Всехсвятский каменный мост

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Всехсвятский мост в конце XVII в., рисунок А.Васнецова
Всехсвятский каменный мост на панораме Москвы Я.Бликланда-П.Пикара), начало XVIII в.

Всехсвятский каменный мост (в старину — Всесвяцкий каменный мост; Всесвятский мост; Новый Каменный мост; Каменный мост) — первый постоянный каменный мост через Москву-реку в XVII веке, задуманный и начатый в 1643, но окончательно достроенный в 1692—1693. Соединял Замоскворечье с Белым городом через проездную Всехсвятскую башню, по которой и был назван. Находился немного выше устья Неглинки — «Трубы» и Водовзводной башни Московского Кремля.

Представлял собой выдающееся архитектурное и инженерное сооружение, считался одним из чудес Москвы. Существовал, со значительными утратами, до 1853 года.

История[править | править код]

На месте позднейшего моста, видимо, от самого начала Москвы существовал брод, через который шла дорога из Рязани на Новгород через Волок Ламский, известная как Волоцкая[1]. Затем был устроен наплавной («живой») мост, разводившийся для пропуска судов. Против моста в конце XVI в. были устроены Всехсвятские (Водяные) ворота Белого города, названные так по стоявшей неподалёку (близ современного храма Христа Спасителя) церкви Всех Святых, что на рву. В 1643 году по указу царя Михаила Фёдоровича мастером из Страсбурга Ягоном Кристлером начато строительство первого постоянного каменного моста через Москву-реку у Всехсвятских ворот. После смерти царя и мастера строительство прекращено, так как план сочли слишком смелым и дорогим. Оно было возобновлено и завершено в 16821687 годах по инициативе царевны Софьи и Василия Голицына по старому образцу Кристлера (оставившему после себя деревянную модель моста) «мостового каменного дела мастером» монахом старцем Филаретом. После достройки в 1692 году мост получил имя Всехсвятского. Другие имена моста были: Берсеневский и Новый каменный (под Старым каменным подразумевался Троицкий мост через Неглинку, у Троицкой башни Кремля). Со временем, за мостом утвердилось современное название. Мост находился, однако, не точно на месте современного: он начинался у подножия современного Дома на набережной (красная линия которого соотнесена с линией старого моста) и вёл к месту, где теперь выходит к реке улица Ленивка (в те времена, она представляла собой проезд к Всехсвятским воротам).

Длина моста составляла 170 м, ширина 22 м. Мост имел 8 арок, средние служили для пропуска плотов и лодок и имели пролёты до 15 м. Перед мостом на замоскворецкой стороне была устроена предмостная башня — Шестивратная, имевшая, как показывает название, шесть воротных проёмов (фактически трое двойных ворот), а также несколько пирамидальных ярусов, соотнесённых с ярусами Боровицкой башни Кремля, и два венчающих шатра, увенчанных двуглавыми орлами.

Средства, потраченные на строительство моста, так поразили современников, что возникла поговорка, бытовавшая в Москве более полутораста лет: «Дороже Каменного моста!» (о ценности и дороговизне чего-либо). В XIX веке в Нижегородской губернии также была записана поговорка: «Каменного моста лучше!» Вообще, по свидетельству историка Москвы И. М. Снегирева, ещё заставшего старый мост, он «почитался одною из столичных диковинок, наравне с Иваном Великим, Сухаревой башней, Царь-колоколом, Царь-пушкою».

Поскольку мост был раза в 3—4 шире самых больших московских улиц, он был застроен с обеих сторон. В петровские времена на мосту стояли: палата Предтечевского монастыря и четыре каменные палатки князя Меньшикова, табачная таможня и пивной двор. В конце моста был кабак под названием «Заверняйка». В Шестивратной башне помещалась Корчемная канцелярия и тюрьма для обличенных в корчемстве (тайном изготовлении вина). Под ними находились галереи, называвшиеся верхними гульбищами, куда сходились москвичи гулять и пить вино и пиво; из галерей деревянный сход вёл на набережную, к так называемому Царицынскому лугу и к Берсеневке. Под самым мостом был пивной ледник. У отводных быков были пристроены водяные мукомольные мельницы с плотинами и отводными воротами; мельники жили тут же, в Шестивратной башне.

Под мостом собирались разного рода «воры» и «лихие люди», причём особенно дурной славой пользовался один из пролётов на левом берегу — «девятая клетка». Мимо неё с наступлением вечера москвичи старались не ходить.

В 1731 году по указу Анны Иоанновны были снесены мельницы и расчищены быки моста. В весеннее наводнение 1783 г. мост сильно пострадал: как докладывал Екатерине московский главнокомандующий граф Чернышев: «Обвалились три арки моста… и бывшие на них 11 лавок каменных с разными мебелями купца Епанишникова, суммой на 1100 рублей. Упал один стоявший в это время на мосту и убит, а развалинами задавлены бывший под мостом рыбак и две бабы, у берега для мытья платья находившиеся»[2]. В августе 1786 г. мост вновь пострадал от наводнения. Ввиду этого, по приказу нового главнокомандующего графа Брюса мост был отремонтирован и реконструирован. В ходе реконструкции, продолжавшейся до 1792 года и стоившей 213 000 рублей, мост был укреплён, лавки снесены, Шестивратная башня разобрана, по бокам устроены перила.

