Вторая англо-афганская война

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Вторая англо-афганская война
Основной конфликт: Англо-афганский конфликт
92-й шотландский пехотный полк в Кандагаре. Картина маслом Ричарда Кейтона Вудвиля (старшего).
92-й шотландский пехотный полк в Кандагаре. Картина маслом Ричарда Кейтона Вудвиля (старшего).
Дата 18781880
Место Эмират Афганистан
Итог

Победа Британской империи

  • Захват афганской приграничной племенной зоны и присоединение её к Британской Индии.
  • Вывод британских войск из Афганистана после достижения политических целей посредством Гандамакского договора.
  • Афганистан становится британским протекторатом.
Противники

Великобритания Британская империя:

Flag of Afghanistan (1919-1928).svg Эмират Афганистан
(в осн. народные ополченцы)

Командующие

Британская Индия Фредерик Робертс,
Британская Индия Самуэль Браун[en]
Британская Индия Дональд Стюарт[en]

Flag of Afghanistan (1919-1928).svgШир-Али-хан,
Flag of Afghanistan (1919-1928).svgМухаммед Аюб-хан

Потери

1850 убитых в боях,

8000 умерших от ран и болезней

Более 5000 погибших в боях

Общее число неизвестно

Логотип Викисклада Медиафайлы на Викискладе

2-я англо-афганская война 1878—1880 годов — колониальная война Англии с целью установления контроля над Афганистаном. После упорной вооружённой борьбы Англия вывела свои войска, добившись лояльности кабульского правительства.

Как и в 1-ю англо-афганскую войну 18381842 годов, англичане начали вторжение в Афганистан вследствие недовольства его ориентацией на Россию. В 18781879 годах англо-индийские войска под командованием генерал-майора Фредерика Робертса, разгромив в нескольких селениях афганцев, захватили Джелалабад, Кандагар и перевал Шутагардан. Потерпев поражение, эмир Шир-Али, оставив власть своему сыну Якуб-хану, бежал в 1878 году в русские владения.

Якуб-хан, став новым эмиром Афганистана, 26 мая 1879 года заключил Гандамакский договор, по которому уступил Англии часть своей территории и допустил в Кабул английского резидента, сэра Луи Каваньяри. Через несколько месяцев, 3 сентября 1879 года резидент был убит вместе со своей свитой, что повлекло за собой вторую войну. Якуб-хан отрёкся от престола и бежал под защиту британцев в Индию; Кабул и Кандагар были заняты английскими войсками, а восстание афганцев, угрожавших британскому гарнизону в Кабуле, отражено сэром Фредериком Робертсом.

С конца 1879 года в Афганистане разрослось народное восстание, в котором приняло участие до 100 тысяч человек. В июле 1880 года войска Мухаммеда Аюб-хана, двинувшись от Герата к Кандагару, нанесли англичанам поражение в сражении у села Майванд. Но у стен Кандагара Мухаммед Аюб-хан был разгромлен подошедшими из Кабула войсками Робертса и бежал обратно в Герат. В 1881 году он вновь двинулся к Кандагару, но, потерпев поражение, бежал в Персию.

В это время Абдур-Рахман, бежавший от Шир-Али к русскому генералу Александру Абрамову в Самарканд в 1870 году, но продолжавший следить за событиями на родине, решил снова попытать счастья в борьбе за престол. Весной 1880 года он покинул Самарканд и появился в Афганском Туркестане, где вскоре собрал значительное число сторонников.

По предложению командования британской армией для переговоров с Абдур-Рахманом был отправлен английский чиновник Лепел Гриффин. В ходе переговоров Абдур-Рахман добился от британцев признания правителем всего Афганистана, а не только его восточной части, как первоначально предполагалось. 22 июля 1880 года князья Восточного и Среднего Афганистана провозгласили Абдур-Рахмана новым эмиром. Установив в Кабуле новое правительство, англичане покинули страну.

