Второстепенные персонажи романов о Штирлице

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску

Список второстепенных персонажей романов о Максиме Исаеве (Штирлице), написанных заслуженным деятелем искусств, лауреатом Государственной премии РСФСР Юлианом Семёновым. В представленном списке все персонажи разбиты на две категории — вымышленные и реально существовавшие, обе разбиты на подкатегории по национальностям — русские, американцы, англичане, испанцы и немцы[Прим. 1]. В каждой подкатегории персонажи расставлены в алфавитном порядке. В списке упомянуты персонажи, появившиеся минимум в двух книгах о Штирлице, как в повествовании, так и в воспоминаниях Штирлица, также оставлены персонажи, появлявшиеся в популярном телесериале «Семнадцать мгновений весны».

Значение для мировой детективной литературы[править | править код]

В контексте разговора о персонажах романов Юлиана Семенова небезынтересно привести строки из письма Жоржа Сименона[Прим. 2], которому Семёнов при встрече подарил переводное издание одной из своих книг о Штирлице[1]:

«Количество персонажей, их человеческая жизненность произвели на меня огромное впечатление. Я вынужден был вновь взглянуть на титульный лист, чтобы удостовериться, что там стоит слово „роман“, — настолько жизненно произведение. Я, который никогда не мог создать ничего, кроме коротких историй с всего несколькими персонажами, был приятно поражён этой книгой, увлекающей читателя так, что он не может оторваться от неё ни на одну ночь, пока не прочтёт до конца.
»

По мнению литературного и кинокритика Владимира Березина в «Семнадцати мгновениях» все персонажи архетипичны: Шелленберг как версия Мюллера, Мюллер как версия Шелленберга, радистка и Холтофф, чья главная функция — подставить голову, и среди них — Плейшнер как кажущаяся трагическая версия пастора Шлага. И над всем этим кукловод Штирлиц, будто могущественный Кристофер Робин[2]. Как заметил в интервью журналу «Огонёк» Сергей Урсуляк, — режиссёр сериала 2009 года о приключениях молодого Максима Исаева, — герои Семёнова умны и обаятельны[3].

Советский и российский литературный критик Лев Аннинский отмечает, что концепция человека у Юлиана Семенова, на первый взгляд, противоположна той жертвенности, которую проповедовали иные его коллеги. Здесь не мучаются гамлетовским вопросом: кому ты нужен? Семёновские герои — «люди категорического склада характера», они знают, чего они хотят. Здесь не изъявляют покорной готовности! «раствориться» во имя будущего. Тут предпочитают быть сильными. «Сильный мужчина» — вот герой Семёнова. «Сильный мужчина может дать пощёчину за дело, но он никогда не обидит…», — думает о герое его подруга. По мнению Аннинского, герои здесь не готовятся умилённо лечь под кувалду судьбы — здесь готовятся взять судьбу в свои руки: «Самое главное — уверенно желать. Только тогда сбывается желаемое… Человек всегда должен знать, что всё будет так, как он задумал…» Кем-кем, а покорным винтиком, «издержкой производства», рабом судьбы семёновского героя не назовешь. Это — хозяин жизни, хозяин уверенный, из тех, чью психологию в прошлом веке определяли как наполеоновский комплекс[4].

Литературные, кинематографические и анекдотические персонажи[править | править код]

В фильме Татьяны Лиозновой «Семнадцать мгновений весны» персонажи были показаны в предельно ясном свете: здесь наши (Штирлиц, радистка Кэт, пастор Шлаг, профессор Плейшнер), там — враги (гестапо, ведомство Шелленберга, Борман и нацистская партия, вообще фашисты). Это почти линейная схема, как считает обозреватель «Комсомольской правды» Анна Велигжанина, но для военно-приключенческо-шпионского фильма вполне достаточная. И дело тут даже не в особенностях актёрской игры, а как раз в точности исторического контекста[5].

