Второй московский процесс

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Подсудимые Второго Московского процесса в ходе судебного заседания

Второй Московский процесс, официальное название — процесс «Параллельного антисоветского троцкистского центра», также известен как «процесс 17-ти»[источник не указан 2004 дня] — второй из так называемых московских процессов, показательный суд над группой бывших руководителей партии, в прошлом активных участников оппозиции. Дело слушалось в Военной коллегии Верховного Суда СССР c 23 по 30 января 1937 года. Основными обвиняемыми были Г. Л. Пятаков, К. Б. Радек, Л. П. Серебряков, Г. Я. Сокольников. В 1963—1988 годах все осужденные были реабилитированы за отсутствием в их действиях состава преступления.

Следствие[править | править вики-текст]

Еще в конце следствия по делу «Объединенного троцкистско-зиновьевского центра» от некоторых обвиняемых были получены показания о существовании якобы параллельного троцкистского центра, состоящего из бывших троцкистов — Ю. Л. Пятакова, К. Б. Радека и Л. П. Серебрякова, а также Г. Я. Сокольникова, в 1925—1926 участника «новой оппозиции». Вскоре Пятаков, Радек и Серебряков были арестованы. Сокольников был арестован ранее[1].

30 сентября 1936 года Н. И. Ежов был назначен наркомом внутренних дел СССР и возглавил следствие по делу. Основными указаниями по фальсификации данного дела стали постановление Политбюро ЦК ВКП(б) от 29 сентября 1936, предлагавшее рассматривать троцкистов как разведчиков, шпионов, диверсантов и вредителей, а также замечания И. В. Сталина на протоколе допроса Сокольникова от 4 октября 1936 года. На странице протокола, где говорилось, что Сокольников не сообщал английскому журналисту конкретных планов своей группы, Сталин написал: «А все же о плане убийства лидеров ВКП(б) сообщил? Конечно, сообщил». На последней странице протокола, где указывалось, что Сокольников не знал о связях английского журналиста с английской разведкой, Сталин написал: «Сокольников, конечно, давал информацию Тальботу об СССР, о ЦК, о Политбюро, о ГПУ, обо всем. Сокольников, следовательно, был информатором (шпионом-разведчиком) английской разведки»[1].

В ходе следствия арестованных обвинили в том, что они входили в состав подпольного антисоветского параллельного троцкистского центра и изменнической, диверсионно-вредительской, шпионской и террористической деятельностью троцкистской организации в Советском Союзе. Для создания видимости существования единой организации органы НКВД воспользовались связями подследственных как по прежней оппозиции, так и их связями служебного, личного и родственного характера.

Пятакова и других участников «параллельного центра» обвинили также в организации террористического акта над В. М. Молотовым, использовав для этого случайную автомобильную аварию, которая произошла с автомашиной Молотова 24 сентября 1934 в Прокопьевске.

Ход процесса. Обвинение[править | править вики-текст]

А. Я. Вышинский (в центре) во время суда

22 января 1937 года было Постановление Политбюро ЦК ВКП(б) «О процессе по делу Пятакова, Радека, Сокольникова, Серебрякова и др.», утверждавшего место и состав суда, список иностранных корреспондентов и прочие детали намечающегося процесса[2].

23 января 1937 года в Москве Военная коллегия Верховного суда под председательством армвоенюриста В. В. Ульриха в составе членов корвоенюриста И. О. Матулевича, диввоенюриста Н. М. Рычкова при секретаре военюристе первого ранга А. Ф. Костюшко при участии Прокурора СССР А. Я. Вышинского приступила к рассмотрению дела. Подсудимого Князева защищал член коллегии защитников И. Д. Брауде, подсудимого Пушина — член коллегии защитников Н. В. Коммодов, подсудимого Арнольда — член коллегии защитников С. К. Казначеев, остальные подсудимые отказались от защитника, заявив, что они будут защищаться сами[3].

Сторона обвинения утверждала, что, по указанию Л. Д. Троцкого, в 1933 году был якобы организован параллельный центр в составе обвиняемых Пятакова Г. Л., Радека К. В., Сокольникова Г. Я. и Серебрякова Л. П., задачей которого являлось руководство преступной антисоветской, шпионской, диверсионной и террористической деятельностью. Этот центр:

  • вступил в сношение с представителями некоторых иностранных государств в целях организации совместной борьбы против Советского Союза
  • систематически занимался шпионажем в пользу этих государств, снабжая иностранные разведки секретными сведениями важнейшего государственного значения;
  • организовывал и совершал на некоторых предприятиях и железнодорожном транспорте ряд вредительских и диверсионных актов
  • подготовлял ряд террористических актов против руководителей ВКП(б) и советского правительства.