Предыстория[править | править код]

В 1842 году завершилась Первая англо-афганская война, к власти вернулся Дост Мухаммед, но если до войны в Афганистане находился британский посланец Алексанр Бёрнс, то теперь Британия лишилась своего представителя в Афганистане. В 1848 году Дост Мухаммад поддержал сикхов в их войне с англичанами (Второй англо-сикхской войне), но сикхи были разбиты, а Пенджаб стал провинцией Британской Индии. Между Индией и Афганистаном было заключено несколько договоров, и в Кабуле некоторое время находился британский представитель индийского происхождения, но Дост-Мухаммед умер в 1863 году и в Афганистане началась борьба между его преемниками за власть, в которой Индийское правительство придерживалось нейтралитета. К 1869 году к власти в Афганистане пришёл эмир Шир-Али, который попытался наладить дружественные отношения с Британским правительством и даже совершил визит в Индию. Он не смог добиться гарантий своей власти на случай новой гражданской войны, но сам факт его приёма поднял его авторитет в Азии[1].

По словам Арчибальда Форбса[en] отношения Шир-Али с вице-королём индии были дружественными, но не близкими. Целью британской политики было создание сильного, дружественного государства в Афганистане, с которым, при определённых обстоятельствах можно было бы совместно оборонять подступы к Индии[2].

Одновременно шли переговоры между Британией и Россией, в ходе которых Афганистан был признан нейтральной территорией и были оговорены его границы. Однако 12 июня 1874 года сэр Генри Фрир[en], бывший губернатор Бомбея, отправил в британский Иностранный департамент по делам Индии письмо, в котором советовал пересмотреть британскую политику: занять и укрепить город Кветта, и отправить в Афганистан британские миссии. В частности, он предлагал заслать миссию в Герат, который удерживал мятежный сын эмира, Якуб-хан, что означало отказ от политики признания единства Афганистана. Лорд Лоуренс (бывший вице-король Индии) высказался категорически против этого предложения, но всё же Иностранный департамент сообщил индийскому правительству, что, несмотря на отсутствие угроз со стороны России, следует предпринять меры предосторожности и заслать британские миссии в Герат, Кандагар и Кабул. Лорд Нортбрук, вице-король Индии, ответил, что момент для этого не подходящий. Последовало длительное обсуждение этого вопроса, которое затянулось до самого конца правления лорда Нортбрука[3].

Лорд Литтон

Политика Индийского правительства изменилась, когда в Калькутту прибыл новый вице-король, лорд Литтон. Он прибыл 5 апреля 1876 года, а уже 5 мая афганскому эмиру было предложено принять Льюиса Пелли[en] как постоянного представителя. Афганское правительство отказало, ссылаясь на опасность лично для посланца и из тех соображений, что в случае принятия британского посланца придётся принимать и российского. Но в официальном письме эмир ответил уклончиво и не отказывая напрямую. Лорд Литтон был весьма недоволен таким ответом, хотя некоторые члены Правительственного Совета обратили его внимание, что эмир отказал на совершенно законных основаниях. Последовала переписка по этому вопросу, а в октябре 1876 года лорд Литтон обсудил ситуацию с афганским посланцем. На этих переговорах Литтон требовал уже не только допуска британских миссий, но и открытия Афганистана для всех британцев, как официальных, так и неофициальных лиц. Полковник Ханна писал, что на этих переговорах лорд Литтон формулировал свои взгляды на удивление прямолинейно и грубо[4][5].

Агрессивную политику лорда Литтона разделяли не все члены Правительственного Совета Индии. Из шести членов совета против подобных мер были трое: Генри Норман, Уильям Мьюир и Артур Хобхауз[en], и только после их смещения Литтон добился полной поддержки Совета[6].

Шир-Али в итоге согласился обсудить предложения лорда Литтона и для этого отправил своего лучшего дипломата, Нур-Мухаммада на переговоры в Пешавар. В январе-феврале 1877 года прошла так называемая Пешаварская конференция, на которой Льюис Пелли представлял британскую сторону. Афганская сторона отклонила все требования британской, а затем сам Нур-Мухаммед, здоровье которого было очень плохим, скончался. Генерал Робертс писал, что известия о провале переговоров и о смерти своего лучшего дипломата привели Шир-Али в ярость, он объявил, что у него не осталось никакого иного выбора, кроме как вести войну, и что он объявил британцам джихад. Полковник Ханна писал, что этим сведениям Робертса можно верить, хотя нет никаких подтверждений тому, что эмир действительно объявил джихад[7][8][9].

