Воронцов, Владимир Васильевич (политик)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Владимир Васильевич Воронцов
Дата рождения 1906(1906)
Дата смерти 1980(1980)
Гражданство  СССР
Род деятельности политический деятель, литературовед
Награды и премии

Орден Трудового Красного Знамени — 1962

Влади́мир Васи́льевич Воронцо́в (1906—1980) — советский политический деятель, литературовед. Помощник и родственник (были женаты на сёстрах) советского идеолога Михаила Суслова. Лидер так называемой «русской партии» в маяковедении, противостоявшей «еврейской партии» Лили Брик.

Биография[править | править код]

Родился в 1906 году[1].

Редактор «Орджоникидзевской правды» (до Второй мировой войны), затем секретарь Ставропольского крайкома ВКП(б)[2][3].

Коллега-партфункционер о Воронцове

Воронцов иногда позволял себе вещи, которые Суслов ему прощал только по старой дружбе. Например, выволочку отделу пропаганды: не трогайте Ивана Стаднюка или кого-то другого. Он же помощник Суслова, к нему с пиететом относились зав. отделами или даже секретарь ЦК типа покойного Зимянина. Если звонит помощник члена Политбюро, то это очень серьёзно. Я сам был в этой шкуре, был таким помощником <члена Политбюро Виталия Воротникова>, и у меня на столе стояли аппараты, и со мной разговаривали на самом высоком уровне. Было негласное правило, что помощник, как правило, звонит «от имени и по поручению». Но мне никто не мешал третий звонок сделать самому: прояснить ситуацию и дать понять, что то-то и то-то может быть воспринято моим шефом не слишком здорово. Никто же не мог проверить, никто же не мог позвонить Суслову и спросить: «Вы поручали такому-то такое-то?» А уж Воронцов, будучи хитрым царедворцем, отлично знал — кому можно позвонить и так поговорить, поблефовать, кто к Суслову был близок <...> Когда я пришёл в ЦК в 1969 году, Воронцов там работал уже лет десять и был довольно пожилым человеком. Воронцов был заматеревший помощник, незаменимый. И тот же Иван Шевцов к нему бегал на тайные переговоры, секретные междусобойчики, просил защитить и помочь. И Иван Стаднюк с ним общался. Мне с ним тоже пришлось раз пообщаться. Воронцов считал себя маяковедом — изучал Маяковского, — милел к нему особой лаской. В какой-то момент он включился в тяжёлые бои, которые шли за пост директора создаваемого музея Маяковского между еврейской и русской партиями. Воронцов вёл эту борьбу отчаянно, буквально до последнего патрона, против попыток перетащить Маяковского в либеральный еврейский лагерь. Это была напряжённая борьба, потому что Василий Катанян, тогда ещё живая Лилия Брик и так далее тащили своего человека на должность директора, а надо было им противопоставить русского. И тогда мои друзья — Никонов, Иван Стаднюк, Шевцов — настроили Владимира Васильевича на то, что я подхожу на пост директора. Он меня поймал дома по телефону и долго уговаривал, чтобы я дал своё согласие занять этот пост: «Мне ваши друзья говорили о вас. Вы сделаете высокую карьеру. Вам всё зачтётся. Но нам на год — на два, пока Вы подготовите себе замену, надо закрыть этот участок».[4]

Геннадий Гусев, интервью, конец 1990-х — начало 2000-х

Родственник (были женаты на сёстрах) советского идеолога Михаила Суслова. В 1951 году (по другим данным, в 1947-м[4]) Суслов перевёл Воронцова в Москву и сделал своим помощником.[2][3]

Основная деятельность Воронцова на должности помощника Суслова была развёрнута в маяковедении, где, с момента написания письма Иосифу Сталину в 1935 году, главенствовала Лиля Брик и её окружение. В противовес так называемой «еврейской партии» Лили Брик Воронцов возглавил «русскую партию».[4] Главным сподвижником Воронцова и в некотором роде «инструментом» борьбы Воронцова с Лилей Брик стала сестра Владимира Маяковского Людмила Маяковская: от неё исходили нужные Воронцову инициативы и письма в высшие инстанции.

