Эта статья является кандидатом в хорошие статьи

Гай Скрибоний Курион (пропретор)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Гай Скрибоний Курион
лат. Gaius Scribonius Curio
квестор Римской республики
54 год до н. э. (предположительно)
проквестор
53 год до н. э.
народный трибун Римской республики
50 год до н. э.
легат (предположительно)
49 год до н. э.
пропретор Сицилии
49 год до н. э.
 
Рождение: около 84 года до н. э.
Смерть: 49 до н. э.(-049)
Род: Скрибонии
Отец: Гай Скрибоний Курион
Мать: Меммия
Супруга: Фульвия
Дети: Гай Скрибоний Курион

Гай Скрибоний Курион (лат. Gaius Scribonius Curio; около 84 — 49 гг. до н. э.) — древнеримский государственный деятель и военачальник из плебейского рода Скрибониев, высшей точкой карьеры которого стала пропретура 49 года до н. э. В молодости он некоторое время был союзником политика-демагога Публия Клодия, а позже вместе с отцом боролся против начинавшего свою карьеру Гая Юлия Цезаря. В 50 году до н. э. стал народным трибуном и заключил тайный союз с Цезарем. Позиционируя себя как независимого политика, Курион выдвинул требование, фактически выгодное только для Гая Юлия - чтобы и последний, и его соперник Гней Помпей сложили свои полномочия и распустили армии. Потерпев неудачу, Курион открыто присоединился к Цезарю.

После начала гражданской войны Гай Скрибоний стал военачальником в цезарианской армии (49 год до н. э.). Он получил полномочия пропретора и был отправлен Гаем Юлием в Сицилию и Африку на борьбу с находившимися там войсками помпеянцев. Куриону удалось занять Сицилию без боя, но в Африке его противника поддержал царь Нумидии Юба. Поэтому в сражении у реки Баграда Гай Скрибоний потерпел поражение и погиб.

Курион был талантливым оратором, но не успел реализовать свои способности из-за ранней гибели.

Биография[править | править вики-текст]

Происхождение[править | править вики-текст]

Гай Скрибоний принадлежал к плебейскому роду Скрибониев, представители которого впервые упоминаются в связи с событиями Второй Пунической войны. В «Пунике» Силия Италика фигурирует Скрибоний Курион родом из Пицена, сражавшийся при Каннах и утонувший в реке Ауфид; но точно известно, что когномен Курион появился уже у представителя следующего поколения, из-за чего антиковед Ф. Мюнцер поставил под сомнение и происхождение Скрибониев из Пицена. Уверенно можно сказать только, что этот род был одним из тех аристократических семейств, которые в III веке до н. э. перебрались в Рим из других городов Италии[1].

Курионы впервые достигли претуры в 174 году до н. э. Их дальнейшее возвышение связано с ораторским талантом, передававшимся от отца к сыну в трёх поколениях[2]. Первым видным оратором из этого рода был дед Гая Скрибония, носивший тот же преномен и занимавший должность претора около 121 года до н. э.[3] Отец Куриона достиг консулата в 76 году до н. э. и в дальнейшем был одним из видных представителей римского сената.

По матери Гай Скрибоний был внуком Луция Меммия[4], которого Цицерон упоминает как оратора времён Югуртинской войны[5]; возможно, братом деда Куриона был Гай Меммий, народный трибун 111 года до н. э., известный как враг сенатской аристократии[6].

Ранние годы[править | править вики-текст]

Брак Гая Скрибония-старшего и Меммии в историографии датируют примерно 90 годом до н. э.[4], а рождение Гая Скрибония-младшего — примерно 84 годом[7]. Первые упоминания в источниках этого представителя «блистательного семейства» относятся к концу 60-х годов и связаны с тесной дружбой Куриона с Марком Антонием (будущим триумвиром). Античные авторы, настроенные враждебно по отношению к последнему, постарались изобразить эту дружбу, как и в целом образ жизни юного Гая Скрибония, в исключительно негативных тонах[7].

