Герцык, Аделаида Казимировна

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Аделаида Казимировна Герцык
Имя при рождении Аделаида Казимировна Герцык
англ. Adelaida Kazimirovna Gertsyk
Псевдонимы V. Syrin
Дата рождения 15.02.1874
Место рождения Александров, Владимирская губерния, ныне Владимирская область
Дата смерти 25 июня 1925(1925-06-25)
Место смерти Судак (город)
Гражданство Flag of Russia.svg Российская империя
Род деятельности поэтесса, прозаик, переводчик
Направление символизм
Язык произведений итальянский, польский и русский[1]
Логотип Викитеки Произведения в Викитеке

Аделаида Казимировна Герцык (в замужестве Жуковская; 15 февраля 1874 [К 1], Александров Владимирской губернии — 25 июня 1925, Судак, Крым) — русская поэтесса Серебряного века, прозаик и переводчица.

Биография[править | править код]

Родилась 16 февраля 1874 года в Александрове Владимирской губернии, в семье инженера-путейца и начальника участка строящейся Московско-Ярославской железной дороги Казимира Антоновича Лубны-Герцык, потомка обедневшего польского дворянского рода. Её дедом по отцу был генерал-майор А. К. Герцык, брат отца — генерал-лейтенант А. А. Герцык[2]. Росла и воспитывалась вместе с младшей сестрой Евгенией. Девочки рано лишились матери — Софьи Максимилиановны Тидебель, дедом которой был инженер-генерал С. А. Тидебель, росли под руководством воспитателей и мачехи — Евгении Антоновны Вокач, её брат Николай был женат на Марии Андреевне Муромцевой, сестре председателя Первой Госдумы С. А. Муромцева и тётки В. Н. Муромцевой-Буниной, жены писателя И. А. Бунина а их старшая дочь Наталья была женой русского философа И. А. Ильина[2]. Сёстры Герцык получили отличное домашнее образование, хорошо знали пять иностранных языков, включая итальянский и польский.

По воспоминаниям Е. К. Герцык, Ада росла вдумчивым, замкнутым ребенком, проявляла большую настойчивость в учении. К поступлению в Московский дворянский пансион ее готовил поэт-народник М. А. Карлин, который и привил ей вкус к сочинительству. Образование Аделаиды завершилось гимназией и пополнилось в дальнейшем самостоятельным изучением философии, истории, искусства и литературы. В итоге А. Герцык решила посвятить себя литературе, печатая в литературных журналах переводы и критические очерки.

Начала публиковаться в 1899 году как переводчица и автор небольших литературно-критических и мемуарных эссе, в частности, о Джоне Рёскине; перевод его книги «Прогулки по Флоренции: Заметки о христианском искусстве» Герцык опубликовала в 1901. Известна также своими переводами (совместно с сестрой) трудов Ф. Ницше: « Сумерки богов» (1900), «Несвоевременные мысли» (1905) и его стихотворений. С 1904 сотрудничает с символистским журналом В. Я. Брюсова «Весы», публикует литературные обзоры и рецензии на новые книги. Ее публикации-рецензии в рубрике «Новые книги» появлялись под псевдонимом В. Сирин.

Под влиянием любви к любителю истории, литературы и поэзии А. М. Бобрищеву-Пушкину, в 1903 году А. Герцык начала писать стихи[3]:

«...Не Вы – а я люблю!

Не Вы – а я богата... Для Вас – по-прежнему осталось все, А для меня – весь мир стал полон аромата,

Запело все и зацвело...
»

В 1907 году появилась первая значительная публикация стихотворений Герцык – цикл «Золотой ключ» в альманахе символистов «Цветник Ор. Кошница первая». Для ранних стихов характерны состояния томления, духовного поиска, одиночества:

«Женщина там на горе сидела,

Ворожила над травами сонными… Ты не слыхала? Что шелестело? Травы ли,

ветром склоненные...
»

Стихи, впоследствии вошедшие в единственный сборник 1910 года А. Герцык, «Стихотворения», встретили восторженный отклик в символистской среде, удостоились высокой оценки В. И. Иванова, отметившим близость поэзии Аделаиды Герцык к фольклору, «заплачкам и причитаньям, нашептам и наговорам, приворотным напевам и колыбельным… Речь идёт об атавистически уцелевшей лирической энергии». Признаки древних, забытых обрядов, ворожбы, совершаемого таинства в стихах сборника служат фоном для выражения лирических чувств героини, хотя в этой «стихийной» лирике очевидны следы фольклорной стилизации, характерной для русского символизма. Вот как Вячеслав Иванов охарактеризовал Аделаиду в те годы в своём сонете[4]:

«Так ты скользишь,

чужда веселью дев, Замкнувши на устах любовь и гнев, Глухонемой и потаенной тенью. Глубинных и бессонных родников, Внимая сердцем рокоту и пенью,

Чтоб вдруг взрыдать про плен земных оков
»

В январе 1909 года вышла замуж за ученого, издателя, переводчика философской литературы Д. Е. Жуковского. Свадьба проходила в Париже и по словам А. Герцык[5]"Очень тихая и целомудренная". Присутствовали на свадьбе: отставной генерал В. Н. Цытович, поэт М. А. Волошин и родственники со стороны жениха и невесты.