Возвращаясь к Максиму Исаеву в молодые годы, до того, как он стал Максом Отто фон Штирлицем, следует упомянуть и о персонажах ранних произведений о разведчике Исаеве. Как отмечает обозреватель «Комсомольской правды» Оксана Кальнина, в романах «Бриллианты для диктатуры пролетариата», «Пароль не нужен» и ряде других ранних произведений, читатель быстро отвлекается от однозначности оценок — настолько захватывает сюжет. Постепенно «краснота» или «белизна» персонажей отходит на второй план. А вперёд выступают вполне себе общечеловеческие мотивы, которые движут героями. Любовь к близким и родине, ненависть к врагам, боязнь за свою жизнь и прочие. Но такими персонажи показаны в книге. В последней киноадаптации — сериале Сергея Урсуляка «Исаев» акценты совсем другие. С первых минут фильма становится ясно: настоящие герои — на стороне белых. Белые офицеры перед расстрелом ведут себя с честью и достоинством. А красные босяки куражатся над беззащитными пленными, а оплеуха приводит их предводителя в состояние жалкой бабской истерики. Следователь ВЧК Будников, в книге показанный настоящим профессионалом, действующим не в лоб, а умно и тонко, — в фильме показан настоящим солдафоном, умеющим только держать и не пущать[6]. Тем не менее, с развитием сюжета все усложняется: среди "красных" много умных и симпатичных персонажей, а бывшие белые занимаются бандитизмом и ностальгией. Во второй половине сериала ("Пароль не нужен") делается ударение на ум и талант Блюхера и Постышева, из-за чего множество царских офицеров переходит на сторону красных.

Отдельно следует упомянуть воплощение персонажей в советских анекдотах. Как отмечает Юрий Гладильщиков, — сотрудник отдела искусств журнала «Итоги», — анекдоты о том, какого цвета трусы у Мюллера — стали циркулировать в народе вместе с выходом сериала, не в последнюю очередь, благодаря игре прославленных советских актёров[7]. В итоге, Мюллер известен российской аудитории больше как персонаж анекдотов про Штирлица, чем как реальная личность[8].

Вымышленные[править | править код]

Немцы[править | править код]

Ольга Семёнова, дочь писателя, обращает внимание поклонников творчества Ю.Семёнова на то, что в романе «Семнадцать мгновений весны», возможно впервые со времён войны, немецкий генералитет не был выставлен как сборище кретинов. Многих из них Семёнов описал как людей умных, образованных и способных порой на добрые поступки[9].

Как отмечает культурный обозреватель Владимир Шухмин, во многом именно благодаря таким кинематографическим персонажам как Айсман (Леонид Куравлёв) и Шелленберг (Олег Табаков) немцы перестали восприниматься как жупел, как «мировые волки», а напротив оказались «своими», и в целом способствовали росту интернационализма на отдельно взятой 1/6 суши[10]. И Мюллеру (Леонид Броневой), и Шелленбергу искренне сопереживали. Они не воспринимались как фашисты, — пишет Юрий Гладильщиков[7].

Айсман, Курт[править | править код]

Из партийной характеристики члена НСДАП с 1939 года Айсмана, оберштурмбанфюрера СС (IV отдел РСХА): «Истинный ариец. Характер, приближающийся к нордическому, стойкий. С товарищами по работе поддерживает хорошие отношения. Безукоризненно выполняет служебный долг. Беспощаден к врагам рейха. Спортсмен, отмеченный приказами на соревнованиях стрелков. Отменный семьянин. Связей, порочащих его, не имел. Отмечен наградами рейхсфюрера СС…»

Айсман (его фамилия в переводе с немецкого означает "Ледяной человек") был человеком Мюллера, работал вместе со Штирлицем в Испании в тридцать седьмом, и поэтому отказался вести его дело в начале сорок пятого («Семнадцать мгновений весны»). Мюллер нашёл для этого дела Холтоффа, а Айсман занялся этим делом сам, по собственной инициативе. После войны работал, пройдя денацификацию, в концерне Дорнброка, был одним из приближённых к главе концерна. Был арестован Исаевым в самолёте, за создание нелегального ядерного оружия, когда попытался взорвать Исаева (Исаев пересел со своего рейса на рейс Айсмана, захватив с собой бомбу, но не сказав, что она уже обезврежена, а Айсман, зная, что самолёт взорвут с земли над границей, дал показания (которые записали на плёнку на земле) и только тогда Исаев дал ему возможность передать по радио, чтобы взрыв «отменили») («Бомба для председателя»).

