Восточные славяне

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску

Восто́чные славя́не — культурно-языковая общность славян, говорящих на восточнославянских языках. Племенные союзы восточных славян, которые, по мнению большинства учёных, успели слиться в единую народность, составили основное население средневекового Древнерусского государства. В результате последующего политического расслоения восточных славян, к XVII веку сформировались (в порядке убывания численности) три народа: русский, украинский, белорусский. Иногда в четвёртый восточнославянский этнос выделяются русины[1][2][3][4].

Некоторыми ранними исследователями также употреблялось обозначение русские славяне[5][6].

История[править | править код]

Карта расселения славян в VII—VIII веках. Восточные славяне обозначены тёмно-зеленым цветом

Источники[править | править код]

О ранней истории восточных славян известно очень мало. Среди причин — отсутствие собственной письменности (глаголица была создана около 863 года специально для славянских языков Византией) и удалённость от культурных центров того времени. Отрывочные сведения по ранней истории восточных славян дают византийские, арабские и персидские письменные источники, а также археологические данные и сравнительный анализ славянских языков.

Оригинальных восточно-славянских (древнерусских) документов, датируемых до XI века, сохранилось крайне мало, и среди признанных академической наукой нет ни одного, датируемого до IX века. Наиболее полные и достоверные источники древнерусского происхождения — летописи, составление которых началось после принятия христианства по образцу византийских хроник. Из ныне известных самой ранней является «Повесть временных лет» — летописный свод, составленный на рубеже XI и XII веков и включивший в себя не дошедшие до нас более ранние русские летописи, устные предания и византийские документы. Текст, предшествующий ПВЛ (т. н. «Начальный свод»), частично сохранился в составе Новгородской I летописи[7]. Однако из-за того, что в центре внимания летописцев находилась прежде всего история Древнерусского государства (династии Рюриковичей), основные сведения по славянам касаются полян и новгородских словен, тогда как данные об остальных племенах крайне фрагментарны[8][9].

Датированная часть летописи начинается с 852 года, хотя вся хронология IX—X вв. является условной и может отличаться от истинной[10].

Этногенез[править | править код]

Основные статьи - Генофонд славян, Этногенез славян, Этногенез славян по данным археологии

Причины экспансии славян в Европе обсуждаются исследователями в рамках гипотез. Среди версий наиболее часто озвучиваются демографический взрыв, вызванный потеплением климата или появлением новой техники земледелия, а также Великое переселение народов, которое опустошило[источник не указан 1177 дней] центральную Европу в первые века нашей эры в ходе вторжений германцев, сарматов, гуннов, авар, булгар и самих славян[11]

Предположительно перед началом Великого переселения народов славяне входили в состав населения пшеворской культуры. На западе славяне граничили с германским и кельтским племенным миром, на востоке с миром балтийских и финно-угорских племён, на юге и юго-востоке с сарматами[11]. Некоторые исследователи полагают, что в эту эпоху ещё существовал непрерывный балто-славянский континуум, то есть эти народы ещё не вполне разделились. В то же время, в период экспансии кривичей в Смоленском Поднепровье, ранее существовавшая в этом регионе тушемлинская культура, об этнической принадлежности которой археологи разделились во взглядах, была заменена чисто славянской археологической культурой, а тушемлинские городища были уничтожены, так как славяне в этот период в городах ещё не жили[12]. Предполагается, что в этногенезе будущих восточных славян приняли участие племена зарубинецкой культуры, какие-то племена сарматов, балты и древнеевропейцы.[13]

Вообще, в эпоху славянской экспансии, в VII—VIII вв., в Восточной Европе появилось много городищ, тогда ещё не заселенных славянами[12]. Та же тушемлинская культура создала тип городищ-убежищ, которые не имели постоянного населения и служили лишь укрытием, детинцем, для защиты от нападений. Города финно-угорских племен меря и весь, Ростов и Белоозеро, служили им как политические центры, место пребывания вождей и сбора ополчения. Старая Ладога появилась, по-видимому, как укрепленный опорный пункт скандинавов и с самого начала была крепостью. Старая Ладога, Новгород и Белоозеро были главными опорными пунктами для Рюрика и его дружины в период призвания варягов.