Миссия Столетова[править | править код]

В апреле 1877 года Россия объявила войну Турции и началась русско-турецкая война. Когда русская армия приблизилась к Константинополю британский министр Дизраели призвал парламент принять меры предосторожности на случай обострения конфликта: были выделены 6 миллионов фунтов на военные расходы, Средиземноморская эскадра вошла в Константинополь, а на Мальту были переброшены войска из Индии. В качестве ответной меры российское правительство приказало мобилизовать армию в Туркестане, а в Кабул была отправлена миссия во главе с генералом Н. Г. Столетовым. Врачом при миссии состоял И. Л. Яворский[10].

В те же дни в Берлине собрался Берлинский конгресс великих держав, на которых были пересмотрены итоги русско-турецкого (Сен-Стефанского) соглашения, согласованы позиции Англии и России и в итоге 13 июля стороны пришли к мирному соглашению. Но эти новости прибыли в Туркестан с опозданием. Афганское правительство пыталось задержать Столетова в пути ссылаясь на траур по случаю смерти губернатора Мазари-Шарифа, но несмотря на эти меры Столетов 22 июля прибыл в Кабул. 26 июля произошла официальная встреча с эмиром, на которой Столетов сделал эмиру какие-то предложения, но в устной форме. До Индийского правительства доходили отдельные слухи об этих переговорах, но ничего не говорило о том, что Шер-Али готов склониться на сторону России. Столетов тоже оказался в сложном положении, потому что получил сведения о результатах Берлинского конгресса и теперь ему надо было постараться не нарушить достигнутое мирное соглашение. 24 августа Столетов покинул Кабул, а 16 сентября уже был в Ташкенте[11].

Миссия Чемберлена[править | править код]

Фотография места, где Каваньяри встречался с Фаиз-Мохамедом.

7 июня лорд Литтон отправил лорду Грэнбруку[en], новому госсекретарю по делам Индии, телеграмму с сообщением о миссии Столетова, и затем регулярно уведомлял его о событиях и настаивал на отправке ответной британской миссии в Афганистан. Лорд Грэнбрук был настроен менее решительно, но в августе дал своё согласие на отправку миссии. Литтон избрал главой миссии Нэвилла Чемберлена[en], главнокомандующего Мадрасской армии, а консультантом при нём был назначен майор Каваньяри. В Кабул отправили гонца с предупреждением о миссии, а Литтон тем временем составлял для Чемберлена инструкции. 12 сентября Шир-Али принял гонца, которому сообщил, что не сможет принять миссию ввиду траура по умершему сыну. Из этого следовало, что он в принципе готов её принять через какое-то время[12].

В это время Чемберлен вступил в переписку с губернатором пограничной крепости Али-Масджид (Фаиз-Мохамедом), надеясь добиться его разрешения на проход миссии, но получил отказ. Тогда майор Каваньяри предложил оставить миссию в Джамруде, а самому подойти к крепости и изучить ситуацию. Лорд Литтон дал своё согласие и 21 сентября Каваньяри отправился к крепости. В миле от форта афганцы остановили его, пригрозив открыть огонь. Начались переговоры, на которых присутствовали британский офицер, представители местных племён и два индийца. Каваньяри просил Фаиз-Мохамеда не брать на себя ответственность за остановку миссии, но тот всё равно не дал согласия и пообещал открыть огонь, если миссия попробует пройти вопреки его запрету. Каваньяри вернулся в Джамруд, откуда телеграфировал лорду Литтону результаты переговоров. Миссия была распущена. Лорд Литтон счёт отказ Фаиз-Мохаммеда явным проявлением враждебности, достаточным для объявления войны[13]. В донесении в Лондон индийское правительство сообщило, что этот инцидент показал бесполезность всех дипломатических мер[14].

