Гватемала в Первой мировой войне

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Перейти к шаблону «История Гватемалы» История Гватемалы
Доколумбов период (до 1523)
Колониальная эпоха (1523-1821)
Гватемала в XIX веке (1821-1900)
Гватемала в XX веке (1900-2000)
Современная история Гватемалы (с 2000)

Гватемала вступила в Первую мировую войну 23 апреля 1918 года, до этого сохраняла нейтралитет. Гватемала объявила войну Германской империи и выступила на стороне Антанты. Страна внесла скромный военный вклад, и небольшое количество добровольцев участвовало в войне, также в стране активно действовала разведка Германии и стран Антанты.

Предыстория[править | править код]

Хосе Рейна Барриос, бывший президент Гватемалы

С 1898 года Гватемалой правил авторитарный лидер Мануэля Эстрады Кабреры. Это был амбициозный 41-летний министр внутренних дел, взявший власть в свои руки после убийства президента Хосе Марии Рейны Барриоса. На тот момент экономика находилась в руинах, а политическое насилие было распространено. Будучи искусным юристом, он умело манипулировал противниками и изменял события в свою пользу, искажая законы, чтобы оправдывать репрессивные меры. В тоже время, он называл себя последователем либеральной реформы, начатой в 1871 году. Он улучшил экономическую ситуацию и установил жесткий правопорядок, который привлекал иностранных инвесторов, но порождал внутренние разногласия[1].

Хотя Гватемала страдала от культа личности президента, население радовалось новыми национальными праздниками в дни рождения Эстрады Кабреры и его матери. Он воздвиг факсимиле греческих храмов по всей стране, провозгласил свою страну Афинами Центральной Америки и учредил ежегодные праздники Минервы, чтобы отметить свою собственную эрудицию. В обществе, где 90% населения было неграмотным, многие не понимали испанский язык, который был общим языком для торговли, образования и правительства. Когда извержение вулкана Санта-Мария вызвало серию сильных землетрясений, которые угрожали сорвать праздник Минервы 1902 года в Кесальтенанго, президент издал указ, в котором объявил, что извержения вулкана, сильных пепловых дождей и толчков не будет, продемонстрировав свою поверхностную чувствительность к людям своего родного города, а также своё чувство всемогущества[1].

Эстрада Кабрера изменил образ классического центральноамериканского диктатора. Он вытеснил гражданских провинциальных управляющих, создав параллельную структуру безопасности из надежных военных командиров, которые могли бы повысить лояльность, призывников и «добровольных рабочих». Он привлек небольшой растущий рабочий класс, создав для него университет, а также завел постоянный поток любовниц. Однако основная масса населения, в основном индейцы майя, продолжала трудиться в условиях фактически крепостного права, нищете и неграмотности; их ежедневные ритуалы оставались неизменными с доколумбовых времен[1].

Мануэль Хосе Эстрада Кабрера, президент Гватемалы.

Эстрада Кабрера не терпел никакой подлинной оппозиции. Репрессии в Гватемале питали подполье; большая часть политических изгнанников, сбежали в Мексику, Сальвадор и Соединенные Штаты. Небольшие клики лояльных людей из числа военных, полицейских чиновников и элитной олигархии вместе делили коррупцию Эстрады Кабреры, однако количество оппозиционеров росло с каждым годом, которые стали жертвами тайной полиции и эскадронов смерти режима. Например, покушение молодого курсанта в 1908 году вызвало серию казней в элитной военной академии — политехнической школе — и даже привело к её закрытию на некоторое время. Режим в совершенстве овладел террором с использованием средневековых пыток и расчленением даже выдающихся граждан[1].

Еще несколько покушений подогрели паранойю Эстрады Кабреры и привели его к созданию обширной сети информаторов, шпионов и убийц по всей Центральной Америке и даже в отдаленных центрах оппозиции, таких как Новый Орлеан, Нью-Йорк и Мехико. Историки Лестер Лэнгли и Томас Шуновер писали: «Шпионы и приспешники Эстрады Кабреры были повсюду. Видный деятель движения против Эстрады Кабреры был застрелен на одной из улиц Сан-Сальвадора при обстоятельствах, позволяющих предположить, что к этому приложила руку печально известная шпионская сеть Гватемалы...». Главной целью гватемальской разведки была борьба с оппозицией Эстраде Кабрере внутри страны и за рубежом, а также, по возможности, распространение его влияния на другие страны Центральной Америки[1].