В фильме «17 мгновений весны» Айсмана сыграл Леонид Куравлёв. В 1997 году в новогоднем музыкальном фильме «Старые песни о главном 3» Леонид Куравлёв повторил роль.

Беккер, Барбара[править | править код]

(Из партийной характеристики на члена НСДАП с 1944 года Барбары Беккер, унтершарфюрера СС (IV отдела РСХА): «Истинная арийка. Характер — нордический, стойкий. Безукоризненно выполняет служебный долг. С товарищами по работе ровна и дружелюбна. Спортсменка. Беспощадна к врагам рейха. Незамужняя. В порочащих связях не замечена…»)

— Семнадцать мгновений весны

Девушка, самоуверенная и циничная, искренне верующая в идею Гитлера. Была приставлена охранять Кэт («17 мгновений весны») вместе с Гельмутом. Спорила с Кэт относительно идеологий воюющих стран. Убита Гельмутом во время жестокого допроса Кэт. В экранизации носит фамилию Крайн; при этом один из доносов на пастора Шлага тоже подписан Барбарой Крайн.

В фильме «17 мгновений весны» роль Барбары исполнила Ольга Сошникова.

Гаузнер, Густав[править | править код]

Офицер Абвера, майор, завербовавший Кристину Кристиансен. В 1938 году сопровождал Шелленберга в Италию. Обеспечивал безопасность Гитлера. Убит людьми Гелена.

Гельмут Кальдер[править | править код]

Солдат Ваффен СС, раненый на Восточном фронте. Когда лежал в госпитале, от него ушла жена (по собственным словам — к офицеру люфтваффе, по сведениям гестапо — к торговцу в Мюнхене). Впоследствии был приставлен охранять Кэт на радиоквартире вместе с Барбарой Беккер. Во время допроса Кэт Гельмут застрелил Барбару и следователя гестапо Рольфа, бежал вместе с Кэт с квартиры, похитил свою дочь из приюта, куда её сдала мать. Отвлекая преследователей от Кэт, открыл огонь по машине гестапо и убил сыщика местной полиции по имени Гюнтер, который был старым товарищем Мюллера. Ответным огнём Кальдер был уничтожен. Кэт скрылась со своим сыном и дочерью Гельмута.

В фильме его играет Отто Меллис.

Пастор Шлаг[править | править код]

Пастор, арестованный за антигитлеровскую пропаганду. Его фамилия в переводе с немецкого языка означает «Удар». Освобождён Штирлицем для игры Шелленберга («17 мгновений весны»): пастор должен был отправиться в Швейцарию и осуществлять задуманную Шелленбергом «операцию прикрытия» переговоров Вольфа. Он должен был создавать видимость переговоров, входя в контакты с известными пацифистами, а затем погибнуть. Однако Штирлиц скорректировал план. Шлаг в Швейцарии фактически действовал в интересах советской разведки и остался жив. Будучи одним из самых симпатичных персонажей, пастор Шлаг обязан своим существованием критику Льву Аннинскому, зашедшему как-то к Юлиану Семёнову на огонёк, когда тот готовил материал к роману[9].

Его роль исполняет Ростислав Плятт.

