1918—1921 гг..

Обладала фактической самостоятельностью в период с ноября 1918 (начало вывода германо-австрийских оккупационных войск и крах режима Павла Скоропадского) по июнь 1919 года (Московский поход ВСЮР). Оборону территории осуществляли повстанческие отряды Нестора Махно (с февраля 1919 года переформированные в регулярные части Украинской советской армии).

Центром махновского движения было село Гуляй-Поле Александровского уезда Екатеринославской губернии, где располагались штаб Махно и Военно-революционный совет Гуляйпольского района.

В результате весенне-летнего (1919) наступления Деникина на Москву махновцы были вынуждены уйти из родных мест вместе с Красной армией либо перейти на нелегальное положение. В начале сентября Махно объявил о создании Революционной повстанческой армии Украины (РПАУ) и возобновил самостоятельные боевые действия.

31 октября 1919 года махновцы в последний раз попытались занять Гуляй-Поле, но были выбиты из него деникинцами. Тогда же, 28 октября, махновцы захватили Екатеринослав и удерживали город в течение полутора месяцев[1]. «Екатеринославский» период истории махновщины советский историк М. И. Кубанин охарактеризовал как наиболее интересный — это был период самостоятельного существования в тылу Белой армии крестьянской республики со столицей в Екатеринославе, охватывавшей несколько уездов и города Верхнеднепровск, Кичкас, Никополь, Апостолово, Берислав. До этого махновцы вели «кочующий» образ жизни, не имея постоянной территории[2].

История[править | править код]

Возникновение махновского движения и Вольной территории[править | править код]

К осени 1918 года Нестор Махно фактически возглавил повстанческое движение во всей Екатеринославской губернии. К ноябрю его отряды насчитывали до 6 тысяч человек[3].

Ноябрьская революция 1918 года в Германии привела к её поражению в Первой мировой войне. К этому времени войска гетмана Скоропадского были деморализованы и не желали сражаться, а командование оккупационных войск стремилось как можно быстрее вывести свои части с Украины.

27 ноября Махно занял Гуляй-Поле, объявил его на осадном положении, сформировал и возглавил «Гуляйпольский революционный штаб». Повстанцы к этому времени представляли значительную силу, контролируя большую часть территории Екатеринославской губернии[3].

Петлюровцы, сформировавшие своё войско из множества повстанческих отрядов и захватившие власть в целом ряде городов Украины, рассматривали махновское движение как составную часть общеукраинской национальной революции и рассчитывали втянуть его в сферу своего влияния и руководства. Однако на предложение Директории о совместных действиях против Красной Армии Махно ответил: «Петлюровщина — авантюра, отвлекающая внимание масс от революции». По мнению Махно и его соратников, петлюровщина представляла собой движение украинской национальной буржуазии, с которой народно-революционному движению совсем не по пути[4].

26 декабря отряды Махно совместно с вооружёнными отрядами Екатеринославского губкома партии большевиков и губревкома выбили петлюровцев из Екатеринослава. Воспользовавшись беспечностью повстанческого командования, петлюровцы, однако, через два-три дня выбили махновцев из города.

Махновцы отступили в район Синельникова. С этого момента на северо-западной границе территории, контролируемой Махно, возник фронт между махновцами и петлюровцами. Однако в связи с тем, что петлюровские войска, состоявшие в большинстве из крестьян-повстанцев и насильно мобилизованных, стали быстро разлагаться при соприкосновении с махновцами, фронт в скором времени был ликвидирован[4].

После екатеринославской операции махновцы обосновались в Гуляй-Поле, где Махно планировал приступить к практическому осуществлению идеала анархизма — созданию в Гуляйпольском районе вольного, безвластного коммунистического общества. Однако положение повстанцев было непростым: петлюровцы продолжали оказывать на Махно давление, пытаясь переманить его на свою сторону, с юго-востока и юга надвигался генерал Деникин, а с севера теснила петлюровцев и приближалась к махновской территории Украинская советская армия. Поэтому Махно пытался выиграть время, усилиться за счёт потенциальных союзников и найти более выгодную линию поведения[5].

12 января белые начали наступление на махновский район со стороны Донбасса, 20 января взяли Пологи, а 21—22 января атаковали Гуляй-Поле. В этой обстановке Махно наконец принял решение пойти на союз с красными, объявив петлюровцев и деникинцев наиболее опасными противниками. Соглашение с Красной армией рассматривалось руководством повстанцев как исключительно военное, не затрагивающее общественного устройства махновского района[4].

В составе Украинского фронта бригада Махно участвовала в боях с белогвардейцами на Донбассе и в Приазовье. В результате наступления войск Махно территория, контролируемая ими, увеличилась до 72 волостей Екатеринославской губернии с населением более двух миллионов человек.