За всеми иностранцами пристально следила тайная полиция Эстрады Кабреры и их обширная сеть orejas-информаторов (дословно «уши»). Иностранные поселения в Гватемале насчитывали около 12 000 человек в 1911 году. В него входила самая богатая и могущественная немецкая община в Центральной Америке, которая контролировала ряд известных кофейных плантаций и торговых фирм. Немецкие инвестиции начались в 1828 году, когда Карл Рудольф Клее, смелый ганноверский купец, и его английский партнер Джордж Скиннер начали экспортировать сырье в Европу. К 1868 году в Гватемале проживало сто немцев, а на рубеже веков — тысяча мужчин, женщин и детей. Их присутствие пронизывало экономику Гватемалы, от кофейных плантаций, а также речных и железнодорожных транспортные системы, до включая банки, офисов Министерства Экономики, и заканчивая транспортными и таможенными службами в портах[1]. Таким образом, Германия контролировала около 50% экономики Гватемалы. Немецкие инвестиции означали улучшение коммунальных услуг, транспорта и связи. Президент Эстрада Кабрера хоть и восхищался пруссионизмом[en], но в тоже время хотел освободить свою страну от немецкого контроля над кофейными землями[2].

Участие в войне[править | править код]

После начала Первой мировой войны, Гватемала провозгласила свой нейтралитет 12 августа 1914 года правительственным декретом № 718, позже ратифицированным Ассамблеей декретом № 920 от 19 апреля 1915 года. Нейтралитет был объявлен достаточно быстро, хоть и запоздало ратифицирован Ассамблеей[3][4].

Хорхе Гарсиа Гранадос, гватемальский свидетель тех времён, рассказывал о том, как новости о войне передавались на улицах столицы Гватемалы[3]:

«В августе 1914 года разразилась Первая европейская война, и все мы в Гватемале встали на нашу сторону [Антанты]. Среди интеллектуалов и студентов было много франкофилов, поскольку французская культура имела глубокие корни в некоторых семьях; Я, конечно, был жестоким и словно чувствовал себя так, как будто моя собственная страна воюет. Повсюду участвовал в бесконечных дискуссиях, защищая [про-антантовскую] точку зрения от нескольких знакомых мне германофилов. В первые дни войны в Гватемале был такой интерес, что газеты держали у дверей своих офисов доску, на которой писали последние новости...»

Но, безусловно, были симпатии и к местному немецкому поселению, о чем свидетельствуют процветающие немецкие кофейные фермы, размещённые во всех департаментах республики. Немецкое поселение, находящиеся в стране, основало газету El Eco Alemán, которая начала ежедневно издаваться с 1 сентября 1914 года, где были новости о Германии. В 1915 году Германская империя учредила «Transozeandienst» в Центральной Америке со штаб-квартирой в Мексике, откуда новости передавались в Гватемалу по телеграфу, а местные немцы переводили записи и распространяли их по местные газеты. Историк Фридрих Кац выяснил, что немецкая информационная служба Transozean инвестировала около 64 000 марок для пропаганды в Гватемале до 1917 года, а публикации, сочувствующие Центральным державам, такие как El Eco Alemán, продолжали появляться и после 1917 года, к огорчению американского правительства[3].

Европейская война также послужило хорошей причиной для оправдания внутриполитических неудач правительства[3]:

«...работа железной дороги Лос-Альтос была прервана из-за необходимости в результате европейского конфликта посвятить все руки сельскому хозяйству(…) Европейская война, саранча и отсутствие дождя были причина снижения доходов ... К счастью, экономическая реакция, поразившая другие страны, была нечувствительной в Гватемале ... Было невозможно продолжить усилия по урегулированию внутреннего долга и очистке валюты, потому что война в Европе помешала...»

Во время потоплении «Лузитании» в Гватемале распространились слухи, что немецкий клуб устроил «ужин с шампанским» в ночь, когда прозвучали новости о потоплении судна[5].