Миграция[править | править код]

Вопрос прародины славян остаётся дискуссионным (см. Древние славяне). В первом тысячелетии славяне вступали в контакт с другими этническими группами, перемещавшимися по Восточноевропейской равнине в период великого переселения народов. Между I и IX веками степи Северного Причерноморья («Дикое поле») в западном направлении пересекали сарматы, готы, кочевые гунны, аланы, авары, булгары и мадьяры. В Раннее Средневековье славянские земледельцы, пчеловоды, охотники, рыбаки и пастухи широко распространились по Восточноевропейской равнине и к VIII веку стали доминировать в данном регионе. В VIII и IX вв. южное ответвление восточных славянских племен платили дань хазарам, позже перешли под влияние варягов[14].

В V—VII вв. славяне широко распространились в Европе; их многочисленные племена географически разделились на южных, западных и восточных, которых ждали разные исторические судьбы. Восточные славяне двумя потоками наводнили Восточную Европу. Одна группа племён расселилась в бассейне Днепра на территории современной Украины. Затем она распространилась на север к верховьям Волги, к востоку от современной Москвы, и на запад к долинам северного Днестра и Южного Буга по территориям современных Молдавии и южной Украины. Другая группа восточных славян переселилась из Померании на северо-восток[15], где столкнулась с варягами. Здесь они и основали важный региональный центр Великий Новгород.[16] Та же группа славян впоследствии населила территории современной Тверской области и Белоозера, достигнув ареала народа меря возле Ростова.

К XII веку территория Древнерусского государства из конгломерата славянских и неславянских племен, в разное время подчиненных династией Рюриковичей, превратилась в пространство этнически относительно однородное. Дальнейшие миграции сложившегося в эту эпоху древнерусского народа по-прежнему были преимущественно направлены на северо-восток, где редкое финно-угорское население не могло оказать этому процессу существенного сопротивления. К концу домонгольского периода новгородцы и жители Владимиро-Суздальского княжества освоили Заволочье, славянское население которого быстро прибывало после того, как южно-русские княжества оказались под ударом монголо-татар. К концу монголо-татарского ига русские города Нижний Новгород, Хлынов, Чердынь и Соликамск обосновались на Волге, Вятке и в бассейне Камы.

Вследствие политического разделения древнерусской нации после монголо-татарского нашествия, она разделилась и в этническом отношении на русский, украинский и белорусский народы. Миграции их продолжались и далее вплоть до XX века. В XVI—XVII веках русские заселили среднее и нижнее Поволжье, бассейн Дона, освоили Средний и Южный Урал и Сибирь, подчиняя и частично ассимилируя местное население. К XVIII в. русские и украинцы вытеснили в Крым татарское население Северного Причерноморья, заселили бассейны рек Кубань и Яик, к XIX веку проникли в Прибалтику, Финляндию, на Кавказ, в Среднюю Азию, на Аляску и в Калифорнию.

В XX веке массовая эмиграция из постреволюционной России в 1917—1928 годах, из СССР и постсоветской России привела к образованию значительных общин восточнославянского населения в Западной Европе и Америке, а также концентрации их (в основном русских) в некоторых других странах.

Образ жизни в раннем Средневековье[править | править код]

По данным археологии, к раннеславянским относят пражскую, корчакскую, пеньковскую, колочинскую и киевскую культуры, самая ранняя из которых, киевская, со II—III веков н. э. являлась северным соседом более развитой и полиэтничной черняховской культуры, ассоциируемой с государством Германариха. Редкие, немногочисленные и недолговременные поселения славян были расположены «в необычных топографических условиях: в местах низких, зачастую ныне затопляемых во время половодий»[17]. Материальная культура славян раннего Средневековья была чрезвычайно непритязательной даже для той сравнительно примитивной эпохи. Славяне жили в небольших квадратных полуземлянках из брёвен с печами-каменками, объединённых в селища, то есть поселения не были укреплёнными и пригодными для обороны. При приближении неприятеля славяне, по-видимому, просто скрывались в лесах и водоёмах своей страны, оставляя на разграбление свои небогатые дома. Керамика была ограничена горшками грубой лепной работы, металлических изделий было мало, и их практически никогда не клали в могилы.