Так, сообщается, что благодаря влиянию Куриона Антоний пристрастился к алкоголю, разврату и роскоши[8]. Гай Скрибоний пытался уговорить отца, чтобы тот погасил часть огромных долгов Антония (по некоторым сведениям, таковые достигли 250 талантов) или хотя бы поручился за него, и добился успеха только благодаря посредничеству Цицерона. При этом Курион-старший неоднократно выгонял Антония из своего дома и запретил сыну с ним видеться[9].

Кроме того, Цицерон в одной из своих филиппик, произнесённой через шесть лет после гибели Куриона-младшего, утверждает, что Антоний и Скрибоний были любовниками. Обращаясь к триумвиру, он говорит:

Курион… отвлёк тебя от ремесла шлюхи и — словно надел на тебя столу — вступил с тобой в постоянный и прочный брак. Ни один мальчик, когда бы то ни было купленный для удовлетворения похоти, в такой степени не был во власти своего господина, в какой ты был во власти Куриона.

— Марк Туллий Цицерон. Вторая филиппика против Марка Антония, 44-45.[10].

В историографии этим сообщениям Цицерона не доверяют: они появились спустя много лет после предполагаемых событий и другими источниками не подтверждаются. В римском обществе не закрепились такие представления о дружбе Куриона и Антония[11]. К тому же обвинения в пассивной гомосексуальности были обычным приёмом политической борьбы в Риме, и в данном случае они могли утратить существенную часть своей силы из-за их чрезмерного употребления Цицероном[12].

Начало карьеры[править | править вики-текст]

Политическая деятельность Гая Скрибония началась не позже 61 года до н. э., причём до самой смерти отца Курион-младший действовал в политике совместно с ним, несмотря на внутрисемейные разногласия[13]. В 61 году оба Скрибония поддержали молодого аристократа со скандальной репутацией Публия Клодия, который в день таинств Доброй богини проник в дом Гая Юлия Цезаря, чтобы встретиться с его женой. Когда один из консулов, Марк Пупий Пизон Фруги Кальпурниан, предложил предать Клодия суду по обвинению в святотатстве, Курион-старший постарался настроить против этой инициативы сенат, а Курион-младший — народное собрание. Цицерон в связи с этим пишет о «юношах с бородками», «стаде Катилины под предводительством „дочки“ Куриона»[14]. И отец, и сын потерпели неудачу, но позже Клодий всё-таки был оправдан[15].

Цицерон во время суда над Клодием дал показания против него. В результате врагами Марка Туллия стали как гипотетический святотатец, так и оба Куриона. Ситуация изменилась только к 59 году до н. э.: Цезарь, принципиальными противниками которого были Гай Скрибоний-отец, а следом за ним и сын, заключил союз с Клодием, и это подтолкнуло Курионов и Цицерона к примирению. В апреле 59 года Гай Скрибоний-младший дважды встречался с Марком Туллием, и после этого началось сотрудничество между ними[7]. Курион выступал в народном собрании против Цезаря и ещё одного члена первого триумвирата — Гнея Помпея; в связи с этим в источниках сообщается, как театральная публика на одном из представлений встретила Гая Юлия гробовым молчанием, а увидев входящего следом Куриона, взорвалась овациями[16].

Тем не менее, когда осенью того же года (59 до н. э.) всадник по имени Луций Веттий предложил Куриону участие в заговоре, целью которого было убийство Помпея, Гай Скрибоний не принял предложение и рассказал о нём отцу, а тот предупредил триумвиров[7][17]. Кроме того, Курион оставался близким другом Клодия и его жены Фульвии[18].