Профессор Плейшнер[править | править код]

Профессор Плейшнер был завербован Штирлицем после смерти старшего брата профессора, который многие годы являлся его помощником в антифашистском движении. Штирлиц принял решение привлечь профессора, так как в связи со смертью Эрвина Кина и исчезновением Кэт у него почти не было каналов связи, кроме пастора Шлага. Штирлиц решил сделать себе запасной канал и для этого дал задание Плейшнеру отправиться в Берн, признавшись, что он является советским разведчиком. Плейшнеру уже доводилось бывать в застенках гестапо (а именно в концлагере Дахау, хотя концлагеря не были в ведомстве тайной полиции!), откуда он вернулся почти со сломленным духом. Человек глубоко интеллигентный, он плохо ориентируется в обществе и предпочитает сидеть в библиотеке, работать над своими научными трудами. Режим нацистов ему отвратителен, однако он не имеет никакой возможности выражать это. Предупредив Штирлица, что в случае провала он может «не выдержать», Плейшнер всё же без колебаний соглашается сотрудничать с ним. В Берне ему нужно отправить шифрованную телеграмму (с этой частью миссии он справляется успешно) и встретить резидента в явочной квартире. К сожалению, в результате своей оплошности опьянённый воздухом свободы Плейшнер не замечает условного сигнала о том, что явочная квартира провалена, и раскрывает себя нацистам (впрочем, Штирлица он при всём этом не выдаёт). Когда он понимает это, то предпочитает покончить с собой, чем снова оказаться в нацистской тюрьме.

Профессора Плейшнера и его умершего брата играет Евгений Евстигнеев.

Рольф, Юрген[править | править код]

Сотрудник Гестапо, подчинённый Мюллера. «Разрабатывал» дело русской пианистки — радистки Кэт. Чтобы выжать информацию из Кэт, начал пытать её ребёнка. Убит охранником конспиративной квартиры Гельмутом.

Холтофф, Вильгельм[править | править код]

Сотрудник Гестапо, подчинённый Мюллера. Вёл дело Штирлица, когда его отказался взять Айсман, после войны не проходил денацификацию, а скрылся под фамилией Гельтофф. Стал работать в полиции, одновременно работая на Дорнброка («Бомба для председателя»), убит, когда выяснилось, что он помогал Штирлицу выследить Айсмана.

Воплощён на экране Константином Желдиным.

Американцы[править | править код]

Кристиансен, Кристина[править | править код]

Жена Пола Роумэна. Была «подсадной уткой», которую люди Гелена подвели Роумэну. Впоследствии он вместе со своим другом полковником Эронимо раскрыл обман и помог ей порвать с гестаповцами. Во время операции по разоблачению нацистов, проводимой Роумэном и Штирлицем, ушла вместе с Элизабет Спарк на яхте в море, чтобы быть вне досягаемости (кем?).

Роумэн, Пол[править | править код]

Один из главных персонажей романов о Штирлице, не снискавший, правда, всеобщей известности из-за того, что книги с его участием не были ни разу экранизированы[источник не указан 2363 дня]. Впервые он появляется в книге «Экспансия-I», и с этой же книги работает вместе со Штирлицем в разоблачении скрывающихся нацистов. Вскоре женился на Кристине Кристиансен. Судьба после похищения Мюллера неизвестна.

Спарк, Грегори[править | править код]

Друг Роумэна, помогал ему в работе по разоблачению нацистов. Остался добровольно в заложниках в Гаване, в самый ответственный момент — похищение Мюллера. Согласно «Отчаянию», застрелился после гибели семьи, которая погибла из-за срыва операции (Штирлиц был похищен советскими агентами, и звено цепи выпало — Роумэн не смог предать Мюллера правосудию, а люди Даллеса [наверно, помощники адвоката, ведь в эти годы А.Даллес работал адвокатом!] нанесли ответный удар).

«Я пытался найти Вас и Пола повсюду. Я пишу туда, где, быть может, вы сейчас находитесь. После гибели моих детей и жены хочу передать Вам и Полу мое проклятие. Я пишу это за несколько минут до того, как нажму спусковой крючок пистолета. Я проклинаю Вас не как Брунна, а как носителя идеи добра и справедливости. Такой идеи нет, не было и не будет на этой земле. Я прощаю Вам лично то зло, которое Вы мне причинили. Но Вам никогда не будет прощения Божьего. Человек да соразмеряет силы свои! Грегори Спарк»

— Отчаяние, письмо М. Брунну

Спарк, Элизабет[править | править код]

Жена Грегори Спарка, вместе с Кристиной Кристиансен ушла в море на яхте, чтобы быть вне досягаемости людей Даллеса и мафии, но всё равно погибла.[Прим. 3]

Эр, Джек[править | править код]

Молодой ветеран войны, пошедший на работу в ФБР. Наивен, простодушен хотя и морально силён[источник не указан 2363 дня]. После того, как Роумэн представил ему доказательства предательства Макайра, уволился и открыл частное детективное бюро. Убит бывшими коллегами по приказу Фрэнка Визнера.