Такое описание раннеславянской культуры в соответствии с данными археологии хорошо совпадает с письменными источниками того времени, суммированными Гиббоном (XVIII в.) и другими авторами: «…хижины строились или, вернее, скрывались в глубине лесов, на берегах рек и болот, и мы сделаем им честь, если сравним их с постройками бобров; подобно этим последним, они имели по два выхода — один на сушу, а другой в воду, для того, чтобы облегчить бегство их диких обитателей… Своим грубым довольством славяне были обязаны не столько своему трудолюбию, сколько плодородию почвы, а поля, которые они засевали пшеницей и птичьим просом, доставляли им, вместо хлеба, грубую и менее питательную пищу»[18] (то есть кашу). Редкое и скрытное расселение, защищавшее их лучше всяких городских стен, славяне в эту эпоху сочетали с партизанской тактикой и стратегией боевых действий. «Они сражались пешими и почти нагими и не носили никаких оборонительных доспехов, кроме тяжелого щита; оружием для нападения служили для них лук, колчан с маленькими отравленными стрелами и длинная веревка, которую они ловко закидывали издали и затягивали на неприятеле в петлю. В сражениях пехота славян была страшна быстротою своих движений, своей ловкостью и смелостью: они плавали, ныряли и могли долго оставаться под водой при помощи выдолбленных тростниковых трубочек, сквозь которые вдыхали в себя воздух, так что нередко устраивали засады в реках и озёрах»[19]. Возможно, именно такая стратегия войны и рассредоточения своего населения среди лесов и водоёмов оказалась наиболее успешной в эпоху Великого переселения народов и создала для славян преимущества, обеспечившие их широкую экспансию в Центральной и Восточной Европе.

К V в. на месте киевской культуры и в других регионах к северу, востоку, западу и югу от неё возникает целый ряд родственных культур, таких как корчакская, колочинская и др. Славяне, оказавшиеся в результате миграций IV—V вв. в бассейнах озёр Чудское и Ильмень, сформировали культуру псковских длинных курганов. Эта культура находилась под сильным влиянием автохтонных угро-финских и балтских народов, от которых переняла специфический погребальный обряд и некоторые особенности керамики, но в целом образ жизни славян изменился мало[20].

Предки псковских кривичей, с которыми ассоциируют культуру псковских длинных курганов, занимались в V—VIII вв. подсечно-огневым земледелием, их практически квадратные бревенчатые полуземлянки с печами-каменками все также могли находиться у берега реки, хотя для могильников уже выбирали высокие места, природные холмы или искусственные курганы, расположенные преимущественно в отдалении от рек и озёр. Аналогичного образа жизни на первом этапе своего расселения в этом же регионе (не ранее VIII в.) придерживались славяне, принадлежавшие к культуре новгородских сопок, которых считают предками ильменских словен. Они занимались пашенным земледелием, разводили овец, крупный рогатый скот и лошадей. Две славянские культуры в бассейне озера Ильмень в течение длительного времени существовали чересполосно, сближаясь медленно, что и было зафиксировано первым русским летописцем[21]. Окончательный переход псковских кривичей на образ жизни, присущий ильменским словенам, произошёл лишь к X—XI вв.

Среди восточных славян укрепленные города раньше всего, по-видимому, появились у ильменских словен в V веке (исходя из археологических данных в городке на Маяте). Первые городища у полян и северян возникли в регионе Киева и Чернигова уже к VII—VIII в.[22], что говорит о, по меньшей мере, частичном отказе от прежней стратегии рассеянного и скрытного проживания среди лесов. Об этом же говорит и тот факт, что в VIII—IX вв. во всех других восточнославянских землях существовало не более двух десятков городов, в то время как только на Левобережье Днепра их было около сотни. Ильменские словене не ранее IX в. испытали влияние переселенцев из Скандинавии, основавших в первой половине VIII в. свою крепость Старая Ладога на месте ранее существовавшего финского селища. Основание главного славянского города этого региона, Новгорода, летописец относит к 862 г.[21]. В эту же эпоху городища появляются и на территориях прочих восточнославянских племен (см. Древнерусские города). Так, северяне, проживавшие на территории современных Воронежской, Белгородской и Курской областей, наряду с селищами в IX—X вв. строили укреплённые поселения, преимущественно у слияния крупных рек[23] (см. Роменско-борщёвская культура). В X веке появилась крепость неподалеку от возникшего позже города Смоленск (см. Гнёздовские курганы).