Первую магистратуру Курион получил в 54 году до н. э.: он стал квестором при наместнике Азии Гае Клавдии Пульхре[19] и остался в провинции на следующий год в качестве проквестора[20]. Сохранились шесть писем, которые отправил ему в 53 году Цицерон из Рима[21]. Марк Туллий старался удержать Гая Скрибония в составе своей «партии»[7], а для этого убеждал адресата в своей дружбе и советовал «стремиться к высшей славе»[22].

Знай, что на тебя воз­ла­га­ют необы­чай­ные надеж­ды и от тебя ожи­да­ют того, чего сле­ду­ет ожи­дать от выс­шей доб­ле­с­ти и выс­ших даро­ва­ний. Если ты — а это твой долг — готов к это­му, и в этом я уве­рен, то и для нас, тво­их дру­зей, и для всех тво­их сограж­дан, и для госу­дар­с­тва это будут мно­го­чис­лен­ные и вели­чай­шие пред­с­тав­ле­ния.

— Марк Туллий Цицерон. К близким, II, 3, 2.[23].

Когда Гай Скрибоний ещё был на Востоке, умер его отец (53 год до н. э.). Курион, вернувшись в Рим, организовал пышные игры в память об умершем. Плутарх в биографии Марка Порция Катона Младшего пишет, будто игры эти Гай Скрибоний устроил, исполняя обязанности эдила[24], но Ф. Мюнцер считает это следствием простой путаницы[25].

В 53-52 годах до н. э. достигла своей кульминации борьба между двумя политиками-демагогами — Публием Клодием и Титом Аннием Милоном. Цицерон просил Гая Скрибония поддержать Милона на консульских выборах[26], но уже в январе 52 года Клодий был убит людьми Милона, и последнему пришлось отправиться в изгнание. Курион же достаточно скоро женился на вдове своего друга — Фульвии[27].

Трибунат[править | править вики-текст]

Следующей после квестуры ступенью в карьере Гая Скрибония должен был стать эдилитет. В 51 году до н. э. Курион планировал добиваться этой магистратуры на следующий год и даже привёз в Рим хищных зверей из Азии и Африки для общественных игр. Но летом 51 года был осуждён и лишён своей должности один из избранных народных трибунов Сервей, и Гай Скрибоний решил добиваться его места в трибунской коллегии на дополнительных выборах[25]. Эта кандидатура внушала большие опасения многим в сенате («отцы» боялись, что этот нобиль займёт сторону Цезаря в усиливавшейся внутриполитической борьбе)[28]; тем не менее Курион был избран[29]: Цицерон называет его будущим магистратом уже в письме, отправленном из Киликии в октябре 51 года[30][25]. Уже после выборов Гая Скрибония приняли в состав коллегии понтификов, где когда-то состоял его отец[25].

Известно, что в качестве трибуна Гай Скрибоний пытался добиться возвращения Гая Меммия, приговорённого ранее к изгнанию за подкуп избирателей[31] (Меммий был родственником Куриона[32]). Кроме того, Курион сыграл важную роль в истории о предоставлении триумфа Цицерону. Последний во время своего наместничества в Киликии одержал победу над горными племенами и поэтому обратился к сенату с просьбой о триумфе и благодарственном молебствии; сенаторы эту идею одобрили, но не слишком охотно. Некоторые из них проголосовали «за» только потому, что рассчитывали на трибунское «вето». Но Курион, как он сам признался, именно по этой причине не наложил запрет[33].

Гай Юлий Цезарь. Бюст, созданный приблизительно в правление Траяна (начало II века н. э.).

Главные события трибуната Гая Скрибония были связаны с переходом двух самых могущественных людей Республики — Помпея и Цезаря — к открытому противостоянию. Срок полномочий Цезаря в Галлии подходил к концу, и вследствие нескольких постановлений Помпея будущее Гая Юлия находилось под угрозой: ему могли запретить баллотироваться в консулы заочно, а приезд кандидата в город в качестве частного лица позволил бы привлечь его к суду за злоупотребления. Полномочий наместника он мог лишиться уже 1 марта 49 года до н. э.; между тем Помпей уверенно контролировал обе Испании с сильной армией[34].