С 1905 года Д. Е. Жуковский издавал в Петербурге журнал «Вопросы Жизни», с редакцией которого сотрудничали: А. А. Блок, Н. А. Бердяев, С. Н. Булгаков, Д. С. Мережковский, В. И. Иванов, А. Белый, Ф. К. Сологуб и другие. А. Герцык деятельно помогала мужу: переводами, правкой корректур, подбором материала. С 1910 годов их дом в Москве, в Кречетниковском переулке, стал знаменитым литературно-философским салоном. Здесь собирались многие литераторы и философы, близкими друзьями супругов были Н. А. Бердяев, Л. И. Шестов, С. Н. Булгаков, В. И. Иванов, М. А. Волошин, С. Я. Парнок, М. И. Цветаева и другие[6]. В начале 1911 года в этом доме произошла первая встреча А. Герцык и 18 летней Мариной Цветаевой, свёл их М. А. Волошин. В своем очерке-воспоминании Марина Цветаева так описывает эту встречу[7]:

В первую, горячую голову нашего с ним схождения он (Волошин) живописал мне ее (Герцык): глухая, некрасивая, немолодая, неотразимая. Любит мои стихи, ждет меня к себе. Пришла и увидела – только неотразимую. Подружились страстно…Так они и остались – Максимилиан Волошин и Аделаида Герцык – как тогда сопереплетенные в одну книгу (моей молодости), так ныне и навсегда сплетенные в единстве моей благодарности и любви

.

Дружба их была искренней и нежной. В 1912 году Марина Цветаева дарит книгу стихов «Волшебный фонарь» А. Герцык с надписью: «Моей волшебной Аделаиде Казимировне – Марина Цветаева». В 1913 году, когда Марина Цветаева уже стала женой и матерью, Аделаида Герцык написала стихотворение «Марине Цветаевой»[8].

Большее время Жуковские жили в Судаке в собственном доме купленным отцом Аделаиды ещё в 1880 году. В 1884 году в пристройке этого дома была мастерская известного художника Л. Ф. Лагорио. В своей судакской мастерской художник написал многие крымские пейзажи, в том числе виды Кучук-Ламбата, Ялты, Симеиза, Феодосии, Алушты. В этом доме побывали многие известные деятели культуры – поэт М. А. Волошин, художница М. В. Сабашникова, поэт В. И. Иванов, философ Н. А. Бердяев, антропософка А. Р. Минцлова, визиты которой всегда сопровождались мистическими разговорами и действами[8] .

В годы революции и Гражданской войны с семьёй жили в Крыму. В те годы в Судаке, Коктебеле, Феодосии образовались творческие содружества. В голодном Судаке собирались вместе сестры Герцык, М. Волошин, художник Л. Л. Квятковский, композитор А. А. Спендиаров, С. Я. Парнок с Л. В. Эрарская. Они читали стихи, обсуждали новые творческие идеи, даже издавали рукописный журнал. А. Герцык навещала друзей в Коктебеле и Феодосии. В это время в Коктебель по-прежнему стягивается творческая интеллигенция. На своих дачах живут В. В. Вересаев, Г. С. Петров, Н. И. Манасеина, П. С. Соловьёва, часто наезжают драматург К. А. Тренёв и литературовед Д. Д. Благой, на одной из дач поселяется прозаик А. Соболь. Частым гостем оказывается И. Г. Эренбург, объявляется даже лингвист С. О. Карцевский. В 1919 году в Феодосии возникает литературно-артистический кружок со своим помещением в кафе-подвальчике на углу улиц Земской и Новой. Инициатором его создания был актёр и режиссёр А. М. Самарин-Волжский. Членом этого кружка была и А. Герцык. Здесь выступали певец В. И. Касторский, танцовщица Камерного театра Н. Г. Ефрон, поэты: М. А. Волошин, О. Э. Мандельштам, И. Г. Эренбург, В. С. Бабаджан, Э. Л. Миндлин, Р. А. Кудашева, скрипач Б. О. Сибор. А. И. Цветаева по традиции читала стихи своей сестры Марины. На вырученные от этих выступлений деньги начали издавать литературно-художественный альманах «Ковчег».[8]

В 20-е годы муж А. Герцык, Д. Е. Жуковский, который работал в то время профессором Симферопольского университета, работу потерял, попал в число лишенцев из за своего происхождения, как и вся семья. Имение в Судаке было конфисковано новой властью. В январе 1921 года поэтесса была арестована и провела три недели в тюрьме Судака вместе с другими заключенными.