Фриц Жубер Дюкейн, немецкий агент в Гватемале

В апреле 1915 года один американский военный атташе, капитан армии Уильям Ф. Мартин, объехал пять стран Центральной Америки — Гватемалу, Сальвадор, Гондурас, Никарагуа и Коста-Рику. Он был представителем военной разведки США, и в каждом путешествие он собирал новые разведывательные данные, занося в свои отчёты-монографии, которые он регулярно отправлял в Генеральный штаб в Вашингтон. Мартин путешествовал в гражданской одежде, хотя, конечно, его функция военного атташе по сбору разведданных была известна правительствам Центральной Америки, а местные власти относились ко всем иностранцам с подозрением. «Прибытие или отъезд любого чиновника в Гватемалу или Сальвадор тщательно отмечается, и предпринимаются попытки тщательно установить личность путешественника, его место назначения и т.д.» — писал Мартин[6]. Он также познакомился с Фрицом Жубер Дюкейном. В ходе беседы, как оказалось Дюкейн также «добыл много информации» во время двухмесячной поездки в Гватемалу за несколько недель до этого. Довольно словоохотливо он поделился своими открытиями с Мартином, рассказав, среди прочего, о «извлечении частных писем из досье высокопоставленных чиновников в Гватемале». Мартин был поражен замечательным знанием Дюкана «о политических условиях в Гватемале, индивидуальных особенностях и т.д. и т.п.». Как оказалось, Дюкейну даже удалось несколько раз встретиться с президентом Гватемалы. Хотя диктатор официально объявил о нейтралитете 12 августа 1914 года, а в 1915 году отказался возобновить торговый договор 1887 года с Германией, его декларируемая поддержка союзнических принципов была поверхностной. Эстрада Кабрера был слишком проницателен, чтобы без нужды навлечь на себя подозрения и недовольство Государственного департамента США. Немцы по-прежнему занимали доминирующее экономическое положение в Гватемале, хотя существовало подозрение, что президент воспользуется войной, чтобы вырвать контроль у немецких властей. Тем временем, немецкая разведка и пропаганда под руководством германского министра Курта Лемана могли свободно действовать до тех пор, пока это было выгодно диктатуре. Дюкейн упомянул, что его аудиенции с Эстрадой Кабрерой организовал итальянец-эмигрант по фамилии Монтефорте. Капитан Мартин был уже знаком с Монтефорте, начальником иммиграционного бюро Гватемалы и руководителем тайной полиции, которая уничтожала всех противников диктатора. Дюкейн похвастался, что «ранее следил за Монтефорте по всем Соединенным Штатам, но не назвал причину». К удивлению капитана Мартина, Дюкейн оказался «хорошо знаком» со скандальным прошлым Монтефорте как предполагаемого наездника, грабителя, фальшивомонетчика, мошенника, двоеженца и убийцы в Европе, Северной Африке и Латинской Америке. 28 апреля 1915 года, капитан Мартин рассказал министру Лонгу о «замечательных заявлениях», сделанных Дюкейном. Сильно разгневанный бюрократией, капитан Мартин отправил депешу в Военное министерство США сразу после возвращения в Гватемалу. Он ворчал, что ему не сообщили о присутствии еще одного офицера военной разведки на его территории «в интересах службы было бы лучше, чтобы о визитах этого и любого другого офицера было конфиденциально известно мне [военному атташе] и чтобы копии их отчетов предоставлялись в отдел военного колледжа»[7].

На протяжении лет страна пытается соблюдать нейтралитет в войне, также стараясь привлечь иностранные инвестиции[8]. Война останется далеким событием до 1917 года, когда произойдет неожиданный акт со стороны правительства Гватемалы, учитывая ранее объявленную декларацию о нейтралитете. Правительство Гватемалы 27 апреля издает Постановление № 727 о разрыве дипломатических отношений с Германской империей, аргументируя это «нарушением [Германией] прав наций», и германскому министру Курту Леману предложили покинуть страну. Перед тем как уйти, министр решил пригрозить: «Целься, банановая республика, и Германия ударит!». Гватемала сообщила о разрыве дипломатических отношений США[9]:

Уведомление о разрыве дипломатических отношений с Германией, 28 апреля 1917 года.
Министерство иностранных дел М. Мендесу, министру Гватемалы в Соединенных Штатах
Правительство Гватемалы сегодня разорвало отношения с Германской империей, передав паспорта министру Леману и отменив полномочия немецких консулов, аккредитованных в Гватемале. Консультируйте американское правительство.
Министр Мендес сопроводил депешу своего правительства следующим:
"Сообщая Вашему превосходительству о действиях моего правительства, я с удовольствием подтверждаю, что Гватемала с самого начала придерживалась и поддерживала позицию Соединенных Штатов в защите прав наций, свободы морей и международного правосудия, и что она всегда считала себя в единстве с вашей великой Нацией в высоких принципах, которые она так мудро провозгласила на благо человечества.
"Поэтому Гватемала с величайшим удовольствием предлагает Соединенным Штатам Америки свои территориальные воды, свои порты и железные дороги для использования в общей обороне, а также все элементы, которые могут быть доступны для тех же целей."

Газета «El Guatemalteco» информирует о том, что Гватемала объявляет войну Германии.

Разрыв дипломатических отношений не остался незамеченным: немецкие активы были экспроприированы в Гватемале, некоторые из них позже перешли в руки американского капитала, например, Bond & Share Electrical Company, которую Guatemala Electric Company приобрела в соответствии с Правительственным соглашением 5 октября 1918 года об экспроприации активов[3].

Изменение во внешней политике Гватемалы в то время было связано не только с сильным давлением со стороны Соединенных Штатов, но и с объявлением неограниченной подводной войны, развязанной Германской империей[10]. В связи с этим Катрин Рендон в биографии Мануэля Эстрады Кабреры, отмечает:

«В марте Гватемала опротестовала заявление правительства Германии о неограниченной подводной войне, и это дало Дону Мануэлю возможность объявить военное положение в стране, хотя в Гватемале почти не было моряков».

20 апреля 1918 года Законодательное собрание постановило, что в международном конфликте Гватемала занимает аналогичную воинственную позицию к Германской империи, как и США[3].

Немецкий министр Курт Леман был активен в заговорах и интригах против США, стремясь спровоцировать мексиканское вторжение в Гватемалу, а также восстания и войны в остальной части региона, чтобы отвлечь внимание США с Европы на Центральную Америку. Когда это было обнаружено, Гватемала 23 апреля 1918 года объявила войну Германии[11], предложив гватемальские порты и железные дороги для использования Соединёнными Штатами[2]. Также она предоставила армию в распоряжении США, хотя она так и не была непосредственно задействована[12].

В некоторых источниках также утверждается, что 4 мая 1918 года Гватемала объявила войну Австро-Венгрии, Болгарии и Османской империи[12].

Экономика[править | править код]

Накануне мировой войны Гватемала имела прочные торговые связи с Европой, особенно с Германией, которая оказывала политическое влияние на страну. Когда эти торговые связи были утрачены из-за войны, республика переориентировалась на США, что также поспособствовало про-антантовской внешней политики[4].

Первая Мировая война открыла возможность для американских инвестиций в энергетический сектор экономика. 1 мая 1918 года президент Эстрада Кабрера ввел военное положение и приостановил действие конституции. 1 июля 1918 года он распорядился о полном захвате и вмешательстве интересов, прав и акций гватемальской энергетической компании, железной дороги Верапас, электроснабжающей компании Кесальтенанго и телефонов Запада, оставив их функционирование и управление в руках генерального интенданта. Таким образом, капитал США проник в несельскохозяйственные секторы, такие как инвестиции фруктовой компании, которая овладела транспортными и коммуникационными средствами страны и пыталась закрепиться в технологических секторах, таких как энергетика.

В результате черных списков, составленных Союзниками в 1917 году, которые запрещали торговлю с коммерческими домами и фермами немцев в Латинской Америке, немцы в Гватемале не могли экспортировать свой кофе. Немцы, которые всё же пытались продолжить экономическую деятельность, значительно рисковали, поскольку англичане конфисковали их партии в открытом море с помощью сложной системой информаторов, разоблачая по телеграфу истинного владельца партии кофе, даже когда он отправлял их под вымышленным или гватемальским именем. Из-за этого немецкому населению, проживавшему в Гватемале, было очень трудно выжить в те годы[3].