Театр боевых действий[править | править код]

Афганистан в 1875 году

Территория, на которой предстояло действовать британской армии имела размеры около 200 000 квадратных миль, то есть немного больше Франции. На этой территории находились пустыни, горы и высокогорья, а температуры варьировались от экстранормальной жары до арктического холода. Первым делом армии предстояло перейти пустыни. За пустынями проходили несколько горных хребтов. Пять проходов пересекали эти хребты: Хайбер, Курам, Гумал, Тал-Чотиали и Болан. Первые два позволяли выйти к Кабулу, последние два к Кандагару, а проход Гумал вёл к Газни, который находился посередине между Кабулом и Кандагаром. Все проходы были труднопроходимы, но Хайберский был самым удобным: он был наиболее коротким и проходимым в любое время года. Он был ближе всего к Пешавару, где находилась одна из баз британской армии. За горами находились афганские высокогорные плато, из которых самым высоким было плато около Газни[15].

На территории Афганистана проживали примерно 4 500 000 человек, подконтрольных Шер-Али и ещё примерно 1 500 000 представляли собой независимые племена. Примерно 500 000 составляли таджики-сунниты, а 200 000 тюрки-шииты. 300 000 были индусами, а 3 миллиона — афганцами-пуштунами. Армия Шир-Али в то время насчитывала 72 пехотных батальона (50 000 человек) и 25 кавалерийских полков (10 000 сабель). Но этой армии не хватало опытных офицеров и в последующей войне она будет менее эффективна, чем афганское ополчение[16].

План наступления[править | править код]

Первая фаза войны[править | править код]

Сражение при Али-Масджид[править | править код]

Взятие Дакки и Джелалабада[править | править код]

Британская армия в Дакке.

После взятия Али-Масджида генерал Браун должен был оставить в Хайберском проходе заслон и отвести войска на британскую территорию, но он решил изучить местность к западу и 24 ноября выступил в сторону Кабула с 10-м гусарским полком, артиллерийской батареей, 14-м Сикхским полком и отрядом сапёров. Пройдя весь Хайберский проход он решил уже встать на ночёвку в селе Лунди-Хана, когда узнал что афганцы покинули форт Дакка. Браун боялся, что окрестные племена разграбят форт, поэтому отправил полковника Дженкинса и майора Каваньяри с небольшим отрядом, чтобы занять форт к ночи. Но отряд опоздал, и всё имущество форта оказалось разграблено. 25 ноября Браун прибыл в форт с основными силами. Браун сразу разослал кавалерию для выявления запасов провизии и фуража, разместил пикеты вокруг форта и укрепил прилегающий хребет. Но несмотря на все эти предосторожности, афганцы всё равно нападали на обозы, пикеты и лошадей на водопое. Чтобы сократить расходы провизии Браун отправил назад в Индию 14-й Сикхский полк, наиболее пострадавший от болезней[17].

Вскоре стало известно, что афганская армия покинула город Джелалабад. А так как командование направило в Афганистан и дивизию генерала Мода, то теперь армии требовалось больше продовольствие и фуража, и это вынуждало переместиться к Джелалабаду. Были и политические соображения: надвигалась зима, перевал Шутагардан мог стать непроходим, и тем самым исчезала возможность угрожать Кабулу со стороны Курамской долины. Это означало, что к Кабулу надо приближаться с иного направления. 17 декабря Браун передал командование в Дакке бригадному генералу Джону Титлеру[en] и выступил на Джелалабад с бригадами Макферсона, Дженкинса и Гоу. Марш прошёл без всяких помех, и через несколько дней Браун занял город, очень маленький и грязный, чьи укрепления были снесены в 1842 году по приказу генерала Поллока. В Джелалабаде не было ни торговли, ни производства, а население насчитывало всего 3000 человек. С первых же дней Брауну пришлось заниматься улучшением санитарных условий в городе, осушать и укреплять место под лагерь и строить мост через реку Кабул. За этими занятиями постепенно прошёл декабрь[18].