Как писал Б. К. Зайцев об А. Герцык, ей повезло[8] :

...попался молодой следователь, любитель поэзии. Он заставил на допросе А. Г. записать ему ее «Подвальные стихи», попросил сделать надпись, что она посвящает их ему, и отпустил домой

Пережитое там, было описано ей впоследствии в цикле «Подвальные очерки». Там она создала цикл стихотворений «Подвальные». О том, что помимо физической сути страдания есть еще его высшая духовная суть, которая и открывает сердцу истинную цену жизни, бытия, боли, творчества[8]:

Ведь все страдания и желания наши и все, что мы здесь терпим, все в рамках времени.. Откиньте его и все отпадает. И видишь то, другое, то что время заслоняло собой..Вечность.. Дух..Бога...

А. Герцык переезжают из Судока в Симферополь где её мужу, его старый знакомый профессор А. Г. Гуревич предложил работу ассистента при кафедре биофизики Крымского университета им. М.В. Фрунзе.

Умерла 25 июля 1925 года, похоронена в Судаке. Могила поэтессы не сохранилась, старое Судакское кладбище было снесено.

В 1925 году С. Н. Булгаков, узнав о смерти Аделаиды Герцык, написал ее сестре Евгении из парижского изгнания следующие строки[9]:

У меня давно - давно, еще в Москве было о ней чувство, что она не знает греха, стоит не выше его, но как - то вне. И в этом была ее сила, мудрость, очарование, незлобивость, вдохновенность. Где я найду слова, чтобы возблагодарить ее за все, что она мне давала в эти долгие годы - сочувствие, понимание, вдохновение и не только мне, но всем, с кем соприкасалась?! Не знаю даже, не могу себе представить, что были слепцы, ее не заметившие, а заметить ее, это значило ее полюбить, осияться ее светом...

Видел я ее в последний раз в Симферополе, в двадцатом году.Она сильно изменилась, состарилась, но внутренний свет ее оставался все тот же, только светил еще чище и ярче.Она провожала меня на почту, я как - то знал, что вижу ее в последний раз, что в этом мире не увидимся. Ее письма всегда были радостью, утешением, светом. Чем больше для меня самого раскрывались на моем пути глубины сердца, тем лучезарнее виделся ее образ. В ней я любил все: и голос и глухоту, взгляд,особую дикцию. Прежде я больше всего любил ее творчество, затем для меня нужна и важна была она сама с дивным неиссякаемым творчеством жизни, гениальностью сердца...

Б. Л. Пастернак, познакомившийся с творчеством Аделаиды Герцык в тридцатые годы, сказал[10]:

Конечно, поэтический опыт у нее был и ранее, но если бы он был смешан с горечью того, жизненного, что пришел поздно, перед смертью, то все это вознесло бы ее Бог знает куда

М. А. Волошин в стихах, посвященных памяти А. К. Герцык, сказал:

«Лгать не могла. Но правды никогда

Из уст ее не приходилось слышать – Захватанной, публичной, тусклой правды, Которой одурманен человек... ...И смерть пришла, и смерти не узнала: Вдруг растворилась в сумраке долин, В молчании полынных плоскогорий,

В седых камнях Сугдейской старины...
»

Литература[править | править код]

  • Калло Е. Четыре имени в русской поэзии. В кн.: «Sub rosa»: Аделаида Герцык, София Парнок, Поликсена Соловьева, Черубина де Габриак/ Сост., коммент. Т. Н. Жуковской, Е. А. Калло. — М., Эллис Лак, 1999. — 768 с ISBN 5-88889-038-3
  • Русские писатели. 1800—1917. Биографический словарь. А—Г / Главный ред. П.А. Николаев. — М.: Советская энциклопедия, 1989. — Т. 1. — 672 с. — 100 000 экз. — ISBN 5-85270-011-8.

Издания сочинений А. Герцык[править | править код]

  • Стихи и проза: В 2 т. /Сост. Т. Н. Жуковской. М., Дом Марины Цветаевой: Моск. ист.-лит. о-во «Возвращение», 1993.
  • Из круга женского. Стихотворения и проза. М., Аграф, 2004. — 560 с ISBN 5-7784-0233-3

Семья[править | править код]

Была замужем за известным издателем, редактором и переводчиком Д. Е. Жуковским, сыном генерала от инфантерии Е. М. Жуковского.

Дети:

Комментарии[править | править код]

  1. В издании Русские писатели. 1800—1917. Биографический словарь. А—Г / Главный ред. П.А. Николаев. — М.: Советская энциклопедия, 1989. — Т. 1. — 672 с. — 100 000 экз. дана информация, что Аделаида Казимировна родилась в январе 1874 года.

Примечания[править | править код]

Ссылки[править | править код]