На словах признавая подчинение красному командованию, «батько» зачастую не выполнял его требований, постоянно подчёркивал свою независимость и самостоятельность. Махновцы выставили на железную дорогу заградотряды и перехватывали вагоны с мукой, хлебом, другими продовольственными товарами, углем, соломой. Более того, они сами отказывались поставлять по продразвёрстке хлеб, имевшийся в Бердянском и Мелитопольском уездах, требуя за него промышленные товары[5].

Органы управления и отношение к государственной власти[править | править код]

Для решения вопросов, касавшихся территории в целом, созывались районные съезды крестьян, рабочих и повстанцев. Всего за период свободного существования махновщины были проведены три таких съезда.

На первом районном съезде, прошедшем 23 января 1919 года в селе Б. Михайловка, главное внимание участников было привлечено к опасности петлюровщины и деникинщины. Для борьбы с петлюровщиной съезд принял решение развернуть агитационно-пропагандистскую работу в районах, контролируемых Директорией, для того чтобы разъяснять населению сущность её политики, призывать к неповиновению и бойкоту объявленной мобилизации и к продолжению восстания с целью свержения этой власти[4].

Второй районный съезд крестьян, рабочих и повстанцев, на котором присутствовало 245 делегатов от 350 волостей и партизанских отрядов, собрался 12 февраля в с. Гуляй-Поле. Съезд всесторонне обсудил вопрос об опасности, надвигавшейся со стороны Деникина. Было решено немедленно принять меры для усиления самоохраны. Повстанческая армия махновцев, по словам Аршинова, имела к этому времени в своих рядах около 20 тысяч бойцов-добровольцев, многие из которых, однако, были «крайне переутомлены и истрёпаны», участвуя в беспрерывных боях по пять-шесть месяцев. Ввиду этого было принято постановление об организации добровольной мобилизации. Несмотря на большое число желающих присоединиться к Махно, в районе не было достаточного числа оружия, чтобы вовремя сформировать новые повстанческие части[4].

Съезд принял резолюцию, выражавшую анархистское отрицательное отношение ко всякой государственной власти, в том числе и к Советской. «Советское правительство России и Украины, — говорилось в резолюции, — своими приказами и декретами стремится во что бы то ни стало отнять у местных Советов рабочих и крестьянских депутатов их свободу и самостоятельность. Нами не избранные, но правительством назначенные политические и разные другие комиссары наблюдают за каждым шагом местных Советов и беспощадно расправляются с теми товарищами из крестьян и рабочих, которые выступают на защиту народной свободы против представителей центральной власти. Именующее себя рабоче-крестьянским, правительство России и Украины слепо идет на поводу у партии коммунистов-большевиков, которые в узких интересах своей партии ведут гнусную непримиримую травлю других революционных организаций. Прикрываясь лозунгом „диктатуры пролетариата“, коммунисты-большевики объявили монополию на революцию для своей партии, считая всех инакомыслящих контрреволюционерами… Мы призываем товарищей рабочих и крестьян не поручать освобождение трудящихся какой бы то ни было партии, какой бы то ни было центральной власти: освобождение трудящихся есть дело самих трудящихся…»[5][6].

Для общего руководства борьбой с петлюровцами и деникинцами, осуществления решений съездов, а также организации связи и агитационно-пропагандистской работы с населением, на втором съезде был создан Районный Военно-революционный Совет крестьян, рабочих и повстанцев, в который вошли представители 32 волостей Екатеринославской и Таврической губерний, а также представители повстанческих частей. ВРС ведал всеми делами общественно-политического и военного характера и представлял собой высший исполнительный орган махновского движения[4].

Главными вопросами, которыми занимался Военно-революционный Совет, были военный, продовольственный и вопрос местного самоуправления. Решение вопроса обеспечения продовольствием всего населения района было отложено до четвёртого районного съезда, назначенного на 15 июня 1919 года, проведение которого было запрещено советской властью. Содержание повстанческой армии местное крестьянство взяло на себя. В Гуляй-Поле был организован центральный отдел снабжения армии, куда доставлялись продовольствие и фураж, которые отсюда направлялись на фронт[4].

19 апреля махновский штаб, вопреки запрету красного командования, созвал Третий Гуляйпольский районный съезд, на котором присутствовали представители 72 волостей Александровского, Мариупольского, Бердянского и Павлоградского уездов Екатеринославской и Таврической губерний, а также делегаты от махновских воинских частей. Съезд провозгласил анархистскую платформу, потребовав «немедленного удаления всех назначенных лиц на всевозможные военные и гражданские ответственные посты…, проведения правильного и свободного выборного начала…, социализации земли, фабрик и заводов…, изменения в корне продовольственной политики — замены реквизиционных отрядов правильной системой товарообмена между городом и деревней…, полной свободы слова, печати, собраний всем политическим левым течениям…, неприкосновенности личности работников партий левых революционных организаций и вообще трудового народа… Диктатуры какой бы то ни было партии категорически не признаём»[5].