Наступление колонны Робертса[править | править код]

Курамская долина на карте 1880 года

Курамский отряд Фредерика Робертса (Kurram Valley Field Force[en]) наступал через Курамскую долину к перевалу Пейвар-Котал. Путь отряда пролегал через Талла[en] и Кохат. Оба города находились на британской территории, но население этого региона вполне могло взбунтоваться и перерезать британские коммуникации. Сама Курамская долина была населена пуштунским племенем тури[en], которые были шиитами, состояли в плохих отношениях с Кабульскими властями и на их помощь в войне можно было рассчитывать. Но тури со всех сторон были окружены враждебными и агрессивными племенами (займухт[en] и африди)[19][20].

Гарнизон Кохата был слаб, а ближайшая база снабжения находилась в Равалпинди за Индом. Робертсу предстояло разбить противника на сильной позиции в 136 милях от своей базы и одновременно охранять свои коммуникации, и для этого в его распоряжении было всего 6 индийских и один британский пехотный полк, два кавалерийских полка, одна батарея конной артиллерии и две батареи горных орудий. При этом 4 из 6 индийских полков имели большой процент пуштунов, которых было рискованно использовать в войне с афганцами, а личный состав 8-го пехотного полка был сильно ослаблен болезнями[21].

Под вопросом были и способности самого Робертса. Со времени восстания сипаев он занимал штабные должности и никогда не командовал войсками в полевых условиях. Он был близок к Литтону и явно получил это нахначение по его протекции[22].

Робертс добился того, что к его отряду присоединили 23-й сапёрный[en], 72-й горский[en] и 28-й Пенджабский пехотный полки, но его отряду всё ещё не хватало тягловых животных. В итоге 15 ноября 1878 года Курамский отряд (разделённый на бригаду Кобба и бригаду Телвалла) Робертса вошёл в Талл, а 18 ноября в Талл прибыл и сам Робертс. 20 ноября его отряд бы готов вступить в Афганистан. В распоряжении Робертса было 150 офицеров, 5500 рядовых, 950 лошадей и 17 орудий[23].

21 ноября отряд Робертса вступил на афганскую территорию: кавалерия и 29-й бенгальский пехотный полк[en] перешли реку и заняли Ахмед-и-Шама. 22 ноября авангард переместился в Хазар-Пир, а 1-я бригада вошла в Ахмед-и-Шама. 25 ноября авангарды подошли к Курамским фортам, где стало известно, что афганская армия (примерно 1800 человек при 12-ти орудиях) покинула форты и отступила на запад, в горы. Британские инженеры восстановили форты и превратили их в госпиталь и склад. Небольшой отряд был оставлен Робертсом для охраны фортов, а остальными силами, который сконцентрировались у фортов, он продолжил наступление на запад 27 ноября[24][25].

Узнав от шпионов, что афганцы покидают перевал Пейвар-Котал, Робертс решил сходу овладеть перевалом, хотя впоследствии утверждал, что это была всего лишь разведка боем. Его отряд, наступая по тесным ущельям, встретился с афганской армией на сильной позиции, оказался в опасном положении и вынужден был отступить. Несколько дней ушло на рекогносцировку, и 1 декабря предложил офицерам свой план: половина его отряда должна была изображать атаку с фронта, а вторая половина под командованием самого Робетса, должна была обойти левый фланг афганской позиции[26][27]. На рассвете 2 декабря началось Сражение за Пейвар-Котал: колонне Робертса удалось атаковать фланг противника и захватить подряд три позиции, но афганцы отступили за глубокое ущелье. В это время вторая колонна бросилась в атаку с фронта и быстро захватила перевал. Афганская армия бросила позицию[28][29].

Бои у Хоста[править | править код]

Взятие Кандагара[править | править код]

Маршрут наступления Кандагарского отряда

К начала 1879 года две дивизии Кандагарского отряда генерала Дональда Стюарта[en] стояли около Чамана. 1 января они начали марш к Кандагару и три дня шли по совершенно необитаемой пустыне. 4 января у Мел-Манда два британских авангарда столкнулись с афганским отрядом и, после небольшой перестрелки, отбросили их назад к Кандагару. Это небольшое столкновение стало единственный боем на пути к Кандагару. Британцы потеряли несколько человек ранеными, афганцы - около ста убитыми и ранеными[30].