Русские[править | править код]

Ванюшин, Николай Иванович[править | править код]

Редактор газеты во время переворота во Владивостоке. Дружил с Исаевым, который впоследствии часто вспоминал его. По определению Исаева — жертва эпохи, классический русский интеллигент. Стал много пить, после того, как увидел, что белые не лучше красных. Застрелился, когда Владивосток пал, не пожелав уходить в эмиграцию («Пароль не нужен»).

Владимиров, Владимир Александрович[править | править код]

Отец Владимирова-Исаева-Штирлица. По национальности — русский. Профессор права Петербургского университета, уволен за свободомыслие и близость к кругам социал-демократии. Привлечён в революционное движение Георгием Плехановым. Меньшевик, знал Ленина, дружил с Мартовым. Находился в Швейцарии в эмиграции вместе с сыном, после революции вернулись в Россию. В 1921 году отправляется в Сибирь, но погибает там от рук бандитов («Бриллианты для диктатуры пролетариата»). После за границей Владимиров (уже Штирлиц) часто мысленно общался с ним, когда не мог ни с кем поговорить по-русски («Семнадцать мгновений весны», «Экспансия», «Отчаяние»). В экранизациях романа («Бриллианты для диктатуры пролетариата» и «Исаев») Владимирова сыграли соответственно Николай Волков (ст.) и Юрий Соломин.

Гаврилина, Александра Ивановна[править | править код]

Жена Исаева, мать Исаева-младшего. Дочь профессора Гаврилина. В 1922 году во Владивостоке вынуждено рассталась со своим мужем, так как Исаев получил задание командования уходить вместе с белогвардейцами в Китай, чтобы в Шанхае получить новую «легенду», превратившись в Макса Отто фон Штирлица. В 30-е — начале 40-х годов проживала со своим сыном Исаевым-младшим в Москве, работая преподавателем. От том, что её муж жив, узнала в 1940 году, тогда же Гаврилиной были переданы награды Исаева-Штирлица: два ордена Ленина и орден Красного Знамени (этот факт упоминается в романе «Майор Вихрь»). После окончания Великой Отечественной войны Гаврилиной сообщили, что её муж и сын погибли. Не выдержав этой страшной вести, Гаврилина стала выпивать, превратившись в алкоголичку. В 1947 году, когда Исаев-Штирлиц был арестован в Южной Америке и перевезён в Москву, им было устроено свидание. После безуспешной попытки некоторых руководителей МГБ использовать Гаврилину в игре против Исаева, Александра Ивановна была расстреляна вместе со своим сыном. Приказ о расстреле Исаевых визировал лично И. В. Сталин. («Отчаяние»).

Исаев, Александр Максимович (Владимиров, Александр Всеволодович)[править | править код]

Исаев, Александр Максимович
Создатель Юлиан Семёнов
Произведения «Майор Вихрь», «Отчаяние»
Пол мужской
Дата рождения 1923
Дата смерти 1947
Семья мать (Александра Исаева), отец (Максим Исаев)
Род занятий разведчик

Сын Исаева-Штирлица, родился во Владивостоке в 1923 году. Работал в разведке, оперативный псевдоним — Гришанчиков Коля. Был заброшен в Краков в 1944 году («Майор Вихрь»), где первый и единственный раз в жизни встретился с отцом. После войны был арестован, сошёл с ума от пыток. Руководство пыталось использовать его в игре против Исаева (нарезать его фразы и сделать иллюзию телефонного звонка из лагеря с очень большими помехами), но Исаев-старший понял обман. Расстрелян.