Так, по инициативе Людмилы Маяковской Воронцов организовал в мае 1952 года перенос праха Маяковского из крематория Донского монастыря на Новодевичье кладбище. Это действие «русской партии» было единственным, совпавшим с желанием самой Лили Брик: ещё в марте 1945 года Брик отправила соответствующее письмо на имя Сталина, но, в условиях окончания Второй мировой войны, не получила на него никакого ответа.[2][3]

В 1958 году в «Литературном наследстве» вышел 65-й том под названием «Новое о Маяковском», в котором Лиля Брик частично опубликовала письма Маяковского к ней. 7 января 1959 года в газете «Литература и жизнь» Воронцов и Александр Колосков опубликовали рецензию на этот том «Литературного наследства» под названием «Новое и старое о Маяковском»[5]. Главным посылом статьи было утверждение, что в интимную жизнь классиков вторгаться нельзя. Публикация писем Маяковского к Брик, по мнению авторов статьи, принижала облик и творчество поэта революции. Через два дня после опубликования статьи Воронцов организовал письмо Людмилы Маяковской на имя Суслова, в котором она, в частности, писала[4]:

Брат мой — человек совершенно другой среды, другого воспитания, другой жизни, попал в чужую среду, которая, кроме боли и несчастья, ничего не дала ни ему, ни нашей семье. Загубили хорошего, талантливого человека, а теперь продолжают чернить его честное имя борца за коммунизм[4]

Одновременно Суслову написал пользовавшийся благосклонностью советского идеолога писатель Фёдор Панфёров[4]:

Это весьма слащавые, сентиментальные, сугубо интимные штучки, под которыми Маяковский подписывается так: «Щенок». Предпосылкой к этим письмам является «предисловие» самой Лили Брик, в котором она во всеуслышание утверждает, что «с Владимиром Владимировичем Маяковским мы прожили 15 лет» и что Брик «был моим первым мужем. Я встретилась с ним, когда мне было 13 лет. Когда я сказала ему о том, что Маяковский и я полюбили друг друга, все мы решили никогда не расставаться… Мы прожили нашу жизнь, и духовно, и большею частью территориально, вместе».[4]

Литературный критик Андрей Турков, прочитавший статью Воронцова и Колоскова, но не знавший о письмах Суслову, в спокойном тоне возразил авторам статьи в мартовском номере журнала «Новый мир»[6]. В ответ на статью Туркова уже не Воронцов, а анонимный автор 10 апреля в статье «Против клеветы на Маяковского» в газете «Литература и жизнь» назвал Туркова серой мышкой, пятнающей светлый лик великого поэта[7]. 16 апреля ещё один анонимный автор закрепил «успех» Воронцова в «Литературной газете» статьёй «Против искажения исторической правды»[8]. Больше против Воронцова не выступил никто.[4]

По инициативе Воронцова руководители двух отделов ЦК КПСС Дмитрий Поликарпов и Леонид Ильичёв подготовили записку, согласно которой редактор «Литературного наследства» Илья Зильберштейн должен был быть уволен, а куратор «Литературного наследства» из Академии наук СССР Михаил Храпченко получить строгое партийное взыскание.[4]

31 марта состоялось заседание комиссии ЦК КПСС по вопросам идеологии, культуры и международных партийных связей, признавшее выпуск 65-го тома «Литературного наследства» грубейшей политической ошибкой.[4]

Через несколько дней Воронцов организовал ещё одну жалобу на имя Суслова — от главного редактора издательства восточной литературы Д. Е. Михневича, в которой тот писал[4]:

Редакция тома из не вполне понятных соображений предпочла этой обширной публикации предисловие самой Л. Брик, которая самодовольно объявляет, что она много лет с общего согласия была одновременно женой Маяковского и О. Брика.[4]

Реакцией на письмо Михневича стало поручение Суслова Поликарпову продолжить пропагандистскую кампанию, направленную против «Литературного наследства». Поликарпов в ответ взял обязательство организовать публикации в журналах «Коммунист» и «Вопросы литературы».[4]

1968 год стал апогеем «маяковедческой» деятельности Воронцова. В изданном в библиотеке «Огонька» издательства «Правда» юбилейном (к 75-летию) восьмитомнике Маяковского под редакцией Людмилы Маяковской, Владимира Воронцова и Александра Колоскова Воронцов полностью снял все посвящения Маяковского Лиле Брик. В вышедшей затем в трёх номерах журнала «Огонёк» большой статье Воронцова и Колоскова «Любовь поэта» «правильная русская женщина» Татьяна Яковлева, которую, по версии авторов, только и любил Маяковский, была противопоставлена «плохо влияющей на поэта еврейке» Лиле Брик. Возмущённый Константин Симонов написал письмо Леониду Брежневу, что вызвало вокруг Воронцова скандал, и осторожный Суслов был вынужден отправить своего помощника и родственника в отставку.[2] По другой версии Воронцов был уволен из ЦК КПСС с устной формулировкой «за действия, направленные на ухудшение отношений между советской и французской коммунистическими партиями»: сестра Лили Брик – Эльза Триоле была замужем за поэтом Луи Арагоном, влиятельным в руководстве французской компартии. И после очередной скандальной публикации в адрес Брик, инспирированной Воронцовым, Арагон напрямую обратился с протестом к Суслову[9].