6 января две дивизии соединились, а 7 января вышли к селу Кушаб в 8-ми милях от Кандагара. Две кавалерийские бригады генерала Чарльза Генри Пэлиссера двигались впереди, прикрывая наступление. В этот день к Стюарту пришла делегация жителей Кандагара, которая сообщила, что губернатор, Сирдар Мир Афзул, бежал в Герат, что афганский гарнизон города разбежался, а сами жители готовы подчиниться британским властям. Стюарт решил незамедлительно организовать триумфальное вступление в Кандагар и рано утром 8 января его колонна выступила к городу, но из-за пересечённой местности только в 16:00 передовые отряды вошли в Шикапурские ворота. Они прошли через весь город на север до центральной площади, здесь по ошибке пошли по дороге к цитадели, что создало непредвиденную задержку, но затем вернулись к Кабульским воротам и вышли из города на северо-восток. Задумывая этот марш через Кандагар Стюарт рисковал, отправляя армию в большой непроверенный город, но помимо этого, он не предпринял мер предосторожности: не взял под охрану ворота и цитадель, и не убедился, что афганские военные действительно покинули город[31].

Поход на Калат[править | править код]

Переговоры[править | править код]

Обстановка в Афганистане начала беспокоить Якуб-хана, который понимал, что вскоре ему предстоит стать эмиром, и он решил выступить посредником между британским правительством и Шир-Али. 20 февраля 1879 года он написал письмо с предложением посредничества, 21 февраля умер Шир-Али, а 26 февраля об этом стало известно в Кабуле. 28 февраля предложение Якуб-хана дошло до британских официальных лиц в Джелалабаде и было передано вице-королю. Лорд Литтон дал согласие на переговоры и сформулировал три условия[32]:

  1. Отказ эмира от власти над племенами Хайберского прохода.
  2. Признание британского протектората над Курамской долиной.
  3. Согласие следовать советам и пожеланиям британского правительства во внешней политике.
  4. Согласие на допуск британских офицеров в любую часть Афганистана.

На первые три пункта был согласен ещё эмир Шир-Али, но странно, что Якуб-хан согласился на третий пункт, на который Шир-Али так долго не соглашался. Лорд Литтон намеревался в виде компенсации дать Якуб-хану гарантии его власти и нерушимости его территорий, но правительство в Лондоне не хотело брать на себя обязательства, которые могли привести к конфликту с Россией, поэтому Литтону разрешили гарантировать эмиру и его сыну власть над Афганистаном, но не давать территориальных гарантий. В итоге ему было обещано, в случае иностранной агрессии, помочь деньгами, оружием и войсками[33].

Обстановка в Кабуле не позволяла Якуб-хану провести переговоры там, поэтому он согласился на встречу в Гандамаке. 24 апреля Бахтияр-хан доставил в Гандамак письмо эмира с согласием, а 25 апреля он же доставил эмиру ответ Каваньяри с гарантиями безопасности. 2 мая эмир покинул Кабул, а 8 мая Каваньяри встретил его с кавалерийским эскортом в шести милях от Гандамака. С 10 по 17 мая шли переговоры. Британское правительство расценило визит эмира как знак его согласия на все условия, он же полагал, что этим своим жестом дружбы он может рассчитывать на смягчение условий. В итоге 20 мая был подписан Гандамакский договор, а 6 июня обе стороны его ратифицировали[34].

6 июля 1879 года майор Каваньяри покинул резиденцию индийского вице-короля в Шимле и отправился в Кабул. Лорд Литтон был настроен оптимистично, но сам Каваньяри лучше знал обстановку в стране и в частных беседах утверждал, что идёт на верную смерть. Вероятно именно по этой причине он взял с собой такой небольшой эскорт: 25 всадников и 50 пехотинцев Корпуса разведчиков под командованием лейтенанта Уолтера Гамильтона[en]. 18 июля Каваньяри и сопровождавший его генерал Робертс встали лагерем на границе афганской территории, где миссию встретил представитель эмира, и отсюда до Кабула Каваньяри ехал под охраной афганского кавалерийского эскадрона. Через пять дней миссия прибыла в Кабул и разместилась в зданиях, приготовленных для неё в крепости Бала-Хиссар[35].