Несколько особняком стоят ранние славянские городища, создание которых приписывают племенным союзам дулебов и антов. Археологически они представлены соответственно Пражско-корчакской и Пеньковской культурами. Целый ряд таких городищ пражско-корчакской (Зимино, Лежница, Хотомель, Бабка, Хильчицы, Тушемль) и пеньковской (Селиште, Пастырское) культур существовал в VI—VII вв. на обширной территории от границ современных Польши и Румынии до Днепра. Пражско-корчакские городища представляли собой окруженный деревянной стеной участок с одним зданием, составлявшим часть общей стены городища. В них не было земледельческих орудий, и городища, по-видимому, сооружали для сбора и размещения военного отряда. Пеньковские городища могли иметь внутри стен до двух десятков сооружений и были крупными для своего времени торгово-ремесленными и административными центрами. Центр территории, контролируемой дулебами (Зимино, Лежница) находился в бассейне Западного Буга; географический центр пеньковской культуры приходится на Поднепровье, но главная крепость антов (Селиште) была расположена в западной части этого ареала, близ границ Византии (в современной Молдавии)[24]. Раннеславянские городища были разрушены аварами в VII веке[25], после чего не строились до X века.

Формирование политических объединений[править | править код]

Как наиболее ранний из известных славянских объединений можно привести в пример Антский союз — политическое и военно-племенное славянское[26] или западнобалтское[27] объединение, состоявшее из племён антов и существовавшее с IV до начала VII века (602 год[28]).

Сохранились сведения о войнах в IV веке славян с готами[29]. Великое переселение народов со 2-й половины IV века привело к глобальным миграциям этнических групп. Славянские племена на юге, подчинённые ранее готами, покорились гуннам и, вероятно, под их протекторатом, начали расширять область своего обитания к границам Византийской империи на юге и германским землям на западе, вытесняя готов в Крым и Византию.

В начале VI века славяне стали совершать регулярные набеги на Византию, в результате чего о них заговорили византийские и римские авторы (Прокопий Кесарийский, Иордан). В эту эпоху у них уже существовали крупные межплеменные союзы, которые формировались преимущественно по территориальному признаку и были чем-то большим нежели обычное родоплеменное сообщество. У антов и карпатских славян впервые возникли укрепленные городища и другие признаки политического контроля над территорией. Известно, что авары, которые сначала покорили причерноморские (антов) и западнославянские племена, долго не могли разрушить некий союз «склавинов»[30] с центром в Закарпатье, а их вожди не только вели себя гордо и независимо, но даже казнили за дерзость посла аварского кагана Баяна[31]. Вождь антов Мезамир также был убит во время посольства к аварам за дерзость, проявленную перед лицом кагана.

Основаниями для славянской гордости были, очевидно, не только полный контроль над своей и прилегающими также славянскими территориями, но и их регулярные, опустошительные и преимущественно безнаказанные набеги на задунайские провинции Византийской империи, в результате которых карпатские хорваты и другие племена, по-видимому, входившие в союз антов, частично или полностью переселились за Дунай, обособившись в ветвь южных славян. Дулебы также расширили пределы контролируемых ими территорий на запад до современной Чехии и на восток — до Днепра. В конце концов авары подчинили и антов, и дулебов, после чего вынудили воевать с Византией в своих интересах. Их племенные союзы распались, об антах с VII века больше не упоминалось, а от дулебов, по предположению некоторых современных историков, отделилось несколько других славянских союзов, в том числе поляне[32].

Позднее часть восточнославянских племён (поляне, северяне, радимичи и вятичи) платили дань хазарам[33]. В 737 году арабский полководец Марван ибн Мухаммед в ходе победоносной войны с Хазарией дошёл до некой «славянской реки» (очевидно, Дона) и захватил в плен 20 000 семей местных жителей, среди которых были славяне. Пленники были угнаны в Кахетию, там они подняли восстание и были перебиты[34].

«Повесть временных лет» перечисляет двенадцать восточнославянских племенных союзов, которые к IX веку существовали на обширной территории между Балтийским и Чёрным морями. Среди этих племенных союзов указаны поляне, древляне, дреговичи, радимичи, вятичи, кривичи, ильменские словене, дулебы (позднее известные как волыняне и бужане), белые хорваты, северяне, уличи, тиверцы.