Органами общественно-экономического самоуправления махновского движения должны были стать так называемые вольные трудовые советы крестьян и рабочих, которые, исполняя волю местных тружеников и их организаций, должны были устанавливать между собой необходимые связи, образуя высшие органы народного самоуправления. Организация таких советов так и не была осуществлена в связи с военной обстановкой. Общие положения о Вольном Совете крестьян и рабочих удалось впервые отпечатать лишь в 1920 году, а до этого в «Декларации» Реввоенсовета армии махновцев (октябрь 1919 года) были изложены общие принципы[4].

Анархизм и идеи общественного переустройства[править | править код]

Сам Махно, называвший себя «анархистом-коммунистом бакунинско-кропоткинского толка», обращаясь в начале июля 1918 года с письмом к своим гуляйпольским единомышленникам, призывал их: «Общими усилиями займёмся разрушением рабского строя, чтобы вступить самим и ввести других наших братьев на путь нового строя. Организуем его на началах свободной общественности, содержание которой позволит всему не эксплуатирующему чужого труда населению свободно и независимо от государства и его чиновников, хотя бы и красных, строить всю свою социально-общественную жизнь совершенно самостоятельно у себя на местах, в своей среде… Да здравствует наше крестьянское и рабочее объединение! Да здравствуют наши подсобные силы — бескорыстная трудовая интеллигенция! Да здравствует Украинская социальная революция! Ваш Нестор Иванович»[7].

Ряд командиров партизанских отрядов, возникших в Гуляйпольском районе летом 1918 года, также принадлежали к сторонникам анархизма. В начале 1919 года влияние анархизма на повстанческую армию Махно продолжало расти благодаря постоянному притоку идейных сторонников анархии. Эти люди пользовались у Махно особыми привилегиями, занимали руководящие посты в повстанческом движении, способствовали формированию взглядов и поведения батьки, возвеличивали его как «народного вождя», «великого анархиста», «второго Бакунина». Анархистские идеи предопределили развитие махновщины, которое неизбежно вело её к конфликту с Советской властью[5]. В феврале — марте 1919 года Махно предложил анархисту Петру Аршинову, с которым он отбывал каторгу в одной камере Бутырской тюрьмы и встречался летом 1918 года в Москве, присоединиться к украинскому повстанчеству и организовать анархическую газету для повстанцев и рабоче-крестьянских масс. Приехав в апреле в Гуляйполе, Аршинов был избран председателем культурно-просветительного отдела Военно-революционного совета и штаба бригады Махно, назначен редактором газеты «Путь к свободе»; с весны 1919 года он стал одним из основных идеологов махновского движения.

Конфликт с советским командованием[править | править код]

Если на откровенно антибольшевистский характер резолюций февральского районного съезда Советов советские власти предпочли не обратить внимание, то в апреле, когда фронт стабилизировался, власти взяли курс на ликвидацию особого положения махновского района[6].

В советской печати махновское движение стало квалифицироваться как кулацкое, его лозунги — как контрреволюционные, его действия — как вредные для революции. Аршинов в своих воспоминаниях обвинил советские власти в организации блокады района, в ходе которой задерживались все «революционные работники». Снабжение повстанческой армии снарядами и патронами, по его словам, сократилось в 5-6 раз[4].

После того, как 19 апреля (у Аршинова - 10 апреля[4]) исполком Военно-революционного совета Гуляйпольского района[4] созвал 3-й районный съезд, который провозгласил анархистскую платформу и заявил о категорическом непризнании диктатуры какой бы то ни было партии[5], комдив Дыбенко объявил: «Всякие съезды, созванные от имени распущенного согласно моему приказу военно-революционного штаба, считаются явно контрреволюционными, и организаторы таковых будут подвергнуты самым репрессивным мерам, вплоть до объявления вне закона»[6].

Конфликт попытался уладить сам командующий Украинским фронтом В. Антонов-Овсеенко, лично прибывший в Гуляй-Поле 29 апреля. В ходе переговоров Махно пошёл на уступки — осудил наиболее резкие положения резолюции съезда и обещал препятствовать выборности комсостава. При этом Махно выдвинул принципиально новую идею долгосрочного сосуществования различных политических течений в рамках одной системы власти: «До решительной победы над белыми должен быть установлен революционный фронт, и он (Махно) стремится не допускать междоусобиц между различными элементами этого революционного фронта». Идея эта, однако, не была воспринята советским руководством, и посетивший 4-5 мая махновский район чрезвычайный уполномоченный Совета Обороны республики Лев Каменев вновь потребовал ликвидировать политические органы движения и, прежде всего, Военно-революционный совет[6].