В середине 1850-х гг. обветшавший мост было решено снести. Снос был выполнен с большим трудом, ввиду прочности кладки, которую пришлось взрывать. «Сколько стоило усилий и иждивений, чтобы сломать этот двухвековой памятник! — пишет И. М. Снегирев, бывший свидетелем его разрушения. — Самою трудностью сломки доказывалась прочность его кладки и доброта материала, из коего только одной части достаточно было на постройку огромного дома. Московские жители с любопытством и сожалением собирались смотреть на разрушение этого моста, который долго почитаем был одною из диковинок не только древней столицы нашей, но вообще и всей России».

Всехсвятский мост в искусстве и литературе[править | править код]

Впервые Всехсвятский каменный мост был изображён на известной гравюре Питера Пикарта «Вид Кремля из Замоскворечья» (1708). Как стало известно при сравнении с натурными обмерными чертежами Ухтомского, гравёр передал лишь общие черты композиции моста, сильно погрешив в деталях, внеся совсем не характерные для этого сооружения архитектурные элементы.

В XVIII — первой половине XIX века Каменный мост изображался неоднократно. Излюбленными ракурсами обычно были: с левого или правого берега Москвы-реки выше по течению, с видом примерно на северо-восток, когда мост смотрелся на фоне Кремля; либо с одного из кремлёвских строений на Боровицком холме, на юго-запад, при этом мост виднелся вдали, как бы с высоты птичьего полёта.

На гравюре М. Г. Эйхлера «Вид Каменного моста и его окрестностей в Москве» хорошо читается ритмичное пролётное строение моста, но за дальностью расстояния не проработаны его детали[3].

На картине Ф. Я. Алексеева «Вид Кремля и Каменного моста» (1800-е гг.), написанной в утренние часы, интересна панорама ярко освещённого Кремля в живописных затенённых арках моста.

Наиболее выразительное и достоверное художественное воплощение образа Всехсвятского каменного моста конца XVII века создал талантливый русский художник Аполлинарий Михайлович Васнецов в 1901 году[4].

На его большом полотне, ныне хранящемся в Ярославском художественном музее, изображён парадный въезд моста с шатровыми башнями-воротами со стороны Замоскворечья на фоне Кремля, с чередой арочных пролётов.

Второй раз художник вернулся к этой теме в 1922 году. Акварель под авторским названием «Расцвет Кремля. Всесвятский мост и Кремль в конце 17-го века» была специально написана в цикле работ-реконструкций облика старой Москвы, предназначенных для Московского Коммунального музея, незадолго до этого размещённого в Сухаревой башне. Работа очень близка первой композиционно, но сильно отличается в деталях.

Дороже Каменного моста[править | править код]

Широкая известность Всехсвятского моста как одного из чудес Москвы, наравне с Иваном Великим, Царь-пушкой или Царь-колоколом, а также огромная сумма денег, потраченных на его ремонт, породила к жизни расхожую в конце XVIII — первой половине XIX века московскую поговорку о ценности или дороговизне чего-либо: «Дороже Каменного моста!»[5].

См. также[править | править код]

Примечания[править | править код]

  1. П. В. Сытин. Из истории московских улиц. М., Московский рабочий, 1958, стр. 8
  2. Александр Можаев. Поводь зело велика. «Большой город», № 14/54, 19 апреля 2003
  3. Московская печатная фабрика ГОЗНАКА > suvenmoscow. Проверено 10 марта 2013. Архивировано 13 марта 2013 года.
  4. http://www.bg-gallery.ru/image.php?img_id=2082
  5. МОСКОВСКИЕ СЛОВА И СЛОВЕЧКИ | ДОРОЖЕ КАМЕННОГО МОСТА. Проверено 10 марта 2013. Архивировано 13 марта 2013 года.

Литература[править | править код]

  • Михайлов А. И. Архитектор Д. В. Ухтомский и его школа. — М.: Гос. изд-во литературы по строительству и архитектуре, 1954. — 372 с., ил. — 7000 экз. (Мастера русской архитектуры).
  • Аполлинарий Васнецов. К столетию со дня рождения [1856—1956] // Труды Музея истории и реконструкции Москвы. Вып. VII. — М., Моск. рабочий, 1957. — 172с.+ вкл.илл. — 15.000 экз.
  • «Края Москвы, края родные» (Пушкинская Москва) / Автор-составитель Е. В. Муза. — м.: Сов. Россия, 1971. — 48 с. — 100 000 экз.
  • Архитектор Дмитрий Васильевич Ухтомский. 1719—1774. Каталог выставки к 250-летию со дня рождения Д. В. Ухтомского / Под ред. В. И. Балдина, Е. А. Белецкой, К. В. Усачёвой; Автор статьи А. А. Кипарисова. — М.: Стройиздат, 1973. — 96 с. (обл.) — 5000 экз. (Гос. науч.-исслед. музей архитектуры им. А. В. Щусева).
  • Надежин Б. М. Мосты Москвы. — М.: Моск. рабочий, 1979. — 192 с., ил. (с. 113—191). — 50.000 экз.
  • Беспалова Л. А. Аполлинарий Михайлович Васнецов, 1856—1933. — 2-е изд., перераб. и доп. — М., Искусство, 1983. — 232 с., ил. — 25.000 экз.
  • Москва в творчестве А. М. Васнецова: Сборник / Составитель сборника Е. К. Васнецова. — М., Моск. рабочий, 1986. — 272с., ил.
  • Алексеева М. А. Гравюра петровского времени. — М.: Искусство, 1990.

Ссылки[править | править код]