В VIII веке с началом эпохи викингов в Восточную Европу начали проникать варяги. К середине IX в. они обложили данью не только Прибалтику, первой подвергшуюся регулярным нашествиям, но и многие территории между Балтийским и Чёрным морями[35]. В 862 году, согласно летописной хронологии ПВЛ, предводитель руси Рюрик был призван на княжение одновременно чудью (финно-угорскими народами, населявшими Эстонию и Финляндию), весью и обоими славянскими племенами, обитавшими с ними по соседству: псковскими кривичами и ильменскими словенами. Рюрик обосновался среди славянских сел в крепости, близ которой позже возник Великий Новгород. Его легендарные братья получили княжения в племенном центре веси Белоозере и центре кривичей Изборске. К концу своей жизни Рюрик расширил владения своего рода до Полоцка, Мурома и Ростова, а его преемник Олег к 882 году захватил Смоленск и Киев. Титульным этносом нового государства сделался не какой-либо из славянских или угро-финских народов, а русь, варяжское племя, об этнической принадлежности которого идут споры. Русь выделялась как отдельный этнос ещё при ближайших преемниках Рюрика, князьях Олеге и Игоре, и постепенно растворилась в славянском народе при Святославе и Владимире Святом, оставив своё имя восточным славянам, которым они теперь отличались от западных и южных (подробнее см. статью Русь). Одновременно Святослав и Владимир завершили объединение восточных славян в своем государстве, присоединив к нему земли древлян, вятичей, радимичей, Туров и область Червенской Руси.

Помимо восточнославянских племён, по территории современных России, Украины и Беларуси также расселились и другие племена — такие как меря вокруг Ростова и на озере Клещинском или Переславском, мурома на Оке, мещёра, мордва на юго-восток от мери, ливь в Ливонии, чудь в Эстонии и на восток к Ладожскому озеру, нарова на Нарве, ямь или емь в Финляндии, весь на Белоозере, пермь в Пермской губернии, югра на Оби и Сосве и печора на реке Печора. Некоторые из вышеперечисленных племён уже исчезли, однако некоторые существуют и по сей день. Эти племена оказали большое влияние на развитие современных восточнославянских стран, смешав с ними свои обычаи и свою культуру.

Восточнославянские племена[править | править код]

Религия восточных славян[править | править код]

У восточных славян очень долго был патриархально-родовой строй, поэтому у них долго сохранялся и семейно-родовой культ в виде почитания предков, связанный с погребальным культом. Очень прочно удерживались верования, касающиеся отношения умерших к живым. Все умершие резко делились на две категории: «чистых» покойников — умерших естественной смертью («родители»); и на «нечистых» — умерших насильственной или преждевременной смертью (после принятия христианства к ним относились и дети, умершие некрещёными) и колдуны. Первых обычно почитали, а вторых («мертвяков» — отсюда происходят много суеверий, связанных с умершими) боялись и старались обезвредить:

  • Почитание «родителей» — это семейный, а раньше (родовой) культ предков. С ним связаны многие календарные праздники — Масленица (отсюда и родительская суббота), Радуница, Семик и другие[36]. Отсюда, возможно, появился и образ Чура (Щура); восклицания, такие как «Чур меня», «Чур это мое», могли обозначать заклинание, призывающее Чура на помощь. Из культа предков происходит и вера в домового (домовик, доможил, хозяин и пр.).
  • «Нечистые мертвецы». Часто это были люди, которых боялись при жизни и не переставали бояться после их смерти. Интересен обряд «обезвреживания» такого мертвеца во время засухи, которую им часто приписывали. Выкапывали могилу мертвеца и бросали его в болото (иногда заливали водой), возможно, именно отсюда происходит название «навий» (мертвец, умерший), а также «навка» — русалка[37].

Более сложен вопрос о богах и божествах восточных славян. Самыми древними являлись Перун, Велес и Мокошь.

Многие исследователи согласны, что потом Перун стал княжеским богом, но почитался ли крестьянами не известно[38]. Считается, что после принятия христианства в 988 году образ Перуна стал связываться с Ильёй-пророком. Велес, «скотий бог», мог быть покровителем скотоводства, так и земледелия.[39], а Мокошь — покровительницей женских работ, прядения и ткачества.

В 980-е годы князем Владимиром была проведена языческая реформа с целью внутреннего укрепления государства через объединение местных племенных культов. Князь выделил единый пантеон языческих богов во главе с Перуном[40].