По одной из версий, Воронцов после увольнения с должности помощника Суслова был отправлен советником по сельскому хозяйству в посольство СССР в Италии[2].

Библиография[править | править код]

Публикации Владимира Воронцова[править | править код]

Книги (автор, составитель, редактор)[править | править код]

  • Воронцов В. В. Служение музам. — М.: Современник, 1976. — 216 с. — 50 000 экз.
  • Симфония разума: Афоризмы и изречения отечественных и зарубежных авторов / Композиция Вл. Воронцова. — М.: Молодая гвардия, 1976. — 624 с. — 100 000 экз.
  • Симфония разума: Афоризмы и изречения отечественных и зарубежных авторов / Композиция Вл. Воронцова. — М.: Молодая гвардия, 1977. — 624 с. — 100 000 экз.
  • Симфония разума: Афоризмы и изречения отечественных и зарубежных авторов / Композиция Вл. Воронцова. — Ставрополь: Ставропольское книжное издательство, 1978. — 488 с.
  • Чаша мудрости: Антология / Сост. В. В. Воронцов. — Москва: Детская литература, 1978. — 512 с. — 100 000 экз.
  • Могущество знания: Афоризмы отечественных и зарубежных авторов / Сост. В. В. Воронцов. — М.: Знание, 1979. — 320 с. — (Общество книголюбов). — 100 000 экз.
  • Симфония разума: Афоризмы и изречения отечественных и зарубежных авторов / Композиция Вл. Воронцова. — 8-е изд.. — Саратов: Приволжское книжное издательство, 1979. — 608 с. — 50 000 экз.
  • Симфония разума: Афоризмы и изречения отечественных и зарубежных авторов / Сост. В. В. Воронцов. — Москва: Художественная литература, 1980. — 704 с. — 30 000 экз.
  • Симфония разума: Афоризмы и изречения отечественных и зарубежных авторов / Композиция Вл. Воронцова; [Пер. Ш. Абдураззаковой]. — Ташкент: Издательство литературы и искусства, 1981. — 583 с.
  • Воронцов В. В. Служение музам. — М.: Современник, 1981. — 352 с. — 25 000 экз.
  • Воронцов В. В. Стихи. — 1984. — 108 с.

Статьи[править | править код]

О Владимире Воронцове[править | править код]

Примечания[править | править код]

  1. Катанян В. А., Катанян Г. Д.. Распечатанная бутылка / Сост. Я. И. Гройсман. — Нижний Новгород: ДЕКОМ, 1999. — С. 333. — 7000 экз. — ISBN 5-89533-012-6.
  2. 1 2 3 4 5 Маслаков Станислав. «Если звёзды зажигают, значит, это кому-нибудь нужно?» // Вечерний Ставрополь. — 27 июля 2010 года.
  3. 1 2 3 Валюженич Анатолий. Последний приют. К 80-летию со дня смерти Маяковского // НГ Ex libris. — 15 апреля 2010 года.
  4. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 Огрызко Вячеслав. Бесстыжие партийные надзиратели // Литературная Россия. — 2 марта 2012 года. — № 9. Архивировано 20 октября 2012 года.
  5. Воронцов В., Колосков А. Новое и старое о Маяковском // Литература и жизнь. — 7 января 1959 года.
  6. Турков Андрей. Новые работы о Маяковском // Новый мир. — 1959. — № 3. — С. 177—186.
  7. [Б. п.] Против клеветы на Маяковского: (Ещё раз по поводу «нового» о великом поэте): [В связи с выходом сб. «Литературное наследство». Т. 65] // Литература и жизнь. — 10 апреля 1959 года.
  8. [Б. п.] Против искажения исторической правды // Литературная газета. — 16 апреля 1959 года.
  9. https://journals.openedition.org/monderusse/7955