Англичане[править | править код]

Сэмел, Майкл[править | править код]

Английский журналист, который напечатал статью о Штирлице, как нацистском преступнике. Потом уже, когда Роумэн представил ему доказательства невиновности Штирлица, изменил свою точку зрения и попытался напечатать статью в защиту последнего. Однако ему помешала сделать это мафия, которая надавила на него («Экспансия»). Судя по размышлениям Штирлица в романе «Отчаяние», Сэмел сумел пережить все приключения, связанные с поиском нацистов:

…Я совершенно один в этом незнакомом мне, новом, неизбывно родном, русском городе, повторил себе Исаев; если бы меня вывезли из тюрьмы в Германии — допусти на миг такое, — я бы знал, к кому мне припасть: тот же Пастор Шлаг, актер из «Эдема» Вольфганг Нойхарт… Господи, стоит только броситься в толпу, проскочить сквозь проходные дворы Берлина, известные мне как пять пальцев, оторваться от этого «Иванова», и я бы исчез, затаился, принял главное решение в жизни и начал бы его исподволь осуществлять… И в Лондоне я бы нашёл Майкла, того славного журналиста, который прилетел с Роумэном в аргентинскую Севилью, и в штатах — Грегори Спарка или Кристину, и в Берне — господина Олсера, продавца птиц на Блюменштрассе, а к кому мне припасть здесь?! Ведь я даже не знаю адреса Сашеньки и сына! Да и дома ли они?!

— «Отчаяние»

Испанцы[править | править код]

Клаудиа[править | править код]

Любовница Штирлица, впервые появляется в книге «Испанский вариант». Затем прилетает к нему в Южную Америку, чтобы помочь ему в качестве связника, но её перехватывает испанский резидент, Клаудиа погибает, не желая выдавать Штирлица. У неё были ярко-зелёные глаза, из-за чего Штирлиц называл её «Ящерка».

Полковник Эронимо[править | править код]

Сотрудник Испанских спецслужб, близкий друг Роумэна, помогал ему в отслеживании контактов Кристины Кристиансен.

Реально существовавшие[править | править код]

Третий Рейх[править | править код]

Публицист Валерий Лебедев обращает внимание на то, что в фильме Татьяны Лиозновой «Семнадцать мгновений весны» присутствует много кинохроники времён нацизма, и в нём для создания как бы документальности все актеры подобраны с портретным сходством (плюс работа гримёра) со своими прототипами. Немецкий актёр Фриц Диц очень похож на Гитлера, Николай Прокопович — на Гиммлера, Визбор — на Бормана, Михаил Жарковский на Кальтенбруннера, Василий Лановой — на генерала СС Карла Вольфа. Есть сходство между Табаковым и его героем Шелленбергом[11].

Борман, Мартин[править | править код]

Борман — скорее, эпизодический персонаж Семёнова, однако, в его книжной биографии имеются значительные отличия от биографии официальной. Например, согласно «Приказано выжить», Гитлер не сам совершает самоубийство, а его убивает Борман, увидев, что фюрер не в состоянии сделать это сам[Прим. 4]. Кроме того, Борман не погибает 1 мая 1945 г. в Берлине, а спасается, уйдя вместе с Мюллером на подводной лодке в Южную Америку. Хотя официальная версия смерти Бормана была опубликована после смерти Семенова.

Вольф, Карл[править | править код]

Карл Вольф ведёт сепаратные переговоры с Алленом Даллесом, но благодаря Штирлицу переговоры сорваны. Вольф возвращается в Берлин. Снова Вольф появляется в публицистической книге Семёнова «В поисках Янтарной комнаты».[Прим. 5]

Мюллер, Генрих[править | править код]

Мюллер, Генрих.jpg Леонид Броневой в роли Мюллера.jpg
Настоящий Генрих Мюллер (слева) и его кинематографический образ,
воплощённый Леонидом Броневым.