«И нача княжити Володимер въ Киеве един, и постави кумиры на холму вне двора теремнаго: Перуна древяна, а главу его сребрену, а ус злат, и Хърса, Дажьбога, и Стрибога и Симаргла, и Мокошь. И жряху им, наричюще я богы, и провожаху сыны своя и дъщери, и жряху бесом, и оскверняху землю требами своими. И осквернися кровьми земля Руска и холмо-ть»[41]

Из других богов, которые упоминаются в летописях и некоторых других источниках, можно назвать — Сварог, Даждьбог, Хорс (солнечные божества), Род и рожаницы — этимология и происхождение которых неясны[42].

В литературе упоминаются иногда другие божества и боги, но часть из них не может считаться богами в строгом смысле этого слова (См. Умирающий и воскресающий бог — Третий этап — начало обожествление духа зерна, ему дается имя, но упоминается он лишь при праздновании того, или иного ритуала) — Ярило, Кострома, Кострубонько и др.

Другие божества и боги являются «плодом ошибок и фантазии» (В. Н. Топоров) — Лада-Ладо, Лель, Полель, Похвист и пр. Многие фольклористы, лингвисты и этнографы даже употребляют термин — «кабинетная мифология»[43][44][45][46].

Из низшей мифологии можно выделить лешего — враждебная человеку сила, олицетворявшая лес и таившуюся в ней опасность; водяного — страх перед водой, полудницы — полевой дух в образе женщины в белом, который является во время полуденного жара к работающим в поле, так как обычай требует сделать перерыв.

Спорным был вопрос о русалках. Многие считали её то олицетворением воды, то духом утопленницы. Неясным оставалась и этимология самого слова. Сегодня можно считать доказанным латинское происхождение названия праздника Русалий, от которого произошло слово «русалка»[47][48], а образ возник из слияния как водяных духов, берегинь, водяниц и пр[49].

Комментарии[править | править код]

Примечания[править | править код]