В этой ситуации Гай Юлий активно искал новых союзников. Курион сначала явно был на стороне Помпея и предложил отменить аграрный закон Цезаря, но вскоре тайно перешёл на другую сторону. Источники сообщают, что Гай Юлий просто купил его поддержку, зная об огромных долгах трибуна[35]. Согласно Аппиану, если один из консулов 50 года получил от Цезаря 1500 талантов, то Куриону досталось ещё больше[36]. По мнению Ф. Мюнцера, информация о подкупе не соответствует действительности[32]. Трибун постарался сохранить в тайне этот политический союз и позиционировал себя как независимого политика, действующего в интересах только республики. В марте 50 года, когда консул Гай Клавдий Марцелл предложил сенату рассмотреть вопрос об отправке в Галлию преемника Цезаря, Гай Скрибоний внёс встречную инициативу — о разоружении обеих сторон конфликта. Он встретил горячую поддержку со стороны сенаторов (только 25 из них оказались против[37]) и собравшегося возле курии народа. Толпа даже осыпала трибуна цветами[38][39].

Помпею пришлось демонстрировать готовность к уступкам. Он заявил, что может сложить с себя полномочия, но сформулировал это достаточно туманно. Курион настаивал на том, что обещаний недостаточно, и требовал сохранения равновесия одним из двух способов: Цезарь и Помпей должны были, по его словам, или одновременно распустить свои армии, или оба оставить за собой командование. Сенату Гай Скрибоний предложил объявить обоих полководцев врагами государства, если они откажутся подчиняться[40].

Но сенат не мог принять окончательное решение. В июне Марцелл внёс две инициативы: о назначении преемника Цезарю и о провинциях и армиях Помпея. Сенаторы постановили Цезаря сместить, а за Помпеем сохранить его положение; тогда Курион наложил на эти решения «вето» и предложил решить, «угодно ли сенату, чтобы оба сложили свою власть»[41]. Отрицательно ответил всего 21 человек, а утвердительно — 370. На это решение в свою очередь наложил запрет другой трибун, Гай Фурний[42]. Сторонники Помпея попытались оказать давление на Куриона: один из цензоров Аппий Клавдий Пульхр собирался исключить его из сената, но второй цензор, Луций Кальпурний Пизон Цезонин, не позволил это сделать[43][44].

Рост напряжённости в Риме продолжился из-за слухов о том, что Цезарь с войском уже вторгся в Италию. Марцелл немедленно потребовал от сената объявить Гая Юлия врагом государства; Курион выступил против, заявив, что слухи наверняка ложны. Когда Марцелл приказал Помпею «выступить против Цезаря за отечество» и начать набор армии, Гай Скрибоний осудил действия консула перед народным собранием. Он потребовал постановления, которое бы запрещало кому бы то ни было подчиняться Помпею, но, не сумев ничего добиться и понимая, что срок его трибуната подходит к концу, уехал в Равенну к Гаю Юлию (декабрь 50 года до н. э.)[45][43].

Согласно Аппиану, Курион, сразу предложил Цезарю двинуть армию в Италию. Но тот отправил Гая Скрибония обратно в Рим с письмом, представлявшим собой последнюю попытку избежать войны: в нём Гай Юлий ещё раз изъявлял готовность сложить с себя полномочия одновременно с Помпеем, но при этом говорил, что будет бороться за свои права. Новые консулы, ещё один Гай Клавдий Марцелл и Луций Корнелий Лентул Крус, на заседании сената 1 января 49 года до н. э. попытались воспрепятствовать чтению этого письма, а потом помешали тому, чтобы на его основании был сделан официальный доклад. Наконец, 7 января сенат издал чрезвычайный закон (senatusconsultum ultimum), что означало полный отказ от переговоров. Новые трибуны-цезарианцы Марк Антоний и Квинт Кассий Лонгин, а с ними и Курион, тут же покинули заседание (по словам Аппиана, солдаты Помпея уже начали окружать курию, и безопасность сторонникам Цезаря отказались гарантировать[46]). Той же ночью, переодетые рабами, в наёмной повозке они бежали к Цезарю[47]. Тот «показал беглецов в таком виде солдатам и, возбуждая их, говорил, что их, совершивших такие подвиги, сенат считает врагами, а вот этих мужей, замолвивших за них слово, постыдно изгоняют»[48]. После этой речи Цезарь выступил к границе Италии[49].