Активное участие в деятельности этого центра принимали остальные обвиняемые[3].

На этом основании обвинялись:

в том, что, будучи участниками антисоветского подпольного троцкистского центра, совершили преступления, предусмотренные ст. ст. 58-1а, 58-8, 58-9 и 58-11 Уголовного Кодекса РСФСР[3].

Также обвинялись:

в том, что, будучи активными участниками той же антисоветской подпольной троцкистской организации, совершили преступления, предусмотренные ст. ст. 58-1а, 58-8, 58-9 и 58-11 Уголовного Кодекса РСФСР[3].

В ходе процесса обвиняемые давали признательные показания, а также дали показания против Н. И. Бухарина и А. И. Рыкова.

Приговор[править | править вики-текст]

30 января 1937 года Военная коллегия Верховного суда СССР вынесла приговор. Все 17 подсудимых были признаны виновными. К смертной казни были приговорены 13 человек, в том числе Г. Пятаков и Л. Серебряков. Радека, Сокольникова и В. В. Арнольда приговорили к 10 годам, а М. С. Строилова к 8 годам тюремного заключения. В приговоре также было указано, что Л. Д. Троцкий и его сын Л. Л. Седов в случае их обнаружения на территории СССР, подлежат немедленному аресту и преданию суду Военной коллегии Верховного суда СССР[3].

Судьба осужденных[править | править вики-текст]

1 февраля 1937 года 13 человек, приговоренных к смертной казни, были расстреляны.

Четверо подсудимых, которым была сохранена жизнь, ненадолго пережили остальных. В мае 1939 года Радек и Сокольников по заданию наркома внутренних дел СССР Л. П. Берии и его заместителя Б. З. Кобулова были убиты в тюрьмах[4].

Строилов и Арнольд были расстреляны в сентябре 1941 года в числе группы других заключенных Орловской тюрьмы по заочному приговору Военной коллегии Верховного суда СССР, вынесенному 8 сентября 1941 года в соответствии с подписанным Сталиным постановлением № ГКО-634сс от 6 сентября 1941 года Государственного Комитета Обороны[5].

Пропагандистская кампания[править | править вики-текст]

В январе 1937 в газетах была развернута пропагандистская кампания, демонстрирующая массовый энтузиазм и ненависть к «врагам народа». Ежедневно печаталась стенограмма процесса. Л. Фейхтвангер еще до окончания суда выступил в «Правде» со статьей «Первые впечатления об этом процессе». В ней он с удовлетворением констатировал, что в ходе процесса антисоветского троцкистского центра вина подсудимых полностью доказана. В день окончания процесса состоялся митинг на Красной площади, где с речами, в которых проклинали подсудимых, выступили партийные деятели, а также Президент Академии наук СССР В. Л. Комаров[1].

Судебный процесс и взаимоотношения СССР с нацистской Германией[править | править вики-текст]

В ходе судебного разбирательства, а также на страницах советской прессы того периода неоднократно поднимался вопрос о связях обвиняемых с разведкой Третьего Рейха. Например, 25 января 1937 г. «Правда» в редакционной статье утверждала, что Радек одобрил «сговор» Троцкого с германским фашизмом. Это было сделано якобы в ходе личных бесед Радека с германским военным атташе в Москве[6].