Песо, тогдашняя валюта Гватемалы, упал с 20 песо за доллар до 40 песо за доллар, что повлияло на экономику страны[13]

Гватемальцы на войне[править | править код]

Долгое время в историографии считалось, что Данте Наннини Сандовал был единственным гватемальцем, сражавшимся в Первой мировой войне. Однако со временем, благодаря публикациям других авторов, стало известно, что это не так. Некоторые из них так и не вернулись с войны, о чем свидетельствует фронтиспис итальянского Пантеона Гватемалы, в их числе: Чезаре Джакомо Чиани, Франческо Панацца, Винченцо Лоффредо, Перикл Энресто Донинелли, Либерале Ферретто, Густаво Аскани, Данте Наннини[3].

Известно, что пилот Данте Наннини выжил в конфликте и что по возвращении в Гватемалу он заболел скарлатиной или «испанской лихорадкой» в Нью-Йорке, где и умер в 1919 году. Но автор его биографии, Хуан Мануэль Кесада Фернандес, также упомянул, что вместе с ним на поля европейских сражений отправились и другие молодые гватемальцы, такие как Франсиско Одера, Карлос Леон Дониннелли, молодой человек по фамилии Аскани (возможно, Густаво из итальянского Пантеона), другой по фамилии Висон, два брата по фамилии Фумагалли и два брата по фамилии Чиани. Все они отправились в Европу в июне 1915 года[3].

Из французского поселения в Гватемале известно, что в 1916 году на фронт отправились Фелисиано Лейль, погибший в бою, и его сын Хуан Б. Лейль, который по возвращении получил образование летчика[3].

Что же касается участия гватемальцев на стороне Германии, то доктор Вагнер упоминает так[3]:

«Когда до Гватемалы дошли новости о вступлении Германии в войну, все немцы, живущие за границей, принадлежащие к резервным группам или подлежащие призыву на военную службу, должны были предстать перед своими соответствующими консулами, чтобы как можно скорее вступить в вооруженные силы Германии. В городе Гватемале около 50 молодых немцев предстали перед консулом Максом Обстом. Большинство из них отправились за свой счет через Ливингстон в Новый Орлеан и Нью-Йорк. Были компании, такие как Schlubach, Dauch & Cía., предоставившие своим сотрудникам необходимые средства для поездки в Германию, в то время как те, у кого не было средств для оплаты проезда, были отправлены германским консулом за счет немецких связей в Мексике.»

Мост в Вансборо

Таким образом, многие немцы попытались вернуться в Германию. Например, Вернер Хорн несколько лет управлял кофейной плантацией в Гватемале, но, будучи первым лейтенантом неактивного резерва, он решил ответить на призыв своей страны и в августе стремительно отправился домой. Однако, он так и не добрался до дома. Проведя в поисках транспорта в Европу две недели в Галвестоне и четыре недели в Нью-Йорке, он развернулся и отправился обратно в Гватемалу. По пути через Мексику немецкие консульские власти снова дали ему указание следовать в Германию. Несмотря на то, что он нашёл другую работу в Гватемале, он попытался подчиниться и вернулся в Нью-Йорк[14]. В тоже время, Франц фон Паппен, военный атташе германского посольства в США, планировал диверсии на канадских коммуникациях и искал исполнителей. В Нью-Йорке он случайно познакомился с Вернером Хорнем и предложил ему взорвать железнодорожный мост на американо-канадской границе. Получив согласие, он предоставил Хорну взрывчатку и заплатил 700 долларов. 30 января 1915 года Вернер Хорн приехал в Вансборо с чемоданом динамита. Он остановился в гостинице и два дня наблюдал за движением поездов. В ночь на 2 февраля немец отправился со своим опасным багажом на канадскую сторону моста, и найдя в час ночи подходящее место для взрывчатки, установил таймер на три минуты и вернулся в гостиницу. Прогремевший взрыв оказался не слишком значительным, и через несколько дней движение по мосту Вансборо возобновилось. Вскоре американская полиция задержала Вернера Хорна, и он предстал перед судом, который приговорил его к 18 месяцам заключения. После того, как немец отбыл наказание, им занялось канадское правосудие, дав ему ещё десять лет лишения свободы. Но уже в 1921 году Вернер Хорн по настоянию немецкого правительства был депортирован на родину[15].