Участие в гражданской войне и гибель[править | править вики-текст]

Курион уже в январе 49 года до н. э. стал офицером в армии Цезаря, продвигавшейся на юг (возможно, легатом[19]). В конце месяца Гай Юлий направил его с тремя когортами на город Игувий, где стояли пять когорт помпеянца Квинта Минуция Терма. Солдаты Терма разошлись по домам, а город без боя впустил Гая Скрибония[50]. Известно, что в феврале, когда Цезарь осаждал Корфиний, Курион собирал вторую армию из гарнизонов Этрурии и Умбрии, чтобы идти ему на помощь[51]. Наконец, в конце марта Гай Юлий предоставил Гаю Скрибонию полномочия пропретора и направил с тремя легионами в Сицилию и Африку[52].

Античная Сицилия

Помпеянский наместник Сицилии Марк Порций Катон бежал из провинции без боя уже 24 апреля[53][51]. Это стало большой победой цезарианской партии, поскольку контроль над Сицилией означал решение продовольственной проблемы для Рима и всей Италии[54]. Следующие три с половиной месяца Курион занимался обеспечением снабжения столицы и подготовкой к высадке в Африке; наконец, примерно 8 августа он отплыл из Лилибея и на третий день пристал к африканскому берегу[55]. С собой пропретор взял только два легиона и 500 всадников (Цезарь пишет, что пропретор недооценил силу Публия Аттия Вара, контролировавшего эту провинцию от имени Помпея[56]).

Гаю Скрибонию удалось беспрепятственно высадиться недалеко от города Клупея, хотя у противника был флот. В дальнейшем он расположился в «Корнелиевом лагере» рядом с Утикой. Первые столкновения с войсками Аттия Вара и с авангардом царя Нумидии Юбы, поддержавшего помпеянцев, закончились победой Гая Скрибония, так что легионеры даже провозгласили его императором[57][58]. Но вскоре ситуация изменилась из-за вражеской пропаганды: солдаты Куриона ещё зимой служили Помпею вместе с квестором Секстом Квинтилием Варом; теперь этот офицер появился в Африке и начал «обходить фронт Куриона и заклинать солдат не забывать о своей первой присяге»[59].

В цезарианском лагере «распространился большой страх»[60]. На военном совете пропретору предложили либо нанести решительный удар по врагу, взяв штурмом его лагерь, либо отступить (может быть, даже в Сицилию). Но Курион принял компромиссное решение: не отступать и не штурмовать укреплённые позиции. Вместо этого он начал большое полевое сражение уже на следующий день. Его конница смогла опрокинуть правый фланг противника, после чего вся армия Аттия Вара начала беспорядочно отступать; Цезарь утверждает, будто со стороны Гая Скрибония погиб только один солдат, а у помпеянцев было 600 погибших и тысяча раненых[61][57][62].

Аттий Вар отступил из лагеря в Утику, и Курион осадил город. Но вскоре появилась информация о приближении Юбы с большой армией: у царя, по данным Аппиана, было 30 тысяч пехотинцев, 20 тысяч конницы, множество легковооружённых и 60 слонов[63]. Гай Скрибоний, узнав об этом, вернулся в «Корнелиев лагерь» и отправил в Сицилию приказ отправить к нему ещё два легиона и всю оставшуюся на острове конницу. Пропретор рассчитывал затянуть войну, и дополнительные надежды на успех появились у него благодаря известиям о победе Цезаря в Испании[64][62]. Но события пошли по другому сценарию.