Разгром британской миссии[править | править код]

Обстановка в Кабуле была сложной: город пострадал от эпидемии холеры, население было раздражено присутствием иностранцев, а регулярные войска (полки из Герата) требовали жалованья. 2 сентября солдаты явились ко дворцу эмира с требованием выплаты жалованья, и им обещали выплатить его на следующий день в крепости Бала-Хиссар. Утром 3 сентября солдаты без оружия пришли в крепость, но получили только жалованье за один месяц. Начался открытый бунт; толпа бросилась к зданиям резиденции с криками «Каваньяри заплатит нам!». Когда восставшие начали грабить конюшни резидентства, охрана открыла огонь. Солдаты вернулись в свой лагерь за оружием и через некоторое время вернулись. Началась осада здания резидентства. После 09:00 осаждённые несколько раз совершали вылазки, отбрасывая нападающих. Около 12:00 Каваньяри был ранен, около 14:00 нападающие подтащили орудия и начали обстрел, одновременно им удалось забраться на крышу резиденции и поджечь здание. В 16:00 погибли последние защитники резидентства. Эмир наблюдал за происходящим, но не мог вмешаться из-за отсутствия верных ему войск[36].

Индийское правительство в Шимле узнало о разгроме резидентства утром 5 сентября. Генералу Мэсси было приказано занять перевал Шутагардан и быть готовым к броску на Кабул, но уже к вечеру стало известно, что Каваньяри и все его спутники погибли, поэтому генералу Робертсу было приказано возглавить войска в Курамской долине и быть готовым к наступлению на Кабул[37].

Вторая фаза войны[править | править код]

Марш Робертса на Кабул[править | править код]

12 сентября генерал Фредерик Робертс прибыл в село Али-Хель и принял командование войсками. Для наступления на Кабул у него имелось 6500 человек, а ещё 4000 человек под командованием генерала Гордона охраняли коммуникации. Армии остро не хватало тягловых животных; 14-й Бенгальский уланский полк даже выступил из Курама спешенным, потому что лошадей пришлось использовать для перевозки снаряжения[38].

28 сентября Робертс прибыл в Куши, где встретился с эмиром Якуб-ханом. Тот попросил не спешить с наступлением на Кабул, опасаясь за судьбу своей семьи в кабульской крепости. Он полагал, что афганцы убьют их в случае приближения британской армии. Робертс ответил, что он обязан следовать приказам. Присутствие эмира давало ему повод для беспокойства, поскольку эмир постоянно посылал гонцов, вероятно, передавая кому-то информацию о состоянии британской армии[39][40]. 1 октября последние подразделения перешли Шутагардан, а 2 октября вся армия Робертса сконцентрировалась около селения Заган-Шахр. В распоряжении Робертса оказалась дивизия из одной кавалерийской бригады Мэсси, и двух пехотных бригад Бейкера и Макферсона[41]. 5 октября дивизия приблизилась к Кабулу и встала лагерем у селения Чарасиаб. Утро выяснилось, что высоты на пути к Кабулу заняты крупными силами противника. Робертс решил, что задержка или отступление покажутся афганцам проявлением слабости, поэтому решил сходу атаковать их позиции, несмотря на то что на поле боя была только одна его бригада из двух. Началось сражение при Чарасиабе: небольшой отряд Уайта был выдвинут к основным силами противника, а бригада Бейкера атаковала правый афганский фланг. Афганцы упорно обороняли первую линию, менее решительно удерживали вторую, а после её захвата бросили третью линию на высотах и отступили к Кандагару[42].

Утром 7 октября британцы выступили на Кабул силами бригады Бейкера. Было известно, что афганцы отступили куда-то к Шерпуру, но Робертс не рискнул приближаться к Кабулу с одной бригадой, поэтому остановился на ночь в двух милях на юго-восток от кабульской крепости. Разведка не выявила присутствия противника в Кабуле, а жители города сообщили, что афганская армия отступила на высоты за городом. 11 сентября Робертс исследовал крепость Бала-Хиссар, а 12 октября эмир Якуб-хан, по словам Робертса, внезапно принял решение сложить с себя полномочия эмира. Сам Якуб-хан впоследствии утверждал, что сделал это под давлением Робертса[''i'' 1]. 23 октября лорд Литтон принял отставку эмира и телеграфировал об этом в Кабул[44].