Энрика Гомеса Каррильо, гватемальского писателя и военного корреспондента, французское правительство пригласило совершить поездку по западному фронту, и с этого дня он не переставал посещать окопы до конца войны. Он смог посетить весьма много мест, например, в 1916 году он посетил Булонже, где осмотрел британский госпиталь, в котором выздоравливали войска, пострадавшие от немецких газовых атак. В 1917 году журналист также увидел наступление Нивеля. В 1918 году корреспондент был награжден галльским правительством орденом Почетного легиона за свою журналистскую деятельность[3].

Бедствия[править | править код]

Одна из крупных пандемий в истории человечества — испанский грипп, унесла жизни более 50 миллионов человек Земли, что в то время составляло 5% населения мира. Гватемала тоже пострадала от испанского гриппа. Хотя конкретных данных нет, в стране он стал причиной гибели многих гватемальцев[13].

Кроме того, Гватемала также пострадала от землетрясений. Произошла серия подземных толчков 25 декабря 1917 года и 3 января 1918 года, а затем новое землетрясение произошло в Гватемале в мае 1918 года. Эта серия землетрясений привела к большим человеческим и экономическим потерям страны. По различным оценкам, в столице Гватемалы было разрушено 60% зданий, многие из которых не могли быть восстановлены, например Portal del Señor и Templo Minerva. Бедствия значительно повлияли на жизнь людей, так и на экономику и инфраструктуру страны[16][13].

Последствия[править | править код]

28 июня 1919 года страна-победительница участвовала в подписании Версальского договора. В этот же день был издан правительственный указ № 749, который: «объявляет национальные праздники 29, 30 июня и 1 июля, в честь подписания в Версале мирного договора, положившего конец разрушительной войне». Окончание войны было положительно воспринято населением Гватемалы, устроившего праздник в британском посольстве, в котором в том числе участвовали гватемальские участники боевых действий. Доктор Родольфо Роблес Вальверде был назначен главным гватемальской делегации на Парижской мирной конференции. 2 октября 1919 года Законодательное собрание издало Декрет №1015, который «… одобрил во всех своих частях 440 статей, содержащихся в Мирном договоре и прилагаемом Протоколе, составленном в Версале, подписанном представителями союзных и объединенных наций и представителями центральных держав»[3]. Ассамблея выразила признание и благодарность американскому президенту Вудро Вильсону за его в высшей степени патриотическое и гуманитарное отношение к мировой войне «которое соответствует самым высоким идеалам трех Америк»[17]. 10 января 1920 года Гватемала стала одним из государств-основателей Лиги Наций[18].

11 ноября 2018 года гватемальские дипломаты отпраздновали 100-летие Первой мировой войны[19].

Литература[править | править код]

Примечания[править | править код]

  1. 1 2 3 4 5 6 Jamie Bisher. Central America - World War I in Latin America (англ.) (недоступная ссылка). World War I in Latin America. Дата обращения: 22 января 2022. Архивировано 16 июня 2019 года.
  2. 1 2 Genini, Ron. Latin America in World War I. Дата обращения: 5 июля 2021.
  3. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 Rodrigo, 2013.
  4. 1 2 Julio, 2021, p. 9.
  5. Jamie Bisher, 2016, с. 44.
  6. Jamie Bisher, 2016, с. 47.
  7. Jamie Bisher, 2016, с. 48.
  8. Julio, 2021, pp. 10-11.
  9. Naval War College (U.S.). International law documents, neutrality, breaking of diplomatic relations, war, with notes 1917. — 1918. — С. 162.
  10. Julio, 2021.
  11. Duffy, Michael. Who Declared War and When (англ.). Дата обращения: 5 июля 2021.
  12. 1 2 4 de mayo de 1918: Guatemala declara la guerra a las Potencias Centrales (исп.). www.mexicoescultura.com. Дата обращения: 25 октября 2021.
  13. 1 2 3 Mundo Chapin. Entérate todo lo que vivió Guatemala en el año 1918 (исп.). Solo lo mejor de Guatemala (9 апреля 2020). Дата обращения: 25 октября 2021.
  14. Jamie Bisher, 2016, с. 18.
  15. Jamie Bisher, 2016, с. 43.
  16. Julio, 2021, p. 12.
  17. Julio, 2021, p. 20.
  18. Cahoon, Ben. International Organizations A - L (англ.). Дата обращения: 5 июля 2021.
  19. Embajadores conmemoran los 100 años del final de la Primera Guerra Mundial – Prensa Libre (исп.). Дата обращения: 25 октября 2021.