Советское руководство, однако, вовсе не было при этом заинтересовано с дальнейшем ухудшении отношений с Германией. Ещё в декабре 1936 г. советский резидент в Германии В. Г. Кривицкий получил указание заморозить разведывательную деятельность. Позднее, уже после начала судебного процесса, сотрудник отдела печати Наркоминдела Г. А. Астахов, пригласив на завтрак московского представителя германского информационного бюро Эрвин Шуле, заверял его, что процесс не направлен против Германии, и, более того, нет никакой уверенности в том, что Троцкий заключил соглашение с Гессом (о чём на процессе показал Пятаков). Данная беседа не могла пройти без ведома самых высоких советских инстанций. Немецкий посол Шуленбург в телеграмме в Берлин от 28 января 1937 г. назвал процесс «чистейшим театральным спектаклем» и рекомендовал не воспринимать его слишком серьёзно: «Никто не может поверить, будто Германия нападёт на Советский Союз, чтобы привести к власти Бронштейна и Зобельзона». 30 января 1937 г. в речи в рейхстаге Г. Геринг заявил, что судебные процессы расцениваются «всего лишь как спектакль» и что никаких подозрений в отношении упомянутых в их ходе немцев — особенно рейхсминистра Гесса — у германского руководства не возникло. 3 февраля 1937 г. нацистский партийный орган «Фёлькишер беобахтер» в передовой статье писал: «Если Сталин прав, то это значит, что русскую революцию совершила банда отвратительных преступников, в которую входило только два честных человека — Ленин и Сталин. Однако эта пара годами управляла Россией, сотрудничая с подонками». Если прошлые процессы, продолжала газета, преследовали цель найти козлов отпущения, то нынешний должен, кроме того, возложить вину на Германию и Японию. «Более интересным, однако, представляется число евреев среди жертв нынешнего процесса. Фактически первоначально находившаяся у власти еврейская банда уже в значительной степени истреблена, и ей на смену пришли кавказцы». Среди жертв, подчёркивала газета, самый ядовитый из всех советских евреев Радек, а также Сокольников-Бриллиант. Хотя возглавляемая Литвиновым и Кагановичем еврейская группа и сохранилась, однако теперь ясно, что Сталин «превратился в восточного деспота по образцу Чингисхана или Тамерлана»[6].

Уже 29 января 1937 г., то есть на следующий день после заключительного заседания суда, торговый представитель СССР в Германии Д. В. Канделаки провёл переговоры в Берлине с рейхсминистром экономики Я. Шахтом, заверив его, что советское правительство не собирается строить свою политику в ущерб интересам Германии, а кроме того, готово вступить в переговоры по поводу улучшения отношений. Шахт поставил условием таких переговоров прекращение коминтерновской агитации в Европе. Однако А. Гитлер, которому передали суть этой беседы, ответил, что переговоры с русскими были бы использованы ими для установления более тесного союза с Францией и улучшения отношений с Великобританией. Обещание же советского руководства отмежеваться от коминтерновской пропаганды не имело практического значения. «Дело обстояло бы несколько по иному, — добавил фюрер, — если бы ситуация в России развивалась бы в направлении абсолютного деспотизма, опирающегося на поддержку военных кругов. Случись это, мы, конечно, не должны были бы упустить подходящий момент для возобновления наших сношений с Россией»[6].

Реабилитация[править | править вики-текст]

Определением Военной коллегии Верховного суда СССР от 18 июня 1963 были реабилитированы И. А. Князев, И. Д. Турок, И. И. Граше, Б. О. Норкин и Г. Е. Пушин. Постановлением Пленума Верховного суда СССР от 17 апреля 1986 был реабилитирован Н. И. Муралов. Постановлением Пленума Верховного суда СССР от 4 декабря 1986 был реабилитирован Л. П. Серебряков. Постановлением Пленума Верховного суда СССР от 23 сентября 1987 был реабилитирован М. С. Богуславский. Пленум Верховного суда СССР постановлением от 13 июня 1988 отменил приговор Военной коллегии в отношении Ю. Л. Пятакова, Я. А. Лившица, Я. Н. Дробниса, С. А. Ратайчака, А. А. Шестова, Г. Я. Сокольникова, К. Б. Радека и В. В. Арнольда и прекратил дело за отсутствием в их действиях состава преступления. Было установлено, что обвинения, выдвинутые против всех этих лиц, были необоснованными, а материалы дела сфабрикованы. Не было как такового и «параллельного антисоветского троцкистского центра».

Примечания[править | править вики-текст]

  1. 1 2 3 В. Роговин. 1937. Глава XV.
  2. Постановление Политбюро ЦК ВКП(б) «О процессе по делу Пятакова, Радека, Сокольникова, Серебрякова и др.» 22 января 1937 г.
  3. 1 2 3 4 5 Процесс антисоветского троцкистского центра (23-30 января 1937 года).
  4. Н. Петров Сталинский заказ. Как убивали Сокольникова и Радека
  5. Постановление ГКО о вынесении смертных приговоров
  6. 1 2 3 Такер Р. Сталин. История и личность. М., 2006. С. 669—671.

См. также[править | править вики-текст]

Литература[править | править вики-текст]

Ссылки[править | править вики-текст]