Афганское восстание[править | править код]

Осада Шерпурского кантонмента[править | править код]

Марш Стюарта на Кабул[править | править код]

Сражение при Майванде[править | править код]

Осада Кандагара[править | править код]

См. также[править | править код]

В кино[править | править код]

  • «Далекие шатры» (The Far Pavilions) — реж. Питер Даффелл — мини-сериал (Великобритания, США, Индия, 1983)

Примечания[править | править код]

Комментарии
  1. Историк Генри Ханна писал, что версия Робертса вызывает больше доверия, поскольку на тот момент ему было выгоднее иметь Якуб-хана в статусе главы Афганистана. Это позволяло официально предать суду тех, кто сражался при Чарасиабе против британской армии и, фактически, против эмира.[43].
Ссылки на источники
  1. Hanna1, 1899, pp. 1—24.
  2. Forbes, 1892, pp. 162.
  3. Hanna1, 1899, pp. 53—80.
  4. Hanna1, 1899, pp. 81—95.
  5. Thompson&Garratt, 1999, pp. 514.
  6. Hanna1, 1899, pp. 172.
  7. Hanna1, 1899, pp. 121—171.
  8. Roberts, 2005, p. 135—136.
  9. Thompson&Garratt, 1999, pp. 515.
  10. Hanna1, 1899, pp. 177—183.
  11. Hanna1, 1899, pp. 188—194.
  12. Hanna1, 1899, pp. 197—214.
  13. Hanna1, 1899, pp. 215—227.
  14. Roberts, 2005, p. 345—346.
  15. Hanna1, 1899, pp. 285—291.
  16. Hanna1, 1899, pp. 291—296.
  17. Hanna2, 1904, pp. 30—37.
  18. Hanna2, 1904, pp. 42—45.
  19. Hanna1, 1899, pp. 326—327.
  20. Robson, 1986, p. 80.
  21. Hanna1, 1899, pp. 326—328.
  22. Robson, 1986, p. 81.
  23. Hanna1, 1899, pp. 328—334.
  24. Hanna2, 1904, pp. 56—62.
  25. Robson, 1986, p. 81—82.
  26. Hanna2, 1904, pp. 63—74.
  27. Robson, 1986, p. 83—84.
  28. Hanna2, 1904, pp. 75—91.
  29. Robson, 1986, p. 84—86.
  30. Hanna2, 1904, pp. 231—237.
  31. Hanna2, 1904, pp. 237—242.
  32. Hanna2, 1904, pp. 336—337.
  33. Hanna2, 1904, pp. 337—338.
  34. Hanna2, 1904, pp. 340—340.
  35. Hanna3, 1910, pp. 15—19.
  36. Hanna3, 1910, pp. 23—38.
  37. Hanna3, 1910, pp. 40—43.
  38. Hanna3, 1910, pp. 42—44.
  39. Hanna3, 1910, pp. 57—58.
  40. Roberts, 2005, p. 396.
  41. Hanna3, 1910, pp. 59—61.
  42. Hanna3, 1910, pp. 66—75.
  43. Hanna3, 1910, pp. 95.
  44. Hanna3, 1910, pp. 80—95.

Литература[править | править код]

Статьи[править | править код]

  • Duthie, John Lowe. Pragmatic Diplomacy or Imperial Encroachment?: British Policy Towards Afghanistan, 1874—1879 (англ.) // The International History Review. — Taylor & Francis, Ltd., 1983. — Vol. 5. — P. 475—495. — ISSN 0707-5332.
  • Duthie, John Lowe. Lord Lytton and the Second Afghan War: A Psychohistorical Study (англ.) // Victorian Studies. — Indiana University Press, 1984. — Vol. 27. — P. 461—475.
  • Klein, Ira. Who made the Second Afghan War? (англ.) // Journal of Asian History. — Stuttgart: Harrassowitz Verlagruen, 1974. — Vol. 8. — P. 97—121.