  1. The Columbia Encyclopedia: Transcarpathian Region (англ.)
  2. The Columbia Encyclopedia: Ruthenia (англ.)
  3. Encyclopedia of Russian History: Carpatho-Rusyns (англ.)
  4. Encyclopedia of Rusyn history and culture: Carpatho-Rusyns (англ.)
  5. Платонов, С. Ф. Полный курс лекций по русской истории — Пг., 1917.
  6. Нидерле, Любор. Славянские древности. Москва, 2000
  7. Данилевский И. Н. Исторические источники XI—XVII вв.
  8. Диба Юрій. Словенська та Лехітська групи слов’ян у переліках народів ПВЛ
  9. Новосельцев А. П. Хазарское государство и его роль в истории Восточной Европы и Кавказа. — М., 1990
  10. Первоначальные русские летописи не содержали годовой разбивки и дат, и поздним летописцам пришлось их высчитывать задним числом. Датированная часть ПВЛ начинается с 852 года, к которому летописец отнёс первое известное упоминание о «Русской земле», найденное им в византийской литературе. Рассказ о собственно славянах начинается с 859 г.
  11. 1 2 Буданова В. Великое переселение народов
  12. 1 2 Шмидт Е. А. О Тушемлинской культуре IV—VII веков в Верхнем Поднепровье и Подвинье
  13. Тарасов И.М. Балты в миграциях Великого переселения народов. Ч. I. Галинды, с. 97.
  14. Повесть временных лет
  15. Истоки новгородской государственности. Академик В. Янин. Наука и жизнь. № 1, 2005 год
  16. По данным археологии, Новгорода в IX веке ещё не существовало; считается, что упоминания о нём в летописях относятся к т. н. Рюрикову Городищу в 2 км от исторической части совр. Новгорода.
  17. Щукин М. Б. Рождение славян. — 2001.
  18. Гиббон Э. История упадка и разрушения Великой Римской империи: Закат и падение Римской империи: В 7 т. — М.: ТЕРРА, 1997. — Т. IV. — С. 503 — 504. — 624 с. — ISBN 5-300-00917-2.
  19. там же
  20. Седов В. В. Культура псковских длинных курганов // Славяне в раннем средневековье. — М.: Научно-производительное благотворительное общество "Фонд археологии", 1995. — С. 211 — 217. — 416 с. — ISBN 5-87059-021-3. Архивировано 11 июня 2003 года.
  21. 1 2 Повесть временных лет Архивировано 16 марта 2015 года.
  22. Горский А. А. Политические центры восточных славян и Киевской Руси: проблемы эволюции // Отечественная история. 1993. № 6. С. 157—162. Архивная копия от 30 сентября 2008 на Wayback Machine
  23. Славяне на Дону (Сайт Воронежского государственного университета
  24. Седов В. В. Славяне в раннем средневековье. — М.: Фонд археологии, 1995. — 416 с. — ISBN 5-87059-021-3. Архивировано 19 сентября 2007 года. , часть 1.
  25. В. Прокопенско. Военное дело славян. Архивная копия от 31 января 2009 на Wayback Machine
  26. стор. 94, Т. 1 (А-В), Енциклопедія історії України: в 10 т. — Київ: Наукова думка, 2005 р. — ISBN 966-00-0415-X.
  27. Алексаха А. Г. Происхождение славян. Прогрессологическая реконструкция. Гуманитарный журнал 2012—2014
  28. «Анти», Новий довідник історії України (Історичний словник). UkrHistory.com.ua.
  29. См. статьи Этногенез славян, Германарих (о войнах готов с венедами), Витимир (о войнах готов с антами).
  30. Так называли славян византийцы, в языке которых звуки «с» и «л» должны быть разделены.
  31. Н. М. Карамзин. История государства Российского. Т 1, гл.1.
  32. Седов В. В. Славяне в раннем средневековье. — М.: Фонд археологии, 1995. — 416 с. — ISBN 5-87059-021-3. Архивировано 19 сентября 2007 года.
  33. В ПВЛ сказано так: «И нашли их хазары сидящими на горах этих в лесах и сказали: „Платите нам дань“… И сказали старцы хазарские: „Не добрая дань эта, княже: мы добыли её оружием, острым только с одной стороны, — саблями, а у этих оружие обоюдоострое — мечи. Им суждено собирать дань и с нас и с иных земель“.»
  34. ал-Куфи Книга завоеваний «Марвану и муслимам в стране хазар сопутствовал успех и они достигли даже земель, расположенных за Хазарией. Затем они совершили набег на славян (сакалиба) и на другие соседние племена безбожников и захватили из них 20 тысяч семей. После этого они пошли дальше и вскоре добрались до реки славян (нахр ас-Сакалиба)». См. А. П. Новосельцев Хазарское государство и его роль в истории Восточной Европы и Кавказа. М.,1990., глава 5.1
  35. Стриннгольм А. М. Походы викингов. М., 2002. Кн.1, гл. 11.
  36. См. подр.: Пропп В. Я. Русские аграрные праздники
  37. Токарев С. А. Религия в истории народов мира. М.: Республика, 2005. С. 196—199.
  38. Токарев С. А. Религия в истории народов мира; Данилевский И. Н. Древняя Русь глазами современников и потомков (IX—XII вв.). М.: Аспект-Пресс, 1998.
  39. Там же
  40. Васильев М. А. Великий князь Владимир Святославич: От языческой реформы к крещению Руси // Славяноведение. — 1994. — № 2. — С. 38—53.
  41. ПВЛ (980) Цит. по: Данилевский И. Н. Древняя Русь глазами современников и потомков (IX—XII вв.) М.: Аспект-Пресс, 1998.
  42. Одни видят в них духов-предков, другие духов-рождения и плодородия. Мнение же Б. А. Рыбакова о главном божестве сомнительно. Токарев С. А. Религия в истории народов мира. М.: Республика, 2005. С. 201.
  43. Данилевский И. Н. Древняя Русь глазами современников и потомков (IX—XII вв.) М.: Аспект-Пресс, 1998.
  44. Виноградова Л. Н. Народная демонология и мифо-ритуальная традиция славян. М.: Индрик, 2000. С. 7−15.
  45. Клейн Л. С. Воскрешение Перуна. К реконструкции восточнославянского язычества. СПб.: Евразия, 2004. С. 194
  46. Токарев С. А. Религия в истории народов мира. М.: Республика, 2005. С. 200—202.
  47. Зеленин Д. К. Очерки русской мифологии. Пг., 1916.
  48. Токарев С. А. Религия в истории народов мира. М.: Республика, 2005. С. 204—206.
  49. См. доп.: Пропп В. Я. Русские аграрные праздники

Литература[править | править код]

  • В. Т. Пашуто, Б. Н. Флоря, А. Л. Хорошкевич. «Древнерусское наследие и исторические судьбы восточного славянства». М. 1982.

Ссылки[править | править код]