Новый повод для взаимного недоверия возник в связи с мятежом атамана Григорьева на Правобережной Украине. 12 мая[4] Каменев направил Махно телеграмму, выдержанную в явно недоверчивом тоне: «Изменник Григорьев предал фронт. Не исполнив боевого приказа, он повернул оружие. Подошёл решительный момент — или вы пойдёте с рабочими и крестьянами всей России, или откроете фронт врагам. Колебаниям нет места. Немедленно сообщите расположение ваших войск и выпустите воззвание против Григорьева, сообщив мне копию в Харьков. Неполучение ответа буду считать объявлением войны. Верю в честь революционеров — Вашу, Аршинова, Веретельникова и др.»[6].

«Батько» дал довольно двусмысленный ответ: «Честь и достоинство революционера заставляют нас оставаться верными революции и народу, и распри Григорьева с большевиками из-за власти не могут заставить нас оставить фронт». После того, как лазутчики, направленные Махно в район григорьевского мятежа, были перехвачены властями, окончательное определение махновцами своего отношения к Григорьеву затянулось до конца мая. В своём воззвании «Кто такой Григорьев?» Махно подверг сомнению «Универсал» мятежников: «Братья! Разве вы не слышите в этих словах мрачного призыва к еврейскому погрому?! Разве вы не чувствуете стремления атамана Григорьева порвать живую братскую связь революции Украины с революционной Россией?». При этом Махно возложил ответственность за случившееся на действия большевистских властей: «Мы должны сказать, что причины, создавшие всё движение Григорьева, заключаются не в самом Григорьеве… Всякое сопротивление, протест и даже самостоятельное начинание душились чрезвычайными комиссиями… Это создало в массах озлобление, протест и враждебное настроение к существующему порядку. Этим воспользовался Григорьев в своей авантюре… требуем к ответу коммунистическую партию за Григорьевское движение»[6].

Территория[править | править код]

Внешняя политика[править | править код]

Дипломаты Вольной территории[править | править код]

Власть[править | править код]

Вооруженные силы[править | править код]

Деньги махновцев[править | править код]

Ukraine rizn012.jpg

В период расцвета движения повстанцы выпускали собственные деньги (купоны)[8]. На этих купонах был изображен Махно и серп и молот.

По этому поводу имела хождение шуточная частушка на украинском языке:

Гей, ку́ме, не журись!
В Махна гро́ші завелись
А хто їх не бра́тиме
Того Махно дра́тиме …[9]

Ещё в начале 1920-х годов среди советских бонистов возникла дискуссия по поводу выпуска бумажных денежных знаков анархистами. В журнале «Кавказский коллекционер» в 1922 г. прямо ставился вопрос: «Существовали ли боны Н. Махно?» Самих денежных знаков анархистов не было найдено, хотя слухи об их выпуске упорно ходили. Подогрел их ещё больше К. Герасименко, который в своих воспоминаниях утверждал, что «Махно через Волина проводил в жизнь всё, что только находил необходимым, вплоть до печатания денежных знаков». Правда, он не раскрыл, где и как печатал бумажные деньги Н. Махно, поэтому нам не ясно, были ли они действительно напечатаны, или были только проставлены надпечатки на бумажных деньгах старого образца, бывших в обращении на Украине в те годы. Вопрос этот так и остался открытым.[10]

См. также[править | править код]

Примечания[править | править код]

  1. Савченко В. А. Двенадцать войн за Украину. — Харьков: Фоліо, 2006. — 415 с.
  2. Кубанин М. И. Махновщина. — Л., 1927.
  3. 1 2 Комин В. В. Нестор Махно. Мифы и реальность. Глава «Рождение батьки». М., 1990
  4. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 Аршинов П. История махновского движения (1918-1921 гг.). — Берлин, 1923. — 258 с.
  5. 1 2 3 4 5 6 Комин В. В. Нестор Махно. Мифы и реальность. Глава «Гуляй-поле». М., 1990
  6. 1 2 3 4 5 6 Шубин А. В. Махновское движение: трагедия 19-го // Община № 34, 1989 год
  7. Комин В. В. Нестор Махно. Мифы и реальность. Глава «На распутье». М., 1990
  8. Dr. Ray J. Ceresa. The Postage Stamps of Russia 1917—1923. Vol. II. UKRAINE Архивная копия от 28 апреля 2009 на Wayback Machine
  9. В пер. с укр. куме — звательный падеж от кум; не журись — не грусти; гроши — деньги; братиме, дратиме — будущее время от глаголов брать и драть (пороть, наказывать)
  10. Р. И. Тхоржевский Нумбон № 6 (36) 1996 С.1-8.

Ссылки[править | править код]