Куриону сообщили, что Юба будто бы вернулся в своё царство, оставив вместо себя военачальника Сабурру. Это заставило Гая Скрибония активизироваться: он направил конницу в ночной рейд, а узнав о её успехах, двинул против врага всю армию. Сабурра начал отступать, заманивая цезарианцев под удар основных сил (в действительности царь остался в провинции Африка). Римская конница, утомлённая ночными боями, отстала. Наконец, нумидийцы начали окружать армию Куриона; пропретор, увидев, что его люди охвачены паникой, приказал прорываться к близлежащим холмам, но и их уже занял противник. В этот критический момент префект конницы Гней Домиций уговаривал Гая Скрибония спасаться бегством, но тот «твёрдо заявил, что после потери армии, вверенной ему Цезарем, он не вернётся к нему на глаза»[65], и бросился в гущу боя. Курион погиб с оружием в руках; вместе с ним погибла и вся пехота, и только часть конницы смогла спастись[66][67].

Голову Гая Скрибония преподнесли Юбе[68], а его тело так и осталось непогребённым[69].

Интеллектуальные занятия[править | править вики-текст]

Гай Скрибоний принадлежал к семье, представители нескольких поколений которой прославились как ораторы[70]. Его отец, по мнению некоторых современников, был одним из самых красноречивых представителей своего поколения[71]; по мнению Цицерона, и Курион-младший «стяжал бы великую славу в красноречии, если бы прожил дольше». Он «рас­сы­пал свои мыс­ли, такие обиль­ные, и сло­ва, под­час очень умные, с такой лёг­ко­стью и непри­нуж­ден­но­стью, что речь его была всех плав­нее и всех кра­си­вее. Он мало взял от учи­те­лей, но сама при­ро­да ода­ри­ла его див­ным даром сло­ва». Марк Туллий отказался судить о трудолюбии Куриона, но признал, что рвение его было огромно[72].

Тексты речей Гая Скрибония, произнесённых им во время трибуната — «сперва против Цезаря, потом за Цезаря», — содержались, судя по периохам, в 109-й книге «Истории Рима от основания города» Тита Ливия[73]. Ф. Мюнцер предположил, что это были подлинные тексты, которые могли быть изданы вскоре после их произнесения[69].

Семья[править | править вики-текст]

От брака с Фульвией у Гая Скрибония был один сын того же имени (50-31 годы до н. э.), попавший в плен к Октавиану после битвы при Акции и тут же казнённый. Он стал последним представителем семейства Курионов[74].

Фульвия после гибели второго мужа вступила в третий брак, с Марком Антонием, и родила от него ещё двоих сыновей[75].

Оценки[править | править вики-текст]

При оценке личности Куриона и его роли в римской истории античные авторы принимали во внимание в первую очередь его переход из одной политической «партии» в другую, вскоре после которого началась гражданская война. Самой известной является[69] характеристика, данная Куриону Веллеем Патеркулом:

…Никто не сде­лал боль­ше для раз­жи­га­ния вой­ны и мно­го­чис­лен­ных бед­с­твий, кото­рые сопут­с­тво­ва­ли ей на про­тя­же­нии сле­ду­ю­щих два­дца­ти лет, чем народ­ный три­бун Г. Кури­он, чело­век знат­ный, крас­но­ре­чи­вый, наг­лый рас­то­чи­тель как сво­е­го, так и чужо­го сос­то­я­ния и цело­муд­рия, щед­ро ода­рен­ный бес­пут­с­твом, наде­лен­ный даром речи во вред госу­дар­с­тву, дух кото­ро­го не мог быть насы­щен ни насла­жде­ни­я­ми, ни сла­до­с­тра­с­ти­ем, ни богат­с­твом, ни чес­то­лю­би­ем.