Генрих Мюллер участвует в романах «Семнадцать мгновений весны», «Приказано выжить», «Экспансия». Он предстаёт достойным противником, умным и сильным, именно он сумел разоблачить Штирлица («Приказано выжить»). В телефильме его сыграл Леонид Броневой. Под руководством Мюллера работали другие персонажи Семёнова — Рольф, Айсман, Холтофф. Поскольку о том, что случилось с реальным Мюллером после войны, известно мало, Семёнов представляет альтернативный вариант — во время взятия Берлина Мюллер и Борман бежали из окружённого города в Южную Америку. Впоследствии Мюллер был арестован Штирлицем и Роумэном, дальнейшая судьба, после расставания Роумэна (который охранял пленного) и Штирлица (который отправился в советское консульство и не вернулся) неизвестна («Экспансия — III»).

Несмотря на сходство всех остальных персонажей с их историческими подлинниками, только лишь между Мюллером и блестяще исполнившим его роль Леонидом Броневым нет портретного сходства. Фильм курировали консультанты из КГБ, они же предоставили фотографии всех исторических персонажей фильма. Всех — кроме Мюллера. Как выглядел Мюллер, никто не знал, даже режиссёр Лиознова, и, возможно, даже автор сценария Юлиан Семенов, хотя он был своим человеком в кабинетах КГБ[11]. Броневой вспоминал[12]: «Архивный портрет моего героя Генриха Мюллера мне так и не показали. Я до сих пор понятия не имею, как он выглядит. Я играл роль по-написанному, так, как было в сценарии, чисто интуитивно».

И тем не менее, после выхода осенью 1973 года телефильма «Семнадцать мгновений весны», Мюллер, по словам Михаила Веллера, вдруг стал любимым героем советского народа[13]. Картина снималась в течение трёх лет, и потом, посмотрев её целиком, Броневой обнаружил, что роль у него там совсем небольшая. Она состояла всего лишь из нескольких эпизодов: проход по коридору, фразы по телефону, несколько незначительных реплик и только в последних сериях два больших монолога. И тем не менее шеф гестапо группенфюрер СС Мюллер в исполнении Броневого получился удивительно ярким, умным, хитрым, достойным партнером супергероя Штирлица. Зритель это почувствовал сразу, и среди всех героев главные симпатии получили двое — Штирлиц Тихонова и Мюллер Броневого. Они же стали героями многочисленных анекдотов, главным образом, остроумных и доброжелательных[14]. Как отмечает киновед Ромил Соболев, в телефильме «Семнадцать мгновений весны» нет плохих актёров, но Мюллер Броневого, по мнению Соболева, получился особенно удачно, даже несмотря на то, что где-то он актёрски даже слишком «обытовлен», «оводевилен», так что порой утрачивается его суть, его должность — главы гестапо[15].

Шелленберг, Вальтер[править | править код]

Начальник «СД-Заграница» Шелленберг является непосредственным начальником Штирлица в РСХА, именно он предлагает Гиммлеру идею сепаратных переговоров («Семнадцать мгновений весны»). Ключевая роль Шелленберга в переговорах Вольфа, как она описана Ю.Семеновым, не подтверждается (см. Операция «Санрайз»).

США[править | править код]

Даллес, Аллен[править | править код]

Руководитель швейцарской резидентуры УСС Даллес ведёт сепаратные переговоры с Карлом Вольфом, которые Штирлицу удаётся сорвать («17 мгновений весны»). Затем он помогает создать генералу Гелену свою организацию («Приказано выжить»). После он и его люди всячески мешали Штирлицу и Роумэну, поскольку они могли помешать работе Гелена, что не устраивало Даллеса. Семёнов приводит мысли Даллеса, его внутренний мир, что часто делал с реально существующими персонажами (Гиммлер, например). По Семёнову — Даллес любит китайскую поэзию[16] В телефильме его роль исполняет Вячеслав Шалевич.