— Гай Веллей Патеркул. Римская история, II, 68, 3-4.[76].

Такая оценка, как и схожие с ней мнения Лукана, Плутарха, Аппиана и Диона Кассия, могла восходить к тексту Ливия[69]. При этом оба великих современника Гая Скрибония — Цицерон и Цезарь — не связывали переход Куриона из одного политического лагеря в другой с его гипотетической безнравственностью[69].

Примечания[править | править вики-текст]

  1. Scribonius, 1921, s. 858-859.
  2. Scribonius, 1921, s. 859.
  3. Broughton T., 1951, р. 521.
  4. 1 2 Scribonius 10, 1921, s. 862.
  5. Цицерон, 1994, Брут, 136.
  6. Memmius 12, 1931, s. 619.
  7. 1 2 3 4 5 Scribonius 11, 1921, s. 868.
  8. Плутарх, 2001, Антоний, 2.
  9. Цицерон, 1993, Вторая филиппика, 45-46.
  10. Цицерон, 1993, Вторая филиппика, 44-45.
  11. De Ruggiero P., 2014, р. 35.
  12. Southern P., 2009, р. 22.
  13. Scribonius 10, 1921, s. 865.
  14. Цицерон, 2010, К Аттику, I, 14, 5.
  15. Грималь П., 1991, с. 208.
  16. Бобровникова Т., 2006, с. 314.
  17. Егоров А., 2014, с. 151-152.
  18. Белкин М., 2009, с. 234.
  19. 1 2 Broughton T., 1952, р. 224.
  20. Broughton T., 1952, р. 232.
  21. Цицерон, 2010, К близким, II, 1-6.
  22. Цицерон, 2010, К близким, II, 4, 2.
  23. Цицерон, 1993, К близким, II, 3, 2.
  24. Плутарх, 2001, Катон Младший, 46.
  25. 1 2 3 4 Scribonius 11, 1921, s. 869.
  26. Цицерон, 1993, К близким, II, 6, 3-5.
  27. Белкин М., 2009, с. 236.
  28. Цицерон, 1993, К близким, VIII, 4, 2.
  29. Broughton T., 1952, р. 249.
  30. Цицерон, 1993, К близким, ХV, 14, 5.
  31. Цицерон, 1993, К Аттику, VI, 1, 23.
  32. 1 2 Scribonius 11, 1921, s. 870.
  33. Утченко С., 1976, с. 199-200.
  34. Утченко С., 1976, с. 192-195.
  35. Егоров А., 2014, с. 215.
  36. Аппиан, 2002, Гражданские войны, II, 26.
  37. Плутарх, 2001, Помпей, 58.
  38. Утченко С., 1976, с. 198-200.
  39. Scribonius 11, 1921, s. 870-871.
  40. Утченко С., 1976, с. 201.
  41. Аппиан, 2002, Гражданские войны, II, 30.
  42. Утченко С., 1976, с. 202.
  43. 1 2 Scribonius 11, 1921, s. 871.
  44. Егоров А., 2014, с. 215-216.
  45. Утченко С., 1976, с. 203-204.
  46. Аппиан, 2002, Гражданские войны, II, 32.
  47. Утченко С., 1976, с. 205-208.
  48. Аппиан, 2002, Гражданские войны, II, 33.
  49. Егоров А., 2014, с. 222.
  50. Егоров А., 2014, с. 225.
  51. 1 2 Scribonius 11, 1921, s. 872.
  52. Broughton T., 1952, р. 263.
  53. Цезарь, 2001, Записки о гражданской войне, I, 30.
  54. Егоров А., 2014, с. 237.
  55. Scribonius 11, 1921, s. 872-873.
  56. Цезарь, 2001, Записки о гражданской войне, II, 23.
  57. 1 2 Егоров А., 2014, с. 243.
  58. Scribonius 11, 1921, s. 873-874.
  59. Цезарь, 2001, Записки о гражданской войне, II, 28.
  60. Цезарь, 2001, Записки о гражданской войне, II, 29.
  61. Цезарь, 2001, Записки о гражданской войне, II, 35.
  62. 1 2 Scribonius 11, 1921, s. 874.
  63. Аппиан, 2002, Гражданские войны, II, 96.
  64. Егоров А., 2014, с. 243-244.
  65. Цезарь, 2001, Записки о гражданской войне, II, 42.
  66. Егоров А., 2014, с. 244.
  67. Scribonius 11, 1921, s. 874-875.
  68. Аппиан, 2002, Гражданские войны, II, 45.
  69. 1 2 3 4 5 Scribonius 11, 1921, s. 875.
  70. Scribonius, 1921, s.859.
  71. Цицерон, 1994, Брут, 210.
  72. Цицерон, 1994, Брут, 279-280.
  73. Тит Ливий, 1994, Периохи, CIX.
  74. Scribonius 7, 1921, s. 861.
  75. Fulvius 113, 1910, s. 284.
  76. Веллей Патеркул, 1996, II, 68, 3-4.