Примечания[править | править код]

  1. Также эпизодически в романах появляются (или упоминаются их поступки или мысли) реальные лица — Перон, Берия, Сталин, Абакумов и прочие.
  2. Здесь следует отметить интересный факт, что Жорж Сименон сам является персонажем публицистической книги Семёнова «В поисках янтарной комнаты».
  3. «Отчаяние», Письмо Спарка Брунну
  4. Семёнов Ю. С. Приказано выжить. — М., 2008. — С. 463. — 477 с. — 2 000 экз. — ISBN 978-5-9648-0310-2.
  5. Только уже не как художественный персонаж, а как реальный, в частности, упоминается, что его сыграл Василий Лановой

Источники[править | править код]

  1. Письмо Сименона цитируется по выдержке из журнала  // Нева. — Ленинград: Изд-во «Нева», 1983. — № 9-12. — С. 167.
  2. Березин В. Памяти Плейшнера (HTML). Статья. Новая газета (16-03-2000). Проверено 5 сентября 2011. Архивировано 26 августа 2012 года.
  3. Серафимов М. «Надеюсь, что у нас сыграет Тихонов» // Огонёк : Журнал. — М.: Издательство «Правда», 2008. — № 05 (5032). — С. 48. Архивировано 16 мая 2008 года.
  4. Аннинский Л. Ядро ореха // Урал : Ежемесячный литературно-художественный и общественно-политический журнал Свердловского отделения Союза писателей РСФСР. — Свердловск: Свердловское книжное издательство, Январь 1963. — № 1. — С. 152. Тираж — 80 тыс. экз.
  5. Велигжанина А. Исаев и Адмирал. Вячеслав Тихонов: «Мне понравилось, что молодой Штирлиц на меня похож» (HTML). Статья. Комсомольская правда (12-10-2009). Проверено 5 сентября 2011. Архивировано 26 августа 2012 года.
  6. Кальнина О. Сериал «Исаев»: зачем киношники «перекрасили» Семенова? (HTML). Статья. Комсомольская правда (12-10-2009). Проверено 5 сентября 2011. Архивировано 26 августа 2012 года.
  7. 1 2 Гладильщиков Ю. Про Штирлица // Итоги : Еженедельный журнал. — М.: ЗАО «Журнал „Итоги“», 1998. — № 35. — С. 10-11.
  8. Прохоров Д. П. Спецслужбы Израиля. — СПб.: Издательский дом «Нева», М.:ОЛМА-ПРЕСС, 2003. — С. 357. — 384 с. — (Серия «Досье»: Спецслужбы мира). — ISBN 5-7654-2102-4.
  9. 1 2 Семенова О. Ю. Штирлиц // Юлиан Семенов. — М.: Молодая гвардия, 2006. — С. 95. — 274 с. — (Жизнь замечательных людей). — ISBN 978-5-2350-2924-8.
  10. Шухмин В. Сто песен о Штирлице // Место печати : Регулярный журнал искусств. — СПб.: Издательско-коммерческая фирма «Водолей» при участии изд-ва Obscuri viri, 1992. — № 2. — С. 64. Тираж — 500 экз.
  11. 1 2 Лебедев В. Неизвестный Мюллер // Русская Америка : Газета. — N. Y.: Russian America, 2007. — № 380.
  12. Туфельд И. Мы говорим — Штирлиц, подразумеваем… Мюллер? // «Огонёк» : Журнал. — М.: Издательство «Правда», 16 марта 1998. — № 11.
  13. Веллер М. И. Перпендикуляр. — М.: АСТ, 2008. — С. 76. — 348 с. — ISBN 978-5-17-049887-1.
  14. Броневой, Леонид Сергеевич // Кто есть кто в мире / Гл. ред. Г. П. Шалаева. — М.: Филологическое общество «Слово», 2003. — С. 189. — 1680 с. — ISBN 5-8123-0088-7.
  15. Соболев Р. Двенадцать встреч с одиннадцатой музой // Всесоюзный научно-исследовательский институт киноискусства Экран : Журнал. — М.: Изд-во «Искусство», 1973. — С. 54. Тираж — 50 тыс. экз.
  16. Экспансия - II. ИНФОРМАЦИЯ К РАЗМЫШЛЕНИЮ (ИТТ, сорок второй — сорок пятый)