Источники и литература[править | править вики-текст]

Источники[править | править вики-текст]

  1. Аппиан. Римская история. — М.: Ладомир, 2002. — 878 с. — ISBN 5-86218-174-1.
  2. Веллей Патеркул. Римская история // Малые римские историки. — М.: Ладомир, 1996. — С. 11—98. — ISBN 5-86218-125-3.
  3. Тит Ливий. История Рима от основания города. — М.: Наука, 1994. — Т. 3. — 768 с. — ISBN 5-02-008995-8.
  4. Павел Орозий. История против язычников. — СПб., 2004. — ISBN 5-7435-0214-5.
  5. Плутарх. Сравнительные жизнеописания. — М., 1994. — ISBN 5-02-011570-3, 5-02-011568-1.
  6. Цицерон. Письма Марка Туллия Цицерона к Аттику, близким, брату Квинту, М. Бруту. — СПб.: Наука, 2010. — Т. 3. — 832 с. — ISBN 978-5-02-025247-9,978-5-02-025244-8.
  7. Цицерон. Речи. — М.: Наука, 1993. — ISBN 5-02-011169-4.
  8. Цицерон. Три трактата об ораторском искусстве. — М.: Ладомир, 1994. — 480 с. — ISBN 5-86218-097-4.
  9. Гай Юлий Цезарь. Записки о гражданской войне. — СПб.: АСТ, 2001. — 752 с. — ISBN 5-17-005087-9.

Литература[править | править вики-текст]

  1. Белкин М. Фульвия - фурия римской революции // Мнемон. — 2009. — № 8. — С. 233-248.
  2. Белкин М. Цицерон и Марк Антоний: истоки конфликта // Мнемон. — 2002. — С. 133-162.
  3. Грималь П. Цицерон. — М.: Молодая гвардия, 1991. — 544 с. — ISBN 5-235-01060-4.
  4. Егоров А. Юлий Цезарь. Политическая биография. — СПб.: Нестор-История, 2014. — 548 с. — ISBN 978-5-4469-0389-4.
  5. Росси Ф. Заговор Веттия // Annali Triestini. — 1951. — № 21. — С. 247-260.
  6. Утченко С. Юлий Цезарь. — М.: Мысль, 1976. — 365 с.
  7. Broughton T. Magistrates of the Roman Republic. — New York, 1952. — Vol. II. — P. 558.
  8. Münzer F. Fulvius 113 // RE. — 1910. — Bd. VII, 1. — Kol. 281-284.
  9. Münzer F. Scribonius // RE. — 1921. — Bd. IIA, 1. — Kol. 858-859.
  10. Münzer F. Scribonius 7 // RE. — 1921. — Bd. IIA, 1. — Kol. 861.
  11. Münzer F. Scribonius 10 // RE. — 1921. — Bd. IIA, 1. — Kol. 862-867.